21:19 

StalkerRole
Игроки : Caffein =Gost-ya= Бунтарика



Жанр : возможен слеш



Минимальный размер поста:
???



Возможность дополнительных игроков:
только Бунтарика (обязательно договориться об очереди постов))


Песочница

@темы: игровой пост

URL
Комментарии
2010-08-23 в 21:49 

На пару часов раньше...

Лис включил фонарик и направился вперед, Принтер на всякий случай закрыл за собой дверь и повернул колесо замка – лязгнули, задвигаясь в пазы, мощные стальные штыри. Сталкеры спустились по крутой лестнице вниз, прошли несколько метров по коридорчику, в котором они чуть ли не касались стен плечами. Потом коридорчик закончился пересечением с широким тоннелем, вдоль которого было множество дверей. Некоторые запертые, некоторые приоткрытые, брошенные как попало… Лис заглядывал в каждое помещение и бурчал себе под нос: «Нет, не то… И это не то… Опять не оно…»
Подземный комплекс был удивительно обширным. Наконец тоннель уперся в двустворчатую дверь, за которой оказалась просторная лаборатория.
- О! Она…
Лис оглядел заполнявшее ее оборудование и присвистнул –оно явно было не из дешевых. Слой пыли указывал на то, что здесь давно уже никого не было.
- Так. Батя говорил - белые папки, три штуки. Иди, ищи там, а я посмотрю здесь.
Принтер кивнул, и они принялись перетряхивать ящики столов и шкафы.
- Лис! Иди сюда!
Лис тут же подскочил к Принтеру стоявшему на коленях возле вытряхнутого на пол содержимого двух ящиков, и заглянул ему через плечо.
- Вот какие-то три папки... Глянь, я все равно ни хрена не понимаю...
Лис сел рядом, выключил прибор ночного видения и посветил на находку фонариком. Достав первый листок он быстро пробежался по нему взглядом, и засунул обратно:
- Так, это то, что надо...
Через пару минут удовлетворенно кивнув, он сунул все найденные папки в рюкзак, достал КПК и принялся строчить сообщение.
- Кому? – Принтер с интересом смотрел на напарника.
- Сначала фрицам, пусть забирают на хер и отстанут от меня. А потом... Программисту.
- А ему-то что?
- Да он хотел завтра утром сюда подвалить, рыло начистить монолитовскому технарю за плагиат. Он, конечно, не жадный, но от этого просто звереет, уж поверь... Раз уж он сюда собирался, так чего врознь шлендрать, вместе вернемся...
- А-а… – Принтер потянулся, - я так понимаю, заночуем здесь?
- Так понимаешь... – Лис перечитав сообщение нажал на кнопку отправки, Принтер тем временем выкопал из рюкзака две банки тушенки.
- Хлеб есть?
- Щас... – Лис, дописав и отправив сообщение Программисту, спрятал КПК, потом встал и огляделся. По обе стороны от них стояли столы, и положив свой фонарик на один, и фонарик Принтера на другой он сел и устало провел рукой по лицу.
- Спасибо, ксерокс канцелярский, - хихикнул он, доставая из рюкзака завернутый в газету батон, и Принтер поперхнулся пивом.
- Ты че? Заболел? Уже «спасибо» говорить научился!
- Как че? Че заболел-то сразу? Помог, как-никак! – Лис с улыбкой пожал плечами.
Принтер махнул вилкой:
- На то и напарники. Теперь бы выбраться.
- Не ссы, вылезем. И не из такой жопы, бывало, вылазили!
- Тоже верно, - Принтер вздохнул и облокотился спиной о стену. – Слушай, а что там, в этих разработках?
- А хер его знает, - промычал Лис набитым ртом. – Я биолог, а не технарь.
- Однако с Программистом весело дискутируете!
- Ну, одно дело это, для сталкерского бытия всякая муть, другое – все это зверское оружие и прочая. Там я уже чайник. Уж извините, - Лис развел руками, – Знать все на свете нереально. Что-то папан, конечно, объяснял, но за ненадобностью добрая часть вытеснилась универской ересью…
- А кстати, та фотография, где вы вместе, ты так и не сказал где это вы, - напомнил Принтер.
- А, то... Помогал бате кое-что химичить... Для оборонки, естественно. Хотя и в гражданке эта муть может быть полезна, если до ума доведут, но...
- Понял, но ты ж студент.. И химия - не твоя основная специальность, неужели других грамотных специалистов не нашлось?
- Энтузиастов там не водится, - язвительно заметил Лис. – За что платят – тем и занимаются, а та разработка еще никем не финансировалась… Это уж потом папан под нее грант получил. А то грамотные специалисты после семи вечера отчаливают домой, и хрен ты их удержишь хотя бы до семи ноль-одной! Европа, друг мой! - хихикнул Лис. – А хотя бы полмозга в помощь - все лучше, чем вообще одним мозгом соображать!
Принтер усмехнулся.
- Кстати!
- Чего? - Лис вскинул брови.
- Хотел спросить, да чего-то все забывал… Патлы-то у тебя растут!
- У тебя тоже! – гоготнул Лис – Америку из форточки открыл!
- Но у меня-то растут одного цвета! И гребень рыжего цвета на моих сивых не лезет, не то что как у некоторых на родных черных!
- А, это... – Лис достал небольшой термос и принялся рыться в рюкзаке, надеясь найти там хоть какую-нибудь завалявшуюся шоколадку, – просто как я в первый день явился на базу, так у них какое-то извращенное удовольствие появилось. Кто за периметр попрется – всенепременно приволокет краски, причем с запасом, и еще и гавкаются за право цирюльником побыть! А я че, я ниче, мне и круто, - Лис найдя таки шоколадный батончик отложил рюкзак, и сняв с термоса крышку, используемую под чашку, открутил пробку и отхлебнул прямо из горла. Передав Принтеру термос, он принялся за батончик, а Принтер отхлебнув чуть не подавился и скривившись уткнулся носом в сгиб руки.
- Чего? – Лис удивленно уставился на напарника.
- Что это? – просипел Принтер.
- Кофе, не ясно, что ли? – Лис взял термос и заглянул внутрь, как будто проверяя не поменялась ли жидкость в нем, и пожав плечами отхлебнул еще.
- Что там намешано?
- Кофе, кипяток, молоко, че те еще надо? Коньяк? – заухмылялся Лис.
- Господи, куда такой крепкий?!
- А мне нравится, - Лис снова пожал плечами.
- Кошмар!
- Чё б понимал! - с легким укором бросил Лис и сунув обертку от шоколада и термос в рюкзак потянулся. Достав подстилку он расстелил ее, улегся, подложив рюкзак под голову, и закурил. Принтер расположился рядом, предварительно взяв оба фонарика.
- Как думаешь, на засаду не напоремся?
- Слушай, тебя случаем не Вороной поначалу тут прозвали? – недобро поинтересовался Лис.
- Почему?
- А чего ты каркаешь постоянно, а?
Принтеру вдруг стало смешно.
- Ржот еще, дюндель! Ладно, все... – затушив окурок о пол Лис натянул капюшон на голову и свернулся клубком. – Спи давай, Каркуша недоделанная.
Вспомнив куклу-ворону с химической завивкой, Принтер развеселился еще больше, и Лис недовольно зашипел:
- Вот ведь!
Хоть и не сразу но Принтер успокоился, и выключив фонарики, устроился поудобней. Не спалось, и он тупо уставился в темноту. Наконец не выдержал.
- Лис?
- Мм?..
- Спишь?
- Уже нет, - сквозь зевание отозвался он.
- Блин. Прости.
- Плевать. Все равно ересь какая то снилась.
- Че снилось –то ? – Принтер включил фонарик и положил его за собой. В тусклом освещении он увидел сонное лицо Лиса, глаз на той стороне, на которой он лежал, был полузакрыт.
- А не помню. А ты чего?
- Не спится, - вздохнул Принтер – устал, но все равно.
- Бывает...
- Слушай...
- А?
- Сколько знакомы – а настоящих имен так и не знаем.. Как тебя звать-то?
- Дегтярёв Александр.
- Саша... А я Стас. Сергеев.
- Будем знакомы! – хихикнув Лис протянул руку.
- Очень приятно! – заухмылялся Принтер пожав напарнику руку и лег поудобнее. – Слушай а со скольки лет ты один живешь?
- А как в универ поступил. С семнадцати.
- Ох ты! Как это ты ухитрился? И поступил-то рано!
- Да как.. Перед последним годом в школе от балды попробовал сдать экзамены в универ. Даже толком не надеялся. А мне взяли и прислали письмо - мол поступил. Потом в течение лета полаялся с отцом, по-страшному, он меня из дома выпер.
- Из-за чего?
- А я уже толком и не помню. Оба дураки. Кантовался у друзей, работу нашел, помощник механика... Механики там народ востребованный... Дальше учеба, переселился в общагу. С отцом так и не разговаривали, потом просто зимой пересеклись в магазине, ну он начал - мол прости, погорячился. Ну ладно, забыто, но возвращаться отказался... На воле веселее. Помог он мне с хатой, так и зажил. Учеба-работа-прочая. Потом Зона.
- Крут ты.
-Да не... Везет просто. Дурням всегда везет.
- Дурням.. – хихикнул Принтер.
- А че, не? – Лис достал сигареты и снова зазевал.
- Ну да... Хотя бы, как ты вырвался из той истории с зомби...
- Ох, не напоминай! Вообще, не вспоминай, еще накаркаешь, - Лис перевернулся на спину – и вообще, если еще и с тобой какая херь случится, тут уже недельным запоем не ограничится, - последнее он слышал уже как со стороны, как будто и не он вовсе это сказал. Хотел остановиться – да не вышло, все-таки, слова сорвались с языка. Лис, одними губами матюкнувшись, сощурился и отвернулся, а Принтер внимательно уставился на напарника.
- Не понимаю я тебя.
- Что тебе неясно? - Лис затушил окурок и снова свернулся клубком, закрыв глаза.
- Посылаешь постоянно, издеваешься, материшься, водой поливаешь! И тут же заявляешь, что сбрендишь если меня убьют! Раз уж такой разговор зашел, не обломайся, поясни! Если все так - то к чему такое поведение?
- Боюсь, – коротко ответил Лис.
- Чего? – Принтер непонимающе посмотрел на него.
- Себя... Тебя.
- Чего?! – Принтер совсем запутался.
- Отстань, - сухо отозвался Лис давая понять, что ничего из него уже не выжать. Принтер качнул головой и, выключив фонарик, лег, пытаясь переварить полученную информацию.
«Что бы это все значило?» Он уставился в темноту в сторону Лиса. «Опять ребусы, что ж такое... Везде одни ребусы...» Принтер вздохнул. «А ведь... Я, наверное, тоже сдурею, если с ним что-то случиться... Иначе бы не поперся сюда. Ё...Все, спать. Все потом...»

2010-08-23 в 21:49 

***
Проснувшись, Принтер первым делом поднес левое запястье к лицу и ткнул на кнопку подсветки часов. «Шесть утра, рассвело уже по идее... Что там такое в бок уперлось... » Пользуясь все той же подсветкой часов, чтоб ярким светом фонарика не разбудить напарника, он посветил в сторону и с некоторым удивлением уставился на Лиса – тот спал свернувшись калачиком, и уткнувшись лбом Принтеру в бок. Он с первых дней на базе подметил, что напарник во сне, в отличие от Пера, всегда спавшего «морской звездой», почти всегда зарывается носом в подушку и укрывается с головой, но было как-то странно ощущать себя в роли подушки. Принтер слегка ухмыльнулся
- Вот прям только плюшевой собаки не хватает... – Взяв фанарик он включил его направив луч в сторону от напарника – Лис! Лис!
- Ммм...
- Вставай, утро уже!
Лис заворочался и перевернувшись на спину широко зевнул.

2010-08-25 в 00:24 

- Сколько времени? – принявшись чесать глаза, спросил Лис.
- Шесть, - Принтер сел. – Что скажешь?
- Скажу... Уа-а-а… - Лис зевнул во весь рот. - Скажу, что переть отсюда надо как можно быстрее. Жрать и прочая – будем на базе. Не хрена тут пастись...
КПК Лиса запищал, и он, щурясь сонными глазами, открыл входящие сообщения.
- Программист уже на подходе... Он технарю монолитовскому «стрелу» забил возле блок-поста… Ну, а тот, естессно, типа настоящий пацан – «да-да, не вопрос!» Ох, дурак их технарь, ох, дурак... – захихикал Лис – Прог же у нас десантура!
- А ты их технаря в глаза видел?
- Не. Но Прог говорил, задохлище. Да и остальные встревать не будут – личное, один на один... – Лис сел. – И фрицы пишут.
- Чего пишут?
- Типа на неделе пришлют своих в Зону. Интересно, как этот Болт поступит, когда нас увидит...
- Не загадывай, надо сначала до базы добраться! – оборвал его Принтер.
- Опять каркаешь?!
- Не каркаю, а предостерегаю…
Лис только отмахнулся.

Минут через десять они собрались идти. Напоследок Принтер еще начал подбивать напарника на осмотр остальных помещений. Вчера сталкеры уже валились с ног от усталости, и, как только нашли нужный отдел и закопались в бумаги, то ни по каким кабинетам больше не шастали. Лис возражал – ему хотелось как можно быстрее свалить отсюда, но Принтер настаивал. Мол, вдруг там за какой-нибудь дверью их поджидает целый Клондайк артефактов?
– Ладно, но только те, мимо которых пойдем к выходу, - нехотя согласился Лис.
Интуиция и здравый смысл тянули его в разные стороны. Интуиция – к выходу, здравый смысл – на обыск подземного комплекса. Бродить тут можно было очень долго, исследовательский комплекс был велик, коридоры тянулись на несколько километров.
- А мне интуиция как раз наоборот подсказывает – что не надо торопиться вылезать наружу, - возразил Принтер, когда напарник поделился с ним сомнениями.
- Остановимся на золотой середине, - решил Лис.

Обшаривать весь комплекс они не стали, но по пути к выходу заглядывали в каждую незапертую дверь, подсвечивая фонариками. С закрытыми не возились – тратить патроны на то, чтоб перебить замок, было жалко, ковырять ножом – долго и лень, а «фомки» под руку не подвернулось.
Пыльные лучи выхватывали из темноты нутро давно покинутых помещений. Да в общем-то, ничего интересного для сталкерской братии не нашлось. Столы, покрытые брошенными второпях распечатками, мертвое оборудование, стеллажи с кирпичиками пластиковых скоросшивателей…
- Ну все, хватит, валим отсюда, - Лис шумно захлопнул последнюю дверь лаборатории и свернул в узкий коридорчик к лестнице.

Двумя часами ранее, наверху…

Темно-синее небо понемногу светлело, тусклый рассвет едва-едва обозначил очертания предметов. Недавно разбуженный Умник зевал на посту, ничуть не выспавшийся Кеша поминутно клевал носом и, спохватившись, резко встряхивал головой, как собака после купания, рассчитывая таким образом стряхнуть одолевающий сон. Тощий, чья очередь отдыхать как раз подоспела, повалился под камень и моментально отключился, несмотря на сковавший тело холод и отсыревшую одежду.
Трое из пяти, сидевшие в засаде с другой стороны, обменялись взглядами и согласными кивками. Они выждали двадцать минут после смены Тощего на Умника. Да, момент подходящий. Лучший следопыт и наблюдатель команды противника уснул. Они накануне вечером втихаря наблюдали издали за группой конкурентов и сделали вывод, кого из них следует более всего опасаться, скрываясь в лесу и сидя в засаде. Пока дежурил Тощий, противники боялись лишний раз шевельнуться, чтоб не выдать себя хрустом ветки, шорохом листвы или еще каким-нибудь лишним звуком. А теперь, пожалуй, можно рискнуть.
Наемник поймал в прицел «Винтореза» выглядывающую из-за валуна голову Умника. Но, видимо, сталкерский бог, или Дух Зоны, или оба сразу оберегали в этот день Умника. Потому что он, до того сидевший неподвижно и прислушивающийся к предутренней тишине, вдруг чуть-чуть шевельнулся и сместился в сторону в ту же долю секунды, когда пуля вылетела из ствола «Винтореза».
Этого было достаточно, чтоб пуля свистнула над самым краем шлема и ушла в мягкую влажную землю на склоне холма. Фактор внезапности был утерян.
- Огонь! – вопли раздались одновременно с обеих сторон.
Задремавший Тощий вскочил от грохота выстрелов, и вскочил неудачно – одна из пуль, обрушившихся шквалом на троих наемников, ударила его под верхний край бронежилета.

…А в глубину исследовательского комплекса, под многометровой толщей железобетона, звуки боя совсем не проникали… И Принтер с Лисом мирно дрыхли в то время, пока наверху гремел бой… И не имели ни малейшего представления, какие страсти разыгрались из-за них между двумя наемничьими группировками…

Бой получился довольно долгим – и с той, и с другой стороны бойцы подобрались умелые и опытные, перевес в численности одних уравнивался выгодной позицией других. Тощий практически выбыл из строя, и мог только отстреливаться с одной точки. Кеша и Умник провозились долго, пока выматывали противников и выковыривали их из укрытий. Когда последний из пятерых упал мертвым, Кеша и Умник, злее стаи голодных псевдопсов, вернулись к своему раненому.
- Ну все, на хрен, валим отсюда! – выпалил Умник.
- Да ты чего?! Тогда получится, что зря вписывались, что ли?! Не-ет, давайте дождемся, когда эти гаврики вылезут, - потребовал Тощий, хотя тяжело и хрипло дышал, и каждое слово давалось ему с трудом.
- Не валяй дурака, тебя надо срочно в институт тащить, а то коней двинешь!
- Вот именно – тащить, - прохрипел Тощий. – Если вы потащите, вас же голыми руками бери… Кеш, звони нашим, пусть кого-нибудь на помощь пришлют…
- Эх, и вставит же нам Бред по первое число, - задумчиво проговорил Умник, пока возился с перевязкой Тощего. – На его месте я сам бы нас под выброс бы без штанов выгнал… Самовольно с заданий сорвались, каких-то хренов положили – еще неизвестно, кто это такие, и во что мы ввязались… Тощего из-за нас подстрелили…
- Не надо, Умник, я же сам согласился… Мог бы и отказаться… Ромка же сказал, что это чисто его затея…
- Сейчас я ему и позвоню, - Кеша уже набирал на КПК вызов. – Ну, пусть эти уроды только высунутся наружу…

Роман выслушал отчет о произошедшем, выругался и пообещал, что скоро подгонит пару ребят и прибежит сам – так быстро, как сможет. Троице оставалось только сидеть и ждать – Тощий был прав, если ребята пойдут с ним на руках, то окажутся беззащитными мишенями и легкой добычей для монстров.
Прошло примерно с полчаса.
- Тихо! – Кешка вдруг поднял руку.
Раздался лязг отпираемого замка…
Кешка прижался спиной к бетонному коробу, справа от двери, держа наготове светошумовую гранату – «Ну, пусть только приоткроют дверь!» Умник правее него взял дверь под прицел.
Дверь лягзнула и приоткрылась. Лис – а именно он шел первым – толкнул ее наружу… В образовавшуюся щель что-то влетело и покатилось по ступенькам вниз. Камень, что ли? Принтер, в этот момент стоявший на нижней ступеньке, даже не успел понять, что это такое и что происходит, когда Лис отчаянно завопил:
- Ложись! Граната!
Принтер среагировал на вопль и плашмя бросился на пол. В этот миг все вокруг залила вспышка, а по ушам врезал оглушительный взрыв. Принтер сразу рефлекторно зажмурился, но свет полыхнул даже сквозь опущенные веки. Шлем, ремешок которого Принтер никогда и не застегивал, слетел при падении и откатился в сторону, а хозяин шлема, не прикинувший траекторию падения – да и некогда было прикидывать-то, - с размаху шибанулся краем лба об угол бетонной стены. Уши моментально заложило, в голове словно заплескалась вода, тяжело переливаясь туда-сюда внутри черепа, и не пропуская снаружи ни единого звука. Глаза от вспышки не пострадали – все-таки вовремя сомкнутые веки защитили их, но от грохота и удара головой Принтер совершенно оглох. Лису почти не досталось ни вспышки – вовремя успел прикрыть глаза рукой, ни грохота – в отличие от спутника, шлем на голове Лиса удержался, и хотя бы частично ослабил удар звуковой волны по ушам. Лис, тоже несколько шокированный взрывом, попытался обратно запереть дверь, но ее отчаянно рванули на себя двое. Перетянуть их было ему не под силу. Нападающие почему-то не стреляли. «Наверно, хотят взять живыми и потрясти как следует», - догадался Лис. Стрелять в ответ он смог бы, но вряд ли бы хоть раз попал – шок от взрыва еще не прошел, и парень вовремя сориентировался: бросился по ступенькам вниз, чуть не полетев кубарем, схватил Принтера под мышки и поволок в ближайшее помещение с закрывающейся дверью. Принтер висел у него на руках тяжелым кулем, обхватывая ладонями то уши, то разбитый лоб, и натужно выл, словно пытался наконец-то услышать сам себя и понять, что произошло с его слухом.

2010-08-25 в 22:06 

Забежав в комнату, Лис брякнул Принтера на пол, но сейчас было не до церемоний. Он первым делом кинулся запирать за собой металлическую дверь, и как только задвинул засов, тут же раздался грохот врезавшегося в нее тела. Лис невольно вздрогнул и отпрянул.
Дверь содрогнулась под мощными пинками снаружи. Ничего… Прочная, выдержит. Ничего, успел… Промедли он хотя бы секунду, и до укрытия было бы не добраться.
А с раненым напарником он обошелся все-таки неаккуратно, напомнила уколом совесть. Лис присел рядом на пол, достал фонарик – а то, пожалуй, и не разглядишь толком травму сквозь очки ночного видения, - и посветил Принтеру в лицо. Сердце вдруг сильно заколотилось, все учащая ритм, и тело Лиса пробила крупная дрожь – он внезапно понял, насколько боится увидеть то худшее, что могло случиться с напарником. Но, как говорится, - глаза боятся, а руки делают. Лис осмотрел повреждения – кажется, ничего страшного. На лбу глубокая ссадина, но не более. Крови много, да, но на лбу много сосудов, и даже небольшая царапина создает иллюзию того, что лицо пострадавшего превратили в отбивную. К счастью, в случае с Принтером это не так. Наверняка есть контузия, может быть, небольшое сотрясение, и неизвестно, насколько пострадал слух – но, по крайней мере, крови из ушей нет. Перепонки с большой вероятностью целы… Ничего. Из всей помощи – только залепить ссадину. Даже обезболивающего колоть не надо, шок есть, но он не болевой. Но сначала – вызвать подмогу, иначе и перевязка может оказаться бесполезной.
- Принтер… Принтер! – Голос тоже жутко дрожал.
Оглохший напарник не отзывался и только тихо постанывал. Лис провел рукой по щеке Принтера и, зло зашипев, достал КПК. Устройство чуть не выпало из его трясущихся рук, он тихо заматерился, не обращая внимания на крики снаружи, и принялся писать сообщение Программисту, то и дело опечатываясь, но не тратя время на исправления. Он и так поймет, а медлить нельзя. Каждая секунда на счету, ведь силы неравны и придется тянуть время. Лис наконец нажал на кнопку отправки. Потом убрал КПК, вытащил аптечку, с треском оторвал кусок марли. После того, как кровь с лица напарника была вытерта, ссадина выглядела уже не настолько страшной. Но руки все еще дрожали от волнения, и пока Лис обматывал вокруг головы Принтера марлевую ленту, он несколько раз чуть не выронил бинт.
Наконец он закрепил кончик бинта и осторожно подсунул под затылок напарнику наименее набитый край рюкзака. Потом тяжело уселся на пол и закурил, чувствуя, как дрожь постепенно уступает место мрачному спокойствию. Лис вслушивался в звуки снаружи, одной рукой сжимая сигарету, а другой осторожно поглаживая Принтера по голове:
- Тсс! Тихо… Тии-ихо! – зашипел он, хотя понимал, что напарник сейчас его не слышит.
- Эй, ты! Падла свободовская! Из-за вас нашего парня подбили!
- Поквакай там еще! – окрысился Лис. – Мы не просили вас сюда переться, и я, бля, промолчу, в каком виде сейчас мой напарник! Так что завали свою паршивую пасть! – далее в адрес наемников последовала короткая, но содержательная матерная тирада.
Кеша, взбесившись от такой невежливости, открыл было рот чтоб ответить, но Умник выразительно покрутил пальцем у виска, сделал страшные глаза, и притянув его к себе, зашипел на ухо:
- Ты так из него ничего не выжмешь! Говори нормально!
- Сам говори! Я с этим борзым идиотом не могу спокойно говорить!
Лис тем временем затушил окурок.
- Сталкер! Давай поговорим нормально! – завел Умник. – Как твое имя?
- Граф Дракула! – весело хрюкнул Лис.
- Я серьезно! - Умник старался проявить терпение.
- Я тоже! - отозвался Лис ледяным тоном, и устроившись поудобней, пристроил фонарик на ближайшем столе так, чтоб луч не светил прямо в глаза Принтеру. И снова машинально провел рукой по его макушке, свободной рукой нашаривая следующую сигарету.
Принтер чуть приоткрыл глаза. В тусклом свете перед ним маячило размазанное зелено-черно-рыжее пятно. Он снова закрыл глаза, тяжело вздохнул – ни ориентация в пространстве, ни зрение еще не вернулись, в ушах все стоял жуткий звон, а голова раскалывалась. Хотелось снова взвыть от неизвестности и страха, но по голове успокаивающе скользнула ладонь – ничего, он не один, его не бросили, Лис здесь и с ним все в порядке, он что-нибудь придумает, они как-нибудь выкарабкаются...
- Хорошо... Граф Дракула, - Умник решил не настаивать. В конце концов, не так важно имя, как добыча в рюкзаке у этого свободовца, – скажи, Дракула, а что у тебя в грузе?
- Офигеть! – захихикал Лис. – Вы даже не знаете ,что там! А вдруг - капуста, а?! Или какие-нибудь вшивые артефактики, за десяток которых Сидор банку кильки дает?! Вдруг вам это вообще ни в село, ни в красную армию?! А вы тут жопу рвете!
Последние две фразы зацепили Умника, но он продолжил так же спокойно:
- Согласись, вряд ли вы бы «Свобода» ломанулась за какой-нибудь ерундой вот так вот прямо по территории Монолита!
Лис снова радостно захрюкал:
- Два дебила, сваливших из лагеря, приравниваются к целой группировке!
Кеша, в это время поудобнее усаживавший раненого Тощего возле стены, зло заскрипел зубами - издевательское хихиканье Лиса очень его нервировало.
- Но вы за этой добычей даже телепата с собой потащили!
- Долбануться! А это мы за грибами ходили, ясно вам?! Ну, мало ли!
- Ну, раз так – может, тогда выйдете, покажете? Может, разойдемся полюбовно? Попробуем договориться?
Лис загоготал в голос. Происходящее вдруг и правда начало его забавлять. «Я, похоже, уже совсем того! Ку-ку!» весело подумал он и выдавил:
- С бабушкой своей договаривайся! Умник, бля!
- Как точно угадал! – буркнул Кеша.
Умник бросил на него быстрый взгляд, и глубоко вздохнул, подавляя начинающее подниматься раздражение:
- Смотрю, парень, ты очень невоспитанный…
- Уж не знаю, кто тут больше невоспитанный – вроде не бандиты, а чужими руками каштаны из огня таскаем, причем даже не зная, гнилые ли они, еще и гранаты швыряем, совсем обурели! А то, я гляжу, вы там интеллигенция!
- Знаешь, пожалуй ты прав, некрасиво получилось, но может, выйдете, нормально поговорим, лицом к лицу?
- Слушай, запиши себя на диктофон, и посмотри, как это бредово со стороны звучит! – огрызнулся Лис.
Что наемник на это ответил, и дальнейшие его слова он не слушал - начавший приходить в себя, но все еще находящийся в какой-то прострации Принтер вцепился в его руку, и затуманенным, невидящим взглядом уставился в потолок. Лис внимательно уставился на напарника.
- Эй, как ты? – прошептал он, но Принтер, естественно не слышал, и снова закрыл глаза. Лис глубоко вздохнул, и повернулся на звук за дверью.
- .... Чего ты замолчал? Эй! Э-эй! Сталкер!
- Да пошел ты! – рявкнул Лис, окончательно разозлившись.
- Что, так и будете сидеть, как килька в консервной банке, пока припасы не закончатся?! Связи тут нет! Вам некуда деваться, сталкер! Прояви разумность!
«Ага!» - Лис еле сдержал очередной приступ хихиканья, - «На пушку берет! Отсутствием связи пугает! Сам, небось, и не пробовал отсюда связаться, а туда же – пугать!»
- Ну, почему же некуда? Могу еще уничтожить добычу, и пустить обоим пулю в лоб! «Так не доставайся же ты никому!» – театрально заявил Лис и гадко зажрал.
«Нет, точно крышка едет!» - подумал он.
Умник недовольно поморщился. Разговор явно не клеился.
«Нет, не стоило так сразу… Но теперь уже поздно,» - с некоторой досадой подумал он, и снова обратился к Лису:
- Рука же не поднимется!
- Мда? А ты меня так хорошо знаешь, чтобы это утверждать? – снова приступ ядовитого хихиканья.
- «Свобода» же! Наркоманы чертовы! – недовольно буркнул Кеша, и Умник раздраженно махнул рукой в его сторону.
- Сталкер!
Но Лис снова не слушал. Принтер крепче сжал его руку и открыв глаза тихо просипел:
- Лис?.. Ты?..
- Я, я... – машинально отозвался он, и вспомнив, что напарник все еще не слышит, сильнее тиснул его ладонь.
- Ты… – Принтер слабо улыбнулся.
- А кто ж еще... - пробормотал Лис, и тут его внимание привлек топот снаружи.
- Умник!
- Опа, а я знаю этот голос! – прошептал Лис, и даже закрыл глаза, что бы больше внимания уходило в слух – наемники поубавили голос, и он слышал фразы только урывками.
- ....Свободовцы!!... отряд... Идиоты!.. Валим!
Лис широко улыбнулся, и еле сдержал хохот.
- Слышь, ворона! Говорил же я, дуракам везет! – прошептал он, глядя на Принтера и весело подмигнул: – Хотя ну тебя, все равно сейчас не слышишь ни хрена...
Через какое то время в дверь снаружи и впрямь с силой пнули и раздался бодрый голос Программиста.
-Эй, Лисяра! Открывай калитку!
Лис, выпустив руку Принтера, встал и открыл дверь, не в силах стереть с лица придурковатую улыбку. На пороге стояли весело улыбающиеся Программист, Перо и еще пятеро сослуживцев.
- Наемы пересрали! – Лис совсем развеселившись, загоготал: – Вы там по дороге в ихние кучки не вляпались?!
-Ребят, вы сбрендили, ей богу сбрендили! – глядя на них, Перо тоже заухмылялся. – Хватит ржать! Пошли отсюда! Что с Принтером?
- Световая граната, и еще башкой долбанулся, когда падал, – Лис оглянулся на напарника.
- Уууу... – Программист пройдя в помещение присел, и, оглядев Принтера, озадаченно почесал в затылке. – Помочь, что ли?
- От тебя куда больше пользы если спину будешь прикрывать, - Лис посерьезнел – им я и сам займусь, а в бою ты объективно пострашнее меня.
- Ну, как скажешь, - Программист пожал плечами и, насвистывая, направился к выходу.
Лис присел над Принтером и слегка потряс его за плечо.
- Эй!
Принтер посмотрел на напарника. Зрение начало возвращаться, и он увидел перед собой улыбающегося Лиса.
- Вставай! – Лис перекинул руку напарника себе через шею. – Ребята, пусть рюкзаки кто-нибудь возьмет!
В проходе тут же показался Перо.
Выйдя на улицу Лис сощурился от яркого света, и медленно направился за ведущим.

2010-08-25 в 22:06 

***
Обратный путь он помнил плохо – сознание все еще мутилось, в ушах стоял звон, голова плыла. И как он очутился в своей постели и отрубился после укола – тоже не помнил.
Проснувшись, Принтер огляделся, и понял, что лежит в своей кровати, и за окном уже поздний вечер. Приподнявшись на локте и оглядевшись, он увидел Лиса. Напарник сидел на полу, закрыв глаза, согнув ноги в коленях и скрестив руки на груди, он привалился к краю его кровати, и положил на нее голову.
- Лис! – тот не отозвался, и Принтер тронул его за плечо. Лис тут же вскинул голову и сонно огляделся.
- А..Проснулся... – Лис широко зазевал.
- Слушай, что было после того, как меня контузило? – Он осторожно потрогал повязку на лбу и снова посмотрел на Лиса
- Было… - зевая и почесывая глаза Лис сел поудобней, и пересказал Принтеру историю.
- ... Таки вот. А Болт, кстати говоря... Так ничего и не заметил и не понял. Никелю я рассказал как есть, говорит, мелькнула идея насчет этого гада, но еще надо доработать. Додумает – скажет. Но торопиться теперь некуда, – Лис пожал плечами и снова зевнул.
- А куда ты папки дел?
- У Никеля же. У него надежных мест побольше нашего. - Лис достал сигарету и щелкнул зажигалкой. – Блин, жрать хочу.
- А ты что... Так и просидел здесь, весь день?
Лис, не ожидавший вопроса, слегка растерялся, и бросив беглый взгляд на Принтера уставился куда то перед собой и быстро ответил.
- Нет! – вранье получилось весьма неубедительным, да он и сам это понял. Быстро вскочив, он широким шагом направился к двери.
- Куда?! – Принтер удивленно уставился на него.
- Жрачки надыбать! – уже от двери бросил Лис, не глядя на напарника, и захлопнул ее за собой.
Принтер, слушая его шаги на лестнице, уже куда более быстрые, внимательно разглядывал банку тушенки и кусок хлеба, завернутый в бумагу, на кровати напарника.
Снова посмотрев на дверь, он пожал плечами и повалился на подушку.

2010-08-26 в 17:42 

Лис выскочил из здания и глубоко вхдохнув, мотнул головой. Народ только-только начинал разбредаться по корпусам, так что база была еще весьма оживлена. Стараясь не попадаться никому на глаза, Лис тенью скользнул к корпусу где обитал Никель, и убедившись, что рядом никого нет взбежал по лестнице, к едва заметной двери ведущей на крышу.
Закрыв ее за собой, Лис облокотился локтями о парапет, и уставился вниз. Затянувшись, он тихо руганулся и вдавил окурок в пол – от сигареты уже почти ничего не осталось, и фильтр довольно таки ощутимо обжег пальцы. Стянув полиэтилен с матраса он сел, облокотившись о парапет спиной и уставился в освещенное звездами небо. Какое-то время голова была пуста, слух вылавливал вдали звуки выстрелов, лай, вой, рык... Но для любого обитателя Зоны, за исключением новоприбывших, эти звуки были абсолютно привычны, и вскоре в его голове медленно заворочались мысли. Лис лег, и тихо чихнув снова вперился невидящим взглядом в звезды.
Вспомнилась ходка, точнее ночь в лаборатории, и отсидка в этой комнате.
«Как же я за него испугался, мать твою... И даже зная что все это несмертельно... И ночью...Черт, дернуло же... И господи, да что я взъелся на разговоры об этом наемнике?! Да какая мне хрен разница?! И не смог, не смог ведь отойти от кровати.. И правда, так и просидел весь день.. ожидая, когда очнется. Убедиться, что контузия прошла... За Беса.. за Беса я тоже трясся...Но до такого не доходило... Черт... Чувство вины? Или что? Боже мой, как все неправильно...Нет, определенно крышка едет. Сделать, что ли, перерыв? Вылезти на большую землю? Хотя нахрена? Смысл? Что там делать? Потом еще форму восстанавливать... Да ну...» Лис вздохнул и перевернулся на бок. «Как все неправильно...»
***
Принтер ворочался, пытаясь уснуть, но так и не получалось. Наконец, он перевернулся на бок, и уставился в темноту. Вспомнились слова Лиса. «Кстати, я так все таки и не понимаю, о чем он... Боюсь СЕБЯ?! Нет, он, конечно... И впрям рисковый парень... Порой такое вытворяет, на что мало кто решится вообще... Но чего, чего боится-то? Насколько вообще понимаю, в своем везении он ни на секунду не сомневается. Значит, не поступки его пугают. Раз не поступки – значит, мысли? Или нет! Поступки вытекают из мыслей... Значит, и их он не обоится. Чувства только остаются...Говорил, что начинаю занимать место Беса. Этого, что ли? Тьфу.. А я? «боюсь ТЕБЯ.» Меня-то чего.. Ну, тут вообще неясно. ОН меня то и дело пинает, не Я его! Чего меня бояться?! Нет, совсем запутался. » Принтер постарался выкинуть из головы все мысли, но не выходило. Вспомнилось, как Лис пытался его успокоить, пока он лежал в лаборатории контуженый. Вспомнилось ,как напарник сидел, уснув возле его кровати. Явно не просто пришел-сел и заснул – явно ведь долго так просидел, и не выдержал!
Принтер тряхнул головой, сел и сдвинул половинки артефакта. С надеждой посмотрев на замок, он снова лег, но сон так и не шел. Через какое-то время дверь тихо скрипнула, и послышались осторожные шаги. Принтер открыл глаза, и увидел раздевающуюся в свете подсветки КПК фигуру, но тусклый свет выхватил из темноты лицо направляющегося к своей кровати Пера. Лис так и не явился. «Ушел «надыбать жрачки.» Ну и где? Хотя, может, завис у кого...У того же Программиста... Или нет? Тьфу... Все, спать...спать...»
***
Принтер стоял в светлом, просторном холле. Вокруг сновали люди, кто-то был в пижаме, кто-то в белых халатах. Впереди был большой стол, за которым сидели две молодые девушки, тоже в халатах. Одна что-то быстро говорила по телефону, перебирая бумаги, вторая что-то объясняла мужчине в черном костюме. В углах стояли цветы в горшках, в дальнем конце помещения виднелась лестница и лифт, слева и справа от стола тянулись просторные корридоры. Обернувшись, Принтер увидел стеклянную автоматическую дверь, люди то и дело заходили, выходили... Много людей, все разные, говорили между собой на непонятном Принтеру языке. Все сливалось в единый звук – гул толпы. Принтер оглядел себя – он стоял в кроссовках и пижаме. «Госпиталь,» - догадался он.
-Именно! – раздался за спиной знакомый голос и он обернулся. За ним стоял Лис.
Сталкерскую форму напарнику заменял врачебный белый халат, из разреза которого выглядывала черная футболка, гады заменяли черные же кроссовки, камуфляжные штаны – обыкновенные темно-синие джинсы, на карман халата, из которого торчала автоматическая шариковая ручка, был зацеплен бейджик с фотографией и надписями, которые Принтер разглядеть не мог, но там явно значилось имя и его статус. На шее у Лиса висел стетоскоп, в руках он держал жесткий скоросшиватель, с какими-то исчерканными бланками. Лицо покрывала аккуратная трехдневная щетина, волосы по бокам ровно выбриты под сантиметр, гребень растрепан, в левом ухе болтается несколько небольших колец. Губы напарника растянула приветливая улыбка, он весело смотрел на Принтера.
-Лис?...
-А кого ты ожидал увидеть? Папу Римского? – хихикнул он в ответ.
-Ты что, мысли мои прочитал?
-А оно так трудно ? – Лис сделал пару шагов вперед и обойдя Принтера направился к левому корридору.
Принтер поспешил следом.
-Что мы здесь делаем?
-Это твой сон, не мой! – гоготнул Лис.
-О боже... Так я сплю! Но почему госпиталь?
-Ммм..Давай думать логичкски, - Лис завернул в одну из палат, в ней лежал старик, лишенный руки. Лис у него что-то спросил, тот бодро ответил. Принтер опять не понял слов. Лис снова повернуося к напарнику, делая какие-то записи в бланках – в госпиталях у нас что?
-Врачи... Больные!
-Во! Именно! – Лис нацепил стетоскоп, прослушал сердце старика, и снова повесив прибор на шею принялся что-то строчить, недовольно пробурчав – Аритмия, мать твою... Так вот! Больные! - Лис направился на выход из палаты, Принтер не отставал.
Лис зашел в следующую. От увиденного Принтер слегка опешил – Роман, тот наемник что сопровождал их, лежал с кошмарно изувеченным лицом, и стонал в забытьи. Лис взял шприц, и бросив скоросшиватель на живот наемника принялся шарить по полкам.
Принтер попятился, выбежал из комнаты, и быстро заглянул в несколько ближайших палат.
Там ему встретились знакомые из Долга, тоже изувеченные, без конечностей, или жуткими ожогами лица. Принтер медленно вернулся в палату Романа, Лис уже спокойно насвистывая снова что-то строчил в своих бланках.
-Почему... Почему они все с ампутацией или ожогами ?! Это что, правда должно случиться?! – Принтер даже вспотел, Лис недовольно цокнул языком и мотнул головой, с укором глядя на напарника.
-Материалист чертов. Уродство душевное, друг... Оно, невооруженным глазом не видно, согласись... Но это в реале. А мы с тобой где-е?
-Во сне...
-Именно! Тут-то все видно! – он кивнул, указывая на лицо наемника.
-Но...
-Да не ссы ты! Все нормально! – Лис направился к выходу – Пошли-ка в сад, тут, я гляжу, тебе не по себе.
Лис повел его по корридору. По пути встретилось еще несколько знакомых человек. Нейтралы, долговцы... Так же, как и у увиденных в палатах, у кого-то до неузнаваемого изуродованы лица, у кого-то нет конечностей, кто-то просто явно лишился ума. Умолишенных, закованных в смирительные рубашки и намордники конвоировали какие-то пугающе, безликие санитары.
-Черт, Лис где мы?!
-Госпиталь! Ты, кажется, это и сам понял! Иди сюда...
Лис толкнул прозрачную дверь и вышел в просторный двор,над которым тяжело нависло затянутое тучами небо. На газоне тут и там были расставлены скамейки, под присмотром таких же безликих санитаров прогуливались больные. Опять же, попадались знакомые лица, некоторые даже в роли санитаров. Но, большинство людей Принтер видел впервые. Все пациенты что-то бормотали себе под нос.

2010-08-26 в 17:42 

-Пошли-ка к той скамейке... – Лис кивнул в сторону, и направился в указанном направлении. Принтер, стараясь не смотреть на людей, последовал за ним. Лис сев, блаженно потянулся и отложив скоросшиватель достал сигареты.
Принтер сел рядом, и принялся внимательно его разглядывать. Было непривычно видеть напарника в «гражданской» одежде. Да и лицо как-то неуловимо изменилось. Вроде, все было как всегда, но что-то.. Что-то цепляло внимание Принтера, завораживало, что-то было не так, как всегда
-Лис?
-Слушаю? – бодро отозвался он.
-Уточним пару моментов... Это сон, так?
-Так. – Лис кивнул.
-Все это.. Люди,ты... Это я, часть моего сознания?
-Мммм...И да, и нет, - Лис неопределенно повел головой.
-Ладно, пояснишь мне это чуть позже, пока скажи почему именно здесь? Что мы здесь делаем?
-Друг.. Лично я? Практику прохожу. А ты...Ты себе уже все мозги сломал вопросом, кто есть кто, я прав?
-Ну...
-Ну вот и получи! – Лис пожав плечами сделал широкий жест рукой, как бы охватывая всех людей во дворе – Кто ищет – тот находит!
-То есть...
-Повторюсь, брат: в реальном мире.. Сложно сказать, кто есть кто. Вот ты забылся сном, прекратил быть материалистом. На время. И вот ты видишь все! Без материальных оболочек! – Лис улыбнулся и глубоко затянувшись облокотился о спинку скамейки.
-И что... НЕ уродов, в этом госпитале нет?
Лис гоготнул:
-Я, значит, такой страшный-некрасивый!
-Нет, просто...- тут же спохватился Принтер - Ну ты понял!
-Мда. Конечно понял! Для разговора с самим собой объяснений много ненадо.
-Значит, ты сейчас – это все - таки я?!
-На этот вопрос я уже ответил! – Лис с укором посмотрел на него. – Вернемся к теме. НЕ уроды, значит. Обратим внимание на санитаров и посетителей. Ты, конечно внимания не заострял, тебе они показались безликими, просто толпа, я прав? – Лис сощурился. Принтер кивнул.
-Ну... Да...
-Вот. Они и есть. НЕ уроды. Посмотри... Вон тот санитар шкафообразный... Никого не напоминает?
-Программист! - оторопело выдохнул Принтер.
-Ага! И вон... Видишь, твой дружок из Долга? Да-да брат, везде есть и уроды, и нормальные люди, и даже Долг адекватами не обделен, так же как и Свобода своей гнилью! Остальные... Нет, не будет этого, это я точно могу сказать. Не бойся, - Лис улыбнулся. – Я уже все пояснил. И, как уже сказал, и так многовато деталей, для разговора с самим собой. Кстати, полюбуйся! - Лис достал из кармана КПК. Почти всю переднюю панель занимал блестящий сенсорный экран.
-И что мне с КПК?
-Да не КПК, балда, посмотри отражение! Уж прости, зеркал с собой не таскаю!
Принтер взял КПК, и , протерев заляпаный пальцами экран рукавом пижамы, вгляделся в свое отражение. От увиденного он удивленно раскрыл рот – он видел себя, в возрасте Лиса.
-Впечатляет, да? – Лис весело подмигнул, забирая КПК.
-Боже...Не то слово... Так...
Договорить он не успел - в кармане Лиса что-то запищало, и он выудил небольшой пейджер.
-Опять этот эпилептик, зараза такая! Ладно.. – Он спрятал пейджер и встал. Принтер тоже поднялся. – Пора мне... Бывай! – Лис ухмыльнулся, глядя на Принтера, и помедлив с секундну, обнял его за шею. Принтер растерянно положил ему руку на спину. Вдруг тело Лиса стало быстро рассееваться в воздухе,как дым, впрочем, как и все остальное. На мгновение наступила абсолютная темнота, и Принтер проснулся.
***
Проснувшись ,Принтер сел, и сощурившись посмотрел на часы. Семь утра. Он бросил взгляд на кровать Лиса – тушенка и хлеб так и остались лежать на заправленной кровати, и первое что ему пришло в голову – это «логово» Лиса на крыше. Одевшись и умывшись, он зевая нвправился туда. База еще была пуста, только слышались характерные для кухни металлические звоны и шипение со стороны пищеблока. Толкнув дверь, Принтер шагнул на крышу, и закрыл ее за собой. Лис стоял у парапета, облокотившись о него локтями. Принтер подошел к напарнику, и тоже облокотился локтями о парапет. Лис не обернулся, он стоял, сонно глядя куда-то в сторону, в небо. В одной руке стелкер держал энергетика.
-Лис?
-А? – Лис сонно обернулся.
-Чего ты тут?
-Рассвет смотрел... – Лис зазевал.
-Так и стоишь с пяти утра?
-А что такого?
-Ты чего спать-то не пришел?
-Как? Пришел. Проснулся – не спалось. Ушел.
Принтер оглядел мятое лицо Лиса, уловил краем глаза как он слегка сморщился разминая поясницу, и бросил беглый взгляд на «расстеленный» матрас.
-Ну Лис, ну на самом деле, кровать явно не тронута, а тут явно повалялись! Чего ты?
-Слу-ушай, Миссис Марпл тебе не родня? – в голосе Лиса заиграли недобрые нотки, и Принтер решил отступиться.
-Ладно-ладно, не хочешь – не говори... Дашь хлебнуть?
Лис молча протянул банку и принялся тереть слипающиеся глаза, после чего снова уставился в небо.
Принтер постоял какое-то время, внимательно разглядывая напарника, скурпулезно сравнивая его с образом из сна.
-Слушай, а у тебя проколы какие-нибудь были?
-В смысле? – Лис скосил глаза на Принтера.
-Ну, пирсинг какой-нибудь был?
Лис молча повернул голову, и оттопырил пальцем мочку правого уха. Принтер увидел то, чего раньше не замечал – три уже явно затянувшихся прокола.
-И только?
Лис кивнул.
-Перед Зоной снял?
Лис снова согласно мотнул головой и прикрыл глаза.
-Что носил - то?
-Кольца..
-Разные по размеру? – Принтер старался как можно детальнее восстановить картинку из сна. Лис кивнул.
-Серые?
-Серебряные. Аллергик на другие железки, – снова широко зевая ответил Лис – Да чтож меня так рубит...
-Иди проспись...
-Да ну. – Лис мотнул головой, и отошел от парапета. Внизу уже начали раздаваться шаги, голоса. База начала оживать. – А к чему это ты?
-Ты сегодня мне приснился...
Лис внимательно посмотрел на Принтера.
-Не дохлым, надеюсь?
-Нет... В госпитале...
-Значит, полудохлым, - язвительно хихикнул Лис.
-Нет...В качестве врача. То есть, практиканта. Потому и спросил про проколы. У тебя в левом ухе кольца висели – Лис машинально провел пальцем по правому уху, и нахмурился - Какой-то ты был... не такой... – Принтер проследил взглядом за вышагивающим по улице высоким сталкером.
-А какой? – тихо спросил Лис.
-Как сказать...Уж совсем.. добрый, что ли.. – Принтер тоже отошел от парапета и посмотрел на опустившего в задумчивости взгляд Лиса, все пытаясь решить – рассказывать все, или не стоит. Наконец, решил рассказать. Пока он пересказывал, Лис молча слушал, не перебивая и внимательно глядя на напарника. Когда он замолчал, Лис снова опустил взгляд, и мотнув головой направился к двери.
-Ты куда?
-Жрать. Закрой матрас, под ним пленка, и подваливай тоже. Потом повязку на безтолковке тебе сменю.
Лис скрылся за верью, Принтер тяжело вздохнул.
Закрыв матрас, он пошел к двери. Дойдя до столовки, он нашарил взглядом Лиса, и сел рядом. Тот даже не повернулся, продолжая вяло жевать. Перо и Программист приветственно кивнули.
***
Когда вернулись в комнату, Перо сразу же повалился на свою кровать, а Лис достал аптечку, и сев рядом с Принтером задумчиво оглядел ее содержимое. Принтер отрешенно уставился в окно, за которым начинался дождь.
-Повернись сюда, - окликнул Лис и Принтер обернулся, следя за его действиями. Лис осторожно снял успевшую замараться повязку, и наложил новую, промокнув смоченной чем-то ваткой рану . Внимательно оглядев свою работу, он удовлетворенно кивнул, и убрав аптечку встал
– Теперь все, через пару дней сними, пусть так заживает. – Лис потянувшись скинул гады и лег на свою кровать.
Принтер устроился поудобней – делать ничего не хотелось.
-Вы куда-нибудь сегодня собирались? – подал голос Перо.
-Не-е.. Я сегодня – каша. Полная каша. Вчерашнего хватило, - зевнул Лис.
-Я так же, - кивнул Принтер – а ты?
-Нее... Может, в дурака? – Перо улыбнувшись достал колоду потрепанных карт.
-Ну куда ж от тебя... - Лис сел – только слышь..Ксерокс! - он повернулся к Принтеру - Учти, он у нас шуллер!
-Хватит тут антирекламму создавать, да уток туалетных пускать! – возмутился Перо и Лис загоготал
– Давайте сюда... – Перо сел, освобождая место на своей кровати.

2010-08-28 в 17:15 

Через пару часов, за которые Перо и правда в шутку попытался сжульничать, получив за это подзатыльник от Лиса, КПК у всех запищали, оповещая о приближении выброса. Бросив карты и вздохнув, Лис направился к окну, и, закрыв его, пошел на выход, вслед за Пером и Принтером.
Зайдя в бункер, Лис огляделся, и пройдя к дальнему углу сел, хватаясь одной рукой за стену, а второй за голову. Принтер, заметив это, подошел к напарнику и присел рядом. Обеспокоенно заглянул ему в глаза:
- Эй, ты чего?
- Да ничего... Давление, бывает иногда от выбросов...
Вход закрыли, и бункер погрузился в кромешную тьму. Переговаривающиеся между собой сталкеры начали доставать фонарики, а Принтер, оглядев толпу, решил остаться рядом с напарником. Лис уткнулся лбом в стоящий рядом ящик - перед глазами поплыли черные пятна, голова кружилась. Принтер, глянув на него, открыл было рот чтоб что-то сказать, но решил – если Лиса в таком состоянии дергать, то, скорее всего, нарвешься на грубость. И благоразумно промолчал. Тяжело вздохнув, он уселся поудобней. Через несколько минут затрясло. На этот раз выброс затянулся. Времени прошло гораздо больше обычного, а тряска все не прекращалась. Зона на этот раз раскочегарилась не на шутку, аномальная энергия все продолжала бушевать за слоями железобетона. От сидения в темноте без дела, Принтера потянуло в сон, даже несмотря на тряску и неприятное нытье в голове, и он начал клевать носом.
***
Когда на колени Лиса навалилось что-то тяжелое, он, не оборачиваясь, пошарил рукой. А, да, это ж Принтер… Убедившись, что это всего-навсего уснувший напарник, Лис положил руку ему на плечо. Его и самого одолевала сонливость. Ворочаться и перекладывать напарника было лень, да и совесть давала о себе знать и не позволяла растрясти его – как-никак, а пострадал Принтер оттого, что поперся с Лисом ради его личного дела. Ладно уж, пусть так дрыхнет… Лис вздохнул, попробовал проморгаться, но без особого результата, и снова закрыл глаза.
Наконец выброс закончился, народ потихоньку заворочался и потянулся к выходу, в дальнем конце бункера вспыхнул светлый прямоугольник неба в проеме открытой двери, а Принтер все еще не думал просыпаться. Лис потер глаза, привыкая к свету, и покосился на напарника. Тот дремал, свернувшись клубком, и удобно устроив голову у Лиса на бедре. Лис потянулся было, чтоб его растолкать, но передумал. Пусть отдыхает, чего уж там… Досталось ему вчера по первое число. А ведь могло быть и хуже… И ответить за это напарнику неблагодарностью и мелкими пакостями было бы самым настоящим сволочизмом. Лис скрестил руки на груди и снова привалился спиной к ящику. Конечно, башка у Принтера тяжелая – и от какого содержимого только, спрашивается? – и нога Лиса уже начала затекать, но, несмотря на это, он вдруг ощутил тепло. Не на бедре под щекой напарника, а тепло в душе - такое, которое возникает, когда делишься своим теплом с кем-то другим.
***
Сон Принтера всколыхнули приглушенные голоса, их невнятный гул постепенно начинал превращаться в отдельные реплики весело переговаривающихся сослуживцев. Под головой что-то едва ощутимо шевельнулось, и он, медленно открыв глаза, увидел прямо перед своим лицом камуфлированную ткань. Принтер утыкался носом в набедренный карман на чьей-то штанине. Он приподнял голову - Лис сидел с прикрытыми глазами, прислоняясь спиной к ящику, и, казалось, дремал. Принтер вдруг смутился. Сердце нервно толкнулось и ускорило ритм. «Черт, я что… на нем уснул?! О господи… Хотя… В чем дело? Что в этом такого особенного? В ходках, бывало, вдвоем-втроем вповалку под одним спальником ночевали... Чего это я вдруг?.. »
- Лис? – тихо окликнул он, прежде чем успел отогнать дурные несвоевременные мысли.
- М?.. – слабо отозвался напарник. Судя по голосу он явно не спал, и Принтер поймал себя на мысли, что весьма удивлен тому, что Лис не скинул его с себя, не растряс, не рявкнул. А так вот и сидел, судя по всему, даже не шевелясь.
- Сколько времени? – он спросил первое, что пришло в голову. Хотя ему и правда было интересно, сколько Лис так просидел.
- Шесть. Вечера. Вставай, раз проснулся, нога уже затекла, – бесцветно ответил он.
- Прости... – Принтер сел. – Слушай, а чего ж ты меня не разбудил? Так и сидел?..
- Не хотел лишний раз тревожить, - сказал Лис, потягиваясь. – Тебе сейчас отдых нужен.
- Да переложил бы, - неуверенно промямлил Принтер.
- Не напрягайся, - отмахнулся Лис. – Но если тебе так хочется, то в следующий раз тресну по балде за такое!
Он встал, и слегка прихрамывая на затекшую ногу, направился к выходу.
Принтер, глядя ему вслед, снова почувствовал замешательство. В голове не укладывалось ни поведение Лиса, так ему несвойственное и противоречащее его резкому характеру, ни внезапное и необъяснимое смущение, вот уже в который раз возникшее в ситуации, которая со стороны наверняка выглядела совершенно обыкновенной. И тогда, когда Морфин заставил его прощупать сломанные ребра напарника, и тогда, когда Лис в пьяном виде повалился на него...
Принтер хотел было по обыкновению встряхнуть головой, чтоб отогнать ненужные мысли, но побоялся очередной вспышки дурноты и головокружения. Тогда он зашарил по карманам в поисках сигарет. В отличие от Лиса, его редко тянуло на табак, но сейчас хотелось чем-то отвлечься.

2010-08-28 в 17:22 

=Gost-ya=
***
Выйдя из бункера, Принтер направился к комнате. Перо куда-то ушел, а Лис занимался чисткой автомата. Принтер повалился на свою кровать и уставился в потолок, погрузившись в свои мысли. Вспомнился последний сон. «Что если, все-таки, на самом деле в душе он такой же, как был во сне?» Принтер покосился на самозабвенно начищавшего автомат напарника.
- Саш?
Лис слегка вздрогнул от упоминания настоящего имени, но спокойно отозвался:
- Да?
- Есть...Есть что-нибудь такое... Что ты хотел бы уметь, но не довелось научиться? Или пытался, но не выходит?
Лис замер в задумчивости, и через пару секунд ответил:
- Рисовать... Пытался, да не выходит. В школе с училкой срался постоянно...
Принтер хохотнул:
- Почему-то неудивительно!
- А чё она орала, как долбанутая, на все подряд? Линейку забыл – орет. Нарисовал криво – орет, отвернулся - орет. И все мои домашки ей видите ли «шайзе». Ну, и я, естественно, молчать не собирался.
Принтер снова захохотал.
- А в художке... А там мне было скучно... – продолжал Лис. - И мы со Штефаном чуть ли не через день кому-нибудь ведерко с водой на бошку одевали, да рожи разрисовывали.
- И что, - все веселился Принтер – вам никто не отвечал?
- Ну почему же? Нас тоже под енотов разукрашивали по дороге, - хихикнул Лис – но мы-то посильнее! И вместо того чтоб верещать, как некоторые, дико ржали.
- А кстати, Штефан - кто это? – Принтер сел.
Лис достал КПК, и потыкав кнопки отдал его Принтеру.
- Вон, рядом со мной, с белым гребнем. В нашей группе вокалист. Вот только в отличие от меня рисует как Пикассо. Короче, мы там всех доводили до белочки.
- Уж представляю! – гоготнул Принтер возвращая КПК. – а есть у тебя какие-нибудь наброски?
- В тумбочке тетрадь. Фиолетовая такая, замызганная.
Принтер потянулся к тумбочке, и достав тетрадь открыл ее наугад. Увидев нарисованную во весь разворот сцену схватки пары нейтралов со стаей снорков он присвистнул.
- Ого! Да ты себе цену занижаешь!
- Да ну! Бумагомарание...
- А это кто-то?
- Да нет, просто, - Лис достав сигарету щелкнул зажигалкой.
Принтер пролистнул тетрадь, но там мало чего было – только еще несколько набросков. Остальные листы были пусты.
- Не гони-и! Вполне умеешь, я и так не смогу!
- Ну ё, что-то да, подцепил, какие-то навыки, но... Не знаю, все равно – что угодно нарисовать не смогу! – отмахнулся Лис и, убрав автомат, сел поудобней.
- Весело ты на большой земле жил...
- Да и сейчас не жалуюсь... А ты, че все меня допрашиваешь, сам расскажи чего-нибудь! Не поверю, что за тридцать с гаком лет не было ничего интересного!
- Представь себе, не было! В рок-группе не играл. Никому ведра на бошку не надевал. Ну, разве что лампочки в подъездах пару раз побил, было дело… Но это фигня, не считается. В фонтане не купался… Машин не угонял…
- Но чем-то же ты все-таки занимался? Или только жрал, спал, в типографии своей вкалывал и в телек пялился?!
- Ну, до типографии еще институт был… Правда, по другой специальности. Так… ерундища техническая, полное название я уже и сам забыл. Поступил только ради «корочек» о вышке. А графические редакторы потом самостоятельно осваивал…
- Неужели никогда не хотелось учиться тому, чем ты потом на самом деле хотел заниматься? – Лис прищурился недоверчиво и даже чуть презрительно.
- Я хотел на кинооператора учиться, или на видеоинженера по спецэффектам, - вздохнул Принтер. – Но в нашей тьмутаракани ни в одном вузе даже близкого к этой специальности ничего не было. Пришлось бы ехать в Москву, во ВГИК… Не получилось. Мать болела. Боялась оставаться одна, у нас ведь другой родни нету... А потом уже поздно стало – женился, рутина затянула…
- Неужели и студентом все свободное время на диване просидел? Или вкалывал круглые сутки между сессиями? – не отцеплялся Лис.
Принтер повозился на кровати. Блин… Конечно, можно было бы и не отвечать, можно было бы наврать – мол, да, я тупой диванный обыватель, но его словно черт тянул за язык. Да и вдруг захотелось чем-нибудь выпендриться перед Лисом, блиставшем своей неординарностью во многих сферах.
- Нет, почему же, - медленно проговорил Принтер, словно раздумывая, стоит ли все-таки хвастаться кое-чем из своей молодости. И наконец решился: - Я ролевиком был…
- Чё?! Этим?! Которые носятся по лесу в плащах из занавески и с мечами из лыжи?!
- Лис, я смотрю, ты очень осведомлен в тонкостях этого неформального молодежного движения, - ответил Принтер с неожиданным для себя ехидством. – Но кое о чем ты все-таки не в курсе. Когда я пришел в тусовку, мечи из лыж давным-давно никто не делал. Просто потому, что лыжи к тому времени стали пластиковые. А мечи делали из сплющенных дюралевых трубок… Но плащ из занавески у меня реально был, да-а-а! Светло-серый, атласный. Это я на Монсегюрке играл барона… Барона… Черт, уже не помню, какого…

2010-08-28 в 17:24 

* * *
А в это время, на другом конце Зоны…

Бредянский, директор НИИ аномальной биологии, отключил КПК и задумчиво поковырял ногтем валяющийся перед ним на столе уже раскрошенный ластик. За время телефонного разговора ни в чем не повинный расходный канцелярский материал невольно принял на себя все удивление и негодование владельца. Взявшись наводить по своим каналам справки о том, кого же в результате стычки перестреляли его наемники, Бредянский узнал много интересного. Н-да. Чем дальше в лес, тем толще партизаны, как говорится. Естественно, у убитых не было никаких документов, но их КПК Умник догадался забрать. А по ним Пельмень восстановил и абонентов, с которыми общался командир пятерки, и историю их перемещений по Зоне. Где эти пятеро пересекли периметр – тоже установили. А оттуда потянулась ниточка к их «крыше» и если не заказчику, то, во всяком случае, к посреднику… Черт побери, все-таки светлая голова у Пельменя, ценный кадр Ромка в Зону приманил…
От компьютерщика Пельменя мысли Бредянского плавно перетекли на его друга Романа, к которому, как это ни странно в сталкерской среде, так и не прилипла ни одна кличка, хотя парень топтал Зону уже два года. Вернее, два полевых сезона. В позапрошлом году уехал в октябре и перезимовал на «большой земле», а в апреле прошлого года вернулся, и привез сюда свою команду.
Бывают люди, способные притягивать неприятности. А бывают - способные создавать вокруг себя бурный водоворот событий. Ромкина команда была из последних. Причем это свойство проявлялось только у команды в полном составе. Когда Роман брался за какое-либо дело один или с кем-нибудь из случайных напарников, то все проходило тихо и гладко. Зато если компанию ему составляли Кеша и Тощий – то шуму в итоге заметно прибавлялось; если еще к этому делу в качестве информационного обеспечения подключался Пельмень, то количество и дальность «кругов по воде» резко возрастало; а уж если в деле каким-то образом оказывался замешан Санька Мелкий – то последствия совместной деятельности были сравнимы с выбросом. Бредянский эту особенность давно подметил. Он умел замечать странные совпадения и выводить из них закономерности. И использовать это ради выгоды.
Вот и насчет особенности Ромкиной команды Бредянский выводы сделал, и потому, когда нужно было что-то выполнить качественно, тихо и незаметно, он распределял парней поврозь. Но иногда это не срабатывало. Вот как вчера, например… Они все ушли в разные места с разными поручениями. И как так получилось, что все собрались в одном месте и в одно время?! А Бредянскому теперь разгребать последствия… Сначала он искренне собирался вставить фитиля всем троим, но, получив кое-какую информацию, призадумался и решил отложить порку до выяснения кое-каких деталей. Кажется, Ромкина знаменитая интуиция на этот раз подвела его к чему-то очень интересному, что может принести Бредянскому нехилые во всех смыслах дивиденды…
Надо будет расспросить наемников поподробней, решил директор. А начать можно с Тощего. Где сегодня находятся остальные участники событий –директор еще справок не наводил, с другими делами закрутился, а вот Тощего-то искать не надо. В палате лежит и никуда не убежит. В ближайшие недели три – наверняка…

Бредянский остановился перед дверью палаты и прислушался к доносившимся изнутри приглушенным голосам. Неужели вся компания в сборе? Удачно… Он толкнул дверь палаты. Ну да, так и есть, он не ошибся.
- Здравствуйте, товарищи бойцы, - во вполне нейтральное приветствие Бредянский вложил сарказма по максимуму. Благо приветствуемые этого вполне заслуживали.
Роман поспешно вскочил со стула, на котором сидел верхом, упершись подбородком в спинку и обнимая ее, словно любимого скакуна. Кеша вскочил с табуретки, слишком резко оттолкнув ее пяткой, отчего табуретка опрокинулась и отлетела на пару шагов. Даже Тощий политкорректно сделал попытку приподняться с кровати. Бредянский разрешающим жестом махнул рукой, - мол, лежи, не дергайся, - и прошел в середину крошечной одноместной палаты, отчего в ней стало совсем тесно.
- Все тут, - резюмировал он. – Ну что ж, прекрасно. Не придется служить обедню отдельно для каждого…
Роман и Кеша с заученно-виноватым видом потупили взгляды. Тощему неудобно было поворачиваться так, чтоб видеть линолеум под начальственными ботинками, и ему осталось только, изобразив на лице полное осознание своей вины, уставиться в дальний верхний угол комнаты.
- Просто ангелы, - оглядев всех троих, сообщил Бредянский. – Агнцы невинные… Потрогайте головы – нимбы не отвалились?

2010-08-29 в 17:59 

Роман ничуть не изменился в лице и не выдал себя ни единым жестом, а вот у простодушного Кеши невольно дернулась рука – словно он и в самом деле собирался последовать распоряжению начальства и провести ладонью по макушке в поисках нимба. Бредянский хмыкнул.
- Три веселых мушкетера… - продолжил он нарочито недовольным и грозным тоном, умело скрывая веселую усмешку: парни и в самом деле выглядели презабавно. – Как сойдутся в одном месте и в одно время, так происходит выброс аномальной энергии под названием «раздолбайство»… О том, что вы натворили вчера – в общих чертах я уже в курсе. Теперь жду подробного доклада. От каждого.
Роман открыл было рот, так как прекрасно понимал – поскольку он всю эту кашу заварил, то и отвечать ему. И на вопросы, и вообще… Но он не успел произнести ни слова, как вдруг в коридоре раздалась дробь бегущих шагов, и дверь стремительно распахнулась.
- Ром, там… Ой! – в палату с разбегу влетел Санька, и моментально осекся, чуть не вписавшись прямо в спину шефа. - Извините…
- И тебе здравствуй, Саня, - оглянулся на него Бредянский.
- Ой… Извините… Здравствуйте, Олег Иваныч! – быстро бросил Санька и попытался дать задний ход в коридор, но Бредянский ловко сцапал его за рукав:
- Нет уж, раз пришел, то выкладывай – что «там» за «ой»?
Санька замялся, то опуская глаза в пол, то бросая на Романа взгляды, намекавшие – мол, не вовремя, не при начальстве…
- Вот и наш гасконец примчался! Я полагаю, ты хотел Роману что-то сообщить? – Бредянский подтолкнул парня вперед в комнату и в нужном направлении в разговоре. Вернее, в допросе.
Санька вздохнул. Если уж шеф прицепился, то он не отвяжется – хватка у него как у бультерьера. Убедительного вранья Санька загодя не придумал, а с ходу сочинять не умел. И потому со вздохом признался:
- Там Физик вернулся… Ром, он тебе морду бить хочет…
- Хм… И за что? – мрачно поинтересовался Роман.
- За Лиса. Вернее, за то, что ты на него наших натравил.
- Это еще кто? – Роман был искренне удивлен.
- Один из тех двоих, на кого вы вчера наехали. Который молодой. А который старый – у того кличка Принтер.
- Да, Саня, умеешь ты комплимент сказать, - недовольно пробурчал Бредянский. – Пельмень пробил данные на этого Принтера… Он же мне ровесник!
- Извините, Олег Иваныч, - Санька все-таки смутился.
Да ладно, отмахнулся Бредянский. В семнадцать лет все, кто старше двадцати, кажутся зрелыми взрослыми, а уж те, кому за двадцать пять – и вовсе стариками…
Роман состроил гримасу:
- Н-да, хорошо же у нас сарафанное радио работает… Никакие аномалии этой связи не помеха… Я сам еще не знаю, кто такие те двое и как их зовут, а мне за наезд на них уже морду бить хотят! Только я не понимаю, а Физику-то что до этого Лиса?
- Да Физик же ему кореш! Он Лису вообще по гроб жизни обязан! Они от монстров вместе отбивались, и не раз…
Санька в силу своего возраста подобные ситуации, в общем-то штатные для Зоны, воспринимал как показательные примеры героической романтики, и искренне считал, что сражение плечом к плечу автоматически связывает напарников крепкой мужской дружбой. Тем более странно, что в жизни Санька, успевший побродяжничать и повращаться в криминальной среде, много раз сталкивался с обратным – спутники и подельники не раз его предавали и подставляли. Но тем не менее верить в сказку парень не переставал. И искренне радовался всякий раз, когда находил в реальных событиях доказательства своих убеждений.
Роман, в отличие от него уже повидавший в жизни не в пример больше мерзостей, только иронически фыркнул. С Физиком он был знаком. Небось, этот истерик со сдвинутой крышей просто приперся с неудачной ходки в дурном расположении духа, а тут кстати подвернулся под руку повод сорвать на ком-нибудь злость. Якобы обидели его случайного попутчика, вместе с которым Физик когда-то пару собак завалил… Роман по опыту знал, какими невероятными деталями обрастает история, передаваемая из уст в уста. И потому не верил, что совместные сражения Физика и Лиса были столь опасными и эпичными, как вещал о них Санька, невесть откуда набравшийся этих баек. Хотя, скорее всего, от друзей Физика…
А ведь почесать друг об друга кулаки Роману и Физику уже доводилось, вспомнил Бредянский. Их тогда еле-еле растащили, по трое удерживали каждого из драчунов. Причем драку развязал Физик, и он сразу накинулся всерьез, яростно и истерично – Роман сначала отбивался коротко и сдержанно, хотел всего лишь осадить забияку, но Физик не унимался и в итоге довел до белого каления даже хладнокровного Романа. И вот здрасьте – опять! Еще только не хватало шума во вверенном учреждении и новых склок между подчиненными…
- Ром, он там на ушах стоит, - напомнил Санька о цели своего визита.
Роман дернул уголком рта:
- Ну что ж, пойди и скажи ему, что морды по… Что у нас сегодня – среда? Так вот, по средам вечером морды я не бью, а если он хочет разборки, то пусть присылает секундантов, а сам подруливает к монастырю Дешо…
Он откровенно издевался – почти без улыбки на лице и с совершенно серьезным тоном, как он умел. Только тот, кто хорошо знал Ромку, мог бы уловить в его голосе нотки сарказма. Кеша и Тощий еле удерживались, чтоб не заржать. И от необходимости «хорошо себя вести» перед начальством, а Тощий еще и потому, что ему было трудно даже глубоко дышать и разговаривать – пуля задела верхушку легкого. Но тут сам Бредянский не выдержал и тихо засмеялся. И опять поймал готового сорваться с места Саньку за рукав:
- Нет, Саня, сейчас ты пойдешь и скажешь Физику, что королевским эдиктом по институту за номером 42/57 дуэли запрещены, поэтому ему придется умерить свой гнев и зайти ко мне в кабинет… Кстати, кроме шуток. Саня, пригласишь его ко мне. Прямо сейчас. Я скоро буду, пусть подождет.
Выпроводив юного «сына полка», Бредянский вернулся к теме разговора:
- Роман, докладывай с самого начала – как ты с этими сталкерами встретился, с чего вдруг решил их преследовать…

Роман перевел дух – кажется, разнос закончился, и разговор перешел к деловой части. И принялся в деталях излагать события позавчерашнего дня. Когда он в рассказе упомянул о реплике Принтера насчет видения, то Бредянский вдруг остановил его жестом и сосредоточенно нахмурился:
- Стоп, стоп! Ты ничего не путаешь? Этот сталкер сказал насчет видения?
- Да…
- Хм…
Бредянский не стал ничего пояснять наемнику, замолчавшему с выражением непонимания на лице. А про себя думал – неужели к парочке этих раздолбаев попал в руки «советник»?! Это надо проверить. Это обязательно надо проверить. И вот как раз для этого ему и пригодится Физик, если уж он когда-то водил дружбу с Лисом. Когда Бредянский велел Саньке пригласить Физика к себе в кабинет, то он намеревался просто расспросить его поподробней о Лисе. Но теперь дело принимало другой оборот. И миссия, которую Бредянский собирался возложить на Физика, будет куда более ответственной.

- Роман, продолжай, пожалуйста, - напомнил директор. Наемник в своем отчете еще не дошел даже до того, как он сподобился вызвонить друзей и отправить их по следу Лиса и Принтера.
Потом не менее придирчивому допросу подвергся и Кеша; Тощего Бредянский не стал долго терзать просто в силу объективных обстоятельств. Парень не в состоянии говорить долго, быстро устанет и начнет задыхаться… Да в общем-то, рассказа Кеши вполне достаточно, они же вместе там были.
Значит, получается, что благодаря потрясающей интуиции Романа нашелся доступ в НИИ № 5, куда коллеги Бредянского пытались пробраться много раз, но безуспешно… Интересно, что вытащили оттуда те двое сталкерюг? Если вообще что-то вытащили… Будем надеяться, что Физик сумеет это узнать.
- Ну ладно… - Бредянский подвел итог разговору. – Рома, Кеша… Завтра пойдете в НИИ № 5 и все как следует там прочешете. Надо проверить, что там осталось.

2010-08-29 в 19:18 

Высокий, коротко стриженный темноволосый наемник остановился и сверился с показаниями детектора и картой в КПК. Удовлетворенно кивнув, сталкер поправил воротник куртки, и обернувшись на глухой рык, быстро выдернул из кобуры свой верный "браунинг", и выстрелив по приближающейся собаке огляделся, внимательно прислушиваясь. Никого больше. Убрав пистолет, он двинулся дальше к цели.

Как только он подошел к воротам базы, до его слуха, как он впрочем и ожидал, донесся грозный, громкий голос:
-Стой! Ты кто?
-Мое имя Физик! Мне нужен ваш сталкер Лис и его напарник! - громко и четко ответил наемник.
Часовой помедлил с полминуты и наконец отозвался:
-Жди!
Физик скрестил руки на груди, нетерпеливо покачивая ногой. Через десять минут ворота приоткрылись, и вышел Лис, за ним шел, судя по всему, его напарник.
-Лися-яра! - разведя руки и широко улыбнувшись протянул наемник.
-Фи-изик! - c таким же жестом улыбнулся Лис.
Принтер недоуменно уставился на по-братски обнявшихся сталкеров. Повернувшись к напарнику, Лис кивнул в сторону наемника.
-Знакомься, этого козла зовут Физик! Физик, это Принтер, мой напарник!
Принтер и Физик пожали руки, и Физик тут же снова обернулся к Лису:
-А говорили, что ты умер!
-Ну ща-ас же! И ты поверил!
-Да вот не особо, честно говоря! И не прогадал! - наемник сунул руки в карманы штанов и снова заулыбался.
-Правильно. Задолбаются меня убивать! - Лис подмигнул.
-Ничего не понимаю! - подал голос Принтер.
-Ах да.. - Физик в задумчивости закусил губу - где мы можем поговорить?
-Пошли к нам, - бросил Лис и направился к комнате.

Зайдя, Лис тут же плюхнулся на свою кровать, кивнул Физику, чтоб садился рядом. Принтер сел на свою койку, и внимательно посмотрел на товарищей.м Лис повернулся к наемнику.
-Ну, чертяга, кто рассказывает?
-Позволь мне.
-С радостью! – кивнул Лис и достав шоколад принялся со скучающим видом жевать.
-Принтер, я понимаю, у тебя сейчас много вопросов... Так что позволь рассказать как мы с Лисом познакомились...
-Я тебя ненавидел, - гоготнул Лис.
-Взаимно, - улыбнулся Физик, - но давай по-порядку. Лис еще только-только попал в Зону... Даже имени не имел, еще даже до свободовцев не добрался... Встретил я его, ну, смотрю - прям на лице написано, что свеженький совсем! Думаю – поймаю, отведу к своим, может и завербуем, авось и толк выйдет... Ну, поймал, конечно же, зеленого новичка чего стоит-то? Но допустил кошмарную ошибку: глядя на отсутствие стажа и этот вот дикий вид – Физик кивнул на голову Лиса - потерял бдительность. Недооценил! А парень оказался не промах, и свалил. Ну, думаю еще встретимся... И не ошибся.. Через две недели, на Янтаре потрепали меня снорки, стая целая. Все бы ничего, но ноги... Думаю, дойду до Болотного Доктора, но нет – прям посреди болота свалился.Не могу идти, и все! Только ползти.
Еще и болотная тварь выскочила. Ну, думаю хана: лежа ее отстреливать – согласись, позиция не из лучших. Стоит эта образина, чуя что мне уже никуда не деться – красуется,орет... Тут из кустов выползает Лис, уже в форме свободовца, и прыгает на эту уродину со спины. Вцепился покруче всяких там ей подобных! Она сама по-моему от такого одурела, не то что я!
-А она, сволочь такая, не растерялась, на спину шваркнулась! – недовольно вставил Лис.
-Ну! – хохотнул Физик – а он спрыгнул тут же, бока отбил, но спину тварь повредила сама себе, в итоге! Особенно учитывая, что прямо на острый камень повалилась! Пока пыталась встать – он ее и добил. Взваливает потом меня на гобинушку, и поволок... По дороге, конечно же, много ласковых наговорили...
-Ох как я тебя ненавидел! – весело захихикал Лис.
-Аналогично! Ну доволок он меня до Доктора, и убежал. И, ясное дело, по всем сталкерским законам, я ему обязан жизнью! В следующий раз встретились... Лис, когда, не помнишь?
-А, наверное через месяц...
-Да, где-то так. На Янове. Зажали нас там собаки. Точнее, по такой странной случайности, каждого по отдельности, но в итоге загнали так, что оба оказались зажаты в одном кругу. Ну, спина к спине, и тем не менее, не смотря ни на что покрывая друг друга трехэтажным матом, начали отбиваться. Когда добили – уже лицом к лицу... Уже и стволы побросали, сцепились бы в рукопашную, но тут выскочил контролер... Там уже не до смеха – отбивались гранатами. Оба потратили все запасы РГД, и без того не богатые...Этот урод же мысли сбивает, иди прицелься! Когда он наконец сдох, дара речи уже ни у меня ни у Лиса не было... А там уже и ночь - ночевать на Янове пришлось вместе. Так и сдружились, - наемник улыбнулся.
-О да, полночи предварительно срались, не забудь добавить! - заухмылялся Лис.
-Как это на тебя похоже, - усмехнулся Принтер, и Лис развел руками.
-А потом, - наемник потянулся – пробежал слушок, что тебя и твоего напарника зомбаки задрали.
-Беса задрали... – Лис опустил взгляд – А я...вот он я, - сталкер вздохнул и снова улыбнулся. – И вообще, мог бы написать, например!
- Так твой номер вроде...
-Ах дааа... – Лис схватился одной рукой за лоб и сощурился. – Правильно, выпал возле гравиконцентрата, и все! Привет! Вот склероз...
- Ну! Но вот что-то мне подсказывало – не может такого быть! Не может, и все тут! И вот...Если вкратце... на днях шеф вызывает, и говорит: мол иди, пригласи мне сюда свободовца с рыжим гребнем. И пусть с напарником придет. Ну я там от радости, что ты жив, чуть заикаться не начал, ей богу!
-Слышь, Физик, на кого ты там пашешь?
-На Бредянского.
-И какого хрена ему от меня надо, стесняюсь поинтересоваться?
-Ну... говорит, мол Духа проведать...
Лис прекратил жевать, и немигающим взглядом, как удав на кролика уставился на товарища.
-Физик, ты хоть знаешь что твои дружки.. - начал он наконец, тоном не предвещающим ничего хорошего, но Физик поспешил его оборвать:
-Лис, Лис, не скипидарь! Знаю, сам недоволен, чуть морду этим не начистил, но уверяю - отпустили бы вас по-любому, живыми и невредимыми!
Лис мрачно кивнул, встав схватил Принтера за шкирку, подволок его к наемнику и ткнул пальцем в поврежденный лоб.
-Невредимыми, значит? Да ты хоть знаешь как я за этого балбеса пересрал?! Ты хоть знаешь, какие последствия могут быть от контузии?! – он отпустил Принтера, и тот с опаской глядя на рассвирепевшего напарника вернулся к своей кровати.
-Ли-ис... Он лично извиняется, и ручается, что такого не повторится. Он просто приглашает вас в гости, навестить Духа, поговорить, че-то там перетереть... И кстати, у одного из этих придурков легкое зацепило пулей, не мне тебе рассказывать...
Договорить Лис не дал:
- Еще мало досталось! Мне абсолютно фиолетово, хоть сонную артерию пусть им перекусят, мне мой напарник важнее! Тронул его – считай, тронул меня!
Лис глубоко вздохнул, подавляя злость, и уставился на потупившего взгляд наемника. Физик, зная Лиса, понимал, что если друг упрется – переубеждать его будет абсолютно бесполезно, и молча ждал вердикта.
Принтер, слегка ошарашенный последней фразой напарника, не сводил с него глаз.
-Что скажешь? Идти? - наконец заговорил Лис, покосившись на Принтера.
-Ну... – задумчиво протянул он – что мы теряем?
-Ну в принципе... Физик, ты... – начал было Лис, снова недобро глядя на старого товарища.
-Поверь! – наемник развел руки, как бы показывая свою безоружность – я не хочу с тобой снова на ножах! В качестве друга ты мне куда больше нравишься!
Лис закусил губу и уставился в пол.
-Ладно...идем.

2010-09-05 в 16:38 

…Кабинет директора был довольно тесным – как и все рабочие помещения в Зоне. В нем умещалось все необходимое для руководителя и приема посетителей, но «танцы устраивать» явно было негде. Особым простором в подземных сооружениях не баловали даже руководство. Вдоль трех стен все пространство занимали стеллажи с разноцветными пластиковыми корешками скоросшивателей – немногие яркие пятна среди скупой деловой обстановки. А место окна в проеме между стеллажами занимала небольшая картина – пейзаж с горным озером. Принтер то и дело переводил взгляд с хозяина кабинета на картину. А Лис – наоборот, сверлил Бредянского глазами, словно хотел смутить того наглым взглядом. Принтер разглядывал то пейзаж, то спутника – Лис очень непривычно выглядел в темно-синем рабочем костюме. Модель «техник», крутилось в голове у Принтера; когда-то приходилось верстать многостраничный каталог спецодежды, и названия застряли в памяти. Чистые костюмы и грубые кожаные тапочки им обоим выдали в дезактиваторной со словами «У нас в помещении строгий режим чистоты». Свое имущество – комбезы, рюкзаки, броню, шлемы с масками – предложили запереть в шкафчиках раздевалки, а все оружие отобрали еще на внешнем периметре охраны. И тоже заперли в шкафчик с уверениями, что все дождется владельцев в целости и сохранности. Хоть Принтеру тон начальника поста и показался немного насмешливым и сомнительным, но деваться было некуда. Либо сдавайте оружие, либо валите обратно. Пришлось довериться Физику и сложить стволы в металлический шкафчик.
То, что их спокойно привели «в гости» на закрытый объект, Принтера очень скоро перестало удивлять. Система охраны института была настолько серьезной, что взять его штурмом смог бы разве что батальон элитного спецназа. Даже авиация с артиллерией в штурме мало чем смогли бы помочь, разве что напугать гражданских сотрудников – помещение находилось в глубоком подземелье. По мере спуска в лифте Принтер прикинул, что вышли они на глубине около двадцати метров – хотя кабинет директора и находился на минус третьем этаже, но минус первый от поверхности отделяли еще несколько метров железобетона и грунта. Плюс мощные двери, способные устоять перед взрывной волной ядерного удара. Ни одна группировка в Зоне не смогла бы пробиться сюда силой. Так что Бредянскому бояться было практически нечего… Ну разве что «крота» в своих рядах. Но раз тут содержат телепатов, то наверняка и проблему благонадежности сотрудников решают достаточно эффективно. С помощью тех же телепатов.
Директор встретил гостей лично и весьма любезно; распорядился принести чаю с конфетами, которые тут же начал беззастенчиво цапать из вазочки Лис. Бредянский рассказывал о вверенном ему учреждении; о том, как здесь изучают воздействия аномалий и артефактов на организм; что здесь ни в коем случае не проводят опыты на людях и не держат пленников силой; наоборот – в меру накопленных знаний помогают сталкерам, пострадавшим во время рискованных вылазок. Дескать, травмированные и заболевшие приходят сами; некоторых в тяжелом состоянии приносят товарищи; да, говорил директор, формально нас можно обвинить в опытах на людях, потому что мы применяем неизученные способы лечения с применением артефактов. Но только с согласия пациентов.
Ага, думал про себя Принтер, тут если загибаться начнешь – на что угодно согласишься. И не задумаешься о последствиях и побочных эффектах, которые, кстати, на бедолагах и выявляют. Ишь ты, песню свою поет, ну чисто кот Баюн… Принтер обменялся взглядами с Лисом и понял, что спутник тоже не принимает всю эту благостную картинку за чистую монету.
Потом Бредянский поблагодарил напарников за то, что позаботились о юном беглеце-телепате, и помогли его вернуть.
- Это было очень разумно с вашей стороны, что вы поверили на слово Роману, - сказал он, обращаясь непосредственно к Принтеру. – Еще несколько дней без спецпрепаратов – и в организме Андрея начались бы необратимые изменения.
Лис разжевал очередную конфету, и только благодаря этому не хмыкнул вслух.
- Да, и вы можете сейчас его повидать, - напомнил Бредянский о цели, с которой и приглашал гостей. – Сейчас помощник оформит вам пропуска, вы даже сможете увидеть некоторые наши лаборатории и лечебное отделение, где находятся другие пациенты.

- Ишь ты, - Принтер разглядывал кусочек картона с прищепкой, наскоро сооруженный пропуск с фото, - Нам тут разрешили даже без охраны гулять…
- Да все равно не пропустят дальше, чем полагается, - ответил Лис. – Уровень допуска всего-то «Г»… Только чтоб в лечебное отделение пройти! По уровню «Д», наверно, не дальше раздевалки пропускают!
- Их тоже можно понять, - неожиданно для себя вступился за директора Принтер. – У них там оборудование дорогое и хрупкое, биоматериалы опасные… А тут вдруг ввалятся какие-то праздношатающиеся…

В отделение, где находились палаты – Принтер так и не решил для себя, как лучше называть их обитателей, подопытные или пациенты, - их все-таки сопроводил лаборант. Эта мера была вполне оправданной, иначе в хитросплетениях этажей и переходов запросто можно было заблудиться. Лаборант подвел их к одной из палат; Принтер дернул за ручку – заперто.
- Э, а как же… - начал было он, но лаборант перебил:
- Сейчас подойдет ответственный за содержание, ключ у него. После побега Андрей переведен на особый режим.
- Под замком, значит, держите? Как в тюряге? – заерепенился было Лис, но лаборант невозмутимо ответил:
- Пациентов в психбольнице тоже под замком держат - тех, кто может навредить себе и окружающим. Парень чуть не погиб из-за того, что сбежал. Раз он не в состоянии позаботится о себе, то приходится нам держать его под жестким контролем.
- И ключ только у тюремщика?!
- Ключ у нашего сотрудника, устойчивого к телепатическому внушению. Чтобы Андрей не смог повторить побег.
Принтер услышал, как позади хлопнула входная дверь в отделение и раздались быстрые упругие шаги. Вряд ли такая походка могла бы принадлежать какому-нибудь кабинетному обитателю, ученому или лаборанту… Сначала он увидел кривую усмешку Лиса, смотрящего ему за спину, а потом оглянулся и невольно крякнул – по коридору быстро шел уже знакомый им наемник Роман.
- Привет, - поздоровался тот, как ни в чем ни бывало, и загремел ключами.
Принтер тупо смотрел на подвешенный к колечку пластиковый брелок с прямоугольничком бумаги внутри, на котором был отпечатан номер комнаты. Или все-таки камеры?
- Да, я теперь ответственный за опеку вашего приятеля, - безмятежно пояснил Роман. – Бред меня даже начальником смены назначил ради этого. Потому что у нас тут не слишком много народу, от кого телепат в очередной раз не сбежит…

Палата была маленькой – место в институте явно экономили еще на стадии проектирования. Койка, узкий шкафчик, два стула… Раковина в углу, небольшая дверь – наверно, за ней туалет и душ, чтоб не выпускать телепата из-под замка и лишний раз не рисковать… На столе раскиданы разноцветные кусочки картона причудливой формы – фрагменты набора паззлов, фломастеры и исчерканные листы бумаги, коробка с пластмассовыми кирпичиками конструктора. На одном из стульев – недостроенное сооружение из них, какое-то причудливое нагромождение углов и загогулин. Дух сидел на койке и растерянно перебирал в руках детали конструктора. Он даже голову не повернул на звук открывающейся двери, и выглядел вялым и заторможенным.
- Андрюха, привет, - поздоровался с ним Роман. – Смотри-ка, к тебе гости.
Дух равнодушно повернул голову.
- Здрасьте, - произнес он настолько безразличным тоном, что у Принтера невольно дрогнуло сердце, а Лис ухмыльнулся уголком рта – криво, недобро.
- Как поживаешь, Душара? – выговорил Принтер, изо всех сил стараясь, чтоб голос звучал бодро и жизнерадостно.
- Нормально, - ответил Дух с тем же безразличием, с каким здоровался.
- Скучаешь?
- Не очень, - парень неуверенно пожал плечами. – Спать хочу… Почти все время…
- Чем ты тут развлекаешься? – Принтер огляделся по сторонам и задал вопрос только ради того, чтоб поддержать разговор. Все игрушки Духа и так были на виду. Никакого ноутбука, никакого телевизора, ни единой книжки…
- Вот, картинки складываю, - так же безразлично ответил Дух. – Рисую… Хотел учиться на гитаре играть… А учить некому, всем некогда…
- Чего ж тебе даже кино никакого не показывают?
- А у меня от него голова болит, - Дух пересыпал мелкие детальки конструктора из руки на одеяло, словно гальку на пляже.
- А сама по себе – не болит?
- Обычно нет… Только перед выбросом…
- Андрей, накинь куртку, пойдем наверх, погуляем, - скорее уж не предложил, а скомандовал Роман.
- Пойдем, Дух, - Принтер слегка тряхнул подростка за плечо, аккуратно и мягко. – Правда, стоит воздухом подышать.
«Пока выпускают», - добавил он мысленно.
Андрей вяло нашарил под койкой обувь – такие же комнатные кожаные тапочки, заметил Принтер, неудобные и плохо держащиеся на ногах, на тонкой жесткой подошве. Удобные ботинки, в которых можно много пройти по Зоне, не сбивши ног, у Духа отобрали…

2010-09-05 в 16:38 

Роман повел компанию в дальний конец коридора к лифту – к другому, не к тому, на котором спускались сюда Лис и Принтер. Лифт поднял всю четверку во внутренний двор, со всех сторон огороженный железобетонными стенами с колючкой поверху, не большой и не маленький, вполне достаточных размеров для того, чтоб сюда мог приземлиться вертолет.
- А это и есть вертолетная площадка, - пояснил Роман в ответ на невысказанный вопрос Принтера, и тот вдруг на мгновение испугался: что, телепатия заразна? Передается бытовым и воздушно-капельным путем?!
- Но вертолеты не каждый день приземляются, и когда их нет, то двор используется для прогулок, - продолжил Роман, и, подойдя к стене, возле которой валялся запыленный футбольный мяч, пнул его по направлению к компании.
- Эй, Душара! – тут же подхватил инициативу Лис. – Давай-ка попинаем!
Он отправил мяч Духу: - Пасуй мне! Ну, давай, пасуй обратно!
Тот вяло толкнул мяч носком тапочки.
- Э, да что же ты спишь на ходу?! А ну, давай-ка вот так! – и Лис продемонстрировал, как надо бить по мячу, отправив его мощным пинком в бетонную стену.
Принтер только было сделал шаг к друзьям, чтоб принять участие в забаве и попробовать немного растрясти Духа, как Роман окликнул его:
- Погоди! Разговор есть.
Принтер оглянулся. Да, Лис на его месте с вероятностью сто процентов послал бы наемника в дальнюю даль… Но он-то был не Лис. И, честно говоря, персонально на Романа не держал никакого зла. Роман показал себя уравновешенным и рассудительным человеком, а таких Принтер уважал.
- Ну?!
- Ты, я вижу, поспокойней своего дружка, тот-то, чуть что, сразу в бутылку лезет, - начал Роман.
- Ну, допустим… Что за дело-то?
- Я вижу, вы с Андреем нашли общий язык… Даром что его побег был немалым риском, но, как ни странно, он пошел парню на пользу… Андрей хотя бы разговаривать начал. До того он почти все время молчал, не шел вообще ни на какой контакт…
- Немудрено, если в клетке держать и психотропами колоть, - отрезал в ответ Принтер.
- Его не колют психотропами, - терпеливо пояснил Роман. –Андрею действительно дают препараты, подавляющие активность мозга. И его заторможенность – это побочный эффект, который еще не смогли преодолеть. Проявление телепатии напрямую связано с активностью мозга... Я, конечно, не спец, мне наши врачи и биологи на пальцах объяснили, но примерно так – чем активней у Андрея мозг работает, тем сильнее проявляется телепатия, но и нагрузка на сосуды в разы больше… Понимаешь, нам приходится мириться с неизбежными злом – с пассивностью и заторможенностью, чтоб у парня сосуды не полопались. Кстати, препараты все экспериментальные, их здесь разрабатывают. Вне института их взять просто негде…
- Я помню, ты уже говорил об этом, - перебил Принтер. – Так в чем дело?
- Я хотел воспользоваться даром Андрея и попросить его об одной услуге.
- Залезть кому-то в мозги?! – съехидничал Принтер, но Роман оставался спокойным:
- Да, именно. Давно уже хотел… Но проблема в том, что раньше, до побега, парень вообще не разговаривал ни с кем, а теперь вроде бы начал, но не разговаривает именно со мной… Ясен пень, он обиделся на меня за то, что я его у вас забрал. Он же ни хрена не понимает, что загнулся бы через пару-тройку недель!
- Роман, я, может, сейчас очень глупую вещь скажу, но… Но я все-таки задам этот вопрос, - медленно выговорил Принтер, глядя, как его друг резвится и вопит с напускным весельем, вдвое шумнее обычного, и старается расшевелить вялого Духа. – Так вот… А никак нельзя было оставить парня у нас на базе и дать нам с собой необходимые препараты? Ни я, ни Лис пока никуда из Зоны уходить не собираемся, когда лекарства закончились бы – мы бы пришли к вам за следующей партией… Если Духу уколы колоть надо – то это не проблема, мы это умеем, и на крайняк, у нас на базе медики есть…
Роман посмотрел на собеседника как на ребенка, вообразившего, что тот все понимает в сложном взрослом мире, и сморозившего несусветную глупость:
- Принтер, а ты не задумывался о том, что об Андрее очень скоро узнают, и кто-нибудь захочет воспользоваться его способностью точно так же, как сейчас хочу это сделать я? Ты не думал, что его у вас могут банально похитить – и содержать в условиях намного худших, и о лекарствах для него не задумаются, то есть – просто сгубят мальчишку? Здесь он живет под замком, но в хороших условиях, и выкрасть его отсюда – нереально. Это я тебе как охранник говорю.
Принтер насупился. «И почему я раньше об этом не задумался? Расслабился среди хороших людей… Забыл, что на свете полно нехороших…» Да, как ни крути, а Роман прав.
- А ты сам пробовал с Духом поговорить?
- Пробовал, - Роман с досадой подкусил губу. - Сидит, тупо смотрит в свои игрушки, и делает вид, что не слышит меня… Короче, попроси его мне помочь, а?
- Хм…
С другой стороны, Принтер же сам не раз пользовался даром телепата. Он сам просил Духа об услуге, и не раз. Так чем же он тогда лучше этого наемника? И чем Роман хуже его самого?
- Кого надо просканировать, и что ты хочешь узнать? – сдавленным голосом спросил Принтер.
Роман перевел дух, как показалось Принтеру, с немалым облегчением. Небось думал, что я пошлю его без разговоров, подумал он.
- Первого зама нашего Бреда… Я хочу узнать, какие дела ждут его на большой земле, кроме тех, о которых он говорит открыто. Есть у меня кое-какие подозрения, что наше руководство кое-какие грязные делишки крутит.
- А почему уж сразу не Бреда?! – усмехнулся Принтер.
- Бред непроницаем для телепатов, - серьезно ответил Роман. – Я случайно об этом узнал… И слава богу. Потому что если он почувствует ковыряние в своей голове, то… А первый зам – проницаем, и точно ничего не почует. К тому же есть еще одна заковыка, вроде бы на первый взгляд простая, но когда доходит дело до реализации планов, то преодолеть ее очень трудно. Бред почти не выходит сюда, в прогулочный дворик. Духа невозможно провести в управленческий отсек, пациентам запрещено там появляться. Нас охрана не пропустит. Я же все-таки не начальник охраны объекта, чтоб обойти этот запрет… Да и нет никакого повода Духу там мотаться… Короче, просто очень сложно найти место и время. Где бы они с Бредом могли пересечься. А первый зам завтра вечером или послезавтра утром летит на большую землю. Точные сроки пока не определены. Это будет зависеть от того, когда пройдет очередной выброс, и успеют ли рассчитать фарватер. Наши научники сейчас бегают, как тараканы по сковородке, готовят отчеты – зам везет показывать результаты нашей работы, и под них будет выбивать нам финансирование. С первым замом спокойно можно пересечься на вертолетной площадке – я выведу Духа погулять, когда прилетит вертолет. Поболтаю с замом на тему командировки, чтоб его мысли пошли в нужном направлении…
- Ну, допустим, что Дух выудит из его башки что-то про грязные делишки, - перебил Принтер. – И что ты с этой информацией делать будешь?
- Смотря что это окажутся за делишки! Может, разумнее всего будет срочно увольняться отсюда, пока по уши в дерьмо не вляпался, и Саньку с Кешкой забирать, чтоб этим обормотам не перепало вместе со мной!
- Это твои друзья?
- Кешка – старый напарник. Мы с ним еще два года назад в Зоне осваивались… А Санька – ну, типа воспитанник. Чуть постарше Духа… Прошлой зимой ко мне прибился, когда я на большой земле завод сторожил. Удрал от мамаши-пьяницы, та еще отчима привела, такого же алкаша, как она сама. Санька и подался в бега от такой жизни. Бродяжничал, воровал… На завод пролез, учуявши запах жрачки… Да так и остался. Я его с собой весной в Зону взял. Лучше уж тут… В помещении воздух фильтрованный, защита от радиации хорошая, парень все время под присмотром, накормлен, тренируется, даже учится понемногу… Спецов у нас тут полно, натаскивают его в разных науках, когда у самих время есть. Все лучше, чем ничего, на большой земле он и так-то не учился, только по форточкам лазил. Но в дерьмо влипать мне теперь совсем нельзя. Потому что я за Саньку отвечаю…
- Ладно, - помедлив, согласился Принтер. – Я поговорю с Духом…
- Кстати, Бред тебе еще никаких предложений не делал? Ни о чем таком, гм… Неожиданном не спрашивал?
- Нет, а что? – удивился Принтер. – Только за свой институт толковал да предлагал Духа навещать…
Роман слегка усмехнулся:
- Значит, решил сначала прикормить… Он точно чего-то от вас хочет. Просто так, без выгоды, заниматься благотворительностью он не станет – не та натура. Это тебе, мужик, мой ответный подарок в качестве жеста доброй воли. Чего от вас хочет Бред – я сам не знаю, он передо мной карты не раскрывал. Но ты имей в виду… Может, ты и сам знаешь, чего ему от вас может понадобиться, и сам догадаешься…

2010-09-08 в 16:49 

Еще минут пятнадцать Принтер ждал, пока Лис с Духом набегаются. Бегал за мячиком и оживленно пинал его, конечно, в основном Лис, но и Дух немного оживился, внимательно следил за перемещениями мяча по площадке, и несколько раз отдал Лису удачный пас.
Потом, когда Роман окликнул подопечного и повел его к лифту, Принтер подошел к Лису и попросил того где-нибудь подождать или погулять тут одному - мол, к Духу есть личный разговор.
- Может, тебя в столовку проводить? – любезно предложил Роман, но Лис буркнул в ответ – мол, не проголодался пока.
- Ладно, тогда спускайся с нами, высажу на минус первом, это жилой этаж для персонала. Там и просто так поболтаться можно.

На жилом этаже ничего интересного, в общем-то, не было. Многие комнаты были заперты – несмотря на довольно поздний час, работа продолжалась, сотрудники не спешили расходиться с рабочих мест. В некоторые приоткрытые двери Лис мельком заглянул. Ну да, чистенько, койки новые, вентиляция хорошая… Лис немного удовлетворил любопытство, и теперь медленно брел по коридору, сунув руки в карманы куртки и рассеянно оглядываясь по сторонам. Может, зря он отказался от посещения столовой? Не то чтоб он сильно проголодался, но перед обратной дорогой не помешало бы чего-нибудь захомячить… Теперь вот ищи эту столовую… Вдруг его внимание привлек знакомый голос. Физик? Свободовец остановился и прислушался. Подойти к нему, что ли? Звуки доносились из комнаты, которую он только что прошел. Вернувшись на пару шагов назад, Лис заглянул в слегка приоткрытую дверь. Физик, сидя за потрепанным столом, что-то втирал сидящему рядом юнцу, и попутно записывал что-то на бумаге, а юнец, как говорится «в рот заглядывал» сосредоточенному товарищу.
- ...Ну, теперь понятно?
- От этой формулы... – юнец ткнул в листок – не очень...
- Хорошо... Поехали по новой...
Лис, отойдя на полшага от двери, прислонился спиной к стене, ухмыльнулся и качнул головой. Да, Физику сейчас лучше не мешать. «Прирожденный препод, ей богу! Все б такие были...» Однако интересно, что это за парень, которому он объясняет решение задачи? Для наемника слишком уж молод. Максимум на шестнадцать-семнадцать выглядит. И даже для сотрудника слишком юн. Сынок кого-нибудь из здешнего руководства? Не с кем оставить, и потому взяли парня с собой в Зону? Лис снова тихо подошел к двери, и заглянул в щель. И тут же отпрянул, ошарашенно раскрыв рот. Нахмурился и помотал головой, потом снова повернулся к щели, желая убедиться, что глаза его не обманывают.

***
Физик любил свое дело. Годы преподавания он безо всяких сомнений мог отнести к категории «лучшие в жизни». Он не понимал коллег, негодующих, когда ученики что-то не понимали с первого, со второго максимум раза. Он всегда считал, что плохих учеников не бывает, есть недобросовестные учителя, не умеющие взглянуть на проблему с другого ракурса, не умеющие преподнести материал в другом виде.
И когда Саня в первый раз подошел к нему с просьбой позаниматься с ним физикой, он был искренне рад. Поражен, но рад, что даже здесь его преподавательские таланты будут востребованы. А более всего ему льстило то обстоятельство, что по всем прочим предметам школьного курса Санька занимался с репетиторами из-под палки. Вернее, из-под Ромкиного ремня. Роман заставлял подопечного учиться; сам уговаривал сотрудников – специалистов в разных науках, чтоб они хоть немного времени уделили Саньке, и хоть немного поднатаскали его по школьной программе. А юный обормот в гробу видал все уроки, и мечтал только о том, чтоб лишний раз побегать с тренирующейся группой бойцов по тактическому полигону. Но к Физику Санька подошел сам… Даже если его настропалил Роман, все равно – занимался парень прилежно. Наука давалась ему с трудом – и школу давно забросил, и особыми способностями не отличался, но Саня старался от души. Может, Роман пообещал брать его на патрулирование прилегающей к институту территории, если парень успешно освоит программу восьмого класса?

Но, каковы бы ни были причины, приведшие к нему ученика, Физик львиную долю свободного времени стал отдавать ему, объясняя непонятное ровно столько раз, сколько требовалось. Это отчасти создавало иллюзию прежней, спокойной, дозоновской жизни…

Знал бы Физик, что творится в голове у ученика… Неизвестно, как бы он отнесся к их частым встречам…

Тараканы у Саньки в голове водились еще те, и они давно уже не давали Саньке покоя. Сегодня он, собрав все мужество в кулак, наконец-то решился осуществить давно задуманное. Когда Физик в очередной раз закончил фразу и остановился, глядя на ученика, чтоб убедиться - все ли тот понял, Саня на мгновение замер, делая вид, что задумался над формулой. А потом быстро повернулся к учителю в пол-оборота, привстал и отчаянно, яростно и торопливо присосался к его губам. При этом Санька обеими руками вцепился Физику в плечи, чтоб тот не успел оттолкнуть наглого юнца, пока он не завершит начатое.

Разумеется, Физик с легкостью мог бы разбить этот детский захват и отправить Саньку в свободный полет к противоположной стенке комнаты, или уткнуть носом в пол. Но он сидел, неподвижней Монолита, и с ужасом осознавал, что только что усилием воли подавил чуть было не сработавший рефлекс тренированного бойца – отбросить неожиданно напавшего противника. Физик понимал только, что он этот рефлекс подавил. А почему подавил – он понять не мог. Потому и остолбенел.

А Саня, видимо, воспринял реакцию Физика как согласие и одобрение своих действий. И продолжил. Он немного ослабил свою судорожную хватку, скользнул рукой по плечу учителя, потом отважился запустить пальцы в коротко стриженные волосы Физика, и провести языком по его губам, теперь уже медленно и аккуратно.
Физик сидел в полном шоке.
Внутри у Саньки все вибрировало от сложной мешанины чувств; он каждую секунду был настороже и ждал, что его вот-вот оттолкнут. Но ничего не происходило, и Санька совсем осмелел. Он опять сомкнул руки на спине партнера в захват, прижавшись к Физику покрепче, замер и прикрыл глаза.
Не подозревая, что в этот момент в щелку между дверью и косяком заглядывает Лис.

***
Снова отпрянув от двери, Лис зажмурился и закусил рукав, чувствуя, как мышцы живота нервно сокращаются в беззвучном смехе.
«Двинуться! Ей богу! И главное, кто?! Физик! Он же мог пацана оттолкнуть, но ведь не стал! Не стал же! Сидел столбом… Оё-ё-ё… Вот это сюрприз… Вот уж от кого я не ожидал... Сроду бы не подумал, что он «по этой части»! Вот так знаешь человека с одной стороны, и вдруг оказывается, что ты его совсем не знаешь!»

Мысли вихрем пронеслись у Лиса в голове.
Ну да, на большой земле, в тусовке неформалов случались и однополые связи. Лис слышал о них краем уха, но соответственно своим убеждениям никогда не осуждал чужую личную жизнь. Да и здесь, в Зоне, у некоторых парней, кажется, бывало друг с другом. Но такие вещи не афишировались, даже наоборот – осуждалось гласно и негласно, за такое можно было и по морде огрести, и репутацию испортить безвозвратно. Лис отнюдь не оправдывал своих нетерпимых коллег, но не оспаривал их убеждений открыто – плевать против ветра бессмысленно и глупо, он это прекрасно понимал. Вот и сейчас – он не осуждал своего знакомого, просто был очень удивлен внезапно открывшейся ему неизвестной стороной натуры Физика.
«А дальше, дальше-то у них что?! Тьфу ты! А, ладно, не мое дело... Надо сваливать, пока не засекли.»
Лис, ступая как можно тише, чтоб не привлечь к себе внимание Физика и его ученика, двинулся обратно по коридору.

***
Лис и Принтер уже натянули свои вещи и комбезы, и собрались было выдвигаться, когда в раздевалке КПК сопровождавшего их Романа вдруг запищал. Наемник прочитал сообщение и нахмурился:
- Народ, погодите-ка… Похоже, вам лучше остаться ночевать здесь.
- С какой радости? – Лиса это предложение, похоже, ничуть не обрадовало. – У нас на базе дела, ну и вообще…
- Выброс внезапный, что ли? – спросил Принтер. – Был же утром выброс!
- Не выброс, но что-то вроде того… Повышение аномальной активности. По сталкерской сети только что предупреждение прошло. Пельмень пишет – судя по характеристикам поля, вполне вероятно, что и у мутантов агрессивность резко повысится. Когда в прошлые разы были такие всплески активности, монстры сбивались в стаи и валом валили на ограждение. Просто жуть представить, что творилось в Зоне… На открытой местности в это время лучше не оказываться.
- И надолго это повышение? – мрачно поинтересовался Лис.
- Часа на три, не меньше. А может, и до утра хватит. Твари взвинтятся и еще долго будут кидаться на все, что шевелится. Так что лучше вам остаться…
- Ладно, уговорил, - вздохнул Принтер. – Ну, хотя бы пожрать-то дадите? А то мы налегке, пайком не озаботились…
- Не вопрос! – с легкостью согласился Роман.

2010-09-11 в 00:35 

=Gost-ya=
***
Среди ночи сон Принтера, и без того зыбкий и неровный, прервали настырный писк зуммера, возня и суета. Гостей разместили в общежитии персонала, в спальне на шесть человек. Принтер неохотно разлепил веки - над входной дверью мигала красная лампочка, и гудел сигнал оповещения. «Что-то случилось», - понял Принтер и тряхнул за плечо Лиса, спавшего на соседней койке. Соседи по комнате спешно натягивали одежду.
- Вставай, и кореша своего буди, - сказал техник Серега, заметив, что Принтер уже проснулся. – Я только что собирался тебя потормошить…
- Что случилось? – хриплым со сна голосом спросил Принтер.
- Внештатка, - лениво бросил Серега. – Нарушение периметра. Нас это касается только в той части, чтоб мы были готовы спускаться в тоннели, если будет следующий сигнал.
Принтер уже знал, что их соседи – не охрана, а младший персонал лабораторий и техники по обслуживанию оборудования, потому-то в случае внештатной ситуации они не поднимались наверх, к периметру института, а просто собирались и ждали дальнейших распоряжений. Похоже, что все-таки аномальная активность спровоцировала тварей… Ну, если периметр атаковали именно твари, а это еще надо узнать.
- Лис! Эй, Лисяра, подъем! – Принтер закрутил головой в поисках какой-нибудь емкости с водой. Был бы неплохой повод отомстить Лису за все хорошее… Но тот уже сел на постели.
- А? Чего?
- Одевайся, что-то случилось… Пойду пока узнаю, что именно.
Принтер натянул одежду и выскочил в коридор. Он не знал, разрешается ли сотрудникам перемещаться по институту при внештатной ситуации, согласно внутреннему распорядку, но он беспокоился за Духа. Про запертого подростка он вспомнил, едва встряхнулся от сна. И теперь намеревался лично убедиться, что Роман или Кеша не забыли его выпустить. Он спустился на лифте на нужный этаж, но там дежуривший неподалеку охранник не пропустил его в отсек для пациентов. Гостевой пропуск Принтера тут не действовал. Да, ведь днем-то их с Лисом провел сюда сотрудник… А потом сопровождал Роман… Принтер метнулся обратно. Надо найти Романа! Черт побери, не догадался раньше поинтересоваться, в какой комнате он обитает, и где его искать в случае необходимости…
После расспросов нескольких встречных сотрудников Принтер узнал, что Ромка с Кешей занимают комнату № 8. Хотя наверняка его там сейчас нет, думал Принтер, быстро шагая по коридору жилого этажа. Тревогу объявили уже минут пятнадцать-двадцать назад. Наверно, Роман уже стоит с оружием наверху, возле периметра… Но на всякий случай он дернул дверь комнаты № 8. Та вдруг оказалась незапертой. Странно… Неужели хозяева настолько торопились, что убежали наверх и бросили жилье открытым? Принтер заглянул внутрь – тоже на всякий случай.
Тесное – на две койки и узкий шкаф – помещение озарялось неровным мигающим светом красной лампы. Одна из коек была пуста, разобрана, скомканное одеяло откинуто в сторону. На другой сном праведников спали двое. Принтер замер в замешательстве. В этих двоих он, несмотря на миганье лампы и искажающее цвета освещение узнал Кешку и Романа.
Кешка упирался носом чуть ли в самую стенку, поскольку койка была узкая, а Роман сзади обнимал его под мышки и тесно прижимался к его голой спине.
Н-да… Поза спящих двоякого толкования не вызывала. Вряд ли один из них забрался в постель соседа только ради того, чтоб погреться. К тому же в валявшейся на полу возле койки тряпке Принтер без труда опознал трусы – обычные «боксеры» с мелким бело-серым рисунком, стандартного китайского пошиба, какими завалены все дешевые уличные рынки от Владика до Черного моря. Принтер нервно почесал затылок. Ситуация получалась крайне неловкая. Ну и что прикажете делать? Потихоньку свалить, пока не проснулись и не заметили незваного гостя? Но ведь тревога же, наемники просто продрыхли, хотя давно уже должны быть на ногах! Ясен пень, отчего они уснули мертвым сном и не слышат зуммера!.. После и без того напряженного трудового дня еще и бурно порезвились в постели. Вот и дрыхнут, как суслики.
Надо сказать, что Принтер был немного шокирован сценой, невольным свидетелем которой стал. С одной стороны, это чужая личная жизнь, которая его не касается и для посторонних глаз не предназначена. С другой – ни Ромка, ни Кеша, по всем параметрам «реальные пацаны», на голубых похожи не были. Сложившийся под влиянием стереотипов масс-культуры шаблон трещал по швам… А с третьей стороны вдруг вспыхнула зависть к Кешке, которого так трогательно обнимает и согревает партнер. Черт побери, Принтер бы и сам не отказался, чтоб кто-нибудь его вот так же согрел... После разрыва с женой почти сразу началась Зона, с женщинами здесь, само собой, большая напряженка, а кандидатур своего же пола в своей постели Принтер никогда и не рассматривал. Ну… Ну не делают так настоящие мужики! Но в этой части шаблон теперь тоже дал трещину. Оказывается, другие не столь щепетильны… Или просто позволяют больше воли своим чувствам?

Черт побери, некогда гадать о мотивах Ромки и Кешки – сонное царство надо будить, как ни крути!
Принтер набрал в грудь побольше воздуха и рявкнул:
- Подъем!
Он еще подобрал с полу тапочек, намереваясь швырнуть его в спящих, если окрик не пробьет их сон. Подходить близко он не рискнул – а то, чего доброго,
Ромка спросонья заедет по башке, не успев продрать глаза. Тренированный спецназер на такое вполне способен.
Тапочек не понадобился – от окрика Роман рывком сел на постели.
- А?! Что?!
- Подъем! – повторил Принтер. – Тревога. Нарушение периметра.
Роман вскочил с постели – как и ожидалось, совершенно голый, и начал спешно напяливать трусы и штаны. Кешка вскочил следом – тоже голый. И оба ничуть не застеснялись незваного гостя… Похоже, их совсем ни капли не смущало то, что подумает чужой мужик, застав их голыми под одним одеялом.
- Вообще-то я насчет Духа, - напомнил Принтер о цели своего визита, - он ведь там заперт!
- Я понял, - Роман уже стоял одетый. – Пошли за ним! Кешка, давай наверх. Старший смены там, наверно, уже рвет и мечет… Надо же, продрыхли…

2010-09-12 в 22:01 

- Спасибо, что разбудил нас! Мне надо срочно к Духу мчаться, а Кешке – на пост охраны!

На ходу, торопливо шагая по коридору к лифту, Роман созвонился с кем-то по КПК. Из коротких, отрывистых реплик Романа Принтер ничего не понял, но тот пояснил сам, когда отключил соединение:
- Атака тварей на периметр. Толпищей, все вместе… И снорки, и собаки, и плоти, и кабаны… Внутрь не прорвутся, но внешнее ограждение сильно повредили, кое-какие коммуникации тоже… На вертолетную площадку теперь не высунешься! Вряд ли теперь наш первый зам завтра куда-нибудь полетит.
Завтра нас еще только выгонят зачищать территорию и восстанавливать периметр… А уж потом начальство наверх выползет…
- А почему объявили тревогу, если ты говоришь, что твари внутрь не прорвутся?
- Всякое может случиться, - коротко бросил Роман. – В надземной части здания есть уязвимые места… Тоннели защищены лучше.
Тем временем они дошли до лифтовой шахты, Роман нажал кнопку вызова.
- Смотрю, ты первым делом о Духе забеспокоился? – он слегка усмехнулся.
- Конечно! Вдруг все спешно по тоннелям разбегутся, а он там под замком?!
- Заботишься о нем… - протянул Роман. – Да я понимаю… У самого за Саньку душа болит. Я ж типа ответственность за парня взял… Теперь вот и тащу! А он тот еще фрукт… Не то, что твой тихий Душара. Санька на такие выходки способен, что туши свет, бросай гранату…
На «больничном» этаже дежурный охранник, увидев Романа, спокойно пропустил их обоих дальше. Здесь ощущалась такая же сдержанная обеспокоенность и деловитая суета, как и на жилом этаже, многие двери кабинетов и палат были приоткрыты, персонал шнырял туда-сюда, пациенты с тревогой выглядывали в коридор.
Роман подошел к «одиночке» Духа и отпер дверь.
- Надо же, дрыхнет, - отметил он, включив ночник. – Ему снотворное на ночь колют… Ладно, пока не будем его беспокоить… Если объявят эвакуацию, тогда лучше я Андрюху просто заверну в одеяло да понесу, а ты его шмотки захватишь.
Они оба присели на стулья.
- Вот устроила нам Зона канитель, - вздохнул наемник. – Сейчас ночь не спать, еще хрен знает когда объявят отбой тревоги, а завтра разгребать последствия…
Он вытащил КПК и позвонил кому-то, обменялся с собеседником на том конце провода несколькими отрывистыми фразами.
- Саньку потормошил на всякий случай, но он уже в полной боевой готовности, - пояснил Роман, хотя Принтер ничего и не спрашивал. – Он бы рад сейчас рвануть наверх – тварей зачищать, да кто ж его пустит?! Завтра будет проситься с нами…
- Возьмешь его? – спросил Принтер, опять-таки только ради поддержания разговора, потому что напряженная тишина слишком действовала на нервы.
- Не знаю, посмотрю завтра на ситуацию и подумаю еще. С одной стороны – опасно, с другой – может, надо дать парню немного сбросить агрессию… Какой-то он странный стал в последнее время. Раньше постоянно ко мне лез, а теперь почти внимания не обращает. Может, обиделся, что я его держу в тепличных условиях и никуда не пускаю? Тогда в самый раз на зачистку взять… Может, действительно, пока ему выпустить пар в более-менее подходящее русло, пока чего-нибудь не натворил от переизбытка накопленной энергии… - Роман уже начал потихоньку, вполголоса, рассуждать вслух, заметив, что Принтер его слушает. - Чует мое сердце, что это затишье перед бурей! Я уже по своему опыту знаю – если Санька затих и не отсвечивает, то значит, он что-то задумал и наверняка скоро что-то вытворит. Да ладно бы, если только какую-нибудь шалость! А то полезет к кому-нибудь, а мне потом скандал утрясать!
- Морду набьет кому-нибудь? – Принтер опять спросил просто так, потому что другого варианта ему и не представлялось. Ну что еще может натворить подросток, кроме как устроить «петушиные бои» под влиянием бурлящего адреналина?
- Да если бы морду! Да если бы набил! – повысил голос Роман. – А то ведь подкатит с намеками, на шее повиснет! И хрен его знает, кого он себе в качестве объекта интереса выберет. Он еще щенок неопытный, а среди людей попадаются экземпляры поопасней кровососа…
- То есть?! – ляпнул было Принтер и тут же осекся. До него дошло, что имеет в виду Роман. Вспомнил их с Кешей в постели. Видимо, юный воспитанник пошел в наставника… И с него пример берет…
- Он домогается от тебя взаимности? – на всякий случай уточнил свою догадку Принтер.
Черт побери, все-таки это было дико. Как ни крути, а несколько дико, и до сих пор не укладывалось у него в голове.
- Ага, - спокойно ответил Роман. – А я его отфутболиваю. Потому что нефиг. Потому что мал еще. И потому, что у меня есть Кешка… Да знал бы ты, как Санька прошлой зимой ко мне лез, когда мы на заводе жили! Тем более, что там-то Кешки рядом не было, он в то время дальнобойщиком работал, «Камазы» по стране гонял. Санька вокруг меня просто танцевал на задних лапках! А сейчас вдруг чего-то притих. С неделю уже не подходит. Я вот чего боюсь – что он решил мне «отомстить». Ну, закрутить с кем-нибудь и дать ему не потому, что реально хочет, а лишь бы только мне назло. А тот, другой… Хрен знает, к кому там Санька подкатит! Может, его партнер окажется на всю голову долбанутый! И вообразит, что Саня – это местный «петушок»?! В другой раз захочет попользоваться без согласия – а Санька обидится в лучших чувствах и бортанет его, а тот тоже обидится и полезет бить Саньке морду, а в итоге утрясать отношения во всей этой «Санта-барбаре» придется мне…
- А если ты его спросишь – то он, естественно, ничего не скажет, - заметил Принтер, просто констатируя факт. – Да, лучше уж взять его на зачистку…
- Я прямо не знаю, как быть, - признался Роман. – Ни с Кешкой отношения рвать я не собираюсь, ни Саньку из-под контроля выпускать… Третьим его взять – не прокатит, Кешка на это не согласится…
Шаблон Принтера опять затрещал от натуги. Только-только притерпелся к мысли о возможности близких отношений между парнями, как нате вам новый сюрприз, еще более крутой! Оказывается, кое для кого и «тройничок» - норма, не выходящая за рамки допустимого! А именно – для Романа. Кеша, оказывается, тоже в определенной степени консерватор в личных отношениях – согласен только на одного партнера, не более.
Дух перевернулся на другой бок, наморщил нос и натужно засопел со сне. То ли снилось что-то неприятное, то ли нехорошо стало… Может, от лекарств, которые ему колют, дурнота бывает…
- Слушай, Роман, - вдруг рискнул поднять тему Принтер, - а согласится ваш босс отпустить Духа с нами в «Свободу» взамен на… м-м…
Он замялся, не решаясь называть ничего конкретного. Все-таки добытые документы принадлежат Лису, Принтер не вправе ими распоряжаться, а нужен ли Бреду артефакт-предсказатель - он не знал.
- Взамен на что-нибудь ценное, - наконец сообразил Принтер.
Роман посмотрел на него с определенной заинтересованностью:
- Смотря на что…
- Вот ты лучше своего босса знаешь, - Принтер увел разговор немного в сторону, - Как думаешь, вообще можно подкатывать к нему с подобным предложением? Он не кинет?
Роман задумался и помедлил.
- Бредянский – очень хитрая задница. Я бы не рискнул, например, предлагать ему такую сделку. Потому что в итоге можно лишиться одного и не получить другое…
А про себя мысленно отметил, что, оказывается, все-таки нечто ценное в загашнике у этого сталкера есть… Похоже, Бредянский был прав, и не напрасно тратит время, подбивая клинья к этой парочке раздолбаев.

2010-09-14 в 00:29 

Тем временем Лис, замучившийся от бездеятельного ожидания и не знавший, куда себя приткнуть, набрал на КПК номер Физика. Вообще-то он хотел всего лишь узнать, что происходит наверху, но Физик неожиданно предложил «подтягиваться на первый этаж». Мол, «поможешь, тут каждый ствол на счету».
- У нас же комбезы забрали…
- Ничего, мимо раздевалки не пройдешь! Я предупрежу охрану, чтоб тебя пропустили. Подходи давай, одевайся, а там тебе покажут, где по внутреннему коридору пройти к лестнице на вышку. Я тебя там встречу.
Лис был немного удивлен, но Физику он вполне доверял – тот обычно знает, что делает. Раз просит о помощи гостя – значит, так надо.
Лис взбежал по ступенькам на верхнюю площадку вышки – а вернее, сторожевой башни, находящейся в углу периметра. По пути он бросал взгляды вокруг, снаружи доносились рев и визги тварей, проломившихся через внешний периметр и заполонивших часть наземной территории института. Вторая линия периметра тоже может не выдержать, прикинул про себя Лис.
Охранники били по тварям одиночными прицельными выстрелами.
- Пока мы стараемся только сдерживать их, - пояснил Физик, встретивший Лиса наверху. – Патроны экономим. Бьем только по самым ретивым. Главное, держать ситуацию под контролем и не давать им прорваться за внутренний периметр. Вот, возьми ствол, – он протянул Лису «абакан».
Лис огляделся – в этой части верхней площадки они с Физиком были одни. Фигура еще одного охранника маячила в другом углу, на несколько метров дальше.
- Честно говоря, я тебя позвал не ради того, чтоб предложить отстреливать монстров, - вдруг сказал Физик, подойдя поближе. – Поговорить надо. Тут, наверху, точно никто не подслушает… Удачно оказия выпала. Я уже собрался через денек, когда эта котовасия закончится, ради одного только разговора опять к вам на базу в гости сходить, потому что в институте на каждом углу уши… И можешь считать меня параноиком! Ну разве что тут, на башне, их нет… И шум кстати оказался. В таком шуме ни один микрофон слов ни хрена не уловит…
- Ну, давай, слушаю, - Лис просек фишку, что наверняка причина для разговора серьезная.
- Есть два важных дела… Одно напрямую касается твоих интересов. Другое - только моих, но я совершенно не представляю, как мне поступить, и хотел посоветоваться… С какого начать?
- Конечно, с того, которое моих интересов касается, - хмыкнул Лис. - Своя рубашка, сам понимаешь…
- Ладно, - согласился Физик. - В общем, я долго думал, но… Короче, когда Бредянский с вами беседовал, он разговор к чему подводил?
Лис пожал плечами:
- Да ни к чему вроде… Рассказывал, какое вы все тут благое дело делаете… Как науку двигаете и несчастным пострадавшим помогаете…
- Про артефакты чего-нибудь спрашивал?
- Нет…
- Точно? - усомнился Физик.
- Да точно! Не понимаю, к чему ты клонишь?
Физик прицелился и дважды пальнул в особо резвого снорка, забравшегося на труп псевдоплоти и с него сумевшего перепрыгнуть ограждение.
- Готов, шустрый… Бред мне… Хм… Направление для общения с вами задал. В неформальном разговоре с вами, особенно с тобой, раз уж у нас знакомство довольно давнее, выведать - какие артефакты вы находили в последнее время… Ну, последнее время - понятие растяжимое… Короче, не находили ли вы чего-нибудь особенного, и если находили - то куда это дели. Оно у вас, или сбыли, если сбыли - то кому…
- Ничего конкретнее он не говорил? - нахмурился Лис.
- Нет. Или он сам не знает, что ищет, или знает, но решил меня в известность не ставить. Речь шла об артефактах вообще. Бред даже не употребил слова «редкие».
- А почему «мы»? - насторожился Лис. - Почему речь шла о нас обоих? А если кто-то один из нас что-то нашел, то это вашего Бреда уже не интересует?
Физик еще дважды прицельно пальнул в следующего снорка.
- Не знаю, - ответил он. - Почему-то Бред сказал «узнай, какие у них есть артефакты». Понятия не имею, что при этом он держал в уме… Я не телепат, знаешь ли…
Лис криво усмехнулся. Кажется, до Бреда каким-то образом дошло про артефакт-предсказатель. Значит, директор знает о том, что такая штука в принципе существует. И наверняка «предсказатель» уже попадался кому-т ов Зоне. Бред знает, что артефакт может работать только в комплекте из двух половинок, каждая из которых принадлежит своему владельцу. Не зря же он все время повторял Физику «у них».
- Спасибо, что предупредил, - поблагодарил Лис совершенно серьезно, без тени ухмылки.
- Ты понял, о чем речь?! - Физик уставился на него удивленным взглядом.
- Кажется, догадываюсь! Ну, а второе дело какое?
Физик замялся и сделал вид, что тщательно выцеливает вертящуюся внизу псевдособаку.
- Ну, не тяни кота за яйца! Сказал «а», гони уж и «бэ»!
Физик оглянулся на другого часового. Нет, тот по-прежнему стоял на другом конце наблюдательной площадки.
Убедившись, что никого рядом нет, Физик глубоко вздохнул, и глядя куда-то в пространство, начал:
- Тут недавно такая оказия произошла… Короче, юнец у нас на базе есть. Типа «сын полка»… Лет семнадцати… Так вот, он недавно начал мне на шею вешаться. Проблема, сам понимаешь… И не знаю, что с этим делать.
Лис с трудом удержался, чтоб не загоготать. Хрюкнул в кулак и, сделав над собой усилие, натянул серьезную гримасу. Да, вот Физик-то не знает, чему Лис вчера стал невольным свидетелем…
- А в чем проблема-то? – изо всех сил удерживая сочувственно-проникновенное выражение на лице, поинтересовался Лис.
- Ну, во-первых, парень несовершеннолетний. Во-вторых… Это типа Ромкин воспитанник. Ну, во всяком случае, Роман его в Зону привез и опекает.
- Роман? Это тот самый, с которым вы собачитесь? Да-а, тогда это проблема… «Батя» у твоей Джульетты еще тот… - с преувеличенной серьезностью, а на самом деле чуть не хрюкая от хохота, повел бровью Лис.
-Лис! – Физик этого веселья явно не разделял, – Лис, мать твою, я к тебе как к человеку, а ты!
Лис тут же угомонился:
- Так в чем самая большая проблема-то? В Романе? Или в чем, я не понял?
- Да в том, что я сам не понимаю, что со мной творится! - сдавленным шепотмо прошипел Физик. – Я же должен был эти Санькины выкрутасы пресечь! И… И не смог почему-то. Он мне на шею вешается, а я вместо того, чтоб его со своей шеи снять и вставить ему как следует…
- Оговорочка по Фрейду… - задумчиво заметил в пространство Лис. – Ключевое слово - «вставить»… И как следует…

Физик локтем двинул Лиса в бок, но тот вовремя ловко отшатнулся на безопасное расстояние, и удар пришелся в пустоту.
- Короче, я не знаю, что мне со всем этим делать, - пробурчал Физик.
- Ладно, - Лис задумался, соображая с какого краю подступиться, – Как я понял, ты сам не против, раз не оттолкнул Саньку?
- Да, - глухо отозвался Физик.
- Но боишься? – Лис склонил голову, как заинтересовавшийся чем-то попугай, и Физик, бросив на него беглый взгляд, коротко кивнул.
- И чего больше - сурового Романа или себя?!
- Да я этого Романа!.. - вскинулся Физик. - Тоже мне, гроза всей Зоны! Да я ему один раз уже чуть морду не набил! И набил бы, если бы меня не оттащили! Подумаешь, Роман…
- Значит, себя боишься, - подвел итог Лис.
Физик посмотрел на Лиса как на умалишенного.
- Лис, ты не понял?!
- Я все понял, – привалившись к стене, заявил Лис.
- Но он же несовершеннолетний!
- И? – с вызовом спросил Лис – И?
- Что «И»?
- Что с того?
- Не… Не знаю! – Физик снова со злостью на лице отвернулся в сторону.
- Ага, вот именно что! «Не знаю, просто придумываю трусливые отговорки, что бы не смотреть на проблему и сбежать от нее! »
- Издеваешься? – Физик с укором посмотрел на Лиса.
- Нет, просто говорю, как это выглядит! – Лис чуть ли не с презрением вперился в Физика.
- Ну хорошо, но… Но он же парень...
- И что? – Лис устало откинув голову уперся затылком в холодную стену.
- Лис, ты под дурака косишь? – чуть ли не с отчаянием зашипел Физик.
- Нет, - на полном серьезе ответил Лис. – Говорю, что думаю. Все эти стереотипы, нормы морали, вся эта ересь, что они дают? А особенно здесь? Напомнить, что тебя в Зону пригнало? Согласись, твои взгляды никого тогда не интересовали, так с чего это теперь должно кого-то волновать? Твоя жизнь, твое дело, и вообще, - Лис, нахмурившись, махнул рукой. – Несовершеннолетний, но сам лезет, так что насилуют уж скорее тебя, чем его. Забей на все! Вот, посмотри на меня! На большой земле тоже многие прохожие с опаской смотрят на таких, как я, и что? Может, мне теперь гребень сбрить, цепи снять, свой прикид сменить на цивильные шмотки, чтоб выглядеть как это ПРИНЯТО, и не вызывать опасений в их зашоренных мозгах?! Вот хрен! Как видишь, даже здесь от своего не отступился! И в этом так же. Что думают другие – это их проблемы, все равно ты никогда не узнаешь, что «вон тот хрен за соседним столиком» на самом деле о тебе подумал, так зачем об этом напрягаться?!
Физик облегченно выдохнув, улыбнулся, чувствуя, как отлегло от сердца, и свободной рукой по-братски хлопнул Лиса по плечу.
- Спасибо...
- Ой, ну не на-адо! – ухмыляясь и театрально засмущавшись, Лис слабо заотпирался. – Я только сказал, что думаю! Сам же совета просил, в конце концов!

2010-09-14 в 00:29 

Некоторое время они молчали, и сосредоточенно всматривались в копошащихся внизу монстров, старательно делая вид, что именно это занятие на сей момент самое важное. Вскоре по лестнице затопали торопливые бегущие шаги, и на площадку вылетел невысокий парень:
- Физик!
-Саня?.. – Физик слегка опешил, а Лис весело ухмыльнулся, глядя на прибежавшего.
-Там старший смены просил передать, что гостя можно отпустить отдыхать, а меня он прислал на замену!
- Ишь ты, выпросился, значит! - коротко усмехнулся Физик с выражением полного одобрения в голосе. - Саня, знакомься, это Лис. Лис, это Саня.
- Тот самый? – улыбнулся Саня.
Лис, пожав Сане руку, вкрадчиво поинтересовался:
- Какой «тот самый»?
- Физик говорил, что он тебе жизнью обязан…
Лис, покосившись на Физика, широко улыбнулся:
-Жизнь так и быть, себе оставь, а вот шоколадку проспоренную...
- Ох, ты ж... – Физик схватился за лоб. – Прости, совсем забыл! Попозже обязательно!
- А как ты его спас? От кого вместе отбивались? – с интересом спросил Саня перебив Физика.
- Дааа... Когда он валялся и идти не мог, его болотный кровосос сожрать хотел. А я мимо проходил. Потом много еще всякой хрени было, лень мне сейчас балакать, пусть он сам тебе сказочку на ночь расскажет, - Лис весело подмигнул Физику, и тот, насупившись, отвел взгляд. – Лучше скажите, где Принтер.
- Этот… В черной бандане? Они с Романом в больничное крыло вместе пошли, где Духа держат, - ответил Саня.
- Ладно, пойду искать, - Лис, хитро глянув на Физика, быстрым шагом направился к лестнице.
- Они уже ушли оттуда! - раздался сзади звонкий Санькин голос. - Мне Роман звонил! Тревогу же отменили. Он Духа опять запер, а Принтера проводил на жилой этаж.
- Ладно, понял, - бросил Лис, не оглядываясь.
- Везет кому-то... - едва слышно пробормотал он себе под нос, уже идя по коридору жилого этажа, - хоть так, но все же...

2010-09-15 в 23:49 

Даром что у Лиса язык просто чесался от нетерпения обсудить с Принтером интерес директора к артефакту, но он сдержался, помня слова Физика о том, что «в институте на каждом шагу уши», и отложил разговор до тех пор, пока они не покинули пределы научной базы.
А ждать пришлось долго – до середины следующего дня. Пока улеглись последние всплески аномальной активности, пока взбудораженные твари успокоились и разбрелись по Зоне, пока бойцы добили оставшихся и обезопасили прилегающую территорию… Принтер и Лис тоже вызвались помочь в зачистке; теперь, когда их поддержали своими рекомендациями Роман и Физик, им вернули оружие. Принтер еще раз навестил Духа; поскольку из-за сложной обстановки наверху парня на прогулку сегодня решили не выводить, Принтер немного повозился вместе с ним над складыванием паззла. Парень был вялым, раздраженным, и капризничал, как маленький; всплеск аномальной энергии сильно отразился на его и без того повышенной чувствительности. В конце концов он рассыпал почти сложенную картинку и сердито брякнулся на койку, уткнувшись лицом в подушку.
- Ну, что ты, Душара, успокойся, - Принтер подсел рядом и слегка похлопал Духа между лопаток. – Прошел уже этот мини-выброс, скоро все хорошо будет…
- Ты скоро уйдешь, - вдруг пробурчал Дух.
- Уйду, - подтвердил Принтер. – Я же тут в гостях… В гостях подолгу не задерживаются. А насовсем оставаться мне пока что не предлагали.
- А если предложат – останешься?! – Дух посмотрел на него с надеждой.
- Не знаю пока, даже боюсь обещать, - честно ответил Принтер. – Во-первых, не знаю, как я сюда впишусь, - сказал он вслух, а про себя добавил: «Вообще-то мне здесь совсем не нравится».
Он надеялся, что Дух его услышит и поймет правильно.
«Мне тоже не нравится», - почувствовал он мысленный посыл. И в ответ погладил теплую стриженую голову подростка. – «Умница, Душара! Только никому об этом, понимаешь?»
- А во-вторых, я не знаю, согласится ли Лис, а без него я точно не хочу здесь оставаться...
Дух, до того смотревший на него мрачным, набухающим слезами взглядом, вдруг тихо улыбнулся. А Принтер ощутил словно бы осторожное теплое касание у себя в голове – Дух смотрел в него, прощупывал закоулки мыслей. Принтер чувствовал это, на какое-то мгновение внутренне сжался и хотел было шугануть телепата: «Эй, а ну-ка вали прочь из моей головы!». Но потом переборол этот секундный порыв. Пусть… Очень хотелось с кем-нибудь перетереть то, что он увидел и узнал за последние сутки, но говорить об этом вслух язык не поворачивался. Да и с кем? Не с Лисом же… Так что Дух оказался очень кстати. И слов не надо, он сам все увидит.
Очень трудно было подобрать нужные слова и переложить в четкие фразы мешанину чувств, которые испытывал Принтер.
Как ему не хватало тепла. Как он всю жизнь испытывал неприязнь к типам, подобным Лису, и вдруг недавно понял, что получает столь долгожданное и необходимое тепло, как ни странно, именно от него и только от него – от раздолбая с хамоватыми манерами. И что Принтер, привыкший считать свои чувства к Лису чисто дружескими, начал замечать в них - тоже совсем недавно - совершенно несвойственные дружеским отношениям нотки. Те, которые он сам привык осуждать. И даже не всерьез осуждал, а просто поддакивал всему остальному хору «общественного мнения». И осуждающий «хор» все еще не замолчал, несмотря на подсмотренную вчера сцену и последующие откровения Ромки – спокойные, без тени смущения; внутренний «народный суд» еще не отменил своего осуждающего вердикта, хотя уже подрастерял уверенность.
- Все перепуталось, Дух, - пожаловался Принтер. – Не детский это разговор, разумеется, но ты же все равно все видишь… И я во всем этом запутался… Как в тумане заблудился…
Но взгляд Духа из понимающе-сочувствующего вдруг снова налился обидой и слезами.
- Вы-то вместе будете, по-любому, а я один тут останусь, - капризно проныл Дух, с совершенно детскими интонациями.
- Дух, да с чего ты… - начал было Принтер, но парень сердито отпихнул его локтем, словно трехлетний малыш.
Принтер тяжело вздохнул. Ну, а на что он, собственно, рассчитывал? Что пути решения проблем ему подскажет подросток – мало того, что неопытный в жизни, так еще и с покалеченными мозгами и посттравматической умственной отсталостью? Видеть-то он, конечно, видит, но вот что со всем этим делать – откуда Дух может знать?
Принтер со вздохом поднялся с края койки, на котором сидел. Наклонился и еще раз погладил Духа между лопаток, а потом вызвал по КПК Романа и попросил подойти и отпереть дверь.

2010-09-16 в 08:18 

Лис вышагивал по корридору туда-сюда, скрестив руки на груди. Принтер возился с Духом, и уже на пять минут опаздывал к назначенному времени. То ли все таки сказывалась немецкая пунктуальность, которая пусть и не целиком, но все же въелась в его характер, то ли желание поскорее уйти из НИИ, но он в последний раз недовольно глянув на часы направился к палате Духа.
За поворотом слышались разъяренные голоса, и Лис остановившись выглянул из-за угла. Роман и Физик громко спорили, и судя по всему еле держались чтоб не подраться. Решив, что если не вмешаться они все таки сорвутся, Лис решительно шагнул к сталкерам.
-Да ты хоть понимаешь, что ему еще даже восемнадцати нет?! Да ты...
-Что за шум, а драки нет? – рявкнул Лис, оборвав Романа, и вклинившись между ними обнял обоих за плечи.
-Да вот твой дружок...
-Да кто бы говорил! - заорал Физик и дернулся было для удара, но Лис быстро пнув его по лодыжке заявил:
-Или вы прекратите, или я вас обоих в стену впечатаю!
Физик угрюмо посмотрел на него.
-Думаешь, страшно? – хмыкнул Роман.
-Поверь, - процедил Физик, - силы в нем может не так много, как в нас, зато маневренность... И не поймешь, как носом в пол упрешься.
-Вот! – Лис погрозил пальцем той руки, которой обнимал Романа. – Слушай мудрый совет!
Роман недовольно зашипел.
-А теперь, дружно забыли о петушиных боях, и пожали друг другу руки! – широко улыбнулся Лис.
-Я? ЕМУ?! – вскинулся Роман. – Никогда!
-Но-но-но! – снова пригрозил Лис. – Смотри, вот разложусь, как тот таракан из фильма, охренеешь! Это я только на вид такой,маскируюсь, не хочу ващу психику травмировать, а то чего доброго глядя но мою полную версию закомплексуете, меня ж потом совесть заест! Нахрена мне эти ментальные конфликты... Так что лучше не перечь!
Роман с неохотой протянул руку. Физик, злобно зыркнув на Лиса, пожал ее, и судя по лицам каждый старался сжать кисть другого как можно сильнее.
-Вот и отлично! – Лис заулыбался еще шире.
-Если бы не ты, - зло буравя Романа взглядом, и не отпуская его руку прошипел Физик, обращаясь к Лису. – Начистил бы ему рыло, как Утюгу...
-Кому?! – вдруг опешил Роман. – Этому козлу?!
-Ээ..Ну да, - Физик слегка растерялся.
-Когда успел?!
Лис недоуменно замотал головой, глядя то на одного то на друго. Роман даже вытянул шею вбок, чтобы лучше видеть Физика, и не мешалось черно-рыжее маячащее перед глазами пятно.
-Да на прошлой неделе! Встретил на Янове, а он давай умничать!
-Ну-ка поподробней! – Заулыбался Роман. – Как ты его? Ну?
-Даа... – Физик хихикнул, оба не сговариваясь нетерпеливо отодвинули Лиса, и оживленно обсуждая инцидент двинулись вниз по лестнице.
Лис, самодовольно хрюкнув, снова направился к палате.

2010-09-18 в 02:59 

Встретил он Принтера уже за следующим поворотом, собирался уже было попинять, но Принтер опередил:
-Дух что-то совсем загрустил...
-Загрустишь тут... Слушай, давай, канаем отсюда пока еще какая хрень не случилась! Ну его этот НИИ...
-Да-да... – быстро согласился Принтер и оба направились на выход.
***
Когда они отошли уже на приличное расстояние от НИИ Принтер наконец дал волю чешущемуся языку. Едва он дошел до середины рассказа о странных отношениях наемников, Лис весело загоготал, и выстрелил в несущегося на него снорка. Промазав, он громко заматерившись, не в силах тем не менее унять хохот, отпрыгнул, и короткой очередью усмирил мутанта.
-Да что ты так уссываешься? – глядя на веселье напарника Принтер сам невольно захихикал.
-Да Физик! Физик с этим Санькой шашни крутит! А еще, когда я за тобой шел, он с этим Романом чуть не подрался за эту тему...
-Ох ты! И что? Как унялись-то?
-Да я их запутал, они и забыли что хотели... Ушли, ведя светскую беседу!
Принтер ехидно захихикал представив себе эту картину.
-Как, если не секрет?
-Да как... Ну как я тебе объясню? Просто не зря же все толдычат, что у меня актерский талант ого-го!
Оба весело заулыбались.
Когда Лис раздраженно послал куда подальше Бредянского и всех его подчиненных, разговор зашел о мифах Зоны.

Они уже преодолели полпути до базы, как Лис резко выставил руку вбок, тормозя Принтера и шикнул. Принтер тут же оборвав рассказ одной из сталкерских баек, замер, как вкопанный, и прислушался, глядя как Лис медленно потянулся за автоматом. На всякий случай он тоже скользнул рукой к кобуре с пистолетом . Лис глянув на напарника, взглядом указал куда-то вправо, и Принтер глянув в ту сторону почувствовал, как внутри все оборвалось: у стоящей не так уж далеко, покосившейся избушки, излом тихо-что то бормоча , помогая себе гипертрофированной конечностью, объедал труп сталкера. Принтер пару раз видел, как на свалке излом убивал бандитов, и ему уж очень не хотелось, чтоб мутант их заметил. Напарник, судя по ошалелому взгляду и произносимым одними губами матюкам, его мнение разделял.
Лис бочком стал пробираться в сторону, подбираясь поближе к мутанту, то и дело бросая быстрые взгляды себе под ноги, чтоб не попалось никакой засохшей веточки, которая своим хрустом выдала бы его. Принтер стал медленно оседать, попутно тоже доставая автомат, готовясь в случае чего прикрыть друга, и тут очень некстати хрустнули коленные суставы. Принтер стиснул зубы – в относительной тишине, это прозвучало, как ему показалось, громко как взрыв гранаты. Но, у страха, как говорится, глаза велики, это лишь показалось: мутант все продолжал жевать, разглядывая жертву,а Лис, недобро скалясь, шаг за шагом продолжал свой путь.
Когда Лис подобрался достаточно близко, чтоб выстрелить, излом вдруг вскинул голову, и увидев парня улыбнулся во весь рот, обнажая идеально ровные, измазанные кровью зубы.
-До-обрый человек...
Лис лишь вскинул автомат.
-До-обрый человек, ну зачем же так? Не убивай, не трону! Видишь же, у меня уже ужин есть...Не убивай, советом помогу... Ты же знаешь, мы врать не умеем...
-Ну знаю, например, вот только все равно умудряетесь мозги запудрить, - ядовито ответил Лис.
-Ну зачем же так... – Слегка обиженно и расстроенно начал излом. –Я же не хочу тебе зла... – Голос мутанта звучал крайне миролюбиво,он явно старался усыпить бдительность, но Лис не верил, каждая мышца была напряжена, глаза неотрывно следили за плащом, и как только под ним что-то дернулось, Лис быстро скакнул в сторону и выстрелил. Излом повалился замертво, уронив кисть гипертрофированной руки именно там, где только что стоял сталкер.
Принтер подбежав к опустившему автомат напарнику, глянул на валявшегося с разнесенной головой мутанта.
-Не, я знал что у них руки длинные, но чтоб настолько... – сделав упор на последнее слово Принтер озадаченно почесал в затылке.
-Вот и я не знал. Но что-то сверлило: ни шага ближе... А еще меня теперь сверлит зайти в эту хату.
Голос Лиса звучал как-то бесцветно, и Принтер насторожился:
-Лис! Лис! Не стоит, а? А вдруг там еще че?
-Нет, - Лис мотнул головой. – Я уверен. Там чисто, надо зайти.
-Лис! – Принтер отступил на шаг в сторону, подозрительно глядя на него – А не контролер ли там?
Лис повернулся к нему, и пару раз моргнув недовольно буркнул:
-Сбрендил? И вообще, забыл, у меня иммунитет?
От хамоватых интонаций напарника Принтер слегка успокоился – зомби никогда таким тоном не разговаривают.
-Но все равно, не абсолютная же у тебя сопротивляемость!
-Ну нет, не абсолютная, - согласился Лис. – Но хватает, что бы так легко не попасться!
-Просто ты говорил как зомби, так отрешенно и...
-Да думаю я, мать твою! Интуиция, знаешь что это такое? Между прочим, именно благодаря такой свербежке я и нашел свою половину замка. Короче, не хочешь – оставайся, а я пошел.
Тихо матюкнувшись Принтер направился вслед за напарником.
Толкнув дверь Лис зашел в одноэтажную, потрепанную временем и Зоной избушку. На полу лежало трое мертвых сталкеров. Явно остановились на ночлег, одного выставили на часы, но излом оказался проворней и хитрей.
Лис опустился на колени и стал обшаривать трупы, а Принтер принялся внимательно следить за дверью и окнами.
-Ох ты ж... – Вскрикнул Лис, и Принтер тут же развернулся к нему, ожидая почему-то чего-то страшного, но напарник сидел держа в руке какой-то слабо светящийся камушек, на лице его был написан детский восторг. Принтер присев рядом с ним уставился на слабо светящуюся находку.
– Черный сталкер, не знаю, чем я тебе так угодил... Но сердечное спасибо... – прошептал Лис, даже не обращая внимания на Принтера.
-Что это такое?
-Не знаешь? - Лис повернулся к нему, в глазах плясал какой-то счастливый и одновременно алчный огонек. – Хамелеон!
-Чего? – искренне не понял Принтер.
-Смотри! – Лис приложил камушек к рукаву куртки. Слабое свечение поменяло цвет с телесного на грязно-зеленый.
-Ну, судя по тому, что наш мастер злословия растерял все слова, что-то невнятно бубнит,придурковато улыбаясь, а эта хрень меняет цвет – это какой-то артефакт. Так?
Лис лишь коротко кивнул, с мечтательной улыбкой глядя на «Хамелеон».
-Ну и что оно делает?
-А ты напрягись, и угадай! – хихикнул Лис, но Принтер нахмурившись лишь мотнул головой.
-Ну! – Разочарованно воскликнул Лис. – Помнишь, как кровосос в «стелсе» выглядит?
-Ну? - Принтер все еще ничего не понимая внимательно следил за Лисом.
-Так вот эта хрень дает возможность делать так же! – Лис улыбнулся еще шире, а Принтер охнув от удивления сел.
-Так..Так...
-Слушай, дай водки, колени же трясутся... – прошептал Лис все играя со свечением, прикладывая артефакт ко всему подряд. Принтер, достав флягу, сначала хлебнул сам, тоже стараясь отойти от шока, и протянув ее Лису несвязно заговорил:
-Так.. Теперь..Мы как кровососы?
-Не все так круто, к сожалению, - оторвавшись от фляги остудил энтузиазм напарника Лис. – Вообще, мне про этот артефакт рассказывал наш Химик. Штука весьма редкая, использовать можно только один раз... Действует пять минут.
-А откуда мы знаем, использован он или нет?
-Отработав оно не светится, - уверенно заявил Лис, подбросив камушек в руке.
-Ладно... А как его активировать?
-Сжать три раза быстро отпустив, три раза держа подольше, и еще три раза быстро разжав. Короче, как сигнал «S.O.S.» по азбуке Морзе, - Лис отдал Принтеру флягу, и, спрятав артефакт в рюкзак достал сигареты.
-А оно только одного человека может укрыть?
-Нет, - Лис задумчиво нахмурился и выпустил облачко дыма. – Но тогда надо какой-то контакт, взяться за руки например. Но, и время действия тогда ополовинится.
-Одно ясно точно, - потянувшись к собиравшемуся затянуться Лису, и выхватив сигарету у него из пальцев Принтер сам судорожно втянул в легкие дым. Лис так и остался сидеть с приоткрытым ртом, держа руку перед лицом, лишь удивленно скосил на него глаза. – Надо использовать это с умом, в чем-то действительно важном... Короче, не продешевить.
-Ясен пень! – раскуривая другую сигарету согласился Лис, и еще раз обшарил карманы того, у кого нашел артефакт. Достав КПК он принялся тыкать по кнопкам. – Пароль. Черт. Ладно, Прог разберется, - кинув КПК в рюкзак Лис глубоко вздохнул.
-Как думаешь, кто они? – задумчиво протянул Принтер глядя на мертвецов.
Лис, снова достав КПК включил его и указал на заставку под полем для пароля.
-Наемники, как видишь. Только замаскировались под нейтралов.
-Тогда на кого работали...
-А вот это интересный вопрос, - качнув головой Лис поднялся на ноги. – Ладно, пошли отсюда! Во всем дома разберемся, нельзя тут задерживаться.
Принтер, кивнув, последовал за ним.

2010-09-22 в 19:46 

* * *
За все время, прошедшее с начала этих бурных событий Шатун, про которого все наверняка уже благополучно забыли, тихо-мирно квартировал на базе «Свободы». После неудачной попытки завязать знакомство с Лисом он затих и старался нигде и никак не отсвечивать. И так уже практически запалился… Хитрые ребята что-то заподозрили и подсунули ему «жучок». «Жучка» в своем КПК Шатун, естественно, нашел – зря, что ли, Контора агентов натаскивает, - но трогать не стал. Пусть себе там сидит… Поиграем в блаженное неведение, решил Шатун. Когда придет время действовать – убрать его никогда не поздно. Все равно этот КПК, подключенный к сталкерской сети, Шатун использовал только для общения с другими сталкерами, а для связи с руководством у него был другой аппарат. Ну не дурак же он, в самом деле… Мало ли кто контролирует сталкерскую сеть, и мало ли кто может ее хакнуть… Сюда, в Зону, какие только умельцы-беспредельщики не сползаются… Все, кому закон не писан, тянутся на этот клочок территории, где заставить подчиняться закону намного труднее, чем на «большой земле».
Шатун сидел и наблюдал. Иногда уходил в недалекие ходки, чтоб не вызывать подозрений у обитателей базы и не привлекать к себе внимания – мол, что это за тунеядец тут нам на хвост упал? Ну, и опять же, легенда обязывала жить на подножном корму, раз уж назвался сталкером. Шатун, как и все, ходил на поиски артефактов, переправлял хабар, попутно следил за передвижениями Дегтярева-младшего и вовремя слал отчеты руководству.
Когда Лис и Принтер отправились на поиски входа в НИИ № 5, Шатун тихонько запеленговал их перемещения. Вскоре сведения получили «наверху» и прислали указание: ничего не предпринимать, продолжать наблюдение. Потом Лис и Принтер вернулись сутки спустя – Шатун передал отчет. Что они принесли – он даже и не пытался вынюхать. Нет смысла «светиться». Что бы они оттуда ни притащили – или сами понесут к заказчику, или за добычей кто-то придет. Ничего, мимо не проскользнет, надо просто набраться терпения и ждать. Но когда в гости к Лису заявился посланник от Бредянского, то есть Физик, то Шатун не на шутку забеспокоился. КПК Физика быстро пробили по пеленгу, и вскоре Шатуну скинули сведения об этом наемнике – что он из себя представляет и на кого работает. Шатун озадаченно чесал затылок. Оказывается, вот откуда явился к Лису этот тип… Про руководимый Бредянским институт Шатун знал. Да, это та еще лавочка, и совать в нее нос было весьма сложно для кого угодно, даже для Конторы. Во-первых, формально институт был акционерным обществом, а не государственной организацией. Во-вторых, их работу финансировал и соответственно прикрывал с «большой земли» такой денежный мешок, что подвинуть его в сторону «красными корочками» было бы весьма затруднительно. Ну разве что только при очень веских основаниях, которых Шатун пока не мог предоставить. Потому-то он встревожился, глядя на Лиса и Принтера в компании Физика, направлявшихся к владениям Бредянского – может быть, добыча, вынесенная ими из НИИ №5, уже уплывает из рук Конторы? И, как назло, ничего нельзя сделать. Нельзя даже перехватить их или завалить по дороге – Физика обязательно хватятся по месту работы и будут искать, Бредянский своих людей не бросает. Мало кто решился бы встревать в открытое противостояние с его небольшой армией, официально именуемой «охраной института»! Справиться с ней могли бы, кроме регулярных войск, разве что «монолитовцы», если бы им это было надо. Впрочем, разговор между Лисом и Физиком Шатун тоже подслушал. Его немного успокоило очень недоверчивое настроение Лиса. Даже если он обдумывает, кому подороже сбыть добычу из НИИ № 5, то прямо сразу он не отдаст ее Бредянскому. Иначе бы он обрадовался приглашению для беседы, а не был бы таким встревоженным и настороженным, как сейчас. Есть шанс, что к этому покупателю добыча не уплывет… «Однако, чего они там, наверху, тянут кота за яйца?» – недоумевал Шатун.- «Не пора ли как-то форсировать операцию?»
Пути подхода к тайнику Никеля он осторожно разнюхал. Нет, в одиночку выковырять оттуда добычу нереально. Нужна тщательно подготовленная акция по отвлечению внимания, проводить ее надо снаружи базы, и уж точно силами не одного человека. Обо всем этом он доложил наверх и теперь ждал решения начальства и присланной подмоги: она понадобилась бы в любом случае.
Тем временем Лис и Принтер вернулись «из гостей» на базу. За время их отсутствия Шатуну пришлось попотеть – всплеск аномальной активности взбудоражил монстров и погнал их на периметр базы. Пришлось всю ночь отбиваться от снорков и плотей, на счету был каждый ствол; и когда утром оба объекта наблюдения не появились, Шатун уже с неким облегчением подумал, что его «подопечные» угодили на обед монстрам, и рискованное задание благополучно накрылось медным тазом. Но радоваться довелось недолго – к вечеру вернулись оба, целые и невредимые. Немного посуетились по своим повседневным делам, а потом втихаря потянулись на крышу здания – в свое укромное, как они оба считали, место. Сначала Лис, а с полчаса спустя - Принтер. Наверняка посекретничать пошли, рассудил Шатун, активировал на передачу КПК Лиса, сам заныкался под лестницу, чтоб не привлекать лишнего внимания, и прижал аппарат к уху.

Лис медленно расхаживал по крыше, скрестив руки на груди, и глядя вдаль, и заметил подошедшего Принтера, только когда за ним захлопнулась дверь.
- Ну, приве-ет.. – протянул Лис.
- Че-то ты сюда зачастил, – Принтер облокотился спиной о дверь и сунул руки в карманы.
- Люблю высоту. Вид красивый... А ты… хотел чего?
- Ты же сам сказал, что разговор есть. По итогам дружественного визита.
Шатун с КПК возле уха радостно насторожился.
- Да, это по поводу того, чего ради Бред нам чаю на брудершафт наливал, - Лис начал расхаживать по крыше взад-вперед.
- Ну?! – поторопил Принтер.
Шатун замер, чтоб не пропустить ни слова.
- Вроде бы ничего конкретного, мне просто намекнули….
- Да рожай уже скорее! И прекрати маячить! – следя за наматывающим круги напарником, Принтер уже начал ощущать легкое головокружение.
- Мне намекнули, что Бред догадывается, что у нас есть какой-то особенный артефакт. И естественно, он хочет его себе, - наконец сформулировал Лис, едва не запутавшись в многочисленных «что».
Принтер с глубокомысленным видом кивнул и чуть наклонил голову набок:
- Ага… А он знает, что именно у нас есть?!
- Без понятия! И тот, кто меня предупредил, тоже сам не знает, что известно Бреду!
Принтер строил в пространство задумчивые гримасы, осмысливая эту сложную логическую конструкцию.
Шатун под лестницей разочарованно скривился. Во-первых, разговор шел совсем не об интересующем его предмете. Может, артефакт действительно редкий и ценный, но Шатуну хотелось узнать совсем про другое! Во-вторых, конкретного артефакта друзья все равно не назвали…
- Значит, только артефакт? – усомнился Принтер. – А про бумаги речи не было?

Шатун снова насторожился. Бумаги… С большой вероятностью, именно их и вынесли из НИИ № 5!
- Ни полслова! – услышал он в динамике голос Лиса, немного приглушенный свистом ветра, но в принципе, слышимость была достаточно хорошая. – Даже странно как-то! То его наемники под чужие пули лезут ради этих бумаг, а то Бред про них даже не заикнулся!
- Да, кстати, Лис… - Принтер уперся кулаками в бока, стараясь придать себе больше уверенности, потому что догадывался, какая сейчас последует реакция.
- Нам ведь, по большому счету, повезло, что наемники Бреда за нами увязались!
-Сколько можно повторять? Дуракам всегда везет...
- Они же на себя огонь приняли! Ты что думаешь, мы сами смогли бы отбиться от тех пятерых?! А они ведь нас пасли! И ты знаешь, по чьей наводке!
Лис помрачнел, ноздри нервно задергались. Он уже начал заводиться:
- Это тебе Роман мозги накапал, что ли? И ты ему веришь? –не предвещающим ничего хорошего голосом начал Лис, так тихо, что Шатун даже изо всех сил вжав динамик КПК в ухо ничего не разобрал.
- Я своими мозгами думаю!- Принтер тоже вспылил. – И могу сложить два и два! Если бы наемники Бреда хотели нас убить, то бросили бы в открывшуюся дверь боевую гранату, а не оглушающую! Им это было бы проще всего – не возиться с пленниками, а сразу превратить их в два трупа. Но они не стали… Почему они так поступили? Потому, что настолько хорошие парни или просто собирались нас допросить? Это уже вопрос второй, но сам факт…
Лис вынужден был мысленно согласится с доводами товарища. Если у тебя не отбирают жизнь сразу, то еще есть шанс за нее побороться, тут Принтер прав… Но согласится с ним вслух?! Ну, уж нет! Может, Лис бы и согласился, если бы речь шла о ком угодно, только не о об этих парнях…
- Значит, выгораживаешь Романа и ко? – Лис нехорошо, злобно прищурился и выжидающе склонил голову.
- Да я вообще ни слова про него не сказал! – огрызнулся Принтер. – Это ты начал!
-Да нуу! Но давай-ка подумаем, он же главарь этой троицы!
- Какого хрена, а? Чего тебе этот Роман покоя не дает, что ты его то и дело поминаешь? - Принтер вдруг захихикал и, словно наконец-то решившись, с улыбкой выдохнул: - Наверно, все-таки ревнуешь!
- Что ты ересь порешь, Delirium Tremens замучил что ли?! – взвился Лис, уязвленный невольным попаданием догадки Принтера в точку. И злился он еще потому, что сам себе боялся в этом признаваться, отчаянно сопротивлялся, и теперь, терзаемый этим диссонансом, готов был излить злость на кого угодно и по любому поводу. – Ты сам-то… Может, ты сам из этих? То-то когда рассказывал, глаза так и светились!

Шатун под лестницей, слыша все это, сначала скривился, как от зубной боли, а потом злорадно захихикал про себя. Етишкин кот! Вот, оказывается, каковы напарнички-то! Голубых Шатун на дух не переносил, но отношения этой парочки – настолько важный фактор, что его ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов. Если понадобиться посильнее надавить на одного – достаточно будет второму приставить нож к горлу. Хоть в прямом, хоть в переносном смысле. Он снова прижал к уху аппарат.

2010-09-22 в 20:18 

-Просто посмотри вглубь, не все лежит на поверхности, - продолжал парировать Лис. – Кинули бы боевую гранату – рюкзак бы разметало вместе с моими кишками. И хер вам, а не хабар! Не среагируй бы я, хрен их знает что бы они сделали! Может, и стрелять бы начали, может и глотки перерезали бы. Может, они правда просто побоялись хабар испортить! Ну и вообще, помогли, и что? Молиться на них теперь? Что ты предлагаешь? Что ты мне на совесть капать пытаешься? Так, если че, если кое-кому в бошку помимо белочки еще и Альцгеймер стал заглядывать, - он скрестил руки на груди. – В принципе, квиты, мы их подопечному подохнуть не дали, забыл? Нахваливаешь каких-то козлов за сомнительные заслуги, что-то гонишь на меня, а между тем, я тебя тоже спасал! Причем не раз, и не два!
Услышав плохо скрываемую обиду в голосе на последних фразах, Принтер тяжело вздохнул, и глянул на насупившегося, и вперившегося куда-то в горизонт Лиса. Черт, таких пытаться переспорить – себе дороже! И противопоставить его аргументам нечего, и гадостями по дороге засыпал. И ведь не откажешь ему в логике!
«Да и когда он помог Физику, это не стало поводом для перимирия... Даже после этого ведь лаялись...И сцепились бы еще, если б не контролер... Может, и прав...»
-Ну.. Ладно, прости... забудь...
-Забыл, - злобно буркнул Лис, не оборачиваясь. Вздохнув, он уселся на матрас, и потянлуся. Принтер подумав, сел рядом, и молча щелкнул зажигалкой, когда Лис взял сигарету.
-Никель искал кого-нибудь хабар перенести, - начал Принтер, стараясь отвести разговор в другое русло. - Может, пойдем?
-Не, - коротко ответил Лис, и склонив голову прикрыл глаза.
-А че так?
– Лень мне сегодня. Все лень, даже лениться лень.
-Хе...Странно...
-Не странно. По сути-то я ленивый, и безответственный до безобразного. Просто Зона дисциплине учит. Видел бы ты, какой я на большой земле, в повседневности...
-И какой? – Принтер улыбнулся.
-Такой... Знаешь... Держащий на столе хренову кучу мусора, в которой по полчаса ищет ноут, швыряющий все где и как придется, считающий замороженную пиццу верхом кулинарного искусства...
-А готовить что, не умеешь?
-Ну... как тебе сказать... – Лис вздохнул. – Лет в пятнадцать решили со Штефаном че-то замутить, сейчас уже не вспомню, что именно. Короче, процесс объяснять думаю не надо, но в результате – на кухне как Мамай прошел, а крутая тефлоновая сковородка приказала долго жить. Папан конечно долго ржал... Ну ты че, счастье великое, придурошный сын ухитрился спалить то, что по идее не пригорает... Мать зато там... орала так, что все вороны с веток попадали, - Лис качнул головой и ухмыльнулся. Принтер захихикал представляя себе картину – Короче, у меня там такое подозрение закралось, что либо нас сейчас за гребни обоих оттаскают, либо этой сковородкой по башке треснут... Для матери же кухня – святное... Ну, проверять верность догадки как-то не хотелось. Так что, пришлось в спешном порядке ретироваться на улицу. С тех пор, как я порывался что-то приготовить, меня с кухни гнали чуть ли не поганой метлой. А что-то стряпать у Штефана дома, тупо смысла не было – бабка у него вечно че-то мутила. А живя самостоятельно мне как-то лениво было.
-Короче, готовить вообще ничего не умеешь, - хихикая подытожил Принтер.
-Ну.. Что-то... А ты че?
-Я-то прекрасно умею... Пока мать болела, пришлось научиться... – Принтер пожал плечами. – А браться-сестры есть?
-Сеструха. Пятнадцать ей сейчас.
-Тоже рокерша?
-Ох если бы. Гламурная курица, ну ее.
-Что, не ладите? – Принтер заулыбался.
-Ну как я с этой дурой могу поладить? Как врубит эту свою попсу – уши в трубочку сворачиваются...
-Ты-то что в ответ врубал?
-Ничего. Гитару брал, свое играть начинал. Крутой такой «гибсон» у меня, и усилок мощный, целый год копил...
-Мда, родители наверное вешались...
-Не, веселее... Мать за сеструху была, сразу «Алекс прекрати немедленно! Дай послушать!» - писклявым голосом заверещал Лис, снова рассмешив Принтера. - Отец зато за меня! «Это вы заткните эту ересь, сын прибавь громкость!»
-Ого!
-Да-а! – заулыбался Лис. – Представь! Ну, хотя... Хорошо конечно, что не один.. Пусть курица, зато... Ну что теперь от меня ожидать? Я все... – Лис пожал плечами – меченный Зоной. Хоть сеструха «нормальная» осталась...
-Мда.. – Принтер вздохнул – А я вот один... Хотя всегда хотелось брата иметь. Лучше старшего.
-Да я б тоже рад был, - пожал плечами Лис. – да вот тоже не судьба... Хотя все к лучшему, не зря же говорят...
-Ну тоже верно, - Принтер потянулся.
-Как башка-то?
Принтер осторожно дотронулся до повязки, внимательно прислушиваясь к ощущениям.
-Да вроде ничего...
-Ну-ка, убери клешни... – Лис затушив окурок притянул напарника поближе, и осторожно сняв повязку придирчиво оглядел его лоб. Принтер сначала отрешенно пялился куда-то в сторону, затем покосился на сосредоточенно нахмурившегося Лиса.
-Ну... Теперь все, повязок не надо,скоро само...
Договорить Лис не успел – прямо над ухом Принтера с громким карканьем пролетела ошалевшая ворона, и не ожидавший такого сталкер потеряв равновесие повалился на Лиса. Оба проводили птицу непонимающим взглядом, и уставились друг на друга.
-Слезь, что ли... – пробормотал Лис, и Принтер тут же сел. Лис встал, и потерев ушибленное плечо широко зазевал.
-Слушай, говоря о твоем отце... Что насчет бумаг-то?
-Ааа.. – Лис озадаченно нахмурился. – Да, че-то тормозят они...Слушай, погоди... - достав КПК он приложил его к уху, и снова замаячил из стороны в сторону. Из немецкой речи Принтер выхватывал только некоторые слова. Школьные уроки успели изрядно стереться из памяти, но что-то все же оставалось. Хотя, что Лис выспрашивает было ясно и без этого.
Убрав КПК в карман куртки, он задумчиво потрепал гребень:
-Оперативно, после пинка... Завал у них видите ли был. Но завтра явятся.
-Куда?
-Да не далеко от периметра. Куда им до глубин...
-Слушай, - Принтер вдруг вспомнил вопрос, которым однажды задался. – А на каком языке ты думаешь?
-Конечно на нашем! Я же уже говорил,русский я, - ухмыльнулся Лис. - Ладно.. Пойду к Программисту. Увидимся в столовке.
Лис скрылся за дверью. Принтер облокотившись спиной о парапет уставился куда-то перед собой.

2010-09-26 в 22:34 

***
Шатун с раздражением убрал свой КПК от уха. Как назло, на самом интересном месте, Лису приспичило кому-то звонить! И лишь бы он еще не обратил внимания, что его аппарат включен… Или, если все-таки обратил – то лишь бы подумал, что сам по неосторожности нажал кнопку или забыл его выключить…
Ясно было одно – в НИИ № 5 эти раздолбаи добыли какие-то бумаги, и завтра потащат сдавать их заказчику. Черт, черт, черт! Успели ему бы подмогу подтянуть… Ну, как их в одиночку преследовать?! А тем более – отбить добычу?! Шатун выхватил из кармана другой КПК и нашел в записной книжке номер руководителя операции.
…Многого не обещали. Как всегда, «зима наступила неожиданно», все бойцы в разгоне, обещали подтянуть максимум троих. Плюс сам Шатун – четвертый. Ничего, такими силами уже можно завалить парочку в подходящем месте и забрать хабар. Хорошо бы, конечно, снайперу их «отработать», но кто их знает, куда они пойдут? Маршрут заранее не просчитаешь и засаду не устроишь. Придется преследовать и выбирать подходящее место по обстановке.

Место «недалеко от периметра», выбранное немцами для встречи, оказалось Агропромом. Оно было вполне логично – туда мог свободно подлететь вертолет, в воздухе над Агропромом не подстерегали аномалии, военные то и дело высаживали десанты в Зону именно там. Принтер даже не сомневался, что никакого «завала» у немцев не было, они просто долго выжидали подходящий момент, когда вояки набегаются вокруг Агропрома, пошугают «для порядку» сталкеров и свалят оттуда. И вот момент наконец настал…
Накануне вечером Лис сам полез в постель еще в «детское время», и Принтера задергал – мол, ложись, только сначала достань свой артефакт-предсказатель и думай, думай, думай о завтрашнем походе, лови волну, пусть он тебе подскажет – ждут ли нас там какие-то нехорошие сюрпризы? А может, Духи Зоны расщедрятся и намекнут, где подстелить соломки?
Но Принтер сначала долго не мог уснуть, как всегда бывало, если он ложился слишком рано для себя, а потом наконец провалился в глухой сон без сновидений. Проснулся он от толчка Лиса в бок – вскочил сразу, вопреки тяжелому и муторному утреннему пробуждению. За окном небо едва-едва начало светлеть.
- М-м… Ничего не видел… - промычал он, только не продрав глаза. – Лисяра, ты прости, но я ничего не видел…
- Забей. Это же тебе не салон экстрасенсорных услуг, где любые капризы за ваши деньги… - вдруг неожиданно легко отмахнулся Лис. Он был уже совершенно бодрый, но необычно для себя мрачный. – Зато я видел… В кои-то веки меня сновидение посетило…
- И что? – встревожился Принтер.
- Ересь какая-то снилась совершенно не по теме. Как будто мы с тобой на ярмарке… Не на сталкерской толкучке, а на такой деревенской ярмарке какого-то там позапрошлого века, бабы в сарафанах, в юбках с оборками, купцы там бородатые в плюшевых кафтанах… Короче, как в кино. А мы среди них, прикинь, в комбезах! Но на нас никто не косится, не оглядывается, как будто все нормально, как будто это так и надо. И я нас со стороны вижу, как бы сверху… А потом вижу, что Никель нас ищет, мы ему зачем-то понадобились. И никак не может нас найти. Странно так, я как будто прямо рядом с ним стою, и себя самого в толпе выглядываю. И не нахожу… А Никель суетится, мечется, вопит, что мы ему нужны, и не находит. Тут к нему еще какие-то типы незнакомые подтягиваются, тоже все по-сталкерски одеты, тоже нас ищут и никак не найдут. Побежали сквозь толпу искать нас, и вдруг прутся прямо к карусели с лошадками, а она их вдруг ка-ак раскидает в стороны!
Принтер тихо захихикал:
- Значит, ни хрена это была не ярмарка, а самая что ни на есть Зона! В аномалию «карусель» ребята попали…
- Ты думай, думай давай! – шикнул на него Лис. – Есть тут намек! Раз на карусель намек, значит, и на наше дело есть!
- Сам думай! Я еще не проснулся… Уа-а-а… - Принтер зевнул во весь рот. – И вообще… Рано еще…
- Какое «рано»?! – взбеленился Лис. – Вставай, напяливай шмотки, сейчас кофе тяпнем, и выходить пора! Пока все дрыхнут, и никто нас не попалил!
Принтер упал на подушку, повернулся вниз лицом, нежно обнял ее и прижался к ней щекой.
- Да ты что, издеваешься?! Или по поливу соскучился?!
- Рано идти, - лениво ответил Принтер.- Ты что, не понял намека, умник? Иди сюда поближе, на ухо скажу.
Лис недоверчиво придвинулся. Он уже знал, что напарник набрался от него умения устраивать кое-какие мелкие пакости и подколки.
- Намек в том, что мы в толпе затерялись, - шепнул Принтер ему на ухо. – Нельзя идти сейчас и вдвоем. Понял? Надо подождать утра. Подождать, пока собьется толпа, и подбить мужиков сделать крюк в нужную нам сторону, если они соберутся в другую. Толпа нас защитит, из толпы нас не выковыряют, понял?
Лис брякнулся на свою койку так, что пружины жалобно взвизгнули.
- Я не буду ребятами прикрываться!
- В противном случае ты можешь похерить все дело, ради которого уже столько рисковал… Твой отец ни хрена не получит, зато все ты поднесешь на блюдечке с золотой каемочкой какому-то «дяде»… Короче, решай сам. Это твое дело вообще-то, - и с этими словами Принтер отвернулся к стене, всем видом показывая, что продолжать разговор не намерен, и уговаривать напарника – тоже.
Лис, недовольно бурча, слез с койки, натянул куртку и берцы, и, нарочно громко топая, вышел за дверь.
Быстрыми шагами он несся по территории спящей базы, мимо вышек дежурных. Никуда, просто так – выместить свою злость через яростно вколачиваемые в землю шаги. С одной стороны, Принтер был прав. С другой – нет. А решать-то не ему… Решение он целиком переложил на Лиса!
- Эй, Лисяра, куда бежишь? – окликнул его с нижней площадки вышки знакомый голос. Через ограждение смотрел вниз Шерлок.
- Так, гуляю, - буркнул Лис. – Что там, как обстановка?
- Лезь сюда, чтоб на всю Зону не орать, - предложил Шерлок.
- Ну?! – нетерпеливо поторопил его Лис, едва взбежал по лестнице.
- На-ка бинокль, и посмотри вон туда, - Шерлок указал рукой в серую хмарь.
- И что там? – Лис поднес к глазам окурляры.
- Нет, это ты скажи мне, что там видишь!
- Кусты… Ствол сухой торчит… Бочка железная… Покрышки раскиданы…
- И все?!
- Вроде да, а что?
Шерлок сдвинул почти на затылок шлем и почесал под ним одним пальцем:
- Да показалось, что там кто-то сидит…
- Ну, мало ли, может, и сидит? Какой-нибудь одиночка ночь коротает.
- А фиг ли он не пошел коротать ночь в лагере вольных, там и народ толпится, и костерок, и вагончик строительный – есть куда кости кинуть… Хрена ли ему сидеть в таком месте, где кровосос со спины подкрадется – и не заметишь? А между прочим, с того места ворота хорошо просматриваются. Вот я и подумал – может, кто-то кого-то тут пасет?
Лис насторожился и призадумался. А что, если Шерлоку не померещилось? Он еще раз вгляделся сквозь окуляры вдаль. Никого! А может, наблюдатель все еще там, но притаился? Пойти, что ли, разбудить Принтера, взять оружие, и пойти к предполагаемой засидке для проверки?
Но интуиция подсказывала Лису, что идея какая-то нездравая. А если наблюдатель не один? А если он успел сменить дислокацию? Тогда они с Принтером ничего полезного для себя не добьются, разве что продемонстрируют тем неизвестным, что догадались о слежке. А наблюдатели не отстанут, они только будут вести себя осторожнее… Да и что делать с тем типом, если они сейчас застукают его на месте?! Пристрелить?!
«Один хрен не смогу», - мысленно скривился Лис. Получается, Принтер прав… Надо ждать до утра и искать попутчиков. И желательно – побольше.
Духи Зоны по-прежнему покровительствуют ему в завершении этого дела, и он на правильном пути - понял Лис, когда вскоре после завтрака целая толпа собралась идти в сторону Агропрома. Вернее, не совсем туда, а через Свалку на Росток, но, по крайней мере, большую часть пути им предстояло идти в одну сторону. Пять человек, да они с Принтером – это уже семеро. Конечно, не толпа на ярмарке, но немало. Лис умел улавливать намеки, посылаемые ему провидением – и потому он, до того с зубовным скрежетом согласившийся искать попутчиков, теперь без возражений присоединился к группе. «Если бы так не должно было случиться, то хрен бы собралась такая толпа в нужную нам сторону», - рассудил Лис.
Вскоре к ним присоединились еще двое из лагеря «вольных», чему Принтер весьма обрадовался.
А Шатун злобно матерился сквозь зубы. Его план трещал по швам. Нападать вчетвером на толпу в девять рыл – это самоубийство. Да, снайпер успел бы перебить половину прежде, чем очухаются остальные, но для этого ему нужна хорошая позиция. А где она, эта позиция?! Да и портить отношения с мощной группировкой – не респект. Если свободовцы потом дознаются, кто наехал на их людей, то после этой акции в Зону больше не сунешься… Оставалось только тихонько идти по следам отряда, рассчитывая на то, что где-нибудь сталкеры разделятся.

2010-09-26 в 22:36 

=Gost-ya=
«Вольные» сразу за окраиной Свалки свернули к Ростку. Двумя проблемами меньше, с мрачноватой усмешкой отметил Шатун. Но все равно семь против четверых – это перебор…

Вокруг вагоноремонтного депо стояла редкая для этого места тишина. Ни единого выстрела из-за этого камня преткновения и точки пересечения интересов «вольных» и самых отмороженных братков, которые просто не могут мирно сосуществовать бок о бок с соседями.
- Хоть бы мы успели проскочить, пока все тихо… - процедил сквозь зубы Принтер.
- Не кар… - Лис не договорил. Окончание фразы заглушил треск автоматной очереди.
Хорошо еще, успели нырнуть в ворота цеха, под прикрытие кирпичной стены.

А Шатун снова выругался. На Свалке место открытое, из всех препятствий, ограничивающих обзор – только громадные кучи мусора, реденький кустарник да раскиданные кое-где железобетонные блоки. Здесь пришлось заметно отстать от преследуемых, и за перемещениями следить только по КПК.
От депо раздались выстрелы. Шатун отдал своим спутникам команду остановиться – надо переждать, пока затихнет бой, вряд ли Лис и Принтер в него ввяжутся. Ну, а даже если ввяжутся – то Шатуну с помощниками вписываться за каких-то незнакомых бродяг совершенно незачем. Можно пока посидеть пока на автобусной остановке и подождать…

Ввязаться в короткий бой Лис и Принтер действительно не успели. Стороны обменялись несколькими короткими очередями и одиночными выстрелами, и снова все затихло. Двое авантюристов двинулись было к противоположному выходу, как вдруг Принтер, обходя свежий труп бедолаги, которому сегодня не повезло, притормозил и дернул Лиса за рукав:
- Стоп! Идея… Если нас пасут, то есть шанс оторваться, пусть даже ненадолго!

От депо раздалось еще несколько выстрелов. Сигнальные точки, обозначавшие Лиса и Принтера на карте КПК Шатуна, замерли на одном месте. Шатун озадаченно хмыкнул – ну и ну, неужели «объектов» угораздило откинуть коньки в банальной и никак их не касающейся стычке с братками?! Он скомандовал помощникам осторожно продвигаться вперед.

Что за чертовщина? Судя по пеленгу, как раз вот этот труп, валяющийся за воротами депо, и должен быть Лисом. Но это какой-то кряжистый немолодой мужик… А «Принтер» с каких это пор разгуливает в длиннополом кожаном плаще, пафосном и неудобном, но очень популярном среди братков невысокого пошиба?
Шатун выругался и злобно сплюнул. Обманули, черти! КПК подменили!

…Толпа дальше депо не пошла. Они, в общем-то, и туда-то завернули только на призыв о помощи, а так изначально собирались на Росток и на Кордон. Дальше Лис и Принтер рванули вдвоем – быстрой рысцой, мимо тоннеля с приросшим к рельсам локомотивом, мимо свалки железобетонных труб и скоб, через пригорок за ворота обширной территории, когда принадлежавшей НИИ «Агропром».
- А шустро ты все с наших КПК на чужие перелил! – проговорил на бегу Принтер, хотя и рисковал сбить дыхание. – Я бы хрен знает сколько провозился!
- Ну так! – коротко хохотнул Лис. – Фуу, кажется, оторвались! Но теперь нам самим надо искать гостей, они же нас не опознают…
Он остановился и, отдышиваясь, наклонился вперед и уперся ладонями в колени.
- Вопрос еще, на каком пятачке они приземлятся…
Агропром состоял из двух огороженных территорий вокруг лабиринта корпусов. Лис и Принтер стояли перед воротами, под которые уходила железнодорожная колея.
- Нечего на виду маячить, пошли-ка внутрь, а там разберемся, - поторопил его Принтер.
Проход мим бывшего КПП был открыт. Внутри на проржавевших рельсах стояли несколько товарных вагонов.
- Тсс! – вдруг зашипел Лис.
- Чего?!
- Тсс! Шаги! Слышишь? Идет кто-то!
Принтер замер и прислушался. Действительно, в висевшей над Агропромом тишине, которую нарушало разве что отдаленное гавканье и завывание псевдопсов, слышалось щелканье подошв об асфальт. Кто-то приближался… И не один – про дороге протопало минимум три пары ботинок… Вскоре шаги затихли. Значит, идущие свернули с дороги. Пройти на территорию можно было только по асфальтированному дорожному полотну, на котором топот разносился далеко. Но если бы им не нужно было скрываться, то они так и продолжали бы идти по удобной дороге?!
- Скорее, прячемся!
Куда?! Бежать во внутренний двор? Проход туда прекрасно просматривается из ворот. Если идут преследователи, то беглецы окажутся перед ними, как на блюдечке. Лис потянул спутника к товарным вагонам.

- Тихо…
Шаги приближались. Под подошвами сухо хрустел гравий. Найдут… Вагон совершенно пустой, не за что нырнуть и выгадать несколько секунд, чтоб рвануть в открытые створки на другой стороне, оттуда - под колеса вагона, приросшего к соседней колее, а из-за вагона – через железобетонную стену…
Лис нашарил в кармане «хамелеон». Вот он и пригодился… Как раз тот самый крайний случай.
Он свободной рукой сгреб Принтера за плечи и стремительным рывком уронил себе на грудь:
- Встань сюда! Ближе! – и крепко притиснул его к себе.
Тот аж дернулся и в первый момент инстинктивно отшатнулся, но Лис уже крепко перехватил его поперек туловища. Принтер оказался тесно прижатым к нему и перегнувшимся в пояснице.
- Стой! – сдавленным шепотом прошипел ему в ухо Лис.
Три раза, быстро – сжать-отпустить артефакт, сжать-отпустить, сжать-отпустить! Еще три раза – сжать и отпустить медленно… Потом опять повторить быстро. S – O – S… SOS… Спаси нас, «хамелеон», помоги нам, Черный Сталкер…
Гравий хрустит громче.
Защитное поле включилось? Заработало? Укрыло? Изнутри, стоя под ним, не понять… «Узнаешь, когда вас не увидят… Или наоборот, увидят!» - в голове словно захихикал ехидный чертенок.
В распахнутый проем с двух сторон осторожно заглянули две фигуры с автоматами наготове. Если увидят – все, крантец… По нутру вагона скользнул луч фонарика.
- Нету никого, - раздался приглушенный хрипловатый голос.
- Куда нырнули, черти? – отозвался другой, моложавый и высокий. – Только что тут были… Неужели за забор успели сигануть?
- Эй, тут их нет, - говорит хрипловатый кому-то еще. – Ищите дальше!
«Ну, чего вы тут торчите?!» - мысленно взмолился Лис. – «Валите же скорее за забором нас искать!.. «Хамелеона» же не хватит надолго…»
Горячее дыхание Принтера щекотало ему шею. Напарник старался дышать как можно тише и реже. Вдох – пауза - выдох…
Из-за задержки дыхания в крови накапливается углекислота, и оттого сердце натужно вздрагивает и несется галопом. Оно гулко колотится в ребра, как пленник в запертую дверь, ломится наружу, кажется, что его толчки можно почувствовать даже через бронежилет.
Прерывистое дыхание вот-вот превратится в хрипящий свист, и тогда их точно услышат, заметят… Непонятно, как до сих пор они не услышали?..
Принтер дышит еле-еле. Он прижат к Лису всем телом, и уже забил перегибаться в пояснице, чтоб выгадать для себя хотя бы пару сантиметров дистанции. Все равно между ними – два слоя одежды и кевларовых пластин; набитые подсумки его обвеса лежат на набитых подсумках Лиса, но бедро упирается Лису между ног, а там их разделяет всего два слоя ткани. Она не слишком толстая и совсем не мешает чувствовать тело напарника. Бедро к бедру - черт побери, как дико… Хотя почему? – мысли мечутся в голове Принтера вспугнутыми воронами. Почему? Раньше-то он в подобной ситуации не чувствовал бы ни малейшей неловкости, раз уже речь идет о спасении своих шкур, просто не задумывался бы о том, насколько дико и неестественно то, что они со спутником стоят, прижимаясь – а сейчас почему-то думает.
Его нос почти упирается в шею Лису, под подбородком мешает отстегнутая дыхательная маска - Лис очень не любит ходить в ней постоянно, и скидывает сразу, как только выходит на относительно чистую территорию. Там, на шее, звеня от напряжения, пульсирует артерия, по ней прокатываются стремительные толчки крови. Лис одной рукой прижимает напарника к себе, другой судорожно тискает артефакт, и шевелит губами – молится про себя, что ли?
Нет, он отсчитывает в уме время, догадался Принтер. «Хамелеона» хватит примерно две с половиной минуты. Сколько из них уже прошло? Ему кажется, что они стоят вот так минут двадцать, как минимум, хотя этого не может быть. Его кисть тоже судорожно сжата, тискает цевье «калаша», хотя оружие не поможет, если их увидят. У преследователей стволы наготове перед собой, а они с Лисом даже не успеют расцепить объятий – не говоря о том, чтоб поднять оружие…
В проем заглядывает третий.
А Принтера внезапно тянет ржать. «Если завеса исчезнет прямо сейчас, и эти трое увидят наши объятия, то просто ужас, что они про нас подумают», - вдруг захлестывает совершенно несвоевременная шальная мысль, и наружу рвется нервный смех. А еще страшнее следующая мысль, прокатившаяся отголоском где-то на задворках сознания – что хоть за секунду до гибели можно будет побыть честным с самим собой, и признаться, что сейчас он делает то, чего давно уже хотел. И можно будет наплевать, что подумают об этом невольные – и последние в их жизни - зрители.
- Пошли дальше, - еле слышно шепчет двоим третий. – Заглянем в соседние вагоны, на всякий случай. Потом Шатун велел осмотреть внутренний двор и крыши, там несколько лестниц наверх…
Шаги удаляются. Сердце не сбавляет хода и все так же ломится наружу, губы Лиса неслышно шепчут «сто двадцать восемь…» и случайно задевают лицо Принтера. Какие они сухие и потрескавшиеся… Но одновременно с мыслью о том, можно было бы провести по ним влажным языком, смочить, разгладить - рука на его пояснице разжимается. В проем, куда осторожно выглядывает Принтер, видно, как три фигуры удаляются к ближайшему корпусу.
- Валим скорее, - шепчет Лис.
Они проскальзывают к противоположной створке вагона и спускаются с обратной стороны, огибают вагон на соседнем пути и лезут через стену. Лис карабкается первым и втаскивает спутника, они переваливаются и спрыгивают за оградой. Потом, прижимаясь к плитам, на цыпочках идут вдоль нее. Здесь – «мертвая зона», здесь их не заметят и с крыши, если не шуметь, конечно. А тем временем в небе раздается рокот винта – вертолет снижается над территорией возле дальнего корпуса.

2010-09-30 в 00:23 

-Ч-черт! – зло зашипел Шатун, глядя на снижающуюся у другого блока зданий пару вертолетов с немецкими флагами на боках. – Черт! Все! – Далее на подчиненных посыпалась матерная тирада, один даже получил подзатыльник.
Выговорившись, и слегка успокоившись, он упер руки в бока, и мрачно посмотрел в ту сторону, где по идее должны были находиться двое искомых гонцов с добычей. Что за непруха… По пути переть на отряд в девять рыл было бы чистым самоубийством. А теперь - вертолеты, явно не туристами набитые. Да еще немецкие. Их тронь – и потом с натовцами проблем не оберешься, это если живым отпустят, конечно. А скорее всего, даже не отпустят. Едва заметят – и считай, что тебя уже нет!
-Ну что ж, Дегтярев... Должен признать... – Шатун скрестил руки на груди. – Молодец, че. Но надеюсь, еще пересечемся... Ох, как надеюсь... – он глубоко вздохнул. – Тьфу! Уходим, пока не заметили!
***
На подходе к зданию, где обосновались заказчики, Лис перекинул автомат за спину, и жестом указал Принтеру убрать свой. Тем не менее, через пару шагов буквально в метре от Лиса просвистела пуля. Далее кто-то громогласно заговорил на немецком, явно требуя не приближаться и вообще валить отсюда. Передернувшись и громко заматерившись, Лис достал КПК, и с излишней силой нажав пару кнопок, приложил аппарат к уху. Чтобы понять первое, что он заорал, переводчик не потребовался – слово «идиоты» почти на всех языках произносят примерно с одинаковым выражением. После пары фраз на немецком из Лиса снова посыпались ругательства на родном, и не будь бы ситуация так серьезна – Принтер бы в голос захохотал, глядя на него.
- Думаешь, поймут? – ухмыльнулся он, когда Лис убрал КПК.
- Уже поняли. Слышал бы ты, как они залепетали, - хмыкнул Лис. – Совсем охренели! Договаривались же заранее, на двух языках было сказано: двое в форме свободовцев, так нет!
Зайдя в здание, Лис недовольно оглядел занявших стрелковые позиции, и что-то нарочито громко произнес в их адрес. Те стыдливо потупили взгляд.
-Алекс, А-алекс, ну зачем так грубо? Разве я тебя так воспитывал?
К ним приближался мужчина, которого Принтер узнал по фотографии, вот только одет он был уже не в деловой костюм и лабораторный халат, а в обычные джинсы и куртку. Лис, ошалело уставившись на отца, выронил бестолковый уже «хамелеон», который все вертел в руке.
- Папа?..
- Ну, конечно, я, - мужчина улыбнулся и обнял ошарашенного Лиса. – Да осторожней ты! – весело прохрипел он, когда Лис ответил на объятие. – Удушишь же!
- Прости, - засмеялся Лис. – Как я рад тебя видеть!
- Да и я тебя не меньше, - отстранившись от сына он с улыбкой оглядел его. – Как ты окреп-то! Хотя характером остался как прежде, как я погляжу!
- Да-а... – Лис рассеянно оглядел себя. – И покрепче бывают!
- Кто ж спорит! А друга-то представишь?
- Конечно... Стас Принтер, мой напарник. Принтер, знакомься, мой папан Николай.
Принтер пожал Николаю руку и приветственно улыбнулся:
- Да-да, слышал, что у вас тут имена свои... – протянул Николай. – Тебя-то как прозвали?
- Лис, - пожал плечами сталкер.
- Лис.. – эхом повторил Николай. – А тебе подходит! Кстати, вот, - Николай вытащил из кармана куртки сложенный пополам конверт. – От твоих друзей. Вчера как явились всей кучей, я чуть дара речи не лишился!
Лис, пряча конверт, захихикал:
- А что такого, ты же их всех много раз уже видел...
- Да вот отвык, что такое стадо чертей у меня в доме! Еще и наперебой начали горланить насчет тебя! А учитывая, что это было ночью, как раз во время сборов... Хотели наверняка поймать.
Лис уже в голос хохотал.
- Ну представляю!
- Кстати, Анька просила передать, что она по тебе скучает.
- Анька – моя курица-сестра, - прикрыв рот рукой и скривив гримасу, пояснил Лис Принтеру, за что тут же получил легкий подзатыльник от отца. Принтер не смог сдержать смешка.
- Можешь передать этой курице, что взаимно! – давясь хихиканьем, хрюкнул Лис.
Николай, скрестив руки на груди, тоже заулыбался.
- Эх ты, ни хрена не изменился!
Лис только развел руками. Скинув рюкзак, он достал папки, и протянул их отцу.
- На! Из-за этой макулатуры нас чуть наемы не сцапали! И еще какая-то херь потом увязалась! Уж не знаю ушли, или где-то по кустам сидят, караулят…
- Что?! Сколько? - тут же посерьезнел Николай.
- Да человека четыре вроде, лазили по другим корпусам, за вон тем забором.
Николай обернулся, и быстро отдал приказ нескольким солдатам. Те, молча кивнув, почти бесшумно побежали на улицу.
- И как же вы ушли? На открытой местности это весьма проблематично...
Лис показал «хамелеон».
- Вот эта хрень... Такой артефакт, оптический обман создает. Короче, они нас просто не увидели.
- А…
- Уже все, не работает, - угадав вопрос наперед, ответил Лис. Ученый лишь озадаченно хмыкнул.
- А наемы? Они не знали, что там?
- Нет, они просто пронюхали, что из лабы что-то ценное несут, и заинтересовались. А так – ничего не знают, - отмахнулся Лис. – Не ссы, все в лучшем виде!
- Не представляешь, как ты меня выручил, - Николай потрепал Лиса по гребню.
- Пустяки, дело житейское...- пожал плечами Лис. – Принтеру спасибо, намного дело упростил.
- Да? И как, если не секрет? – Николай с интересом переводил взгляд с одного сталкера на другого.
- Военная тайна, - с хитрым видом покосившись на Принтера, ответил Лис.
- Ну, спасибо, мужик, - Николай снова пожал Принтеру руку. Потом он минуту помедлил, о чем-то соображая: - И… Я отблагодарю за помощь. Чуть позже.
Принтер несколько замялся – первой мыслью было брякнуть «Не надо», но вторая мысль, уже заметно более практичная, напомнила: «Всякая услуга должна быть вознаграждена, тем более рискованная».
- Николай, благодарю за предложение, но давайте лучше договоримся об ответной услуге, когда в ней возникнет необходимость. Хорошо?
- Согласен! А ты...– осторожно начал Николай, обращаясь к сыну, – Вернуться-то не хочешь? А то чего зазря шкурой рисковать, давай с нами?
- Исключено, - отрезал Лис. – Захочу отдохнуть от Зоны – сам дорогу найду.
- Но это же…
- Эй! Я все твои аргументы еще перед тем, как сюда направиться наизусть изучил, повторять не обязательно! Ну не трясись ты, как курица над яйцом, ей- богу! – воскликнул Лис, и недовольно фыркнул.
Николай заметно погрустнев внимательно на него посмотрел.
- Почему-то я знал, что этим все и кончится.
- Да не кисни, обещаю периодически выбираться, - улыбнулся Лис.
- Ну только если так...- вздохнул Николай, и оглядел группу коллег. Все, разбившись по два-три, о чем-то переговаривались, часовые внимательно оглядывали местность. Те, что отправились на разведку, уже виднелись в окне.
- Ну ладно... пора нам, нельзя тут долго задерживаться, - произнес Николай и оглядел свободовцев.
Еще раз пожав руку Принтеру, и обняв сына, он пожелал обоим удачи, и направился к вертолетам. Лис, устало выдохнув, бросил прощальный взгляд на группу, и направился к выходу, Принтер последовал за ним. Отойдя на какое-то расстояние, Лис уселся под деревом, и, закурив, проследил взглядом за вертолетами.
- Вот и все.
Принтер сел рядом и тоже уставился в небо. На душе чувствовались легкость и одновременно какое-то опустошение.
- Эй, Лис… Как оно тебе – завершить квест? – поинтересовался Принтер. – Вот и достигнута цель, ради которой вообще все затевалось…
- Да как сказать, - Лис пожал плечами. – И пустота, и удовлетворение...
- У меня тоже…
- Странно, короче. Но интересно... Интересно, что теперь. Какие еще найдутся приключения на филейную часть.
Оба тихо захихикали.
- Да, в Зоне в этом плане очень весело. А папан у тебя прикольный.
- Ну, спасибо, - Лис потянулся, разминая затекшую спину. – Пошли домой, что ли...

2010-09-30 в 00:24 

***
Путь обратно прошел относительно спокойно, только редкие мутанты, не особо крупного калибра, да группа пьяных бандитов, закрепившихся в депо, которых удалось спокойно обойти. Уже находясь недалеко от базы, их заставил резко затормозить и вскинуть стволы собачий лай. Оба быстро зашарили взглядом по окрестности, но когда в нескольких шагах от себя Лис увидел источник, он медленно опустил автомат, и удивленно вскинул брови. Перед ним сидел не слепыш, и не пси-собака, а самый обыкновенный, черный щенок овчарки. Пес, внимательно глядя на Лиса, снова гавкнул, еще явно неокрепшим голосом. Принтер, однако, доверчивостью не отличился:
- Охренел?! А вдруг мутант?! А вдруг у него мать рядом?
Лис, не сводя глаз с собаки, достал КПК, переключил его в режим поиска мутагенных форм, и ткнул его под нос напарнику.
- Ясно сказано – все чисто! Он не мутант.
Лис присел на корточки, и достав из рюкзака кусок колбасы протянул его щенку. Тот радостно виляя хвостом подбежал, и принялся жадно жевать.
- Голодный, бедолага... – потрепав зверя за ухом заулыбался Лис.
Принтер только хмыкнул, но ствол тоже опустил.
- Все равно, не собираешься же ты его с собой брать?
- Как это не собираюсь? Очень даже собираюсь!
- Но ты что, не понимаешь?! А вдруг он позже себя проявит, и загрызет кого-нибудь? А вдруг у него зараза какая-нибудь? Паразиты, или лишай…
Лис взял щенка на руки, выпрямившись, сощурился, и буравя Принтера взглядом, с вызовом заявил:
- Значит, тебе можно усыновить контролера, а мне собаку завести нельзя?
- У моего контролера лишая и блох точно не было! – огрызнулся в сердцах Принтер.
Он постарался выдержать тяжелый взгляд напарника, но в итоге сдался. Удрученно вздохнув, он критическим взглядом оглядел нового питомца Лиса, и недовольно буркнул:
- Ну ладно, хорошо...
- Тоже мне, позволил, - окрысился Лис.
Принтер хотел было еще что-то ответить, но КПК Лиса тихо запищал, заставив прекратить пререкания.
Лис ткнул на кнопку ответа.
- Да?
- Лис! Я тут такое созерцаю! – раздался голос Физика из динамика. – Помнишь, ты мне рассказывал о твоей ловушке для какого-то долговца?
- Стой! – оборвал Лис, и включив громкую связь ехидно заулыбался глядя на Принтера. – Ну?
- Так вот. Эта ловушка для долговца случаем не около «Рентген»?
- Именно!
- Так вот, я в этих местах проходил... Смотрю – должничок какой-то куда-то так целенаправленно ломится. Ну, остановился посмотреть, в итоге он сел на «Липучку»! – на последней фразе голос Физика дрогнул от сдерживаемого смеха.
- И че? – гоготнул Лис.
- Ну че! Дергался-дергался, в итоге вырезал себе такую ровную, квадратную дыру в штанах... Не, ну а как иначе выбраться-то? Ну не целиком же штаны снимать... Ну так он как встал, сверкая красными труселями, я так и рванул быстрей подальше... Так меня со смеху перекосило, ей богу не помню, когда так ржал! Короче, это я о чем... Твоя идея сработала, и жди, он все матерился мол связи нет, пытался кому-то дозвониться. Думаю, тебе!
- Не сомневайся, мне! – многозначительно дернув бровями, глядя на Принтера ответил Лис. – Давай, спасибо за инфу! Отбой!
-И что ты там подстроил? – недоверчиво поинтересовался Принтер, глядя на ехидно хихикающего Лиса.
- Сейчас увидишь! Три... два...
КПК снова запищал, и Лис уже сразу включил громкую связь.
- Бюро жалоб имени Лиса!
- ТЫ! – рявкнул до боли знакомый, и ненавистный Принтеру голос из динамика. – ТЫ! Ты... Да ты...
- Какой у нас богатый словарный запас... – озадаченно качнул головой Лис.
- Какого хрена?!
- Что, какого хрена? – с видом оскорбленной невинности поинтересовался Лис, даром что собеседник лица не видел.
- Какого хрена ты меня завел в ловушку?! Говорил, что там хабар!
- Э-э-э...А разве я тебе это говорил? По-моему, я с другом в баре общался...Или до меня склероз пожаловал? Или не пожаловал, а ты подслушал? Ай-ай-ай! А тебе мама не говорила, что уши греть некрасиво?!
- Учти! Я поймаю тебя, дерьмо, заведу на базу Долга, найду самое высокое дерево, и подвешу тебя на нем за...
- Чувак! – захлебываясь смехом, оборвал Лис. – Ты указатель видел? Как это «какой»?! На котором написано «На йух – это вон туда»!
Лис нажал кнопку отклонения вызова, и, выпустив щенка, осел на землю, хрипя и кашляя от истеричного хохота.
- Ты усадил на «Липучку» Клёна?! – тоже загоготал Принтер. – Нет, я от тебя чего угодно ожидал, но ТАКОЕ...
- Я...я... оххх... Я с твоими бывшими корешами как-нибудь однажды побью рекорд «самая странная смерть в Зоне»!
- Какая?! – хрюкнул Принтер, утирая слезы.
- Сдохну с хохоту! – Взвыл Лис. - Ооооо.... – он завалился на бок, не в силах унять веселье.
Когда наконец оба мало-мальски успокоились, Лис сел, и утерев лицо, достал сигарету. Щенок недовольно заурчал, и ткнулся носом Лису в ботинок, пытаясь привлечь к себе внимание.
- Так это все таки он или она? – глядя на собаку протянул Принтер, и отобрал у Лиса сигарету.
- Слушай! – возмутился он – Своих нет что ли?!
- Нет! Я, в отличае от некоторых, раз в пятилетку курю!
- А просить не умеешь что ли?!
- Прости, - невинно улыбнулся Принтер.
Лис взял щенка, и оглядев заявил:
- Он!
- И как назовешь?
- Зверь! – закуривая ответил Лис, почти не задумываясь.
- Интересно... А может, нормальное имя дадим?...
- А чем тебе это не нормальное? Он же зверь? Зверь! А если в охранника вырастет так вообще!
- Ну... Есть своя логика... Ладно, пошли, пока на наш гогот никто не явился.

***
По базе новость о новом питомце разошлась, практически как только они переступили порог. Всех это оживило и порадовало, многие подходили к Лису потрепать Зверя за ухом, но щенок лишь недовольно прятал нос в локоть сталкера, и Лис в итоге не выдержав, рявкнул что
- Не хера кисель воспитывать! Убрали клешни!
Когда наконец добрались до своей коморки, Лис устало сбросил рюкзак и автомат, и спустив Зверя на пол, стянул куртку.
- Устал как.. Не знаю даже кто... – натягивая толстовку, буркнул он.
- Ну неудивительно, вскочить раньше петухов... – Принтер плюхнулся на свою кровать.
- Ну а как еще... Давай жрать, что ли... А то уже башка кружится...
- Давай, - быстро согласился разделявший мнение напарника Принтер, и потянулся к тумбочке.

После обеда Лис сразу же завалился спать, не раздеваясь и не расправляя постель, просто укрывшись курткой и обняв забравшегося к нему в кровать Зверя.
Принтер, глянув на напарника, почувствовал легкий укол внутри, едва заметный, которому даже не придал значения.
«То «не хрена кисель воспитывать», то берет к себе и обнимает!» - ехидно заулыбался он, и тоже улегся. Спать не хотелось, он просто принялся листать новости и некрологи.
Выброс через три дня, группа бандитов полегла смертью храбрых на болоте...
Внезапно голову посетила такая мысль, что он чуть не выронил КПК. Он наконец понял, что за укол он почувствовал. Он еще раз глянул на Лиса. В голове промелькнула не сформулированная мысль, бестелесная, но ощутимая, как призрак. Зависть к питомцу Лиса. К Зверю он сразу отнесся как-то по-особому тепло, а к нему, Принтеру? Не жалит разве что когда забывает, или слишком для этого устает…
Думать не хотелось, было страшно докопаться слишком глубоко. Взяв лежащий на тумбочке КПК Лиса, он направился к двери. Несмотря на то, что взятые с тел бандитов КПК оказались новее и лучше их старых, а привычка Лиса хранить абсолютно все на картах памяти помогла сразу поставить некоторые моды, пройти через руки Программиста им бы не помешало.
Зайдя в мастерскую, Принтер недовольно поморщился - из стоящего в дальнем углу ноутбука грохотала музыка, которая наверняка понравилась бы Лису, но Принтер с удовольствием бы ее выключил.
Сам Программист, с крайне сосредоточенным видом, колдовал над экзоскелетом, и стучаться явно смысла не было – все равно не услышит. Принтер просто подошел к технику, и тронув его за плечо показал КПК. Программист кивнул на стол, на котором стоял компьютер, и Принтер, согласно кивнув, оставил устройства, после чего поспешил удалиться.
Захотелось просто походить по базе, безо всякой цели. Наконец, он дошел до самой дальней, отведенной под тренировки части. Перо, сидя на огромном булыжнике со скучающим видом наблюдал за тренировкой двоих совсем молодых, лет семнадцать на вид, новичков. Принтер подошел к нему и сел рядом.
-Что, дрессируешь?...
-Ага.. – вздохнул Перо.

2010-09-30 в 00:26 

- Это новые? Чего-то незнакомые лица...
- Да они пришли, когда вы с тем наемом уходили. Ясен пень, тебе их рожи мало о чем говорят. Так! - рявкнул он, обращаясь к подопечным. - Теперь! Растяжка - пять минут, и берем палки! Посмотрим, что у вас закрепилось!
Ученики послушно принялись за выполнение.
- Зачем палки-то? - нахмурился Принтер.
- Ну как? Я же по холодному оружию спец, остальным Крот занимается. Не дам же им сразу кинжалы!
- А-а.. ну да.. А тебя- то кто натаскивал?
-Да я в принципе сам всю жизнь как-то к ножам тянулся. Совсем мелким еще в фехтование отдали, потом уже в местах посерьезней занимался. Уже действительно по обращению с холодным оружием. Потом... Учиться мне никогда не нравилось, так что загребли в армию. В Зону ушел через год после дембеля.
- А сколько тебе лет-то?
- А сколько дашь? - улыбнулся Перо.
- Да даже не знаю... - Принтер задумчиво почесал ощетинившийся подбородок. - Постарше Лиса явно, но немногим...
- Ну... Примерно, - хихикнул Перо. - Двадцать пять. В Зоне уже четыре года как... Первый год с нейтралами ошивался. Никуда на большой земле приткнуться не смог, как слышат, что без образования, так.. Сразу плевать на все! И на умения, и на желание работать, - на последних фразах в голосе сталкера проскользнуло явное недовольство.
- Да уж... - вздохнул Принтер, наблюдая за новичками. -А Лис? Он же вроде вообще ничем таким до Зоны не занимался. Да и тут-то всего год, а уже вон...
- Да он просто перед Зоной тренировался пару месяцев... Чисто выносливость вырабатывал, а когда сюда пришел, его Программист натаскивал. Вламывал действительно на совесть, даже несмотря на то, что организм уже "раскочегаренный " был, то есть, не то что всю жизнь на диване, и вдруг нагрузки... Даже так первые несколько дней обмороками тренировки заканчивались. Мы ему говорили, что сбавить нагрузку надо, а он не-ет... Короче, через месяц уже в ходки спокойно ходил, на равных. Ну а дальше все дело опыта, сам понимаешь... ТАК, ЧТО ЭТО ЕЩЕ ТАКОЕ?! - Заорал Перо так громко и внезапно, что Принтер вздрогнул от неожиданности.
- Охренели, что ли, камнями кидаться?!
- А че он.. - начал один из юнцов, но Перо быстро оборвал:
- Плевал я! Три круга бегом, пятьдесят приседаний! Оба!
Спорить ученики не стали, сразу побежали широким кругом вокруг булыжника, на котором сидели Перо и Принтер, огибая деревья.
- Детский сад... - вздохнул Перо, и подпер голову рукой. - Ну так вот... Пришел вообще скелетиной...
- Ага, то лень, то времени нет на жрачку, да и готовить не умеет, - ухмыльнулся Принтер.
- Во-во! - хихикнул Перо в ответ. - А сейчас вон.. Мясо наросло...
- Скелетина...А еще, говорят, не был таким хамлом, - проворчал Принтер.
- Да... Правду говорят... - кивнул Перо, закуривая.
- И почему-то мне кажется, что мне больше остальных достается, - выпалил Принтер ставшую слишком назойливой в последнее время мысль, прежде чем успел остановиться. - Вот тебе же явно столько гадостей не говорит...
- Ну ты сравнил! За тебя, в его понимании , он головой отвечает. У меня-то Прог в напарниках, с меня и спрос другой!
- И чтоб по-хорошему он конечно никак... - буркнул Принтер.
- Да не парься ты, вредничает, да и только...
- Легко сказать... А у меня порой такое впечатление...
- Да е-мое, простой пример, - оборвал Перо. - Когда пришли из той лабы, бледный был, как простыня, никого к тебе не подпускал. А Морфину, за настырность, и вовсе пустой пластмассовой бутылкой по башке досталось. И ни на шаг от твоей кровати не отходил. Ну, последнее, я думаю, ты и так понял. О господи, да что ж ты делаешь... - Перо, с досадой глядя на учеников, уже принявшихся махать палками, имитирующими кинжалы, прижал ладонь к щеке. - Слушай, чувак, пойду я, пока они фигню всякую не заучили! А то потом хрен переучишь!
- Давай... - потягиваясь протянул Принтер, и направился к своей комнате.
Лис все еще спал, обнимая свернувшегося клубком Зверя. Принтер отвел взгляд, и в поле зрения попал автомат. Подумав, он мрачно качнул головой, и принялся за чистку оружия.

2010-09-30 в 00:33 

***

Лис меньше всего хотел себе признаваться, что проигрывает войну. Войну с самим собой. Он всеми силами отпирался, пытался себя убедить, что как раньше уже не будет, что он не наступит на те же грабли. Но с ужасом понимал, что прилагая слишком много сил для борьбы с одной проблемой, пропускает другую. Еще страшнее. Страшнее тем, что ее не видно,и изначально ее появление кажется абсурдным и невозможным, но... Всякое бывает. Особенно здесь, в Зоне. "Ври кому угодно, но только не себе," - все чаще нашептывал в голове этот страшный голос. За этим следовала волна бессильной злости. Злости, и отчаяния, от невозможности что-то сделать, от ощущения собственного бессилия.
Привыкший всегда находить неопровержимые аргументы в пользу своей точки зрения, он впервые столкнулся с противником, которому не мог предоставить никаких доводов в свою пользу. Впервые в его голове с такой ожесточенностью сцепились два голоса, две стороны его сознания.
Одна, несомненно начинала выигрывать, отчего второй становилось невыносимо больно. С одной стороны, Лис и рад бы был продемонстрировать свою другую, более мягкую сторону, но слишком привык к тому, что это плохо кончается.

Ему всегда хотелось собаку. Но, вечно что-то мешало: сначала категорический запрет родителей, против которого, как ни крути а не попрешь, потом такой ритм жизни, в котором питомцу вряд ли получилось бы уделять время. А заводить животное, априори зная, что ему будет плохо - он совсем не хотел.
Но теперь - как подарок судьбы: и условия для зверя идеальные, и щенок совсем еще маленький - как только уцелел в Зоне?- и исполнение давней мечты,и... Убежище от этой битвы, развязавшейся в собственной голове.
Он уже не помнил, когда кого-то в последний раз по-настоящему, с чувством обнимал. Не по-родственному, и не по-дружески, а именно отдавая часть души.
Хотя так давно хотелось. Так надоело ощущение опасности на каждом шагу, страх оступиться. Когда этот теплый комок, урча забрался в его кровать, и прижавшись к нему ткнулся мокрым носом в шею, он почувствовал, как предательски что-то сжалось в горле.
Больше всего он побоялся того, что некстати нагрянет бессоница, как это порой бывает, когда слишком устаешь, или слишком много мыслей в голове. Но нет. Покрепче прижав питомца к себе, он почти сразу уснул, и вопреки обыкновению, ему даже что-то снилось. И не из-за артефакта на тумбочке. И что еще более странно, в этом сне был какой-то смысл. Не было ни бредовых сюжетов, ни непонятных монстров, ничего такого, из чего состояли его и без того редкие сны.

Вот только запомнить увиденное он так и не смог.

***

     

Ролевая игра в формате соавторства

главная