16:05 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Игроки: Зоич, шут, Kristi aka Chaos, Метирис, kassara

Жанр: слеш (возможен, но не обещан)

Минимальный размер поста: ???

Возможность дополнительных игроков: пока игра не ушла слишком далеко добавление игроков возможно. Далее по договоренности.

Комментарии, не относящие непосредственно к игре, НЕ принимаются.

Песочница - для тех, кто хочет пообщаться с соавторами игры, что-то спросить, внести свои предложения, покидаться в авторов тухлыми помидорами, или распить с ними бутылку водки. А так же тут можно отслеживать диалоги соавторов друг с другом и получать представления о том, как дальше будет развиваться игра. Любые пожелания и критика приветствуются, если они конструктивные.

Творчество игроков:


От Зоич, шут:

Семейное фото в рамочке (осторожно, большое)

От Метирис:
Шалый
Крюгер (пока еще Август)
Грач
Тень
Дьявола я пока не дорисовал, но обещаю исправиться))

URL комментария

От kassara:

читать дальше

Комментарии
2011-01-10 в 18:30 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
...они всю жизнь прожили вместе, вместе и пришли в Зону. Два брата - Труба и Грач, настолько непохожие друг на друга, что мало кто мог поверить в их родство. Труба с первого дня появления на Кордоне сдружился с половиной местных новичков - душа компании, рубаха-парень, веселый пьянчуга, первый трепач на деревне. Вряд ли нашелся бы во всей Зоне сталкер, настолько же нахальный, любопытный и настолько же бесстрашный...до глупости бесстрашный. С одним пистолетом на шестерых бандюков? Легко. Пробежаться за артефактом по узкому проходу между "воронками", экономя болты? Запросто. Хотя не сказать, что Труба выходил из приключений абсолютно целым... но среди новичков он уже заслужил репутацию записного везунчика. Вот только удача - дама капризная, а Зона не даст долго жить тому, кто относится к ней панибратски.
Младший - Грач - смотрелся на фоне Трубы бледной тенью. Его редко видели в шумной компании у костра... его вообще редко видели. Одиночка, осторожный и скрытный, он был дружен с немногими, а возле себя терпел только брата, к которому был до странности (учитывая разницу характеров) привязан. Грач по большей части промышлял, таская недорогие, но часто встречающиеся артефакты. Его не смущали перестрелки, но он, в отличие от Трубы, долго приучал свои руки не дрожать, стреляя не "в живого человека", а в противника.
В тот день Сидорович попросил принести "кусок мяса". Грач согласился, вспомнив, что в прошлый поход по Свалке приметил небольшую поляну, сплошь окруженную "воронками" - там вполне мог обретаться сей "кусок", а может даже и не один. Зона знает, с какого перепою за ним увязался и Труба. Впрочем, как показало время, с перепою вполне заметного...
В середине поляны, окруженной пологими холмами, действительно светились два артефакта - рядом с искомым "куском мяса" прыгал "кровь камня".
- Вот и пожива, братишка, - Труба радостно крякнул. - Щас мы их рраз! и на матрас.
Грач улыбнулся и, достав десяток болтов, попытался наметить безопасный путь между гудящими аномалиями. Не тут-то было. Воронки составляли сплошную стену - сталкера едва не затянуло в одну из них. В отдалении матерился Труба, видимо, получив тот же результат.
Уверившись, что прохода между "воронками" нет, Грач вздохнул и проверил, сколько у него осталось антирада. Окружавшие поляну холмы нещадно фонили, но сталкер понимал, что лезть придется именно ему и именно туда. Заставить пьяного Трубу стрелять по артефактам - только пули зря переводить.
Выстрел. Выстрел. Еще три. "Кусок мяса" вертелся, и медленно подплывал к границе аномалий - туда, где его можно было безбоязненно взять руками. Предельно собранный Грач отправил в рот очередную порцию антирада, тщательно прицелился, и...
Его внимание привлек Труба, собирающийся швырнуть в "воронку" увесистый булыжник. Черт знает, что взбрело в голову пьяному, но находился он так близко от аномалии, что...
- Ты что творишь, долбодятел! - Грач не успел даже шага сделать. Разрядившаяся воронка зацепила Трубу, и втянула его в вихрящийся кокон.
Онемевший от ужаса и горя сталкер мог только наблюдать, как то, что минуту назад было самым дорогим ему человеком, разлетается по поляне, забрызгивая кровью траву и подпрыгивающий в ней второй артефакт.
А потом не стало ничего. Не было ни мыслей, ни желаний. Сил жить одному - тоже не было. Грач мог часами сидеть возле костра - там, где обычно сидел и хохмил Труба - и смотреть, смотреть, как потрескивает пламя в оплавленной бочке. Кто знает, может, он и пошел бы за братом в ту самую "воронку", если бы не один из его старых знакомцев. Он приходил, поил его до полусмерти, выслушивал бессвязные речи, давая выговориться - и пустота, грызущая душу Грача, ненадолго отступала, вытесняясь неким подобием благодарности.
Время лечит. Через несколько недель Грач немного пришел в себя, и обнаружил, что продолжительный запой сказался на его кошельке весьма фатальным образом. Сидорович, недовольно оглядев помятого сталкера, объявил, что работы у него нет, но Волк наверняка что-то сможет предложить - у него она, работа эта, никогда не переводится.
Выслушав Грача, Волк согласно кивнул.
- Тут новичок недавно пришел. Молодой, задиристый...вот и отправили его бандюганов пострелять, у нас тут под боком снова их целая кодла обосновалась. Сходи, подстрахуй незаметно на всякий пожарный - жаль будет, если малец так быстро загнется. Вернется целехоньким - с меня награда. Он вышел недавно, так что если не будешь тормозить - догонишь быстро. Согласен? Отлично. Удачи, Грач.
Приземистая фигура, уверенно топающая по направлению к бандитской базе, отлично просматривалась со всех сторон. Чешет, как по своему двору, ей-богу... словно в магазин идет, а не на задание. Грач немного отстал и свернул чуть в сторону, прокравшись за густым кустарником и стараясь не терять из вида своего подопечного.

2011-01-10 в 19:47 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
День начинался как-то слишком сумбурно, и Крюгер уже не знал, радоваться ему или злиться. Сначала все было хорошо, он спокойно возвращался от Болотного Доктора, и даже немного удивился тому, как легко удалось избежать стычки с парочкой кровососов. Но, оторвавшись от мутантов, не успел преодолеть и километра, как нарвался на парочку бандюков, разгружавших нехилых размеров ящик, неизвестно каким образом попавший в Зону - разве что его доставил тот самый вертолет, что Крюгер слышал, пока топал по перелеску. С бандитами он разобрался быстро, и как истинный хохол, перепрятал добро в свой схрон. Пришлось набегаться, зато теперь он имел и сигареты, и патроны, и жратвы на год вперед. Настроение поднялось, и он уже прикидывал, что и как может достать для Доктора, чтобы тот смог привести его морду в порядок – ожог от жарки обезобразил правую часть лица и к тому же сильно чесался, зараза. Доктор смог сохранить сталкеру правый глаз, хотя по всем признакам Крюгер должен был ослепнуть, а теперь вот Доктор обещал, что сможет поправить ему фейс так, что от него перестанут с перепугу шарахаться приятели. На самом деле все было не так уж и плохо, Зона видела и не такое, но Крюгеру казалось, что он видел жалость в глазах товарищей, а это его несказанно угнетало.
Убедившись, что все сделано как надо, Крюгер первым делом решил пожрать, как только найдет подходящее для этого место. Распадок был удачным выбором – достаточно далеко от сталкерских троп, чтобы ни одна тварь не помешала наслаждаться трофейными консервами и ароматными сигаретами. Но не тут было – не успев, как следует, раскурить сигарету, Крюгер внезапно заметил крадущуюся среди кустов фигуру, смутно показавшуюся знакомой. Присмотревшись, он понял, что действительно знает сталкера, но какого хрена он тут делал, было не понятно и слишком подозрительно.
Крюгер обладал неуемным любопытством, вкупе с осторожностью давший странный сплав – с одной стороны он всегда оказывался в гуще событий, но с другой стороны ему удавалось уворачиваться от гибели даже тогда, когда это казалось абсолютно невозможным. Вот и стой жаркой так же вышло – если бы не любопытство он бы в нее не вляпался, но если бы не природная осторожность, то никогда бы из нее не выбрался живым.
Теперь же любопытство подстегивало его двинуться следом и разузнать в чем дело.
- Дурная башка ногам покоя не дает, - проворчал Крюгер себе нос, подхватывая рюкзак и осторожно двинувшись следом за предполагаемым знакомым. Если это и в правду тот, о ком думал Крюгер, то возможно, совсем не помешает проследить за ним – как бы парень не натворил чего-нибудь непоправимого. Крюгер хоть и провалялся долгое время у Доктора, но последние новости слышал, и теперь не был уверен, что у парня после смерти брата не поехала крыша. Но если же он обознался, то просто повернет обратно и спокойно потопает на Кордон, куда собственно с утра и собирался.
Вскоре он понял, что не ошибся – это был Грач собственной персоной. Теперь предстояло решить, стоило ли обозначить свое присутствие, или все-таки пока оставаться незамеченным. На всякий случай Крюгер решил держаться в тени, и только в случае крайней необходимости ввязываться в дело, которое пока никаким боком его не касалось, разве что утоляло его любопытство.

2011-01-11 в 02:48 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Зона перекликалась на все голоса. Шуршала травой, шумела листвой редких деревьев, стрекотала лопастями военной вертушки где-то вдалеке, подвывала со стаей слепых собак на холмах. Умеющий уши да услышит, и распознает в миллионе звуков шорох чужих шагов, ворчание чернобыльских псов и треск автоматных очередей на месте очередной стычки.
Идущий по Зоне Шалый умел слушать очень хорошо. Вот и сейчас, придерживая одной рукой АК-47, сталкер на ходу вслушивался в окружающую его симфонию звуков, не забывая, впрочем, поглядывать назад. Пространство впереди и по бокам пеленговал верный, проверенный не одной ходкой напарник Тень, чья узкая спина маячила на расстоянии метра от Шалого. Его друг периодически поглядывал на детектор аномалий, благо бродяги уже прошли Свалку и потихоньку двигались к Кордону, и на их пути попадались исключительно одиночные трамплины, видимые невооружённым взглядом.
Шалый бросил ещё один задумчивый взгляд на товарища. В принципе, сталкер вполне мог прослеживать дорогу через его макушку, ибо рост Тени не дотягивал и до ста семидесяти сантиметров, когда как его напарник перемахнул отметку в метр девяносто. Вообще, на фоне богатырского сложения Шалого, второй сталкер выглядел наивным подростком - худощавый, по-мальчишески угловатый и нескладный, с простодушным миловидным лицом, Тень вовсе не казался серьёзным противником. Однако, он умудрился прожить в Зоне год без напарника, да и на самом деле внешность парня мало соответствовала его стервозному и вредному характеру. Экипирован одиночка был в камуфло, лёгкий пластинчатый броник и пыльник поверх, на плечах висел чехол с СВД и небольшой рюкзак. Большую часть груза тащил на себе Шалый, ибо, помимо пяти кило снайперки и некоторого количества снаряги, не отличавшийся особой физической силой Тень нёс на ремне ещё и АС "Вал".
Сам же Шалый, одетый в сталкерский комбез, усиленный кевларовыми вставками, запросто пёр на себе основной запас еды, аптечек и прочих полезных ништяков, здорово оскудевших после их рейда вглубь Зоны. Силой, как и ростом, природа сталкера не обделила. Кроме стати, бродяга выделялся тремя параллельными глубокими рваными шрамами от чьих-то когтей, шедший через всю левую половину лица ото лба до подбородка. На бледной коже они выделялись весьма ярко, особенно, когда сталкер начинал впадать в состояние крайней ярости. Однако неприятную дрожь нагонял Шалый не этими отметинами, а взглядом мутно-зелёных, словно тина в болотах у Тёмной долины, глаз, на дне которых загорались и гасли безумные искры. Сталкер был отморожен на всю голову, и только Тень, в силу каких-то неясных причин, мог сдерживать его шизу.
В остальном же напарники особо ничем не выделялись среди опытных бродяг. Да, опасная пара, да, в обиду себя не дадут, но те, кто топчет Зону больше года, отличаются этими качествами, или гниют в земле. Сталкеры предпочитали в легенды-однодневки не выбиваться и делами не светить.
Сейчас же Шалый и Тень держали путь на Кордон, к Сидоровичу. Особого желания переться к Периметру у напарников не было, однако они обещали Бармену (не за "так", естественно), отнести торговцу очередную папку "секретных докУментов). Поэтому и пришлось одиночкам делать в конце ходки крюк, заворачивая к сталкерской деревушке.
- Тень, - негромко позвал друга Шалый.
- Чего тебе? - недовольно отозвался тот, кося глазом на ПДА.
- У нас в аптечках бинты кончились. И тушенки бы приобрести не мешало на обратный путь.
- И чего ты меня дёргаешь по пустякам? Сидорович этим торгует.
- Да у него гнильё одно, а не бинты. И денег за них ломит, как за научные аптечки. Про консервы я вообще молчу!
- Вот и молчал бы! Чего предлагаешь, до бара так топать?
- Там база бандитская недалеко, всё равно крюк заложили, можно и к ним наведаться. Я слышал разговоры одиночек, совсем они оборзели, суки. Сидят своей бандой, новичков выцеливают. И нам полезно, и всем приятно. Рискнём? - сказать по правде, Шалому было совершенно положить с пробором на новичков, но вот у его напарника сохранились ещё остатки совести и порядочности, взращенных детством в интеллигентной семье, и их следовало давить сходу и вескими аргументами. А вот недобитые до конца идеи о всеобщей справедливости и непременном возмездии за зло следовало в такие моменты щедро сдабривать.
- Ножом всех перекоцаем, или патроны лишние? - проворчал Тень, осторожно обходя по широко дуге очередной трамплин. Однако по его интонациям было понятно, что идея пришлась ему по душе. Чрезмерно борзеть в Зоне было опасно для здоровья.
До бандитской базы напарники дошли молча - зачем слова, если и так всё понятно? Молча кивнув другу, Тень забрал у того тяжёлый рюкзак и растворился в кустах, выбирая для снайперки позицию повыше. Шалый преспокойно перевесил автомат за спину и вытащил ПМ. Для кучки урок с пукалками этого хватит за глаза. Высокий сталкер бесшумно начал пробираться к кирпичным строениям базы.

2011-01-11 в 04:26 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач выругался про себя, и в который раз беспокойно оглянулся, сожалея об отсутствии на затылке второй пары глаз. Его вечная настороженность, кажется, начала перерастать в паранойю - сталкеру давно казалось, что ему сели на хвост. Не видно и не слышно ничего подозрительного - вот впереди беспечно чапает новичок, вот шуршит на ветру листва кустарников, вот собака вдали завыла... Все тихо-мирно, тишь да благодать. А Грачу все слышались чужие крадущиеся шаги и чудился взгляд в спину - такой, что тянуло свести лопатки. Еще раз оглянувшись и устроив АКМ поудобнее, сталкер на цыпочках преодолел открытое пространство между краем зеленой стены кустарника и погнутым фургоном чуть поодаль от базы бандитов, за которым и затаился, наблюдая за юнцом и не забывая прислушиваться к шумам сзади, пытаясь приглушить нарастающую тревогу.
"А мозги у мальца есть" - подумалось Грачу. Новичок, против всех ожиданий, не принялся бестолково палить по бандюкам, спрятавшись за дырявым забором, а обошел базу, выбрав довольно удачное место: сектор обстрела - целый двор, а укрыться можно за углом, заваленным всякой железной дребеденью. Черт знает, как с меткостью, а со стратегией у парня было все в порядке.
Первый же выстрел потонул в истеричном "Ай, бля!" и хриплых матюгах. Грач довольно кивнул, и пальнул в пролом в кирпичной стене, дабы отвлечь бандитов. Судя по воплям и просвистевшим мимо пулям, он тоже не промахнулся.
"Надо как-то подобраться к мальцу. Не дай Зона, во двор полезет" - стукнулась мысль.

2011-01-11 в 07:33 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Как бы Крюгеру не хотелось быть незамеченным, но все-таки сталкеры народ чуткий. Не чуткие долго не живут, а Грач явно собирался еще долго топтать Зону, иначе не озирался бы по сторонам, выискивая того, кто сел ему на хвост. Ощущение, что с башкой у Грача все в порядке и он не собирается кидаться в воронку или еще как-нибудь мудрено покончить с жизнью, привели Крюгера в благодушное настроение. Он даже немного поотстал, чтобы не давить на психику своим незримым присутствием, тем более что всегда мог найти старого знакомца по следам, но услышав начавшуюся стрельбу, поспешил на шум.
- О, как! – хмыкнул сталкер, глядя как Грач прикрывает совсем юного парнишку. – Значит, пасем юную задницу…
Он потер руки в предвкушении развлекухи – в конце концов, бандюки совсем распоясались и уже успели достать всех сталкеров, поэтому ничего зазорного в отстреле отмороженных уродов Крюгер не видел.
- Нет, сегодня явно мой день! – улыбнулся он, прежде чем засадить пулю меж глаз первому бандюку и внося еще большую сумятицу в ряды и без того ошалевших от внезапного нападения бандитов.
Взяв на прицел очередного бандита, Крюгер крайне удивился, когда тот рухнул как подкошенный, получив пулю точно в лоб. Где-то засел снайпер. Хм, интересно, сегодня тут медом всем намазано, что ли? Хотя, конечно, это хорошо, одной шайкой-лейкой меньше и в Зоне сразу дышать станет легче. Удивительно, что народ сюда сбежался без предварительной на то договоренности. Такие вещи иногда случались в Зоне, но скорее в виде исключения. Видать, и в правду эта шваль уже всем плешь проела, да так что народ готов просто так, за спасибо, очистить Зону от мрази. Хотя про «спасибо» говорить еще рано, вот Крюгер бы от бутылки водки не отказался бы, а может даже и от двух. Впрочем, после хорошей охоты там не только водкой можно будет разжиться.
Еще бы понять, кто именно к ним присоединился и не придется ли потом еще и с этими выяснять отношения.
Крюгер хмыкнул, вообще-то делить шкуру неубитого медведя не в его правилах, но сегодня что-то у него слишком игривое настроение, подумал он, взяв на прицел нового отморозка.

2011-01-11 в 12:52 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Теь расположился выше по склону за небольшим кустом, воздевшим сухие ветки к небесам. Присел, сноровисто расчехлил и собрал СВД, залёг. Окинул цепким взглядом базу - Шалого, понятное дело, видно уже не было. Зато мимо забора до угла с железным хламом пробрался неизвестный снайперу сталкер. Судя по походке и экипировке - новичок.
"Что он забыл у бандитов?"
Прежде, чем Тень успел что-то предпринять, одиночка пальнул в первого бандита. Чуть попозже сухо треснул АК, а ещё через минуту в какофонию звуков включился шум третьего огнестрела. То, что это был не Шалый, было ясно и дебилу. Тот бы не сунулся так быстро в драку, давая возможность напарнику занять позицию. И одиночку бы не стал прикрывать. Да и звуки стрельбы на хлопки ПМ-а напарничка были совершенно не похожи.
Очнувшись от размышлений, Тень ещё раз огляделся по сторонам, не увидел ничего подозрительного, затем вырубил ПДА. Взял поправку на ветер и дальность, пощёлкал планками прицела, поймал в перекрестье оптики первую жертву, задержал дыхание и на выдохе спустил курок. Во лбу выбранного бандита расцвёл алый бутон, и он рухнул, как подкошенный. Неподалёку от него мелькнула и пропала тень ещё одного неизвестного сталкера, снова послышались хлопки выстрелов и мат бандитов.
Ещё раз сухо треснул АК, новичок вполне толково палил по неосторожно высовывающимся из укрытий уркам, Шалого, как всегда, не было видно.
Тень сделал ещё один удачный выстрел и сменил позицию на сто метров левее и немного выше, укрывшись на этот раз за гранитным валуном. Он был уверен, что бандиты не могли в суматохе вычислить его первую лёжку, поэтому и уходил только после втрого выстрела. Эту простую истину в срочника вколотили ещё в учебке несколько лет назад, а в Зоне эта простая истина постоянно находила себе подтверждение.
Тем временем Шалый наблюдал за разворачивающейся потехой, притаившись около бывших ворот. Одна створка ещё болталась на соплях, и сталкер вполне себе удачно обозревал происходящее сквозь ржавые дыры в металле. Мысленно отметив противников, бродяга неслышно скользнул внутрь. Первый встреченный им бандит пятился к сталкеру спиной, выцеливая кого-то через прицел обреза. Шалый беззвучно сунул ПМ в кобуру, вытащил широкий десантный нож и одним плавным движением приблизился к урке. Тот не успел даже сообразить, что происходит, как у него появилась яркая улыбка от уха до уха. Аккуратно уложив труп на землю, Шалый оскалился, вновь сменил нож на пистолет и двинулся дальше. Он успел снять ещё троих, когда всё наконец закончилось. Стихли звуки выстрелов, вопли "Вали быков!" и хриплый мат бандитов.
Первым из укрытия выполз новичок. Напряженно выцеливая окрестных ворон, он начал медленно подходить к первому трупу. Если бы не уверенность в том, что новичок не один, Шалый бы снял его в момент, а Тени бы набрехал, что его бандиты завалили, - делиться добычей у сталкера не было никакого желания. Однако явственный треск АК наводил на мысль, что у желторотика было прикрытие. Поэтому Шалый убрал ПМ в кобуру, включил ПДА и, не таясь, вышел во двор. Новичок вздрогнул и, кажется, едва не пальнул. Рожа вышедшего из-за угла бродяги вызывала не доверие, а желание позвонить в милицию.
Шалый молча попрессовал одиночку взглядом, а потом оглядел окрестные кусты, всем своим видом показывая "я знаю, что вы здесь. Вылазьте, братцы-кролики".

2011-01-11 в 19:33 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Едва Грач успел додумать свою мысль и напрячься для перебежки за угол, как вокруг него начало твориться что-то несусветное. Поодаль, словно из ниоткуда, возникла смутно знакомая фигура с "Абаканом" наперевес, быстро прицелилась, и всадила пулю в одного из бандитов, что в панике метались по всей базе. А услышав выстрелы СВД, Грач и вовсе охренел - снайпер! это на Кордоне-то! Неужто отряд "свободовцев" по накурке заплутал?
Это был не бой, а избиение младенцев - все закончилось буквально через несколько минут. Фигура с "Абаканом", при ближайшем рассмотрении, оказалась Крюгером - старым знакомым Грача...знакомым, которого он не сразу узнал. Усилием воли сохранив спокойное лицо, Грач приветственно взмахнул рукой, и подходя ближе, оглянулся, ища своего подопечного.
Тот, целый и невредимый, хоть и перепуганный до чертиков, обнаружился посреди двора - видать, собирался ревизовать свою первую добычу. И все было бы прекрасно, если бы рядом с ним не замаячил неизвестного происхождения амбал, одним своим видом наводящий на нехорошие мысли. И пусть даже этот амбал стоял спокойно - было понятно, что напасть может в любой момент, и тогда молодому сталкеру придет кирдык быстрее, чем от снайперской пули.
"В Зоне иные люди страшнее мутантов" - вспомнилась Грачу оброненная кем-то фраза.
- Спасибо, Крюгер. Не знаю, какого хрена ты здесь забыл, но с меня беленькая. А теперь пойду-ка вытащу отсюда вон того мальца, а то, кажись, вляпался он в нечто похуже, чем даже я предполагал.
Отпихнув ногой лежащий в воротах труп, Грач вошел во двор, и встал между амбалом и новичком, вызвав у последнего новый приступ паники. Видимо, намерение мальца заделаться героем-одиночкой на этот раз провалилось, и вряд ли возникнет в ближайшее время. Ободряюще хлопнув мальчишку по плечу, Грач окинул взглядом возвышающегося над ним сталкера.
"Разодранное лицо. Мутные глаза. И тянет от него чем-то...неправильным. Будто звук с помехами".

2011-01-11 в 20:37 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Крюгер, приветливо махнув рукой Грачу, вразвалочку подошел к группе сталкеров, в которой явственно ощущалось напряжение между Грачом и высоким незнакомым сталкером.
- Здрассьте, девочки!
Шутки здоровяк не оценил, уставившись мутным взглядом прямо на Крюгера.
- Ну, чего пялишься? – оскалился в кривой улыбке Крюгер. – Никогда обожженных не видел, что ли? Кстати, ты свою подружку-снапершу сюда зови, а то я человек нервный, могу ненароком и пристрелить.
Дуло автомата словно невзначай уставилось в живот здорового сталкера, а сам Крюгер будто бы и не смотрел на здоровяка, но любому в группе было ясно, что это только видимость. Напряжение нарастало, и казалось вот-вот опять начнется стрельба, но к счастью, благоразумие взяло верх, и снайпер, выкатившись из кустов, осторожно приблизился к группе.
Крюгер расслабился, убирая оружие, Грач, похоже, тоже немного успокоился.
- Ладно, давайте спокойно поговорим, раз все мы здесь сегодня собрались. Итак, как добычу делить будем?

2011-01-11 в 22:56 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Одного взгляда, мимоходом брошенного во двор, хватило, чтобы понять - дело пахнет жаренным. Шалый молча буравил взглядом двух мужиков, закрывавших спинами офигевшего новичка. Ан-94 одного из них смотрел точно в пузо напарнику Тени. А ведь с того станется поиграть в терминатора, пока из головы не выветрился кровавый туман предыдущего боя. И плевать, что старый сталкерский комбез, пусть даже с кевларовыми вставками, - это вам не экзоскелет, и выстрел из "Абакана" с такого расстояния пробъёт его насквозь. А свернуть башку стрелку прежде, чем сдохнуть от пули в брюхе, Шалый успеет. Снайпер грязно выругался и, зачехляя на ходу винтовку, бросился вниз по склону с максимально возможной для Зоны скоростью.
Тем временем, Шалый медленно, но верно зверел. Появившийся первым одиночка особых эмоций не вызвал. Ясно дело, работает нянькой желторотика. А вот второй сталкер своими шуточками раздражал вольного бродягу. Обожженая рожа его не показалось Шалому чем-то значимым. Лицо как лицо, два глаза, один нос, один рот, нашёл, из-за чего париться. Пухлые губы сталкера скривились в мимолётной презрительной усмешке. Он видел и полностью обожженые трупы, и людей, чьи лица превращались в мессиво после катастроф или раздувались сизыми буграми после укусов некоторых южных насекомых. В общем, физиономию мужика с "Абаканом" страшной или какой-то особенной Шалый не находил. Собственный уродливый шрам бродягу совершенно не волновал. Он просто был, как и множество различных отметин на могучем теле бывшего военного, как родинки на бледной коже, как руки или ноги. Говоря по-правде, шрам был таким жутким по причине кривых ручек "хирурга". Рожу Шалый штопал себе сам, закрывшись в хижине в небольшом горном ауле, и используя в качестве наркоза и обеззараживающего самогон, реквизированный у тех же местных жителей.
Но вот то, что одиночка позволил себе обозвать Тень "подружкой", вызывал у Шалого желание медленно снимать с живого сталкера кожу тонкими полосками, а оставшуюся тушку скормить по кусочкам слепым псам. Высокий бродяга знал, как бесится его друг, когда его путают, или - не дай Б-г! - сравнивают с бабой. И только сам Шалый имел право доводить напарника мелкими подколками на эту тему.
Бродяга уже прикидывал, как бы нейтрализовать всех троих и поговорить по душам с абаканоносцем, но в дело вмешалось неизбежное зло. Со стороны, противоположной первой нычке Тени, прошуршали кусты, и невысокий сталкер выбрался из переплетения колючих ветвей, уже включив мод "улыбаемся и машем".
- Поздорову, уважаемые! - снайпер, казалось, сейчас засветится от переполнявшей его радости, словно он встретил посреди Зоны любимую маму, а не трёх незнакомцев. Тень лёкгой походкой прогарцевал до Шалого и повис у него на руке, отчего напарники мигом стали похожи на отца и сына. Не смотря на то, что мрачный "папаша" был старше товарища всего на семь лет, из-за разницы в комплекции и мальчишеской внешности Тени, параллель приходила на ум сразу. Однако картинка только выглядела идилистичной - снайпер вцепился в руку напарника не просто так, а незаметно нажимая ему на болевую точку чуть повыше локтя. Боль Шалый чувствовал слабо, но вот степень недовольства напарника таким образом вполне понял. Пару секунд он ещё давил "вероятного противника" взглядом, а потом словно сдулся и закрылся в неведомую раковину, мигом потеряв интерес к происходящему. Мутные зелёные глаза сталкера остекленели, словно он стал заглядывать внутрь себя. Конечено, он продолжал наблюдать за одиночками и общей обстановкой, но нить переговоров была полностью отдана в руки Тени. А тот заливался соловьём:
- Меня зовут Тень, а это - Шалый! Не представитесь, уважаемые? - тёплые ореховые глаза снайпера посмотрели на одиночку, затем на двух сталкеров с автоматами, с любопытством задержались на пару секунд на страшном ожоге одного из них. Не дав кому-либо вставить и слова, Тень продолжил трещать, - Предлагаю каждому забирать добычу с тех бандитов, кого тот убил. Всё по-чесному мужики, вы не подумайте ничего! А там уже кому чего не хватает, можно и на месте махнуться, чего до Сидоровича топать? Ну вообще нафиг этих торговцев, жулики те ещё, с них станется просроченной тушенки насовать, да денег содрать, как за золотой запас Пиндостана. И нычки их на всех распотрошить, у них наверняка хабар заныкан по углам, нам с Шалым пятьдесят процентов, и вам столько же, как раз поровну выйдет...
Снайпер на секунду замолк, набирая в грудь воздух, и у одиночек наконец-то появилась возможность вставить хоть слово в длинный монолог.

2011-01-12 в 03:16 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач чувствовал, как внутри него начинает закручиваться стальная пружина. Он неслышно вздохнул, унимая разошедшееся сердце, пальцы его нервно сжались на рукояти АК. Ситуация мирного исхода не предвещала. Сталкер чуть ли не кожей ощущал, что воздух между амбалом и Крюгером сейчас заискрит, словно меж ними бесилась невидимая электра. Здоровяк прямо-таки излучал дикую, звериную ярость, Крюгер же выглядел по обыкновению расслабленно - но Грач знал, что реакция у него молниеносная. Дуло крюгеровского "Абакана" чуть ли не в упор нацелилось в живот чужому сталкеру. Еще минута, и...
- Поздорову, уважаемые! - треск кустов и молодой голос, принадлежавший новому незнакомцу, заставили всех четверых синхронно дернуться. Из зарослей вылез юноша в обнимку со снайперкой, ослепил всю честную компанию широченной улыбкой, и тут же повис на напарнике, пытаясь его утихомирить. Крюгер, чуть слышно хмыкнув, опустил автомат дулом вниз в знак мирных намерений, и Грач, следуя его примеру, убрал оружие. Новичок во все глаза рассматривал СВД, и только что не капал слюной на асфальт - он, видно, уже перестал удивляться все прибывающим сталкерам, которых, по идее, вообще не должно было здесь быть.
Ситуация немного разрядилась: амбал под рукой младшего напарника как-то сразу погас, замкнулся, и уже не делал попыток ни заговорить, ни вообще как-то контактировать с окружающими (что очень удивило Грача: парень, должно быть, прирожденный командующий, если даже этот ослепленный яростью шкаф подчиняется ему на раз). Удовлетворившись результатом, молодой сталкер повернулся к столь же безмолвной троице, снова облучил их улыбкой, и начал трещать не хуже пулемета.
- Грач, - сталкер успел вставить слово, пока Тень набирал воздух в легкие для очередного монолога. - Это Крюгер. Это... - он вопросительно посмотрел на новичка.
- Андрей, - представился тот, отодвигаясь подальше от Шалого и поближе к Крюгеру. - Погоняло еще не получил. Очень приятно.
- Ага. В общем, с хабаром поступим, как ты и предлагал, - Грач повернулся и посмотрел на Крюгера. - Не против, друг? Кстати, если не секрет, каким ветром вас вообще сюда занесло? - этот вопрос уже адресовался молодому снайперу. - Судя по снаряге, народ вы тертый, а таких на Кордон мало забредает, и то только что пожрать да отоспаться в тишине. А уж чтобы бандюков гонять...Развлекухи захотелось?

2011-01-12 в 05:11 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Пока Тень подыскивал правдоподобное объяснение появлению их слаженной парочки, Крюгер выковырял из кармана распечатанная пачку сигарет, щелчком выбил одну и сунул в зубы. Потом, подумав, предложил курево по очереди сначала Грачу, пацаненку без клички, и только потом протянул пачку незнакомым сталкерам.
Тень от предложенной сигареты не отказался, Шалый же для порядку поколебался, но тоже принял сигарету.
- Ну, вот и отлично, - хмыкнул Крюгер. Почему-то после появления низкорослого улыбчивого снайпера хохмить отпала всякое желание. Да и повода для этого уже не было. Если, конечно, эта парочка не задумала перестрелять их в спину. Но Крюгер был уверен, что и Грач не станет поворачиваться спиной к незнакомым во избежание, разве что Андрюха в их тройке был слабым звеном. Но убивать мальца теперь, когда с ним двое сталкеров, смысла особого не было.
Все время, пока они курили, Крюгер внимательно рассматривал и амбала и его напарника, сделав для себя вывод, что при хлипких размерах мозговым центром был все-таки Тень, а Шалый был исполнителем, инструментом, на котором низкорослик умело выводил нужные ему мелодии.
Прав Крюгер был или нет в своих выводах, это то он и хотел узнать.
Отщелкнув окурок в сторону, он первым отделился от группы, направившись к трупам, которых сам уложил. Договор он нарушать не собирался, да и по большому счету ему и брать то не особо что-то хотелось, сегодня утром у него уже был достаточно хороший улов, который теперь хранился в личном схроне. Но если бы Крюгер отказался от своей доли, это могло бы вызвать лишние подозрения у тех двоих, что и сами наводили на неприятные мысли.
Обшарив парочку, Крюгер разжился водкой, копченой колбасой, парочкой Глоков, и несколькими запасными обоймами к ним, и перебрался к третьему трупу, заодно боковым зрением стараясь не упускать из виду Шалого и Тень. Третий труп неожиданно преподнес парочку Медуз, один Выверт, парочку Бенгальских огней и россыпь дешевых Батареек.
- Эк я удачно зашел, - буркнул Крюгер себе под нос, аккуратно перекладывая контейнер с артефактами к себе в рюкзак. – На печеньки хватит, еще и останется. Надеюсь, друг, у тебя будет улов не хуже, а то и лучше моего.
Крюгер оглянулся на Грача, но тот был занят своим делом, не забывая присматривать за парнишкой. Зато парнишка аж светился от счастья, откопав в рюкзаке отстреленного им бандита контейнер. Что именно лежало в контейнере Крюгеру было не видно, но хотелось подойти и отвесить сопляку подзатыльник – вместо того, что бы побыстрее убрать добычу в свой тощий рюкзак, парень словно приклеился взглядом к артефактам и пялился на них уже несколько минут. Похоже, у Грача возникли те же мысли, потому что пацан все-таки отхватил свою порцию оплеух.
- Сопли подбери, игрушками будешь любоваться в более подходящее время, - шикнул на парня Грач, и перебрался к очередному трупу.
Крюгер улыбнулся – из Грача выходил неплохой воспитатель детского сада. Вообще Крюгер и раньше замечал у Грача талант к преподаванию хороших жизненных уроков, еще когда его брат был жив, мир его праху. Правда, Грач старательно это отрицал и очень обижался, когда кто-нибудь ему на это намекал. Но талант у него несомненно был, нравилось ему это или нет.
Покончив с поисками, Крюгер вразвалочку вернулся на то место, где они все вместе курили, и усевшись на обломок бетонной стены, стал поджидать остальных. Он почему-то не сомневался, что вскоре все снова соберутся в одном месте.
- Итак, господа сталкеры, предлагаю перебраться в более уютное местечко и выпить пару чашек чаю за встречу, а заодно и поговорить по душам, - улыбнулся Крюгер, обнажив в улыбке выбитый в драке зуб. – Я тут одну полянку неподалеку приметил…

2011-01-12 в 14:42 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Обстановка во дворе разрядилась. Одиночки представились, Крюгер предложил всем закурить. Сигарету Тень взял чисто из вежливости, однако прикуривать не стал, сунул за ухо - снайпер вредной привычки не имел. Шалый же повторил действия напарника механически - курить он бросил во время службы, но привычка угощаться табаком осталась.
На всякий случай улыбнувшись ещё лучезарнее, Тень ответил на вопрос Грача:
- Так получилось. Были дела на Свалке, зашли в конце ходки, а оказалось, что мелочь всякая вроде бинтов закончилась. Решили совместить приятное с полезным, - честные глаза Тени лучились наивным простодушием. Шалый слегка пихнул товарища локтём в бок - молчи, мол! - закрепляя враку. В принципе, напарники почти не лгали, ибо какой дурак в Зоне распространяется о незаконченых делах? Малознакомым одиночкам точно не следовало знать о документах Бармена, лежащих в рюкзаке у Шалого. - А вы чего сюда полезли?
- Трепло, - беззлобно буркнул Шалый, развернулся и потопал к дальнему концу двора, выворачивать карманы убиенным бандюкам.
- Шпала! - отозвался его напарник, на миг отрываясь от беседы с Грачом.
Причины, по которым сталкеров занесло на бандитскую базу, Шалого интересовали так же, как прогноз погоды в Зимбабве на неделю. Краем глаза выглядывая Крюгера, ушедшего собирать трофеи первым, бродяга начал споро лишать жмуриков материальных ценностей.
Тем временем Тень, договорив с одиночкой, обыскивал базу урок в поисках нычек с хабаром. За своих настрелянных бандитов он не беспокоился - Шалый и без напоминания обыщет их тоже, не первый раз замужем. А вот распотрошить НЗ жмуров не мешало, на постоянной базе он должен был быть неплохими.
Первая нычка обнаружилась в углу бывшего КПП. Наугад пнув кучу битых кирпичей вперемешку со щебёнокой, снайпер выворотил слабо присыпанный хламом ящик, сбить с которого ржавый замок стало делом двух секунд. Вторая была рапсположена на чердаке на перекрестье подгнивших стропил, рядом с "гнездом", устроенным дозорным бандюг. Однако улов Тень не впечатлил - запас стандартных аптечек, пять пачек бинтов, патроны к ПМ и "Гадюкам", два армейских сухпайка, три Медузы, Грави и Ломоть мяса. Видно было, что бандиты общак сделали весьма условный, предпочитая всё своё носить с собой. Тем более, что в контейнерах у напарников мирно лежали две Ленты Мёбиуса, пяток Джокеров, "Гомункулюс" и Душа, стоящие примерно в полтора раза дороже, чем добытое из нычек. Повертев перед собой всё найденное богатство, снайпер скорчил кислую рожу и потащил добычу во двор.
К тому времени остальные одиночки закончили с мародёрством и снова сползлись на исходную позицию. После предложения Крюгера, напарнички молча переглянулись. Тень вопросительно приподнял бровь, Шалый же пожал равнодушно плечами.
- Мы согласны! Заодно и добычу поделим спокойно, хватит здесь светиться. Верно, Шалый?
Высокий сталкер снова пожал плечами, скользя по окрестностям задумчивым взглядом.
- Веди, - подытожил Тень, поправляя чехол снайперки, в котором новичок явно решил протереть дыру влюблённым взором. Шалый согласно перехватил поудобнее автомат спокойным и медленным движением, собираясь по привычке охранять тылы.

2011-01-12 в 21:29 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Отвесив плюху хлопающему ушами новичку и прошипев ругательство в его адрес, Грач отошел к очередному трупу, стараясь не терять из вида веселую компанию, и, уж конечно, не поворачиваться к ним тылом. Если Крюгеру он еще мог доверить свою спину, то колоритная парочка после монолога юного снайпера начала казаться ему вдвое подозрительней. Уважение к Тени этой настороженности не мешало - Грач знал, что скорее всего, перед ним были враги; враги сильные, и тем более опасные, что ожидать от них можно было всего, что угодно, и в любой момент.
"Наверное, мы с Трубой когда-то смотрелись похоже" - толкнулась неожиданная мысль, подогревая настороженность острой болью.
Грач попытался сделать каменное лицо, чтобы не выдать свои мысли, но попытка провалилась, как только он увидел Крюгера, с улыбкой глядящего на него и копошащегося рядом желторотика. Мысленно выругавшись, сталкер послал ему испепеляющий взгляд и отвернулся.
"Похоже, все эти долбодятлы считают, что я поперся за сопляком по доброте душевной" - зло думал он, обшаривая последнее тело. "А вот хрен вам. О мелких ушлепках пусть у Волка голова болит, а я в няньки не нанимался! Получу своё, и свалю за артефактами куда подальше. Может, тогда хотя бы на время бухать расхочется."
На Кордоне Грач (не в последнюю очередь из-за идиотских баек Трубы, обожавшего подкалывать брата за излишне мягкий, на его взгляд, характер) считался местной матерью Терезой для новичков - впрочем, совершенно безосновательно. Да, он пару раз выручал попавших в беду желторотых, делился аптечками и дотаскивал до поселка - но какой нормальный сталкер поступил бы иначе?
Осмотр последнего трупа был закончен, улов вышел довольно средним, хоть и это тоже сойдет. Несколько аптечек, пара бинтов, две РГД-5, "Каменный цветок", "Выверт" и "Медуза". Почему-то очень повезло на водку: Грач обнаружил аж восемь бутылок, и долго раздумывал, нужен ли ему в рюкзаке такой соблазн. В конце концов вспомнив о своем обещании Крюгеру, запихал их следом за артефактами, удобно устроил свой изрядно потяжелевший рюкзак на спине, и, гремя стеклотарой, пошел к уже собравшейся в полном составе компании.
Предложение Крюгера встретило общее одобрение. Почти общее. Грач явно предпочел бы поскорее развязаться с нежданными попутчиками, сдать желторотого с рук на руки Волку, и забиться в свое гнездо. Или уж, на крайний случай, спаивать Крюгера, расколов его на рассказ о недавних похождениях. Но сомнения, как и недовольство, он загнал поглубже, сделал непроницаемую морду, и потянулся за остальными, выругав себя за потакание стадному инстинкту, и мельком взглянув на начинающее темнеть небо.

2011-01-13 в 03:56 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
То место, куда привел группу Крюгер, не было поляной в обычном понимании этого слова. Пересохшее русло реки с одной стороны было закрыто высоким утесом, вершины которого опасно поблескивали остриями выступающих камней, с другой стороны крупные валуны образовали нечто вроде заграждения, благодаря которому костер можно было разжигать даже ночью – камни хорошо скрывали от постороннего взгляда отсветы пламени. Это место не пользовалось особой популярностью из-за близости к Кордону, сталкеры предпочитали останавливаться на ночлег именно там, но кто-то все-таки не поленился и соорудил из сухих веток навес, покоившийся на четырех столбах, вкопанных в землю. От Выброса это сооружение не спасало, зато от дождя можно было укрыться, не опасаясь вымокнуть до нитки. Кому и зачем понадобилось строить это недалеко от Кордона, Крюгер не имел ни малейшего понятия, но после того, как однажды нашел это место, иногда захаживал сюда, чтобы спокойно перекусить и погреться у костра, когда ему хотелось побыть в одиночестве.
Под навесом посередине полукруглой поляны, начавшей зарастать травой, стоял импровизированный стол, сооруженный из двух бочек и положенной на них деревянной облупленной двери, непонятно откуда притащенной. Поодаль из камней был сооружен очаг, и рядом лежала солидная вязанка дров, которую Крюгер притащил еще в прошлое свое посещение. Крюгер совершенно не ожидал, что дрова будут на месте, за то время, что он отсутствовал, гостеприимной поляной мог воспользоваться кто угодно.
Хмыкнув, он скинул рюкзак, и первым делом взялся разжигать огонь, через минуту весело защелкавший в сухих дровишках. Потом вытащил пару старых газет, которые прибрал у Доктора, постелил их вместо скатерти, и поверх них уже бросил рульку домашней копченой колбасы, обнаруженную у одного из бандитов, банку маринованных огурцов, взятых у другого бандита, и которые сильно удивили самого Крюгера – ведь продукты в стеклянной таре не пользовались популярностью в Зоне из-за хрупкости тары – батон белого хлеба, две бутылки водки и пачку сигарет. Этого даже при всем желании не хватило бы напиться в стельку такому количеству сталкеров, но вполне хватало, чтобы поговорить по душам и разойтись с миром.
Впрочем никто из группы жадностью не страдал, и на столе появилась еще закуска и бутылки, и Крюгер впервые задумался о том, что именно собирался делать и зачем. По большому счету ему хотелось избавиться от Шалого с Тенью – не убивать, а разбежаться мирно по своим делам – и остаться наедине с Грачом и его желторотиком. Он так давно не видел старого приятеля, что у него просто чесались руки расспросить того о новостях в Зоне и на Кордоне в частности. Но раз уж не разбежались сразу, то приходилось доигрывать роль до конца.
Разлитая по кружкам водка, казалось, только и ждала того, чтобы кто-нибудь произнес первый тост.
- Андрюха, - обратился Крюгер к новичку, - я не знаю, за каким хером ты приперся в Зону, - торжественным тоном начал он свою речь, - но раз уж приперся, то пусть тебе светит удача.
Поморщившись, Крюгер опрокинул в себя содержимое своей алюминиевой кружки, и весело захрустел огурчиком, оглядев товарищей – казалось, те немного удивились подобному тосту, но тема новичка казалась Крюгеру сейчас самой безопасной, тем более, что Андрюха залился ярким румянцем, и выглядел крайне забавно. Это отвлекло внимание всей группы от самого Крюгера, и он внимательно оглядел Тень, стараясь понять, что именно у этого недорослика на уме. Шалый хоть и выглядел грозно, но у него все мысли на лице были написаны, зато Тень умел прятать свои эмоции и делал это весьма неплохо.
Проклятье, грустно вздохнул Крюгер, задумчиво подперев голову кулаком, ну и какой хер я во все это ввязался? Точно говорят, дурная башка ногам покоя не дает.

2011-01-13 в 11:59 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
"Уютное местечко", прорекламированное Крюгером, действительно оказалось вполне себе неплхим временным прибежищем. Навес, стол, выжженое пятно костра, огороженное камнями, вязанка дров - было ясно, что поляна далеко не запущена.
Тень был уверен, что одиночки быстро поделят общую добычу из нычек, и можно будет с лёгким сердцем наконец-то разбежаться, сдать документы Сидоровичу и отвалить на базу Долга, отсыпаться в "Ста рентгенах". Однако Крюгер начал споро накрывать на импровизированный стол, доставая из рюкзака добытую в бою провизию. И вот тогда Шалый мысленно хлопнул себя по лбу и так же мысленно выматерился. Продукты с стеклянной таре в Зоне оказывались ну очень редко, ибо торговцы её не закупали из принципа - в Зоне при транспортировке возможны всякие форсмажоры, а вдруг ящик в дороге хлопнут? Консервам, хлебу и колбасе нихерасеньки не будет, а вот огурцы придётся есть со стеклом, если найдутся экстремалы-желающие. По тем же причинам стеклотару не таскали из-за Периметра сталкеры. Исключение составляла только беленькая, но её при каждом удачном случае старались перелить во фляги. Но проблема была не в этом. При взгляде на маринованные огурчики глазки Тени зажглись фанатичным нездоровым огнём. По вышеописанным причинам этот продукт в Зоне было днём с огнём не сыскать, когда как снайпер, как вечно беременный, был падок на него до дрожи. Шалый каждый раз притаскивал напарничку банку-другую из-за Периметра, но он и сам выбирался из Зоны крайне редко. Так что первоначальный план "пришли-поделили-свалили" строем пошёл коту под хвост. Пока банка не опустеет, Тень не успокоется, а таскать их он будет медленно, будь трижды проклято воспитание в приличной семье!!!
Не смотря на внутреннюю бурю, эмоций своих Шалый, как всегда во время спокойного состояния, не выдал, оставив рожу кирпичом. Зато развязал рюкзак, вытащил две банки тушенки и банку рыбы в масле. Мог бы вытащить и побольше, в конце ходки еды было не жалко, но появившихся на столе продуктов должно было и так хватить на целую роту голодных солдат.
Тем временем посиделки превращались в сместь боевого крещения с днём рождения. Крюгер церемонно пожелал рдеющему от такого внимания новичку удачи, сталкеры чокнулись кружками.
Шалый символически пригубил алкоголь - пить во время рейда, пусть и у Кордона, он считал слишком опасным. Тень вообще только сделал вид, что пьёт, моментально потянувшись к огурцам. Снайпер слишком хорошо знал собственную нестойкость перед зелёным змием, и не хотел идти до Сидоровича зигзагом, а то и ехать на Шалом остаток пути.
После первого тоста дело замерло. Грач с новичком сидели молча, Крюгер предавался грустным размышлениям, Шалый привычно играл роль тупого шкафа с пустыми антресольками, Тень маниакально хрустел огурчиком.
Наконец, снайпер вспомнил о включенном моде "улыбаемся и машем" и снова обратился к Грачу:
- Скажите, уважаемый Грач, как дела на Кордоне? Возможно, нам придётся заглянуть к Сидоровичу, продать ему часть добычи. Тащить это всё обратно будет тяжело, - Тень не переставал лучиться улыбкой, однако взгляд его предательски съезжал с лица собеседника на банку с огурцами.

2011-01-13 в 17:27 

Elstiks
- Знаете, что всех спасёт? Члены. (c)
- Ничего так не бодрит дух, как радиоктивный запах ясного утра в Зоне, - Дьявал потянулся, смачно зевнув, и потом обернулся назад.
Сталкер шёл по высженно траве, которая так и не определась со своим оттенком: то желтым, то коричневым. Она сминалась под ногами мужчины, оставаясь в таком положении ещё несколько минут, пока её стебли не выпрямлялись, заметая за собой следы человека. Сзади, вдали, раздавалась сирена, военные били тревогу. Кто-то разворошил их буфет, так уютно ютившийся на улице, кто-то украл спальный мешок, лежавший рядом с закрытым вагончиком. Пока они смотрели десятый сон, вор успел переночевать недалеко в канаве, а потом продолжить свой путь по Кордону.
А как, Дьявол оказался на Кордоне, на начале пути в Зону, он сам не помнит. Куда-то забрёл ночью, бежал от бандитов, прятался от мутантов, и в итоге, пришёл сюда. Надо было найти укрытие для ночовки, та как со сном сражаться, сил оставалось мало. Сталкер насвистывал незамысловатую мелодию какого-то немецкого марша, услышанного ещё давно, за периметром. Так заинтересовавшись второй мировой, он решил углублённо изучить немцев, как морально, так и физически. Поговаривали, что немчики в постеле хороши. Но сейчас не о них, надо было срочно найти какое-нибудь укрепление, лагерь сталкеров, группировку, что бы переконтоваться, а потом уже по своим делам ступать. Вообще, Дьявол имел неплохие союзы с Долгом, Свободой и Бандитами, хотя Наёмники в него не часто стреляли, друг у него там был. Хорошо ещё, Долг и Свобода не знали о том, что сталкер союзничает с ними обоими. Это было ему на руку.
Дьявол, вдруг, вспомнил, что не подалёку, должна быть небольшая деревня сталкеров-одиночек. Там и Сидорович в бункере, а у сталкера за спиной, контейнер с артом полный. И деньги, и бесопасная ночёвка. что ещё может быть лучше.
Теперь, надо было как можно быстрее добраться до "стоянки" сталкеров за светло. А то снова шастать по темноте, а на утро оказаться там, где и присниться не могло, не хотелось. Кидая один и тот же болт, с, когда-то, белой, лентой, мужчина преодолевал небольшие растояние всё быстрее. Чувство сна с каждым шагом было ещё сильнее, и приходилось поторапливаться.
- Лагерь недалеко, ещё чуть-чуть и я буду на месте, - прошептав он, кинув болт вперёд.
Не тут-то было, болт закрутился в бешенном вихре, и поднявшись на 5 метров вверх, разлетелся на маленькие отрывки.
- Ка-ру-сель, - как бы пробуя слово на вкус, произнёс сталкер, и тут же добавил. - Ё*аная дрянь!
Отшагнув назад, сталкер взял немного правее, пытаясь обойти аномалию. Но в очередной раз ему помешало другое. В двадцати метрах от него, в кустах, что-то заревело, за хрюкало. Огромная туша кабана выглянула из кустов и уставилас ьна Дьявола, а потом издала громкий хрюк. Сталкер перхватил с плеча АК - 103, он направил ег ов голову мутанта. Тот сорвался с места и побежал на человека. Тогда Дьявол плавно надавил на крючок, и пули врезались прямо в голову кабану. Но сталкеру пришлось открыгнуть. Уже мёртвая туша мутанта, продолжала нестить вперёд, и тем самым, угодила прямо в голодную аномалию. Дьявол, пренебрегая всеми правилами Зоны, побежал вперёд, зная о стайной жизни кабанов. Мало ли в кустах отдыхали сородичи мутанта.
Через две минуты мужчина выбежал на асфальтированную, местами продробенную дорогу, уходящуюю в две стороны.
- Дорога, значит, одиночки уже недалеко.
И как бы в подтверждение его словам, недалеко уже были видны одноэтажные кирпичные домики, со сломанными крышами и облупившейся штукатуркой на стенах. Ускорив шаг, Дьявол ухмыльнулся своему везению. Мисс Удача снова посчитала его симпотичным, или же она просто любит брутальных мужиков трахающихся друг с другом.

2011-01-13 в 20:34 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Он уже бывал здесь когда-то - Грачу с первого взгляда полюбилось тихое, безлюдное место, где можно было не бояться чужих глаз и быть в одиночестве столько, сколько требовалось. Еще в первое свое посещение сталкер вознес мысленную хвалу неизвестным, по непонятным причинам позаботившимся о каком-никаком уюте: под навесом можно было с относительным комфортом переждать дождь, а при желании и устроиться на ночь возле очага из камней. Здесь было как-то по-особенному спокойно - кабаны и собачьи стаи обходили это место стороной.
Солнце потихоньку катилось на закат, золотя верхушки деревьев и подкрашивая красным лица пятерых сталкеров, что оживленно толклись у свежеразожженного костра. Тот, что казался постарше, с запекшейся коркой ожога почти на всю щеку, сноровисто накрывал импровизированный стол нехитрой походной снедью: на аккуратно расстеленной газете появились колбаса, хлеб и водка. В заключение на стол гордо опустилась нехилых размеров банка с огурцами. Черноволосый вихрастый парень, стоявший рядом, секунд пять задумчиво пялился на отсветы огня, пляшущие на стекле банки, и спросил, повернувшись к старшему:
- А красной икры у тебя, часом, не припасено?
...каждый добавил провизии от себя, и стол стал напоминать скатерть-самобранку. "Пикник на обочине, вашу мать" - подумал Грач, с удовольствием избавившись от части оттягивавшей плечи водки и консервов. Желторотый, то ли от усталости, то ли от нервов, то ли от всего вместе - проворно хомячил тушенку с хлебом, алчно поглядывая на колбасу и водку. Словно поняв его, Крюгер разлил огненное пойло по кружкам, и, подняв свою, разразился тостом за удачу новичка.
- Доброй Зоны, - тихо сказал Грач себе под нос, и глотнул жгучую жидкость. Дернув головой и поморщившись, он отчекрыжил ножом порядочный кус колбасы, и поскорее зажевал водочный привкус на языке. Покосившись на Андрея, он заметил его румянец и улыбку от уха до уха, и досадливо сплюнул. Мысленно, конечно.
"А ушлепок прямо кайфует. Уши развесил, и наверное уже скоро поверит в благородных рыцарей-сталкеров, стоящих на страже Зоновской справедливости в перерывах между обжорством и буханием. Сталкерское братство, мать его так. Романтика. Вот скоро нарвется на подонков, получит перо под ребро из-за какой-нибудь копеечной фигульки - и все, кранты всякой благородной хренотени. Хорошо если потом сам подонком не станет, а то и трупом..."
Сидевший рядом Крюгер опустил голову на руку, печально глядя к себе в стакан - то ли умаялся, то ли спутники ему изрядно надоели. Грач незаметно, но ободряюще ткнул его локтем в бок... и тут Тень вдруг решил завести светскую беседу. По всей видимости, это был тактический маневр, призванный отвлечь сталкеров от огурчиков.
Если бы в этот момент Грач что-то пил, он бы наверняка подавился. Вопрос, заданный интеллигентным чудовищем, какое-то время переваривался у него в голове, а разум искал адекватную месть за "уважаемого Грача".
- Да, дражайший сударь, тащить целый рюкзак хабара обратно - это, конечно, непорядок, это вы правы, - Грач изо всех сил пытался сдерживать бешенство. - Что же до обстановки на Кордоне, то рад сообщить, что у нас поспел зеленый горошек (быстрый взгляд на новичка). А также некоторые осведомленные господа рассказывали о существе, именуемом псевдособакой, но абсолютно белой масти. Удивительно, не правда ли? И хер его знает, правда это, или брешут.
Сталкер одним махом вылил в себя остатки водки из кружки, и мрачно оглядел своих спутников.
- Хорош ходить вокруг да около. Как хабар разделим? Кому что нужно?

2011-01-14 в 04:11 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Крюгер повернул голову и хмуро свел брови. Дело принимало плохой оборот. Если бы Грач не вышел из себя, все могло бы кончится вполне мирно, а так хрен его знает, что теперь ждать от этих отморозков. На всякий свободная рука Крюгера скользнула под стол, вторая рука так и осталась подпирать щеку на виду у всех. Свободной рукой Крюгер извлек пистолет и снял его с предохранителя, положив себе на колени. Он всеми силами души желал избежать перестрелки, но считал себя обязанным быть готовым к ней.
- Ребята, давайте жить дружно! - Крюгер потянулся и разлил по кружкам огненное пойло, благо небольшие размеры стола позволяли делать это не вставая с места, и даже пододвинул банку с огурцами поближе к Тени, заметив с каким удовольствием тот их уплетает. Вообще-то заявление о дружбе в такой обстановке выглядело более чем глупо, но Крюгеру была противна мысль, что сталкеры – свободные сталкеры, а не шваль подзаборная, что иногда гордо себя так именует – не могут придти к мирному соглашению.
В этой ситуации, казалось, только Андрюха и не понял какие тучи сгустились над головами нынешних собутыльников – сидел себе и наворачивал жратву за обе щеки, хомяк недоделанный. Зуд в обожженной щеке усиливался, и это мешало мыслить трезво, впрочем, выпитая водка тоже этому не способствовала.
По правде говоря, Крюгер то ли от навалившейся усталости, то ли еще по какой причине не понимал, чего они вообще собирались делить – ведь еще во дворе договорились, что каждый берет то, что сможет найти у убитых им самим бандитов. Ему казалось это вполне справедливым решением, а если же кому-то – как, например, Тени – пришла в голову светлая мысль пошарить по базе, то это был его улов и только его. И о какой дележке тогда базар? Крюгер вздохнул, задумчиво почесал обожженную морду, и щелчком отстрелив из пачки сигарету, сунул ее в зубы. Уставившись почти не мигающим взглядом на Тень, он, как и напряженный Грач, ждал, когда тот заговорит о дележе. Исходя из его слов, Крюгер готов был или убрать оружие, или начать стрелять – рука его давно незаметно упала под стол, и дуло пистолета теперь смотрело точнехонько в пузо Шалого. Ситуация накалялась, и этого становилось тошно – надо было во что бы то ни стало мирно разрулить дело, но вот порос – как?
Резкий сигнал ПДА, заставил Крюгера подпрыгнуть на месте, он совершенно забыл о том, что у этой адской машинки включен звук. Вытянув его на свет, он быстро прочитал сообщение и поднял взгляд на собутыльников, которые одновременно на него уставились, когда ПДА сработал. По взглядам сталкеров Крюгер понял, что он в их компании один такой идиот, забывший отключить игрушку, когда вышел на дело. Как бы там ни было, а теперь это могло сослужить им хорошую службу.
- Так, ребята, - хлопнул ладонью по столу Крюгер, - вы как хотите, а я на Кордон. Тут сообщение пришло, что ожидается внеплановый Выброс, вроде как кто-то там предсказал его… Короче, кто хочет испытывать судьбу, остается и допивает, а я пошел. Андрюха, и тебе советую идти, - с нажимом сказал Крюгер, глядя в ошалевшие от такого поворота глаза парня, жалобно смотрящего на жратву. Идиот так и не понял, что может остаться тут навсегда с простреленной башкой, но полным брюхом хавчика. Ничего, живы будут, Грач быстро вобьет в мальчишку науку о самосохранении.
– Да, кстати, будете уходить, не забудьте убрать за собой мусор, - последняя фраза была сказана уже на ходу, когда Крюгер подняв за шиворот пацана, пинками погнал его на выход.
Оставлять Грача наедине с парочкой странных сталкеров было крайне не разумно, но у Крюгера было предчувствие, что не пройдет и пятнадцати минут, как Грач их нагонит. Правда, Крюгеру предстояло выслушать в свой адрес очень много не лестного, но он надеялся, что сможет это пережить, в отличие от внепланового Выброса.

2011-01-14 в 19:27 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
На язвительность Грача Тень не обратил ровным счётом никакого внимания (ну что на дураков-то обижаться?), а вот обстановка за столом моментально накалилась. Шалый, как всегда в своём репертуаре, оч-чень выразительно начал прессовать взглядом "обидчика", готовясь вломить ему в челюсть. Лапа Крюгера, обеспокоенного, видимо, делёжкой хабара, подозрительно уползла под стол. Грач явно кипел от едва сдерживаемого бешенства. Даже предложенный обожженым сталкером тост как-то не способствовал мирному исходу событий. И только ничего не заметивший новичок продолжал хомячить тушенку с хлебом.
Снайпер приготовился снова разряжать обстановку своей болтовнёй, но положение спас сигнал Крюгеровского ПДА. В тот же момент Тень почувствовал вибрацию собственного наладонника и гаджета напарника, сидящего для этого достаточно близко. Весть была не из приятных, однако позволяла похватать манатки и наконец-то заявиться к Сидоровичу.
Крюгер, не откладывая в долгий ящик, схватил Андрея за шиворот и потащил его на выход, галантно предоставив право уборки оставшимся.
- Восхитительно, - буркнул Тень, начиная собирать харчи со стола. - Свалил, а уборку на нас скинул. Шалый, харе с Грачом в гляделки играть, помогай!
И снова гигант молча повиновался, мигом теряя интерес к сталкеру.
Когда дело было сделано, Тень на ходу, уже сосредоточено глядя в детектор, бросил Грачу:
- Раз такое дело, то в деревне найдёте нас, там хабар разделим. Удачной дороги!
И парочка растворилась в окрестных кустах.
Ориентируясь по показателям приборов и ПДА, снайпер специально повёл товарища до Сидоровича немного кружной дорогой, дабы не пересекаться с Крюгером, Андрюхой и наверняка догоняющим их Грачом.
Чуть погодя напарники вышли точно к бункеру торговца.
- Поздорову, уважаемый! - привычно улыбнулся Тень, разглядывая помещение схрона так, словно первый раз явился к Сидоровичу.
- Поздорову, мужики! Принесли? - барыга слишком хорошо знал снайпера, и на его лыбу не обратил никакого внимания, сразу взяв быка за рога. Было видно, как сквозь маску равнодушия на лице толстяка просачиваются нетерпение и алчность.
Шалый спокойно вытащил из рюкзака стопку листов, запаянных в непрозрачный пластик. Упаковка была нетронутой - Тень подозревал, что может находится в документах, и даже дотрагиваться не хотел до демона-искусителя, строчками текста лёгшего на бумагу. Снайпер был страшно рад, что разделался с просьбой бармена без особых приключений.
Сидорович жадно схватил протянутые документы, ножом вскрыл упаковку, вчитался в первую страницу. Первёл взгляд на сталкеров, довольно кивнул.
- Молодцы, касатики, деньги свои честно отработали, - на стол перед сталкерами легла стопка купюр. Шалый сгрёб их похожей на лопату ладонью, персчитал и, кивнув согласно, убрал подальше - Сидорович опытных одиночек предпочитал не обсчитывать, и расценки держал для них более-менее сносные. Поэтому Шалый снова полез в рюкзак, доставать контейнеры с артефактами и часть снятой с бандитов добычи. Тень для приличая поторговался с торговцем, однако видно было, что ему хочется свалить скорее куда-нибудь, рухнуть и отоспаться наконец. Его напарник, видя состояние друга, побыстрее упрятал деньги и купленные патроны к АК и первым, не прощаясь, пошёл на выход. Снайпер же попрощался с Сидоровичем и поспешил за товарищем.
Когда они выбрались из бункера, в небе бушевали алые всплохи. Зарницы вспыхивали и гасли где-то над Припятью, у четвёртого энергоблока, готовясь излить поток смертоносной для людей и живительной для мутантов энергии. Тень поёжился то ли от пронизывающего ветра, то ли от неприятных воспоминаний, передёрнул плечами.
- Гитару бы сейчас, - бесцветно произнёс снайпер, неподвижно глядя в пространство.
Шалый тревожно посмотрел на своего друга, на его обычно невыразительном лице промелькнула тень очень сильного беспокойства - сталкеру никогда не нравилось такое состояние своего друга. Сейчас, когда напарников никто не видел, с Тени слетела личина милого мальчика. У уголков лучистых ореховых глаз собралась едва заметная сеточка мимических морщин, уголки тонких губ опустились, а взгляд стал сосредоточенным и острым, словно сталкер глядел на мир через оптику винтовки Драгунова. На душе у Тени было мерзкое предчувствие, что эпопея с документами далеко не закончена.
- Выпей - может, выйдет толк, обретешь свое добро, был волчонок - станет волк, ветер, кровь и серебро, - внезапно негромко начал напевать снайпер. Шалый слегка сжал ладонью его плечо, и напарники двинулись в сторону схрона.
- Так уж вышло - не крестись - когти золотом ковать, был котенок - станет рысь, мягко стелет, жестко спать! Не ходи ко мне, желанная, не стремись развлечь беду - я обманут ночью пьяною, до рассвета не дойду, - негромкий голос Тени совершенно терялся, уносимый прочь порывами ветра, вестника выброса, однако сталкер продолжал мурлыкать себе под нос песенку, совершенно не обращая внимания на мир вокруг. Шалый крепко держал напарника за руку, контролируя и его движение на всякий пожарный. Он знал, что снайперу надо немного времени, чтобы придти в себя.
Одиночки дошли до схрона, расположенного в подвале одного из полуразрушенных домов. Убежище было хорошо укреплено и приведено в божеский вид, и постоянно поддерживалось в хорошем состоянии, ибо уже который выброс здесь находили прибежище как многочисленные новички, так и матёрые бродяги, забрёдшие за каким-то радиоактивным лешим на Кордон. Сталкеры позаботились даже об уюте, притащив в подвал несколько матрасов и керосиновых ламп.
- Ох, встану, выйду, хлопну дверью я - тишина вокруг села - опадают звезды перьями на следы когтистых лап. Пряный запах темноты, леса горькая купель, медвежонок звался ты, вырос - вышел лютый зверь, - на этих словах Тень оборвал песню и первым спустился в подвал. Вход в него караулил высокий мрачный одиночка с калашом.
- Поздорову, Волк! - на лице снайпера не было ни следа грусти или серьёзности, только радостная, лучистая улыбка, казалось, освещала подвал на три метра вдаль.
- Поздорову, Тень, Шалый, - "нянька" желторотиков по очереди пожал напарникам руки и снова отвернулся ко входу.
Одиночки сразу же свернули в угол, к одному из немногих незанятых матрасов. Аккуратно сложили в углу оружие, рядом кинули снятые рюкзаки. Шалый присел в изголовье матраса, распотрошил рюкзак и принялся неторопливо чистить и смазывать ПМ. Тень стащил броник, положил его сверху рюкзаков, свернулся калачиком рядом, накрылся пыльником и положил голову напарнику на колени - снайпер плохо переносил выбросы. Шалый мимоходом потрепал его по макушке и вернулся к прерванному занятию. Напарников никоем образом не беспокоила некоторая двусмысленность происходящего - чужое мнение их не волновало. К тому же, Волк, к примеру, знал, что между напарниками нет ничего, кроме крепчайшей мужской дружбы, приправленной толикой отцовской заботы со стороны Шалого. Так же одиночка знал, что все, кто в свое время пытался величать друзей пидорасами, сгинули в Зоне буквально на следующий день.
А наверху продолжал завывать безжалостный ветер.

2011-01-15 в 18:11 

Elstiks
- Знаете, что всех спасёт? Члены. (c)
Когда КПК завибрировал, и просигналил о входящем сообщении, Дьявол не обратил на это внимание. Сталкер был занят, уносив ноги подальше от места новой аномалии, именуемой “Воронка”. Её гравитационное поле было слишком сильным, и справиться с ним, было не просто. Добежав-таки до деревни, он шмыгнул в первый попавшийся дом, и, прижавшись спиной к стенке, съехал вниз. Безопасное место, это главное, теперь нужно было посмотреть, что за сообщение пришло. Сталкер достал свой КПК и посмотрел на светящийся экран. Сообщение о выбросе. Хмыкнув, мужчина, выглянул из дома.
Небо стало потихоньку краснеть, предвещая о своём коварном плане. Вдалеке уже слышались рёвы мутантов. Деревня новичков-одиночек, опустела. Сейчас надо было быстро добраться до бункера Сидоровича, и повстречать одного из знакомых сталкеров, который просветил бы Дьявола о последних новостях. Сталкер выскочил из полуразрушенного дома, чья крыша была обвалена, и ринулся к бункеру.
Наверное, удача шла за ним по пятам, потому что бункер оказался открытым. Радостная улыбка озарила лицо Дьявола, и он ринулся внутрь.
Волк, “нянька” одиночек, направлялся из бункера на выход, что бы плотно затворить его стальные, тяжёлые двери. Оставалось пару шагов до выхода на поверхность, где небо уже залилось ядовито-оранжевой краской, но вдруг в проход вылетел чей-то силуэт, и налетел на одиночку, тем самым опрокинув его на пол.
Дьявол приподнялся на локтях и заметил два голубых глаза, уставившихся на него с толикой презрения. Улыбка, как всегда, не озаряла лицо этого человека. На лбу виднелись морщины, свидетельствующие о его недовольстве.
- О, Волк, какие люди, а я, вот, решил к тебе заскочит. Можем провести время с пользой для обоих, - хитро заулыбался Дьявол, приблизившись к губам одиночки.
Тот, в свою очередь, даже не сопротивлялся, но и не собирался отвечать на ласки знакомого. Дыхание Дьявола сбилось. Ещё никогда он не был так близок с тем, кого мечтал попробовать целый год хождения по Зоне. Не редко, оставаясь один на чердаке, и дожидаясь Волка из рейда, мужчина запускал руку в штаны, и обхватывал ею стоящий член. Откинув голову, он начинал медленно поглаживать головку, тихо шепча только одно слово: Волк. С этим же словом он доходил до пика, и кончал.
Но по иронии судьбы такая идиллия прервалась чьими-то шагами, постепенно приближающихся в направлении двух сталкеров.
Дьявол встал и помог подняться Волку.
- Принесло же тебя, - прокряхтел одиночка и, оттолкнув от себя мужчину, стал закрывать стальные двери, что бы обезопасить людей в бункере от чудовищного влияния выброса.
Дьявол отряхнулся и, оглядевшись на сталкера, чей упругий зад обтягивал простой костюм одиночек, посмотрел в коридор, откуда вот-вот должен был появиться тот самый человек, прервавший только-только начавшуюся страсть двух мужчин.

2011-01-15 в 20:31 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач и не ожидал, что его резкая отповедь зажжет такие страсти за столом. Еще больше его удивило поведение Крюгера - одного из самых миролюбивых сталкеров, неожиданно начавшего готовиться к перестрелке. Затем Грач словил тяжелый, словно оплеуха, полный злобы взгляд Шалого, и понял, что опасения Крюгера не напрасны. А вот реакция Тени его удивила. Один из младших сталкеров, это интеллигентное чудовище, посмевшее обратиться к нему на "вы", оказался самым разумным, попросту наплевав и на ядовитую фразу, и на самого Грача. Лучшего способа осадить кусачего сталкера не существовало.
Собравшись сказать что-то столь же нелицеприятное про крюгеровское "давайте жить дружно", Грач моментально заткнулся, когда Крюгер подпрыгнул от резкого писка наладонника.
"Выброс, значит", - понимающе кивнул он, посмотрев на стремительно краснеющее, словно от заката небо. - "То-то Крюгер сидел, словно ушибленный".
А последний тем временем бодро вытащил из-за стола пошатывающегося новичка, дал ему ускоряющего пендаля по направлению к поселку, и обернулся, наставительно напомнив все еще взирающим на него трем сталкерам о необходимости блюсти чистоту в Зоне. После чего, схватив едва бредущего желторотика за шкирку, с завидной скоростью утопал к поселку, где прятались от выброса все, кто волей судьбы очутился в это время на Кордоне.
Грач тоже собирался прокомментировать исчезновение Крюгера, только в гораздо более цветистых выражениях, чем Тень, однако нашел силы удержать язык - неизвестно, через сколько времени шарахнет, лучше поторапливаться, а для разговоров время еще найдется. Быстро кинув в рюкзак непочатую водку и неоткрытую тушенку, он сухо кивнул на прощальную фразу Тени, и ушел своей дорогой.
Порывы ветра становились все злее, небо наливалось кровью - не закатной, мертвой. Грач шел, чувствуя, как постепенно уходит клокочущая ярость, и на ее место приходит обреченное спокойствие. Последняя вспышка бешенства, казалось, выжгла его дотла - внутри была пустота, но это было даже приятно после привычной уже слепящей боли. Наверное, так же себя ощущает человек после ампутации чего-то загнившего.
"И нет ни печали, ни зла,
Ни гордости, ни обиды.
Есть только северный ветер,
И он разбудит меня,
Если взойдет звезда - Аделаида..."
Грач вспомнил почти позабытые уже строки песни "Аквариума", и тут же его едва не впечатало в дерево порывом ветра. Низкий, утробный гул приближающегося Выброса был уже отчетливо слышен, и сталкер, потерев заболевшие глаза, поспешил к схрону.
- Будь здоров, Волк, - он приветственно кивнул одиночке, приняв в ответ сдержанную улыбку. - Желторотый вернулся? Чего смеешься-то?
- Здоров, Грач, - Волк протянул ему несколько купюр, пытаясь сдержать смех. - Держи, заслужил. Ага, этот в подвале сидит. Вернее, лежит, потому как пьяный в дюндель: его Крюгер чуть ли не на себе приволок, рассказал все... Я просил тебя его постеречь, а не спаивать. Ну да ладно, главное - все живы-здоровы. Иди давай, минут через двадцать уже начнется.
Грач кивнул, спускаясь в тускло освещенный подвал, где тихо гудел нестройный хор голосов. У дальней стены он приметил Крюгера, полулежащего на одном из матрасов, и двинулся к нему, краем глаза отметив знакомую коренастую фигуру, богатырски храпящую в темном углу и распространяющую по схрону дивный водочный перегар.
Сев рядом с одиночкой, он кивнул ему, устало привалился спиной к стене, и обвел взглядом помещение, тонувшее в приятной полутьме. "Опаньки...а вот и наши красавцы" - отметил Грач, заметив в соседнем углу здоровую мускулистую фигуру давешнего амбала, и притулившийся рядом клубочек, накрытый пыльником. Шалый, подняв голову, тоже заметил его, и сталкер снова поймал тяжелый, упорный взгляд, обещающий ему все муки ада. Грач смотрел ему в лицо абсолютно пустыми глазами.
- Пас меня еще от самого поселка, верно, бродяга?... - тихо спросил Крюгера Грач, не опуская взгляд. Шалый мог переглядеть питона, но противник ему попался достойный.

2011-01-16 в 03:28 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
- Не совсем, - буркнул сонно Крюгер. – Черт, скорей бы уже выброс! Щека чешется так, что ее просто разодрать хочется! - Он пошевелил пальцами в воздухе, имитируя звериную лапу, рвущую плоть. – От этого с ума сойти можно!
Крюгер страдал от напавшей внезапно нестерпимой чесотки, и с трудом удерживался от того, чтобы не разодрать щеку до крови. Ему пришлось даже ухватить правую руку левой и зажать их между коленями, иначе все могло плохо кончится. Крюгер до сих пор помнил, что было при последнем выбросе, но тогда был у Доктора, и это спасло его. А ведь мог запросто и глаз сковырнуть, со всей дури расчесывая ожог. Доктор ему тогда от всей души прописал, потом конечно подлечил, и даже зуд стал менее болезненным, но все-таки… Казалось, весь мир для Крюгера сосредоточился на его обожженной щеке – правый глаз опух и почти не открывался, белки налились кровью, а рот исказился в немом крике. Крюгер зажал посильнее руки коленями – боль усиливалась, а, значит, вот-вот будет выброс, а значит, как только это случится, боль тут же отпустит. Надо только переждать, перетерпеть… Последние слова он повторял про себя как мантру, до тех пор, пока пол в бункере не вздрогнул, словно от подземного толчка.
- Началось, - тихо сказал Волк, взглянув на потолок, с которого отвалился кусок штукатурки.
И в тот же момент Крюгера отпустило, он расслабился, отдыхая и пытаясь отдышаться. Потом, не глядя, что делает, сунул руку в рюкзак, достал початую бутылку водки и сделал щедрый глоток, зажевав его добрым куском колбасы. Почувствовав себя значительно лучше, он огляделся по сторонам, и легонько ткнув локтем Грача в бок, тихо поделился наблюдением:
- Слышь, ну и компания сегодня подобралась – отморозок на отморозке. Впрочем, мы с тобой не лучше. Кстати, ты про Коршуна ничего не слышал? – увидев отрицательный кивок приятеля, Крюгер тяжело вздохнул: - Я ему задолжал. Это он меня, сука, в жарку пихнул. Надеюсь, он не сдох, пока я у Доктора валялся. Хочу вернуть должок.
Крюгер повернул голову и взглянул на желторотика Андрюху.
- Слышь, Грач, а птенчика ты насовсем под свое крылышко взял, или это временное явление? А то я сначала думал не сходить ли нам на пару в какую-нибудь ходку в Зону поглубже, а теперь вот не уверен, что пойдешь. Впрочем, я пока сам не уверен, что пойду – надо бы кое с чем и кое с кем разобраться, не люблю, когда долги на темечко давят.
Крюгер сунул руку в карман, пошарил в поисках сигарет, и сплюнул.
- Бля, кажется, сигареты я на столе оставил, - огорченно вздохнул сталкер, - жаль, там почти полная пачка была.
- А, держи, я забрал ее, когда уходил, - Грач сунул Крюгеру смятую пачку, и сталкер просиял, словно солнышко. Сунув сигарету в зубы, он чиркнул зажигалкой и глубоко затянулся.
- Слышь, Крюгер, ты сигарету затушил бы, не все ж готовы тут дымом давиться.
- Да ладно, Волк, - примирительно махнул рукой Крюгер, - тут такой аромат перегара стоит, что табачный дым лишь придаст ему очарования. – Он усмехнулся, и, прислушавшись к ощущениям на правой щеке, посоветовал: - Иди лучше ворота отворяй, выброс закончился. Зуб даю.

2011-01-16 в 14:17 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
В глубоком подвале, под слоем земли и бетона, за стальными дверьми не было слышно шума ветра и не было видно аномальных зарниц, полыхающих так, словно боги ветров решили устроить дикую языческую оргию. Однако многие сталкеры чувствовали происходящие над ними. Шалый к их числу не относился. Здоровяк спокойно и немного меланхолично перебрал, почистил и смазал сначала ПМ, а затем АК и "Вал". Нетронутой осталась только СВД - для Тени это было святое, он даже напарнику редко отдавал снайперку. Изредка Шалый принимался пялиться на Грача, ловил его взор и начинал мрачно прессовать его взглядом. Сталкер каждый раз отвечал, начиная пилить бродягу глазами, из чего Шалый сделал вывод, что такая игра в гляделки Грачу нравится.
Тем временем пружина выброса над АЭС закручивалась всё сильнее, понял бродяга - Тень начал дышать часто, с присвистом, пальцы его сжались так, словно он хотел пробить ногтями ладонь насквозь. Отложив в сторону "Вал", Шалый неловко погладил друга по макушке, растрепав ещё сильнее выбившиеся из короткого хвоста пряди волос. Высокий сталкер особенно не беспокоился за Тень, знал, что снайпер сильный, хоть и не выглядит таковым. Но дурость и принципиальность парня иногда выводила его из себя - знает же, как облегчить страдания, но никогда этого не сделает.
Наконец, всё закончилось. Тень задышал ровнее, а руки его ощутимо потеплели. Морщинки на лице снайпера наконец разгладились, и он провалился в глубокий сон.
Крюгер попросил Волка открыть ворота, видимо, тоже каким-то образом почуял окончание выброса. Можно было отправляться обратно на базу Долга, поспрашивать Бармена насчёт работы, однако чутьё Шалого подсказывало ему, что до рассвета осталось всего-ничего. Пусть Тень отоспится, а утром напарники выдвинутся в обратный путь. С этими мыслями бродяга подвинул ПМ к себе поближе, расстегнул ножны десантного ножа, надвинул капюшон поглубже на лоб и задремал.
***
А в это время в бункере по соседству, Сидорович отодвинул в сторону банку энергетика, дотянулся до баклахи с пивом, сделал большой глоток и вытер жирной лапищей испарину со лба. Вдумчиво рыгнув, торговец снова перелистал бумаги, доставленные ему Тенью и Шалым. В неверном свете "лампочки Ильича" под потолком барыге порою казалось, что на месте текста посверкивала чешуёй из типографской краски ядовитая змея. За информацию в документах могли убить не одну сотню душ сильные мира сего. Такого компромата Сидорович не видел уже давно, и, если продать его нужным людям, можно было менять бункер в Зоне на личный коттедж где-нибудь на Мальдивах. Но клад, что охраняла свернувшаяся кольцами гадина, был гораздо более прибыльным. Нужны были только люди, способные дойти до места, указанного на последней странице, и ключ к безбедной старости был бы в руках у скромного (тут Сидорович усмехнулся в пышные усищи) торговца.
Но вот кого бы отправить таскать каштаны из огня? Связаться с Ворониным, пусть пошлёт пару квадов "Долга"? Нет, не вариант, Воронин слишком себе на уме и очень идейный мужик. Наверняка его бойцы принесут информацию сначала начальству, а после этого бесценный клад превраться в стопку бумажек для подтирания. Тайна, известная многим, не стоит и стрелянной гильзы. Поговорить со "Свободой"? Они хоть и раздолбаи, но серьёзные дела проворачивают. Но опять же, где гарантия, что Лукаш не увидит добычу первым? Короче, с кланами и группировками связываться не хотелось. К наёмникам обращаться тоже - они как проститутки с автоматами, ублажают тех, кто платит больше. В общем, следовало собрать команду из одиночек, надёжных по отдельности, но не особо доверяющих друг другу, чтобы группа не решила переметнуться на другую сторону.
Сидорович надеялся, что Шалый и Тень не ломанулись в обратный путь сразу после выброса. Их присутствие в любой компании мигом увеличивало градус недоверия и беспокойства, да и как боевая единица парочка успела зарекомендовать себя для знающих людей с лучшей стороны. Так же стоило позвать Грача и Крюгера (Волк успел предупредить торговца, что обожженый сталкер вернулся от Болотного Доктора и скоро наверняка придёт с заказом для эскулапа). Парочка находилась в дружественных отношениях и могла составить противовес Шалому и Тени. Грач, правда, далеко в Зону ещё не забредал, но всё случается в первый раз, с Крюгером не пропадёт. Хорошо бы было добавить кого-то пятого со стороны, но в лагере оставались только зелёные новички и хронические неудачники, влачившие своё существование на Кордоне в надежде, что здесь аномалий здесь меньше, а мутанты добрее.
Торговец уже всерьёз стал размышлять, чтобы послать кого-то из людей Волка, как вдруг наверху прогрохотали шаги...

2011-01-16 в 17:56 

Elstiks
- Знаете, что всех спасёт? Члены. (c)
Дьявол шмыгнул в первое помещение, попавшееся на глаза, и не увидел, кто вышел во внешний коридор. Резко выдохнув, он огляделся. Похоже, это была комната для сбрасывания всякого барахла, типа, исчерпавших свой срок, консервных банок, изрезанного, порванного белья, растерзанных матрасов, и каких-то стеклянных банок, ютившихся на полках, вбитых в стенку. Дьявол заинтересованно обводил взглядом пустые банки, и пытался придумать, зачем они вообще нужны, как в ногу, чуть выше голени, впились острые зубы. Сталкер прикусил язык, что бы ни закричать от неожиданности, и посмотрел на ногу. К левой ноге, через, достаточно плотные, штаны, вцепилась небольшая, тощая, серая крыса.
- Дьявол тебя подери, - тихо выругался мужчина и попытался отцепить от себя зверька, потянув его за хвост.
Крыса отпустила ногу и, только хотела развернуться и цапнуть сталкера за руку, как он сжал её шею в другой руке и свернул, как это делают, когда пытаются выжить всю воду из мокрого белья. Тихо хрустнули позвонки, и на холодный пол упало мёртвое серое тельце, постепенно теряя своё тепло.
- Надо убираться, а то прибежит тут подмога, к этой дряни, - Дьявол ещё раз оглядел комнату и подошёл к двери.
Прижавшись ухом, он не услышал ничего. Это хороший знак, значит, коридор пуст, и путь на волю свободен. Приоткрыв дверь, мужчина, на всякий случай, осмотрелся и, ещё раз убедившись, что никого нет, он побрел вниз по бункеру.
Наверху, небо теряло свой пламенный окрас, звук, проносящегося выброса, стихал. Аномалии меняли своё место расположения, а мутанты уже вовсю расхаживались по территориям, покинутыми людьми, не ожидая, что сталкеры ещё вернуться. Кабаны заселяли большие пространственные территории, вытесняя слепышей и псевдособак. Кровососы не прятались больше в домах, а выходили наружу, дабы поохотиться на свежую дичь.
Дьявол потёр, укушенное крысой, место на ноге. “Сейчас к Сидоровичу, как раз у него должны быть медикаменты. Меня закончилась аптечка ещё два дня назад. Эх, я, почти, уверен в том, что этот жирный, самодовольный толстяк, запросит деньки за очередную аптечку. А крыса-то была в его бункере, значит, она – его”. Странные мысли поселились в голове сталкера, даже, не давая осмотреть коридоры самого бункера. Но тряхнув головой и отогнав от себя рассуждения, будто назойливых мух, он спустился по лестнице и остановился около железной двери, ведущей в кабинет торговца. Натянув капюшон на голову, а маску на нос, скрывая пол лица, Дьявол толкнул приоткрытую дверь и шагнул в кабинет.
Яркий свет, от лампочки на потолке, ударил прямо в глаза, и потребовалось несколько секунд, что бы картинка перед сталкером стала чёткой. Перед мужчиной, за столом, на котором лежали бумаги, ручки, один из артефактов Зоны, сидел, сложив руки на стол, местный барыга. На лысой макушке, отдраенной до блеска, отражался свет лампы. На морщинистом лице виднелась слабая улыбка.
- Здравия желаю, Сидорович, - голос сталкера был серьёзным, каждое слово чётко отлетало от зубов, как будто перед разговором, мужчина много раз репетировал один и тот же текст. “Я, как раз, решил к тебе заскочить. У тебя, случаем, не найдётся лишняя аптечка? А я тут с поля боя притопал”.

2011-01-16 в 21:32 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Пол под ногами начал уже ощутимо вибрировать. Грач прекратил наконец сверлить взглядом Шалого, тем более что и тот решил отвернуться, и закрыл лицо руками, чувствуя как его глаза усердно пытаются спрятаться от Выброса внутрь черепа. Крюгеру, судя по всему, было не легче: Грач чувствовал, как тот еле слышно шипит от боли, и съежившись, крепко стискивает коленями собственные руки.
- Потерпи, брат, - вид приятеля добавил Грачу еще немного боли, но помочь ему он не мог. - Не смертельно же.... вот Жаба месяц назад в Выброс от сердечного приступа загнулся - это я понимаю...
Пол подпрыгнул, и кусок штукатурки, упавший с потолка, едва не приложил по темечку одного из молодых сталкеров. Глаза Грача наконец перестали жить собственной жизнью, он сморгнул слезу, и слегка потряс головой, разгоняя плывущие перед глазами черные пятна.
"Н-да, похоже, сивушных паров здесь скоро станет еще больше", - Грач скептически посмотрел на понемногу оживающего Крюгера с бутылкой водки в руках. Новость о Коршуне стала для него сюрпризом: зная неугомонное любопытство товарища, Грач был уверен, что тот влез в жарку по несчастливой случайности. Неосторожность исключалась - Крюгер был осторожнее любого зверя, что Грач пытался перенять у него с самого знакомства. Но чтобы сталкер кинул напарника в аномалию... интересно, что за причина была у этого Коршуна? Хабар? Или Крюгер ему чем-то насолил? Впрочем, как бы там ни было...
- Коршун получит свое с процентами, - тихо отозвался Грач. - Вместе вернем. Кинуть в жарку своего... такого даже Свистун не творил. Гнида.
Услышав вопрос про желторотика, Грач не удержался от смешка.
- Крюгер, я Грач, а не курица, - он покосился на Андрея, все еще храпевшего в облаке перегара. - Мальца Волк опекает, уж он-то ему пропасть не даст: будущий стрелок же. Меня ничего здесь не держит, если ты об этом спросил. Но я бы сказал, что тебе нужно не в дальнюю ходку, а к Доктору, да поживее. Если ты так при каждом Выбросе будешь мучиться, рано или поздно раздерешь себе пол-лица. Оно, конечно - баб здесь нет, таблом сиять не перед кем, но жить станет зело неприятно, - в привычной манере закончил он, поднимаясь на ноги. - Идем к Сидоровичу, бродяга. Ты, вроде, бумажку ему передать хотел? Вот и пошли, а то подвал скоро в газенваген превратится. По дороге обмозгуем насчет дальней ходки, что-то идея твоя меня зацепила...
Негромко переговариваясь, двое сталкеров попрощались с Волком, и покинули схрон, направляясь к одному из самых известных (и прижимистых) торговцев Зоны. Грач собирался сдать парочку найденных артефактов - если уж они собирались куда-то идти, не грех было бы и снарягу обновить, и докупить патронов, и прочей нужной мелочи. Осторожно, высматривая возможные аномалии, переместившиеся в опасную близость от лагеря, Грач и Крюгер дошли до бункера, и спустились по лестнице, уже поняв, что их кто-то опередил. И, судя по голосу, это явно был незнакомец.

2011-01-17 в 08:19 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Крюгер заметно повеселел, когда Грач отбрыкался от «почетного» звания «наседки». С одной стороны это было хорошо, если они соберутся в глубокий рейд, то будет лучше, если пойдут вдвоем. Крюгер был уверен в том, что Грач в любом случае прикроет его спину, а сам Крюгер за Грача любому бы глотку порвал, ибо надежные товарищи на дороге не валяются. А за то время, что Грач был в Зоне, он показал себя исключительно надежным, в отличие от того же Коршуна. Коршун все-таки свою кликуху не зря получил, для него все окружающие были только жертвами. Хоть и пытался он прятать свою хищническую сущность, но она то и дело брала верх, вырываясь из-под контроля сталкера. Крюгер все ждал, когда же Грач спросит его о том, что с ним приключилось, и потребует подробностей. Но вопроса так и не последовало. Сначала это сильно удивило Крюгера, но потом вдруг до него дошло, что, возможно, это доверие – доверие без вопросов и оговорок. От этого внезапного озарения Крюгер замер. Грач не сразу заметил, что шедший рядом Крюгер остался торчать столбом посреди дороги, а когда заметил и обернулся, то Крюгер уже пришел в себя и снова зашагал к бункеру Сидоровича. На душе у сталкера потеплело, и он готов был от избытка чувств крепко обнять Грача, но боялся, что тот не правильно поймет и засветит ему в глаз, прежде чем Крюгер успеет объяснить, что он не имел в виду ничего этакого.
С другой стороны, если бы Грач решил взять с собой Андрюху, Крюгер не стал бы возражать. Хотя бы потому, что тогда мог бы быть уверенным, что парень вернется живым, а заодно и слегка поумневшим – после первого более или менее глубокого рейда в Зону практически у всех выветривалась из головы романтика, словно ее и не бывало. Оставалась только суровая действительность, а она мало кого привлекала. И многие бывшие романтики возвращались на большую землю живыми и здоровыми, поняв, что ничего привлекательного в жизни в Зоне отчуждения нету. Хотя были те, кто навечно упокаивался в Зоне. Почему-то такой судьбы для Андрюхи не хотелось, и Крюгер мучительно пытался понять, а какого хрена, собственно, его так взволновало то, что станет с этим парнем? Может быть, просто у него давно не было напарника? Из Андрюхи мог бы получиться неплохой сталкер, если лишнюю дурь выбить. Правда, на это требовалось немного времени и терпения.
Поток мыслей прервался только когда в бункере послышался голос незнакомого сталкера. Приятели переглянулись, и нерешительно потоптавшись у входа, решили немного обождать в сторонке. Все-таки нарываться на неприятности у Сидоровича не стоило, во-первых, этот жмот мог в наказание такие цены взвинтить, что мама не горюй, а во-вторых, незнакомый сталкер наверняка тоже не из лохов, так что и с этой стороны можно было огрести ненужных проблем.
Логичнее всего было переждать: как правило, у Сидоровича никто долго не задерживался, обмен товар-деньги-товар совершался быстро, а после этого торговец быстро вышвыривал покупателя на улицу. Он вообще мало с кем церемонился, но если такое и случалось, то причину такого поведения не знал никто.
Сталкеры скрылись за развалинами ближайшего дома и приготовились ждать появления незнакомца. Когда тот, наконец, вышел из бункера, Крюгер впился в него взглядом, стараясь запомнить все – лицо, поворот головы, походку, жесты, заодно оценивая экипировку и оружие. Это могло пригодиться в будущем, фотографическая память ни разу его не подводила.
- Ты когда-нибудь с ним сталкивался?
Грач отрицательно мотнул головой, так же пристально рассматривая незнакомого сталкера.
- Пошли, пока еще кто-нибудь к барыге с визитом не пожаловал, – Грач толкнул в бок Крюгера, когда незнакомец удалился на почтительное расстояние. – А торчим тут, как неприкаянные.
Передав торговцу список необходимых инструментов и медикаментов для Доктора, Крюгер продал артефакты и тут же отсчитав половину, оставил ее у Сидоровича с наказом передать деньги Доктору, как только появится возможность это сделать. Барыга хоть и был страшный жмот, но в одном ему можно было доверять – он никогда и ни при каких обстоятельствах не пытался надуть Доктора. И если его просили что-то сделать для него, то он это делал.
Вторую половину денег Крюгер собирался потратить на патроны, когда Сидорович неожиданно подорвался с места и, нырнув в каморку позади своего кабинета, вытащил на свет солидных размеров брезентовый мешок, бухнул его на стол, сверху бросил пару Глоков, один из которых раньше принадлежал Крюгеру, а второй – Коршуну.
- Тут один тип заходил, просил передать тебе вот это барахло, и записку оставил…
- Хм, - буркнул Крюгер, пряча в карман записку. – Не тот ли тип, что недавно от тебя ушел? Как его зовут, кстати?
- Нет, только что у меня Дьявол был, но это не он припер сюда твое барахло. Этот просто за аптечками заходил, а того типа я впервые видел. И он не захотел представляться. А что у тебя за дела с ним? – словно невзначай поинтересовался торговец, плохо пытаясь скрыть любопытство.
- А я почем знаю? – удивился Крюгер. – Сам же сказал, что тип не представился. А телепатией я пока не обладаю.
- Так ты записочку то почитай, глядишь, и все разъясниться…
- Почитаю, почитаю, - ухмыльнулся Крюгер. – Как только найду место тихое и спокойное, так сразу и почитаю.
Сидорович нахмурился, уставившись на Крюгера тяжелым взглядом.
- Да что не так? – удивленно развел руками Крюгер. – Ты что-то знаешь, но не говоришь?
- Ничего я не знаю, - отмахнулся Сидорович. – Тут работенка намечается, хотел тебя с Грачом попросить никуда не отлучаться из деревни, пока все не проясниться. А там глядишь, может ты и согласился бы взяться за задание – оплата будет щедрая… Но если у тебя другие дела, то придется искать замену.
Наигранное огорчение в голосе торговца развеселило Крюгера. Торговцу явно не терпелось узнать, что за дела Крюгер проворачивает, но поскольку Крюгеру скрывать было нечего, то поиграть на нервах барыги он считал делом чести.
- Не знаю, не знаю, - Крюгер задумчиво пошкрябал пальцами щетину. – Щедрость она разная бывает, если бы я был уверен, что… - фразу он не договорил, заговорщицки подмигнув торговцу.
- Даже не сомневайся!
Уже на выходе из бункера Крюгер вспомнил, что патронами так и не закупился – записка от неизвестного и брезентовый мешок словно память отшибли. Крюгер поудобнее перехватил мешок, и дождавшись, когда Грач вылезет из бункера, сказал:
- Что-то не нравится мне эта конспиративность. Пошли, что ли, взглянем, что мне тут оставили. Если, конечно, тебе интересно, что там внутри.
Грач пожал плечами, но за товарищем пошел, на всякий случай.
Они зашли в пустующий, и расположились на полу комнаты, друг на против друга, положив между собой брезентовый мешок. Крюгер первым делом развернул записку, прочел, почесал в недоумении затылок.
«Коршун получил сполна».
Ни подписи, ни пояснений.
Неприятный холодок пробежал по спине – кроме Крюгера и Коршуна никто не знал, что случилось на самом деле. Вернее Крюгер так думал до этой минуты, но, видимо, это было не так. Кто-то знал не меньше, и этот кто-то стал незримым мстителем.
- Хрень какая-то… - буркнул Крюгер, поежившись.

2011-01-17 в 11:21 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Напарники быстро собирались в обратный путь. Тень наскоро перечесал волосы в короткий хвост, с неудовольствием отметив, что пора бы уже и помыться, одел броник, пыльник и рюкзак, подхватил чехол со снайперкой и "Вал". Уже собравшийся Шалый проверял почту, тыкая в кнопки ПДА.
Однако не успели напарники выкатиться за границу деревни, как их перехватил Волк, неспешно вывернувший из-за полусгнившего плетня.
- Поздорову, мужики!
- Виделись, - немного удивлённо откликнулся Тень. Шалый уставился на матёрого одиночку коронным немигающим взглядом. Особой дружбы с нянькой желторотиков они не водили.
- Мужики, вас Сидорович просил заглянуть. Говорит, работёнка есть, - Волк прикурил беломорину, пристально глядя на друзей.
Тень словно заледенел внутри, предчувствуя нехорошее.
- Мы только ему документы притаранили, хотим после ходки в баре отоспаться. Имейте совесть! - снайпер развернулся обратно и уже собрался уйти, как его догнала фраза Волка, брошенная спокойным голосом:
- Ты же неглупый мужик, Тень. Зайди к Сидоровичу и скажи это прямо, чего с ним отношения портить? Вы хоть на Кордон забредаете, слава богам, редко, но чем Зона не шутит?
Пару секунд снайпер буравил одиночку взглядом, затем сплюнул и зашагал обратно, к бункеру барыги.
К Сидоровичу Тень буквально влетел, не касаясь берцами ступеней, и кипя от гнева.
- Поздорову, уважаемый! - последнее слово снайпер чуть ли не прошипел, если вообще можно прошипеть слово с одной шипящей согласной.
Однако торговец не обратил внимание на закипающего, словно чайник, одиночку. Расплывшись в маслянной улыбке, барыга начал вещать:
- Поздорову, касатики! Рад, рад, что вы не ушли ещё! Работёнка подвернулась для вас небольшая, но как раз для вас!
- Небольшая работёнка подразумевает небольшую прибыль, - мрачно буркнул снайпер.
- Ну что ты, Тень! Как можно! Оплата будет достойной!
- Насколько... достойной?
Сидорович наклонился вперёд, навалившись необъятным пузом на прилавок и заговорщицки прошептал:
- После ходки получите столько бабла, что сможете спокойно удалиться за Периметр.
При этих словах у Тени слегка дёрнулась бровь, лицо сталкера словно закаменело.
- Нам что, надо Монолит тебе принести? - голос снайпера всё же прозвучал ровно и немного насмешливо.
- Ой, не смеши, касатик! - торговец сморщился, словно лимон разжевал. - Кому сейчас нужна эта эфемерная глыба, кроме законченных романтиков и дураков? Это будут настоящие деньги, хватит по гроб жизни десяти таким, как мы.
- Так что делать-то надо? - прервал поток словоизлияний Тень.
- Вот что, мужики! Или вы соглашаетесь, или нет. Полробности я вам после изложу, - осторожно начал Сидорович, однако был прерван насмешливым фырканьем снайпера.
- Ха! Ты хочешь, чтобы мы вслепую согласились сунуться туда, куда слепая собака х.. хвост не сунет?
Торговец печально вздохнул. Провести матёрых одиночек, конечно же, не получилось, но попробовать-то стоило.
- Короче, дело такое. Нужно заявиться в Припять. У меня есть точные координаты одного места, где вам нужно будет собрать информацию. Всё, что найдёте, документы из сейфа, его место нахождения я вам на ПДА скину, флешки, диски, в общем, всё, что будет валяться на месте.
Снайперу показалось, что ему в живот вцепилась ледяными когтями химера.
- Это... это ты из тех документов узнал, что мы принесли? - вопрос звучал скорее как утверждение, поэтому Сидорович не стал хитрить и кивнул.
- Мы отказываемся, - голос Тени прозвучал, как лязг затвора АК.
Торговец всполошился, однако внешне этого не показал, всё так же медово улыбаясь.
- Ой, зря, касатики! Да и пойдёте не одни, я вам в помощь троих отряжу! - "Главное, чтобы эти трое о такой формулировке не узнали".
- Мы отказываемся, - повторил снайпер с теми же интонациями.
Однако внезапно произошло то, чего не ожидал никто - в разговор внезапно вмешался Шалый. За два года совместных ходок все уже настолько привыкли, что в тандеме одиночек говорит Тень, что некоторые сталкеры считали великана немым.
- Нам надо поговорить, - безапелляционно заявил бродяга, хватая напарника за руку и утаскивая обратно в предбанник. Плотно прикрыв дверь, Шалый наклонился и прошептал в ухо друга:
- Соглашайся.
- С хуя ли? - рявкнул Тень, пытась отскочить от напарника, однако тот поймал его за локоть и притянул обратно. Если воспитанник интеллигентной семьи начинал материться, то это означало, что он ослеплён яростью, но Шалый не оставил попыток достучаться до его сознания.
- Не глупи. Ты сможешь отомстить. Или найти что-то интересное. Кто сказал, что ты не можешь прочитать материалы раньше Сидоровича?
- А вдруг это не она? Вдруг это вообще старый заброшенный бункер? Да и не хочу я мстить, спасибо, что жив остался, больше в осиное гнездо не полезу, - яростно, но тихо зашептал снайпер.
- Вряд ли... За тайны СССР столько денег не отвалят, а вот за свежую информацию... - Шалый ухмыльнулся. - А отомстить могу и я.
Снайпер замер, напряженно обдумывая ситуацию. С одной стороны, конечно, сталкер уже два года как даже думать о Припяти себе запрещал, а с другой... кто знает, какую полезную информацию они смогут добыть? Цель оправдывала риск, в этом Тень не сомневался. Если бы он ещё был точно уверен в том, что найдёт именно то, что ищет...
- А тебе-то какой резон туда переться? - буркнул сталкер.
- А я давно мечтал на мёртвый город посмотреть, - Шалый широко оскалился. - Между прочем, в прошлый раз именно ты мне помешал наслаждаться его красотами.
Тень раздражённо фыркнул и первым зашёл обратно к Сидоровичу.
Торговец сидел, словно на иголках, и изнывал от любопытства.
- Ну что, касатики? - спросил он, не успел снайпер и порог переступить.
- Сколько?
Барыга просиял и назвал сумму. Внутренне Тень присвистнул, однако рожу скорчил кислую.
- Я что, грузчиком у тебя нанимаюсь? - и махом удвоил пердложение.
Некоторое время Сидорович и снайпер ожесточённо торговались, а Шалый украдкой позёвывал, ради развлечения вспоминая воинский устав. Наконец, спорщики церемонно пожали друг другу руки.
- Нужен аванс, идти на Припять надо подготовленными. И кстати, ты говорил, что мы отправляемся не одни?
- Будет тебе аванс, вымогатель! А в напарнички я вам прочу Грача, Крюгера и Дьявола, - ловко вывернулся барыга, замолчав о том, что не все ещё согласны.
Друзья переглянулись.
- Писец, - коротко и ёмко прокомментировал Тень, представляя рожи двух сталкеров, с которыми они встретились у бандитской базы, когда они узнают, с кем им придётся переться в поход на мёртвый город.
***
Напарники выбрались наружу. Тень бухтел, не переставая, жалуясь всему миру на нерадивого напарничка-психа, который подписал его на массовое самоубийство, Шалый, как всегда пропускал его ругань мимо ушей.
Войдя в деревню обратно, напарники опустились у костра, перед которым сидела ещё парочка одиночек, дабы дождаться остальных участников похода. Снайпер попросил у одного из них гитару, тонкие пальцы коснулись струн ласковым перебором:
- На чужих берегах - переплетение стали и неба,
В чьих-то глазах - переплетение боли и гнева;
Эй-ох! - взрезаны вихри узорами крылий;
В вое ветров мы слышали песни последних валькирий.

2011-01-18 в 22:17 

Elstiks
- Знаете, что всех спасёт? Члены. (c)
Улыбка торговца сразу спала на нет.
- Ты тут каким выбросом?!
- А вот сейчашним. Он, правда, уже закончился, но и всё-таки.
- Чего тебе? – недовольно отозвался Сидорович
- А чего так грубо?! – рявкнул на него Дьявол. – Мне бы аптечку, ну, и есть задания, какие либо, а то скучно стало в Зоне.
- Аптечка – 100 рублей, - не успел торговец договорить, как сталкер приблизился и стукнул кулаком по столу.
- Сто рублей, охренел?!
- А ты мне тут по столу не стучи, сталкер!
- Да я сам, лично, своими руками, придушу тебя. Тридцать рублей! – гаркнул Дьявол, сверкнув глазами.
Сидорович только хотел встать и возразить, как в лицо уставилось дуло “Вальтера”.
- Сидеть, - скомандовал сталкер.
- До сих пор остался этот командный характер после твоей исчезнувшей группировки, - ехидно улыбнулся торговец, и плюхнулся в кресло. – Вот аптечка, 50 рублей.
Он кинул на стол оранжевую коробочку.
- И есть тут одно задание. Подробности пока не обговорены, но ты пойдёшь не один. Ещё сталкеры будут, тебе не знакомые.
Дьявол кивнул, и, порывшись в карманах, выудил кошелёк, с рисунком необычного глаза. Развернув его, он положил на стол пятьдесят рублей, взяв аптеку.
- Подойду позже, - произнёс сталкер и поспешил удалиться.
Выйдя из комнаты, он наткнулся на сталкеров в коридоре. Не обратив на них внимание, он прошёл мимо, и стал подниматься к выходу по лестнице.
Дьявол только вышел на улицу, и осмотрелся. Не заметив ничего, что заинтересовало бы его, он зашагал в деревню одиночек, в надежде отыскать там Волка. Одиночка же просто так не отделается от него .

2011-01-19 в 00:40 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
"В очередь, сукины дети, в очередь..." - мрачно думал Грач, поднимаясь по ступенькам вслед за Крюгером, дабы подождать своей очереди в ближайшем развалившемся домике. Устроившись там, и удобно привалившись спиной к Крюгеровой спине, он смотрел, как выползают из схрона сталкеры, как они разбредаются по деревне. От костра, бывшего центром стоянки, уже доносился смех, обрывки разговоров, тянуло густым табачным дымом, кто-то уже принялся настраивать гитару, оглашая окрестности истошным треньканьем. Кто-то уходил отсыпаться, кто-то присоединялся к веселой компании - обычная жизнь обычного сталкерского поселка снова вошла в колею.
Грач едва не задремал, пригревшись на чужой спине, когда почувствовал, как локоть Крюгера тычется ему в бок. Подпрыгнув, он обернулся, и увидел причину их ожидания, бодрым шагом выходящую из логова Сидоровича.
- Ты когда-нибудь с ним сталкивался? - на тихий вопрос Грач отрицательно мотнул головой. Предрассветные сумерки не способствовали остроте зрения, но даже увиденного Грачу хватило, чтобы признать сталкера (по росту и выправке напоминавшему долговца) незнакомым. Вместе с этим осознанием, где-то в глубине души шевельнулась привычная настороженная враждебность: очень редко Грач принимал людей с первого взгляда. Исключениями стали лишь Крюгер, да Вьюр - тот, что вытащил Грача из самоубийственной хандры и вверг его же в грандиозный запой, дав ему сил жить дальше.
Шевельнулась вражда - и затихла, когда незнакомец удалился.
Грач вернул Крюгеру тычок в бок, и оба сталкера, грохоча берцами, наконец спустились в вожделенный бункер.
Пока Крюгер улаживал свои дела с Сидоровичем, Грач стоял, слившись со стенкой, и скучающе разглядывал до тошноты знакомую обстановку бункера. Интересней стало, когда торговец, вдруг засуетившись, бухнул перед Крюгером объемистый мешок и вручил ему записку, вполголоса что-то объясняя. Уловив краем уха "Тут работенка намечается, хотел тебя с Грачом попросить никуда не отлучаться из деревни...", сталкер усмехнулся про себя, но виду не подал, продолжая терпеливо ожидать.
Против его ожиданий, Крюгер вышел из бункера, так ничего и не купив. Поглядев вслед задумчивому товарищу с мешком на плече, Грач легонько хмыкнул, и повернулся к Сидоровичу, выжидательно смотревшему на него.
Как выяснилось, у Сидоровича как раз был заказ на "Медузу", которую, по случайности, Грач ему и принес, получив оплату чуть ли не вдвое больше, чем обычно. "Цветок" и "Выверт" пошли по стандартной цене, но вырученного вполне хватило для пополнения боевых запасов. На этот раз, помимо обычных патронов для АК, Грач взял натовские патроны, и несколько Ф-1 для полного счастья. Гранаты он любил, и пользоваться ими умел.
- Так что думаешь-то... насчет задания? - осторожно начал торговец. Говорить с Грачом он не любил: слишком колючим и неприветливым был этот тип, хоть и таскал ему артефакты с завидной регулярностью.
Грач помедлил с ответом, укладывая коробки с патронами в рюкзак.
- Мне уже нечего терять, - бросил он, шагнув за порог. - Вернусь чуть погодя. Бывай, Сидорович.
- Позёр, - хохотнул торговец, когда за Грачом захлопнулась дверь. - Что ж, трое - уже толпа.
***
-...дай-ка сюда, - Грач выхватил у приятеля мятый кусочек бумаги, и, хмурясь, вчитался в те несколько слов, что были там написаны. "Коршун получил сполна" - весть, конечно, радостная, но Грач предпочел бы открутить подонку голову собственными руками. Или, по крайней мере, на пару с Крюгером, чтобы было честно.
- Видать, кто-то на вас из кустов любовался, - сделал вывод Грач.
- Не было там никого, - махнул рукой растерянный Крюгер. - Зуб даю, на километр вокруг - ни души.
Грач завис над письмом на пару минут, бессильно пожал плечами, и вопросительным кивком указал на нераспакованный мешок поодаль. Крюгер понял его без слов, вытряхивая таинственное содержимое.
Головной фонарь. "Беретта". Пара детекторов последней модели. Старый, видавший виды бинокль. Потертая синяя флэшка. Одинокая граната для подствольника. Неизбежные аптечки, несколько пачек антирада, одна - початая. Следом выкатились несколько банок энергетика. Последним был извлечен почти новый Акм 74/2у с глушителем, и запечатанная упаковка с надписью "Носки мужские, хлопчатобумажные". Обозрев выросшую перед ними кучу барахла, Грач поднял глаза на Крюгера... и широко улыбнулся, что случалось с ним не чаще раза в неделю.
- Снарягу вернули, верно, бродяга? Я твой бинокль ни с каким другим не перепутаю. И что, все это барахло ты на себе таскал?...
Со стороны дверного проёма донеслись тяжелые шаги и деликатное покашливание.
- Крюгер, - низкий голос Волка заставил их обернуться. - Тебя Сидорович хочет. Загляни поговорить, старикан будто на гвоздях сидит.

2011-01-19 в 05:56 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
- Спасибо, Волк, сейчас подойду, я все равно к нему собирался - забыл патронов купить…
Крюгер перевел взгляд на рассыпанное по полу барахло – бинокль был действительно его, тут Грач прав. Аптечки и антирад тоже вполне могли быть его – в том рейде Крюгер закупил побольше этого добра, на всякий случай. Энергетик Крюгер не любил, но иногда таскал с собой пару банок, благо они много места не отнимали, но в том рейде энергетика у него не было. Носки вообще были на пару размеров меньше, чем носил Крюгер, зато, кажется, походили по размеру Грачу. Впрочем, эта мелочевка его мало интересовала, он с напряженным вниманием разглядывал автомат, очень похожий на тот, что был у него самого, но только слишком новый – его собственный был сильно потрепан в последнем рейде, и к тому же сгинул в пламени жарки – той самой, в которой чуть было не поджарился и Крюгер. Собственно он и спасся благодаря тому, что пожертвовал своим автоматом – а что было потом, он не помнил, когда очнулся, то уже загорал на койке у Болотного Доктора. Сам Доктор наотрез отказался сообщить ему имя того, кто его принес для лечения, лишь сказав, что сталкер пожелал остаться неизвестным.
А теперь Крюгер смотрел на новенький АКМ и мучительно раздумывал, не будет ли плохо, если он сменит свой Абакан на АКМ. В конце концов, у оружия мог найтись хозяин.
- Слушай, Грач, - вздохнул Крюгер, устав бороться с самим собой. – Как думаешь, вот если часть барахла чужое, то… получается, что его хозяева мертвы, так? Или нет?
Грач с любопытством взглянул на приятеля.
- Надо полагать, что мертвее не бывает.
- Я просто к тому, что за мелочевку, если что, никто особо воевать не будет…
- Блин, Крюгер, если ты про АКМ, то бери уже его и перестать любить мне мозги! – раздраженно рявкнул Грач. – И вообще, знаешь, что я думаю? Я думаю, что это чужое барахло осталось от тех, кого Коршун как тебя… того… обуть пытался.
- С чего ты взял, что Коршун кроме меня еще кого-то обул?
Грач вздохнул и прикрыл на секунду глаза. Он часто так делал, когда внутри него бушевали сильные эмоции, и чтобы немного снизить их градус, Грач старался чуть-чуть выждать, прежде чем выплеснуть их наружу.
- Бляяяя, - протянул Грач, и снова вздохнул. – Крюгер, если бы ты сегодня водки жрал поменьше, то мозги у тебя работали не в пример быстрее. Ну, сам посуди – тебе возвращают мешок с барахлом, половина из которого, как ты говоришь, не твоя. К ней прилагается записка, из чего можно понять, что Коршуна пришили не за красивые глаза, а за дело. И к тому же ты вряд ли можешь похвастаться, что имеешь высокого покровителя, - Грач гнусно хихикнул. – Короче, мой вердикт: Коршун помимо тебя пришил еще кого-то, кто как раз таки таким покровительством обладал. Правда, в этом случае все равно не понятно, с какого перепугу он в Робин Гуда заделался. Ведь вполне мог и себе все трофеи оставить.
- Мегрэ ты наш, - одобрительно хмыкнул Крюгер.
- Шерлок Холмс, - оскорбился Грач, и вытянул из кучи «Берету».
- Слушай, возьми ее себе, - Крюгер продемонстрировал Глок 17 и армейский пистолет 6П35. – Мне «Беретта» ни к чему.
Быстро поделив барахло на две примерно равные кучи, Крюгер одну кучу пододвинул к Грачу.
- Вот что хочешь, то с этим барахлом и делай, хочешь продай, хочешь выброси…
Крюгер положил на колени АКМ и любовно провел по нему пальцами.
- А этого красавца, я так и быть, возьму себе…
- Ладно, хватит сопли развозить, там Сидрыч уже заждался, небось.
- Кстати, да, - встрепенулся Крюгер. – Он чего-то там про работу гундел… Пойду-ка ему Абакан спихну, да патронами разживусь. Если и в правду дорога дальняя светит, то лучше бы чтоб запас был приличный. И, кстати, работу он вроде нам обоим обещал, но почему-то позвал только меня. Пошли вместе!
- Иди один, - махнул рукой Грач, - раз тебя звал, значит, хочет наедине с тобой побалакать. Небось уже извелся весь, строя догадки, что там у тебя в мешке было. Хотя удивительно, что он нос в него не сунул, пока тебя дожидался. Потом расскажешь, о чем треп был…
Грач вытянулся на полу, закинул руки за голову и уставился в потолок, насвистывая под нос какую-то песенку. Крюгер быстро собрал шмотки в рюкзак, привычно утрамбовав все так, что рюкзак казался полупустым и быстро направился к Сидрычу.
Обратно Крюгер вывалился слегка ошалевший и от предложенной суммы, которую он смог удвоить, потому как давно знал о привычке барыги занижать цену, и к тому же страстному любителю поторговаться, и от того, что узнал, с кем им придется топать в рейд. Второе обстоятельство его раздосадовало – мало того, что Шалый и Тень и так вызывали подозрения, так еще на к ним и Дьявола прикомандировали, а этот чувак вообще для них пока был темной лошадкой.
Крюгер нырнул в дом, где он только что с Грачом разбирал барахло, но того уже в доме не было. Почесав в затылке, Крюгер решил, что Грач, не дождавшись его, пошел в деревню, откуда доносились тихие гитарные переборы и смех сталкеров, сгрудившихся у костра. Как оказалось, Грач действительно сидел на корточках у костра, протянув ладони к огню, и слушал очередную байку, посмеиваясь над наивностью парнишки, ее рассказывавшего. Завидев Крюгера, он неспешно поднялся и подошел к товарищу.
- Ну и? – поинтересовался приятель, глядя, как Крюгер пытается справиться с одурелым выражением лица.
- Не, ты прикинь, чего Сидрыч предложил, - сказал Крюгер, и в точности передал ему разговор у торговца.
На секунду лицо Грача вытянулось, но он быстро взял себя в руки.
- Вот, значит, какая у нас компания… Ну что ж, пошли поищем этих кренделей, да договоримся о времени выхода…

   

Ролевая игра в формате соавторства

главная