16:05 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Игроки: Зоич, шут, Kristi aka Chaos, Метирис, kassara

Жанр: слеш (возможен, но не обещан)

Минимальный размер поста: ???

Возможность дополнительных игроков: пока игра не ушла слишком далеко добавление игроков возможно. Далее по договоренности.

Комментарии, не относящие непосредственно к игре, НЕ принимаются.

Песочница - для тех, кто хочет пообщаться с соавторами игры, что-то спросить, внести свои предложения, покидаться в авторов тухлыми помидорами, или распить с ними бутылку водки. А так же тут можно отслеживать диалоги соавторов друг с другом и получать представления о том, как дальше будет развиваться игра. Любые пожелания и критика приветствуются, если они конструктивные.

Творчество игроков:


От Зоич, шут:

Семейное фото в рамочке (осторожно, большое)

От Метирис:
Шалый
Крюгер (пока еще Август)
Грач
Тень
Дьявола я пока не дорисовал, но обещаю исправиться))

URL комментария

От kassara:

читать дальше

Комментарии
2011-01-19 в 10:37 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Тень играл уже десятую песню, прерываясь только на то, чтобы глотнуть воды, а заскучавший Шалый стал подумывать о том, чтобы придремать на таком редком для Зоны солнышке, когда от костра к сидевшей в отдалении компании "меломанов" отделились две фигуры.
"Идут, красавцы", - прищурился Шалый, мигом сбрасывая сонное оцепенение. Сталкер подобрался, кинул взгляд на снайпера. Напарник намёк понял, однако петь, аккомпанируя на старой гитарке, не прекратил.
- Обернуться бы лентой в твоих волосах...
Крюгер с Грачом остановились рядом с компанией, однако не успели приятели ничего сказать, как в игру вступило новое действующее лицо. К группе одиночек подошёл высокий сталкер, мельком виденный Шалым в бункере во время выброса. Ясные глаза оббежали всех присутствующий и вольный бродяга произнёс:
- Здорово, мужики! Мне Волк сказал, что здесь я найду Шалого и Тень?
Снайпер резко оборвал игру, вдарив по струнам так, что все присутствующие поморщились от резкого звука.
- Поздорову... уважаемый. С кем имею честь разговаривать и по какому поводу?
- Меня зовут Дьявол, - с этими словами одиночка протянул Тени руку. - Волк сказал, что бы я шёл на звук мучимой кошки - там обязательно найдётся Тень с гитарой, а рядом точно будет дрыхнуть Шалый.
- Тень, - ответил снайпер, поднимаясь и пожимая протянутую конечность. Взгляд его на миг стал острым, но после засветился привычным дружелюбием.
- Это Шалый, - высокий сталкер повторил манёвр напарника, - А Волку надо пару раз стукнуть в бубен, дабы отличал мучения кошки от музыки. Отойдём, поговорим? И вы, мужики, - Тень повернулся к Крюгеру с Грачом, - с нами, как я понимаю?
Грач кивнул, и пятеро сталкеров прошли к крайнему дому, стоящему немного наособицу, расположились на веранде.
- Ну что, уважаемые, все согласились на задание Сидоровича, - осведомился снайпер и пытливо оглядел собравшихся.

2011-01-20 в 21:21 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Пока Крюгер толковал с Сидоровичем, Грач улучил момент, чтобы подготовиться к ходке. Почему-то он не сомневался, что бродяга согласится на авантюру, предложенную торговцем… в чем бы она ни состояла. Награда, судя по всему, обещала быть на редкость крупной – а какой сталкер откажется от такого дела? К тому же, сталкер столь же любопытный, как Крюгер?
Еще когда Труба был жив, братья сделали небольшую общую нычку, дабы складывать туда добытое ценное, но пока не пригодившееся добро. Грач с грустью поглядел на старый «Чейзер» (Труба, в отличие от брата, обожал дробовики), переложил плотную кожаную куртку черт знает какого размера (Труба по объемам не уступал Шалому, если не превосходил), и достал из-под нее немецкое чудо – ГП37, найденную братом в схроне где-то возле Темной долины. Сталкер влюбился в нее сразу же, едва взяв в руки и сделав первый выстрел, но в недалеких вылазках предпочитал все же АК: и легче, и патроны дешевле.
Однако ходка их обещала стать нелегкой, запасное оружие не помешает. Грач ласково погладил автомат по рукояти, и занялся утрамбовкой патронов в рюкзак.
Сборы заняли не больше получаса. Грач нашел время даже соскрести щетину с лица: вожделенная когда-то борода наотрез отказывалась расти, останавливаясь на отметке «недельная небритость», чем повергала хозяина в непреходящее раздражение от уколов острых волосков. Облачившись в привычный сталкерский комбез и затянув ремни рюкзака, Грач закинул за спину ГП, и в последний раз оглядел свое гнездо, вспоминая, не забыл ли, как обычно, что-то важное. Ничего важного не вспомнилось, и он, на автомате засунув в карман флешку, принесенную Крюгером, вышел искать товарища.
Не обнаружив его среди бродивших по лагерю сталкеров, Грач сел у костра: как разберется, сам отыщет. Он полусонно слушал молодого Змия, травившего очередную бородатую байку, слегка дурея от множества голосов, табачного дыма и тепла огня, согревавшего озябшие пальцы.
Толчок в плечо едва не опрокинул сталкера носом в огонь. Крюгер подошел сзади, и теперь активно утягивал Грача за локоть в сторонку, явно собираясь что-то рассказать. И, как понял Грач, посмотрев ему в лицо, не очень-то приятное.
Да, новость оказалась та еще. Грач минуты две моргал, пытаясь переварить ее, после чего тихо взвыл «Твою мать», и прикрыл глаза рукой. Крюгер сочувственно похлопал его по плечу.
- Судьба у тебя такая, мужик. Не ссы, прорвемся.
- Ладно, пошли, что ли, искать этих кренделей, - вздохнул Грач. – Вот напарничков-то привалило…заклевал бы.
… «А вот это, наверное, Дьявол» - отметил про себя Грач, когда к веселой компании быстрым шагом подошел давешний, виденный у Сидоровича, сталкер. Наконец вся будущая команда была в сборе, начались первые рукопожатия.
- Грач, - бросил через плечо сталкер, шагая за Тенью к разрушенному дому, куда потянулись все пятеро, чтобы обсудить задание и план его выполнения. – Крюгер, - кивнул он на старшего; тот улыбнулся, и получил в ответ такую же хитроватую улыбку.
Грач даже не понял, что вызвало у него большее раздражение: сам оратор, его извечное «уважаемые», или вопрос, ответ на который был очевиден. Но, памятуя недавнюю болезненную реакцию на свои речи, он благоразумно запихал злость поглубже, поправил автомат на плече, и негромко сказал:
- Все согласились, договорились, и все уже решили, дражайший Пе...то есть, Тень. Давайте же немедля обсудим наши цели и план действий, и наконец-то уже покинем этот долбаный Кордон.
Совет и объяснения не заняли и десяти минут (Грач, еще не уходивший дальше Свалки, мысленно присвистнул и поёжился, узнав, куда им предстоит попасть). На одиннадцатой минуте еще пока совсем не дружная пятерка, держа курс на север, ровным шагом уходила от лагеря новичков, что постепенно скрывался за деревьями и кустарником.
Оглядываться назад - плохая примета. Но Грач оглянулся.

2011-01-20 в 21:24 

Elstiks
- Знаете, что всех спасёт? Члены. (c)
Задание было получено, и это главное. Теперь осталось дождаться всех остальных членов команды, и можно отправляться в путь. Но, пока, эта самая команда набиралась, Дьявол решил скоротать время за чем-нибудь ещё, а точнее с кем-нибудь ещё.
Мужчина остановился как раз у подвала, в деревне одиночек. Это был собственный подвал Волка, где он ночевал, ел и трахался с кем-нибудь. Волк был хорошим учителем для новичков в Зоне. Он рассказывал им что-то новое, из аномалий, артефактов, мутантов. Показывал окрестности Зоны. А так же в водил всех в курс дела по одной очень хорошей штуке в Зоне. То, что тут одни мужики. Некоторых Волк даже учил, так сказать, ебаться. Хотя, Дьявол ещё не видел ни одного зелёного сталкера, который бы уложил Волка в кровати. Хотя, может такое и было, но не при Дьяволе.
Сталкер, недолго думая, решился, всё-таки, спуститься внутрь. Оказавшись в маленьком холле, мужчина приложил руку к деревянной двери, за которой находилась комната одиночки. Всегда, прежде чем зайти, нужно постучатся, что бы случайно не сорвать, чью либо идиллию. Дьявол не всегда повиновался этому правилу, но сразу после этих мыслей он постучался в дверь. В ответ ничего не послышалось, это могло свидетельствовать только об одном – Волка там нет. Так как если бы одиночка в комнате, сейчас, “учил” новичка, то это было бы слышно по несдерживаемым крикам юного сталкера, не привыкшего ещё, к таким подаркам Зоны. Дьявол только собрался уходить, как щёлкнул замок, и дверь распахнулась. Перед сталкером предстал, во всей своей красе, Волк, одетый в свою повседневную форму. Хотя, какая из них была именно эта, Дьявол не знал, у Волка их было несколько. На голове, как всегда, был капюшон, скрывающий чёрные, коротко-стриженные волосы мужчины. Лицо было, даже, слишком серьёзное. Что-то Волк перестарался, пытаясь сделать себе самый, что ни на есть, хладнокровный вид.
- Добрый день, Волк.
- Добрый, - равнодушно ответил одиночка.
- Пока Сидорович набирает ребят для очередного задания, в которое, кстати, я тоже вхожу, я решил заглянуть к тебе, скоротать время. Ты же не против? – слащаво улыбнулся Дьявол.
Вопрос был похож на утверждение. Волк нахмурился, и отошёл в сторону, приглашая сталкера внутрь.
Комната одиночки была, довольно, уютна. Ничего лишнего, что мешало бы проходу. Никаких статуэток, никаких картин, висящих на стене. Только кровать, придвинутая к дальнему углу, немного левее двери, стол, стоящий прямо у самого выхода, но не мешающий проходу, и огромная тумба, на которой стоял маленький радиоприёмник, и пустые контейнеры для артефактов. Не смотря на то, что одиночка, по сути дела, должен был хранить какие-то отдельные вещи, снарягу, для новичков, комната была убрана и чиста, будто её помыли.
- Я хотел спросить… - Дьявол не договорил, как Волк перебил его.
- Презервативы есть, смазка есть.
- О, так ты сразу приготовился. Значит, ты держишь меня за озабоченного? – наигранно возмутился Дьявол. – Просто у меня уже несколько недель не было секса.
- За озабоченного я тебя не держу, а вот для секса, тебе не мешало бы попасть в плен к военным. Они тебя и так, и сяк отделают, - улыбка озарила лицо одиночки.
- Ага, а потом пулю в лоб? Ну, уж нет, - покачал головой мужчина, скидывая рюкзак на пол, возле стола.
Оружие оказалось возле рюкзака, а костюм был уже, аккуратно сложен на свободном стуле.
Волк расстегивал пояс на штанах, когда его верх от костюма уже лежал на кровати. Тут, к одиночке сзади, приблизился мужчина, обвив его талию руками.
- Какой же ты нетерпеливый, Дьявол, - прорычал Волк, запутавшись с простым механизмом ремня из-за нахлынувшего возбуждения.
- Эх, да, я такой, ничего не могу с этим поделать.
Дьявол легко расстегнул пояс на штанах одиночки, и, вытащив его, бросил на кровать, расстёгивая штаны мужчине. Немного приспустив штаны Волка, Дьявол провёл руками по его упругой заднице, и сжал ягодицы.
- Всегда дивился твоей попкой, - хитро улыбнулся сталкер.
Волк ничего не ответил, и хотел убрать руки мужчины, но тот оказался проворнее, запустил руки в трусы спереди, обхватив, тем самым, возбуждённый член одиночки. Сжав стоящий орган сталкера в руке, Дьявол прижался своей эрекцией к Волку, уткнувшись тому в плечо.
- Дьявол, - простонал, сквозь зубы, сталкер, и только поддался назад, сильнее прижавшись к телу мужчине.
- О, Волк, а ты и сам не прочь потрахаться, - усмехнулся Дьявол и впился в шею товарища.
Послышался негромкий стон, и одиночка кончил в руку сталкеру.
- Ты, что, уже всё? – с улыбкой, заметил Дьявол, отстранившись от мужчины.
- Я, между прочим, уже, достаточно, давно возбуждён. Ты хоть видел, с кем ты пойдёшь на задание? Я, почти уверен, что ты захочешь заняться с ними сексом, ну или, даже, займёшься. Кстати, там, у костра, тебя будут ждать Шалый и Тень, сталкеры, с которыми ты отправишся на задание - проговорил Волк.
Дьявол вздохнул и посмотрел на наручные часы.
- Пора, - мужчина отлип от сталкера и пошёл одеваться.
Волк резко развернулся.
- И всё? Ты не закончишь начатое?
- У меня нет времени, пупсик. Но я, обязательно, вернусь к тебе, и мы продолжим ворковать вместе, - пустил смешок Дьявол, быстро расправившись с одеждой. – Ладно, бывай, я пошёл.
И, даже, не дождавшись ответа, сталкер шмыгнул за дверь, а там поднялся по лестнице и оказался на улице. Вдохнув полной грудью радиационный воздух, мужчина, чьё лицо закрывала мародёрская бандана и капюшон, направился к костру, около которого уже толпились четверо.
- Здорово, мужики! Мне Волк сказал, что здесь я найду Шалого и Тень?
Дьявол осмотрел присутствующих оценивающим взглядом и поздоровался с Тенью, пожав ему руку и назвав свою кличку. После короткого разговора и смены области, был задан вопрос, на который Дьявол ничего не ответив, только кивнул, впившись взглядом в Крюгера.

2011-01-21 в 03:19 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Крюгер, прищурившись, наблюдал, как Грач, сдерживая раздражение, взял на себя миссию еще раз представиться и представить Крюгера для компании. Впрочем, переговоры прошли на удивление быстро и, поскольку, как оказалось, Тень и Шалый лучше всего представляют, куда именно они идут, то все сразу согласились, что Тень будет ведущим, а Шалый замыкающим. Дьявол встал сразу за Тенью, потом шел Грач, и уже следом за ним Крюгер, в затылок которому дышал Шалый.
Крюгер так и не понял, радоваться этому или нет. С одной стороны, такой порядок его устраивал – во-первых, парочка друзей оказалась на разных концах цепочки, во-вторых, замыкающему всегда было труднее, чем ведущему, но Шалый сам по себе внушал страх, и любому зверю сильно не поздоровилось бы, реши он напасть сзади. Так что за свой тыл в этом случае можно было не беспокоиться. Но с другой стороны, вполне можно было бы и пулю в затылок получить. В общем, Крюгер был в несколько раздерганных чувствах, и в который раз задавал себе вопрос, а на кой хрен он на все это безобразие подписался? Неужто его жадность одолела?
Первые два часа пролетели незаметно, группа двигалась в хорошем темпе, стаи слепых собак их не беспокоили – вблизи Кордона они были пуганными и на большие группы не нападали. Псевдоплоти и без того отличавшиеся трусостью быстро сваливали в сторону, зная, чем может кончиться стычка с вооруженными людьми. Но чем дальше продвигалась группа, тем опаснее и злее делались мутанты, да и псевдоплоти с собаками становились не самой главной проблемой людей. Чем ближе группа подходила к Свалке, тем большая вероятность была наткнуться на снорков, а это уже грозило серьезной проблемой – тварь даже в единичном экземпляре отличалась непомерной живучестью и невероятной прыгучестью. А если учесть, что они любили нападать целыми группами, то приходилось держать ухо востро, а глаза широко открытыми.
Еще одной проблемой для группы могли стать бандиты, численность которых за последнее время невероятно выросла. И откуда только эти сволочи брались? Методом почкования размножались, что ли? Сколько не коси их, а меньше их не становилось. А учитывая тот факт, что их группа недавно слегка проредила их ряды, то бандиты вполне могли затаить на них обиду. Ведь не факт, что никто не видел, как именно погибли те уроды, которых четверо из пятерки сталкеров навечно успокоили. В общем, куда ни кинь, везде клин. Вот и Грач, идущий перед Крюгером, в какой-то момент оглянулся, и Крюгер от досады чуть было не залепил приятелю подзатыльник – нефиг, блин, оглядываться, примета не хорошая даже на большой земле, а в Зоне тем более. Впрочем это было не разумно и Крюгер попытался запихать свою досаду куда подальше – сейчас они должны держаться друг друга, двое против двоих, не считая одиночки Дьявола, который вообще не понятно на чьей стороне. Вполне возможно, что он исключительно сам за себя, а может и нет, больно какой-то странный.
Когда до Свалки оставалось не более полукилометра, Тень внезапно поднял правую руку, и группа, следуя указанию старшего, резко замерла. Где-то вдалеке слышалось редкое стрекотание автомата, над головой парила стая воронья, хрипло каркая на всю округу, ветер носил сухие листья – вроде бы ничего необычного, и в то же время чувствовалось, что что-то не так. Группа ощетинилась стволами, выискивая неведомую опасность, и тут словно из-под земли на них ринулся здоровенный кровосос. Первым его увидел Дьявол, и не дожидаясь команды «огонь», влупил в него очередью, выводя мутанта из режима «стелс». Тут же подключились и остальные стволы, и только тогда удалось его окончательно завалить, ведь кровососы обладали способность очень быстро регенерировать. Но при таком количестве свинца, которым угостили его сталкеры, ни один кровосос не способен выжить даже регенерируя.
Не успели стволы смолкнуть, как завибрировали ПДА, передавая сообщение о том, что на Свалке группа сталкеров под командованием Кижуча столкнулась таки с бандитами и просит помощи от всех, кто находится в Зоне досягаемости. Решение помогать или не помогать попавшим в беду сталкерам всегда принимал старший группы, и теперь все уставились на Тень, ожидая его решения.

2011-01-21 в 15:16 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
После короткого разговора группа наконец вышла с Кордона. Ведущим неожиданно поставили Тень, чему он немного удивился. Впрочем, снайпер был неплохим проводником, да и хорошо представлял, как и куда идти, чтобы добраться до промежуточного пункта назначения с минимальными проблемами.
Шалый, замыкающий цепочку, смотрел на такой порядок совершенно философски. Раз уж судьбе было угодно посмеяться над напарниками, сведя вместе их вместе с незнакомыми сталкерами, то так тому и быть. Авось, новые знакомцы и окажутся полезными в этой ходке. Конечно, доверять им полностью Шалый не собирался - он, может, и был психом, но не идиотом. Однако постоянно предаваться параное, ожидая от них внезапной пули в спину, ножа под рёбра или плевка в кашу было не разумно - только сам себе нервы съешь постоянным ожиданием подвоха.
А вот молодого снайпера, сказать по правде, наличае группы сильно нервировало. Сам он ходил по Зоне в компании кого-то, кроме Шалого, всего два раза - примерно год назад, когда они встретили по дороге к "Ста рентгенам" возвращавшийся на базу квад "Долга", и давно-давно, во время первой своей ходки за Периметр, когда никто ещё не называл собачей кличкой молодого солдата-срочника. Теперь же постоянное присутствие других сталкеров давило на одиночку, никак не хотело отпускать ощущение толпы за спиной и подсознательное ожидание пули между лопаток. Утешало только то, что в случае предательства Шалый успеет положить всех и отомстить за товарища. Снайпер тряхнул лохматой башкой, заставляя себя сосредоточиться на показателях ПДА и окружающей местности. Как оказалось, не зря.
Молодого кровососа, глупого и, как и весь молодняк, уверенного в себе, Тень скорее почувствовал каким-то шестым чувством, чем заметил взглядом перешедшего в "стелс" мутанта. Просто внезапно по хребту словно мокрым пером скользнуло ощущение чужого злобного взгляда, и появилось ощущение присутствия ещё кого-то. Ветер не доносил до сталкеров отчётливый мускусный запах - даром что молодая, тварь подбиралась с подветренной стороны. Однако это не спасло мутанта. Глазастый Дьявол первый дал очередь в подозрительное мутное пятно, рванувшее в сторону группы. Приняв монстра в пять стволов, сталкеры завершили расправу буквально за пару минут. Какими бы регенератами не были кровососы, от града свинца с растояния в тридцать метров не спасёт ничего.
Однако на этом сюрпризы не закончились. Не успел монстр в последний раз дёрнуться в агонии, когда завибрировали наладонники. Снайпер вытащил ПДА-шку, прочёл короткое, но ёмкое послание с просьбой о помощи. Взгляды всех в группе обратились на Тень. Сердце сталкера на миг пропустило удар - он привык рисковать своей жизнью и жизнью всецело доверяющего ему Шалого, но вот отвечать, пока он ведущий, за кого-то ещё для него было в новинку. Кто знает, какую подлянку выкинет Зона? Однако помочь попавшим в беду сталкерам, если у тебя был боезапас, а время не поджимало, было одним из неписанных, но от этого не менее уважаемых, законов. Не придти на помощь ближнему своему могли лишь бандиты да полные подонки, тем более, что сегодня в беду попал другой, а завтра сигнал "СОС" придётся рассылать тебе.
"Десяти смертям не бывать, а одной - не мновать!"
Снпайпер поднял голову от приборчика, решительно оглядел группу и кивнул в ответ на витавший в воздухе вопрос.
- Поможем бродягам.
В этот раз снимать с плеча снайперку Тень не собирался. На Свалке было полно радиоактивного мусора, и найти там подходящую лёжкку было трудно. Тем более, затаившегося стрелка мог захомячить проходящий мимо снорк. Подкрадётся неслышно, прыгнет на спину, и всё, прощай, Вася, не обижайся. Поэтому Тень поудобнее перехватил "Вал" и свернул с намеченной тропы в сторону. Буквально через пять минут стали совершенно отчётливо слышны звуки перестрелки, а потом и на экране наладонника высветились точки-маркёры чужих машинок. Едва они вспыхнули зелёными светляками, как снайпер вырубил гаджет - лучше всего атаковать не ожидающих беды бандитов. Остановившись около старого, изъеденного ржавчиной грузовика, фонившего в пределах нормы, Тень знаками показал группе "рассредотачиваемся и заходим в тыл".
Аккуратно скользнув между рядами медлено истлевающей техники, снайпер снял АС с предохранителя. Внезапно рядом послышался топот тяжелых ботинок, злой матерок и шёпот "Сейчас мы этих сук положим!", заставившие Тень машинально вздрогнуть. В проход влетели двое бандитов, вероятно, вознамерившихся обойти своих жертв с тыла. Но судьба и злодейка-Зона рассудили по-своему. Первый мародёр умер, так и не заметив неприметного стрелка, почти сливавшегося в своём камуфляже с окружающим пространством - Тень полностью оправдывал свою кличку. Второй успел лишь выкатить глаза и раскрыть пасть, собираясь заорать что-то вроде "шухер, патсаны!" Третий же "патсан" шарахнулся в сторону, вскинул ПМ, да так и умер, словив пулю между глаз. По старой снайперской привычке Тень даже из "Вала" целился в голову.
Чуть в стороне пару раз сухо кашлянул АК Шалого, совсем рядом, где-то на два ряда техники левее отозвался Хеклер-Кох Грача. Совсем в отдалении были слышны выстрелы Энфилда Дьявола и "Абакана", наверняка Крюгеровского, но Тень был не уверен. Это вселяло надежду в то, что никто из группы не пострадал. Пока.

2011-01-21 в 21:13 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач как-то очень быстро вошел в темп передвижения: за два часа быстрой ходьбы ощущалась только легкая усталость, которую было легко запить энергетиком. А вот нервозность группы давила на макушку чугунной плитой: предельная собранность была обычной для всех сталкеров в ходке, но нигде не могло быть настолько давящего молчания, как в этой компании. Тень уверенно вышагивал во главе отряда (видно, Грач не ошибся, с первого взгляда распознав в нем талант вожака), сам Грач упирался в затылок Дьяволу, спину ему прикрывал Крюгер (чему Грач был очень рад), а где-то сзади шел Шалый, спокойно оглядывая весь отряд поверх голов.
Грач знал, что иногда на дороге, по которой они шли, встречаются военные патрули, моментально открывающие огонь по любому замеченному сталкеру, не щадили даже неосторожных зеленых новичков. Последние либо гибли смертью храбрых (что чаще) с одиноким пистолетом против пяти неплохих стволов, либо разживались новым оружием, кое-какой снарягой, и уходили дальше, на Агропром и Свалку, постепенно матерея в стычках с бандитами и мутантами и становясь опытными сталкерами. Зона жестока, и выживают в ней сильнейшие.
Но на этот раз им повезло: путь был чист. Стаи собак, несколько псевдоплотей и пара кабанов в счет не шли, ибо разбегались при появлении большой, хорошо вооруженной группы. Грач уже было начал расслабляться, что с его стороны было непростительной глупостью... но тут отряд резко остановился по жесту ведущего, что каким-то шестым чувством учуял опасность.
Опасность не преминула заявиться в облике крупного кровососа, лелеявшего надежду поживиться кем-то из пятерых аппетитных сталкеров. Увы, удача показала ему "фигу" - сегодня её любимцем был Дьявол, который и всадил первую очередь "Энфилда" в быстрого до неприличия мутанта. Полминуты - и несчастная тушка была нашпигована свинцом по самые щупальца. Грач, перезаряжая автомат, все больше жалел об оставленном в гнезде "Чейзере": дробовик (хотя этот вид оружия Грач ненавидел до дрожи) был очень удобен против мутантов, а этого кровососа при удаче можно было укокошить одним-двумя выстрелами. Но жалеть было поздно, сталкер и так был загружен, а если бы он попер с собой третий ствол, то и вовсе стал бы похож на вьючного верблюда.
Он раздумывал, не срезать ли кровососьи щупальца, когда истеричная вибрация наладонника заставила его подпрыгнуть. Одного взгляда на экран хватило: группа сталкеров просила помощи, что было обычным явлением на Свалке, где постоянно шарились бандиты и бегали стаи псевдособак. Грач выжидательно глянул на нахмурившегося Тень.
- Поможем бродягам, - прозвучал голос ведущего. Грач кивнул, мысленно похвалив снайпера, поудобнее перехватил автомат, и ускоренным шагом двинулся к источнику сигнала.
А там уже было горячо. Группа Кижуча вяло отстреливалась из-за ряда ржавых машин: видимо, экономили последние патроны. По жесту Тени, команда разбежалась, быстро перемещаясь между кучами металлолома и ведя беглый огонь по еще ничего не понявшим мародерам. Грач облюбовал точку за древним автобусом: отсюда было удобно выцеливать бандитов, одновременно прикрывая Кижуча и следя за обстановкой у Шалого. Остальных Грач не видел, но судя по отдаленной пальбе, они старались вовсю.
Шалого накрыло ураганным огнем из трех стволов: бандиты работали слаженно, стоя за нагромождением ржавой техники, достать их оттуда было довольно сложно. Грач впустую дострелял обойму, чертыхнулся, и достал любимую Ф-1. Жалко было тратить драгоценные гранаты в самом начале ходки, но ничего лучшего в ситуации он придумать не мог. Риска зацепить своих не было, так почему бы нет?
- Пасаны, граната!! - истошный визг мародера слился с грохотом разрыва и чирканьем осколков по ржавому металлу. Никто не умер, а жаль. Двоих посекло осколками, третий остался невредим, но плотный огонь был сбит, и бандиты снова оказались в поле зрения. Шалый не зевал, несколькими короткими очередями положив всех троих.
Пуля отрикошетила рядом с щекой Грача. Сталкер пригнулся, и резво перебежал за соседний машинный ряд, выцеливая нового засранца, который, как на грех, не только был глазастым, но и умел хорошо прятаться.

2011-01-22 в 06:04 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Бой закончился так же быстро, как и начался. Бандиты, не ожидавшие нападения с тыла, как тараканы полезли из всех щелей, и давить их огнем оказалось не просто легко, а даже приятно. Впрочем, бандюки тоже отстреливались, и несколько пуль чуть было не достали Крюгера, но все обошлось.
Вскоре команда опять собралась вместе, и Тень, как старший группы, коротко переговорив с Кижучем, махнул рукой, требуя вернуться на маршрут. Пока этого не случилось, Крюгер успел снять с одного трупа парочку запасных магазинов. На контейнер с артефактами он решил не зариться, ибо перегружать себя в начале пути не имело никакого смысла. Они, конечно, могли по дороге остановиться на ночлег в баре «Сто рентген», но кто сказал, что до бара им на пути больше никто не попадется? Даже не смотря на то, что долговцы регулярно зачищали свои территории от всякой швали, бандюки туда перли, словно им там было медом намазано.
Отряд снова выстроился в том же порядке, в каком и шел до начала перестрелки, но теперь в группе такого напряжения не ощущалось, как в начале пути. То ли все немного спустили пар, поучаствовав в охоте на великовозрастных «пацанов», то ли еще что, но то, что группа стала чуть-чуть сплоченнее, это явственно ощущалось. На долго ли этого хватит, не известно, но если после каждой перестрелки сплоченность группы будет немного возрастать, то, глядишь, до Припяти они доберутся старыми добрыми друзьями. И тогда любому, вставшему у них на пути, сильно не поздоровится.
Свалку они преодолели практически беспрепятственно, мутанты заслышав шум стрельбы разбежались кто куда – эти твари были пуганные и хорошо знали, чем встреча с человеком может для них кончится. Впрочем, сноркам на это было наплевать, но и их уханья не было слышно – либо твари нашле себе какую-то забаву на стороне, либо их численность слегка проредили до того, как Тень привел свою группу на Свалку.
Не успел Крюгер додумать мысль до конца, как Тень снова поднял руку, и группа замерла, как вкопанная, дружно уставившись на поле, сплошь усеянное аномалиями, образовавшимися после последнего выброса, преградившее им путь. Визуально оценив размеры и продолжительность поля, стало понятно, что придется идти в обход – это займет немного больше времени, но и для группы будет лучше.
Тень свернул влево, обходя поле по границе, и уводя группу все дальше на север.
Обогнув препятствие они почти вернулись на старый маршрут, оставив поле справа и чуть позади, когда внезапно группу накрыло звуковым ударом от крика множества снорков. Ошалев от неожиданности, сталкеры растянулись на земле, и осторожно высунув головы из кустов. Дорога, параллельно которой держали курс сталкеры, была забита остовами машин, среди них виднелись два автобуса с распахнутыми настежь дверями и выбитыми стеклами салонов. На крыше одного из автобусов восседал огромных размеров снорк, широко расставив колени и уперевшись руками в продавленную собственной тяжестью крышу. Внизу бесновалась стая снорков, ухая, она прыгала по ржавым машинам, сталкиваясь и рыча. Над всей этой суетой иногда в воздух взлетал круглый предмет, отдаленно напоминавший мяч, и снорки особенно громко начинали ухать, когда пытались его поймать.
Присмотревшись, Крюгер внезапно понял, что то, что он принял за мяч, на самом деле им не являлся. Снорки играли оторванной человеческой головой, подбрасывая ее высоко в воздух, ловя и снова подбрасывая. Крюгер передернулся от отвращения и мысленно посочувствовал тому несчастному, которому довелось стать игрушкой после смерти.
Количество снорков не поддавалось даже примерному подсчету, они постоянно перемещались, и не было понятно, кого из них уже посчитали, а кого уже нет. Впрочем, по звуку можно было предположить, что здесь сконцентрировалось около полусотни хоботообразных тварей. При таком раскладе пятерым сталкерам ввязываться в бой было опасно, и группа осторожно отползла к ближайшей заросшей кустарником канаве, тянувшейся далеко на северо-запад.

2011-01-22 в 13:26 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
И снова перестрелка с бандитами не заняла много времени. Необученные урки, привыкшие выцеплять возвращавшихся с маршрута уставших одиночек, не смогли вовремя перегруппироваться и организованно отбить атаку. Пока Тень разговаривал с Кижучем, Шалый, набивая пустой магазин патронами, внезапно подумал, что, возможно, их группе и суждено неплохо сработаться. По-крайней мере, с Грачом, очень вовремя кинувшим Ф-1 в засевших мерзавцев, можно было иметь дело.
И снова потянулась дорога. Тень шёл достаточно быстро, было видно, что он хочет успеть в Бар до темноты. Однако об осторожности сталкер не забывал - когда перед группой появилось поле, набитое аномалиями под завязку как коммуналка соседями, он всё же решил сделать крюк, хотя проход в череде ловушек всё же был. Но это на Большой Земле кратчайший путь между двумя точками - перпендикуляр... да и то не всегда.
А вот когда весь отряд залёг за кустами и ошалело рассматривал огромное стадо снорков, Тень почувствовал, что не может поверить в реальность происходящего. За три года в Зоне, а особенно в первый, он навидался столько всего, что другому могло показаться только дурным сном. Однако это выходило за рамки привычных представлений, ещё раз подтверждая теорию о том, что в Зоне нельзя быть ни в чём уверенным. Традиционно считалось, что в такие большие стада сбиваются только собаки и кабаны, снорки же слишком неуживчивые тварюхи, чтобы существовать в огромном количестве на небольшой территории. И вожаков у них нет. Но перед глазами снапера на небольшом пятачке, заваленным сгнившими остовами машин, резвилось примерно пять десятков "слоников", а на крыше автобуса бесновался явный альфа-самец.
Ввязываться в драку было абсолютным самоубийством - в таком количестве сталкеры, может, и выиграют "по очкам", успев положить восемь-десять монстров, но остальные устроят вкусные поминки по павшим. Поэтому Тень, с трудом сглотнув ставшую вязкой слюну, начал медленно отползать, наблюдая, как рядом осторожно отступают его сотоврищи.
Дальше некоторое время шли без приключений. Один раз в кустах осторожно зашуршала плоть, но Тень даже не стал тратить патрон, чтобы пугнуть монстру - плоти трусливы, связываться с пятерыми вооружеными до зубов мужиками они не будут. Снайпер сверился с картой, немного неспокойно поглядел вперёд - после выброса могла пройти волна мутантов, бегущих, словно безумные, к Периметру, чтобы полечь, но увеличить границу нарыва на теле Земли хоть на полметра. Однако, и встреченные группой снорки, и плоть, вели себя спокойно. Обычно мутанты, пережившие один выброс, чуют гон собратьев, и прячутся в норах, зная, что те не пощадят никого на своём пути. Пройдя ещё немного, Тень свернул немного в строну от основной тропы. Там, рядом с поваленным самосвалом, не пойми как оказавшимся так далеко от дороги, была устроена сталкерская стоянка. Привал, однако был коротким - полчаса на пожрать/покурить/оправиться.
Потянулись нахоженные за два года места, но Тень только удвоил внимательность. Знакомая местность могла создать иллюзию безопасности, когда как Зона изменялась постоянно, а не только от выброса к выбросу. Действительно, на приметном пригорке недели полторы назад, когда напарники шли через это место, располагалась карусель, а теперь дрожание воздуха и обгорелые соседние кусты выдавали притаившуюся жарку. Снайпер внимательно глядел в оба, периодически обкидывая подозрительные участки болтами, полностью не доверяя забугорной технике, обходя вызывавшие смутное беспокойство участки по дуге, а то и забирая немного назад - местность перед базой "Долга" кишела аномальными полями.
Не смотря на все усилия, к блокпосту група вышла уже в зыбких сумерках. Тень первым убрал оружие, не дожидаясь оклика часовых. Сегодня за старшего был Перец, что немало порадовало снайпера - высокий, кряжестый мужик с сединой в волосах хорошо знал напарников.
- Кто такие? - рявкнул караульный, светя фонариком в лицо снайпера.
- Поздорову, уважаемый! - ответил ведущий, лучезарно улыбаясь. - Привет, Перец! Рад видеть.
С конца цепочки уважительно пробасил приветствие Шалый - "долговец" был одним из немногих людей, с кем сталкер общался помимо Тени. Пару раз бродяги даже вместе поглощали в "Ста рентгенах" беленькую, но кто кого перепьёт, так выяснить и не смогли.
- Здорово, радиоактивное мясо! - весело откликнулся Перец, повернулся к караульному, - Это свои, пропускай.
Тень прошёл за бетонные блоки, пожал лапищу "долговца". Внезапно тот стиснул ладонь сталкера, слегка притянул его к себе и, не меняя добродушного выражения лица, подозрительно прошептал:
- Тень, сколько вас помню, вы всю жизнь с Шалым вдовоём ходите. А это что за гуси лапчатые? Помощь не нужна?
Снайпер хмыкнул:
- Подозрителен, как и всегда. Спасибо за предложение, Перец, но в этот раз мы подписались на совместную авантюру с этими молодчиками. Так что всё в порядке.
- Ну-ну, - только и ответил "долговец", однако некоторое напряжение спало, особенно после того, как за заграждение вошёл Шалый, и они с Перцем сжали друг друга до хруста в приветственных объятиях.
Дальнейший путь до "Ростка" прошёл совершенно спокойно, разве что в мутных сумерках аномалии стали почти не заметны вооружённым взглядом, и к базе "Долга" путники подползли уже в темноте. Миновав ещё одну заставу, Арену и ряд бывших складских помещений, сталкеры наконец-то добрались до "Ста рентген". Ёрш, новый вышибала, ворча, принял у вновь прибывших всё оружие, проводил их недовольным взглядом.
Тень первым сошёл по ступеням и оказался в густо накуренном помещении - хоть два топра вешай, - полном народу. Тут были и вольные бродяги, решившие переждать ночь в гостеприимном заведении, и свободные от дел "долговцы", и какие-то совершенно непонятные личности, гордо именующие себя "торговцами информацией". Снайпер с ходу ввинтился в толпу и стал прокладывать себе путь, работая локтями. Добравшись до стойки, сталкер слегка хлопнул ладонью по столу, привлекая внимание. Бармен, немолодой мужчина с обрюзгшим лицом и руками, сплошь увитыми синими татуировками, недовольно оглянулся, однако узнал Тень и подошёл, вытирая руки замусоленной грязно-серой тряпкой.
- Поздорову, Тень. Принесли что-то хорошее? За комнату давно платить пора.
Снайпер обернулся. Сквозь толпу, как нож сквозь раскалённое масло, прошёл Шалый. За его спиной следовали Грач, Крюгер и Дьявол. Высокий сталкер подошёл к напарнику, скинул рюкзак, вытащил контейнеры с артефактами, передал их Бармену. Тот удовлетворённо оглядел их содержимое.
- За две Ленты накину вам кварплату ещё на месяц. Согласны?
Тень кивнул. Грабёж, конечно, но у них было с Барменом что-то вроде негласного соглашения - напарники переплачивают, а торговец никому не сдаёт их комнату, пока бродяги слоняются по Зоне.
- За остальное деньгами возьмёте?
Шалый покачал головой, глянул на напарника.
- Нет. Шалый собирается свой автомат на АК-М менять. В качестве доплаты пойдёт. Плюс мне нужен будет комбез типа "Берилла". Успеешь найти мой размер?
- Вот вырастёшь сантиметров на десять, хоть три найду! - буркнул Бармен, осёкся, поймав очень выразительный взгляд Шалого, - Поищу.
- Ну и антирад, "СМС", обеззараживающие таблетки для воды, патроны калибра 7.62x39 мм и 7.62x54R, бронебойные и обычные. Всё. Остаток деньгами доплатим.
Бармен кивнул.
- К утру выдам. Пожрать соорудить?
- Было бы кстати. Мы в комнату заскочим и вернёмся.
Сталкеры поднялись наверх, дошли до последней комнаты на пролёте, которую Тень отомкнул полученным от бармена ключом. Обстановка была скудной - умывальник с жестяным тазом, двухярусная кровать, тумбочка рядом с положенной сверху подушкой (как выяснилось, для того, чтобы Шалый мог вытянуть не помещающиеся на койке ноги).
- Заходите, располагайтесь, чувствуйте себя как дома, но не забывайте, что вы в гостях, - снайпер критическим взглядом оглядел помещение. - Надо у Бармена матрасы попросить, не на голый пол же вас класть? Ладно, Шалый, пошли, подхомячимся.
Высокий сталкер согласно кивнул, скинул в угол рюкзак, стянул капюшон, провёл рукой по торчащим жёстким ёжиком белёсо-бесцветным, словно вытравленнм намертво пергидролем, волосам.
- Вы с нами, уважаемые? - уточнил Тень.

2011-01-22 в 18:43 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
"Сборная Чернобыля по волейболу" - нервно хихикнуло сознание похолодевшего от ужаса Грача. Он видел снорков три раза в жизни, наедине - один раз. Все они всегда ходили парами, но то, что он видел сейчас, выходило за всякие рамки. Дыхание сталкера сбилось, когда он представил, что станет с отрядом, если чуткие твари их заметят или унюхают.
Стоило свалить из этого места как можно скорее, желательно не влетев ни в одну из разросшихся до безобразия аномалий. Нервно сглотнув, Грач стал незаметно отползать назад, стараясь не издать ни шороха. Ветер, на их счастье, дул в их сторону.
...в сумерках они перешли границу, за которой Грач ни разу не бывал. Он и обычных одиночек старался обходить за версту, а к долговскому посту и подавно старался не подходить близко. Подозрительно оглядев затянутых в черные комбезы сталкеров, и получив в ответ порцию не менее нехороших взглядов, Грач прошел мимо, краем глаза отметив перешептывание Тени и караульного. Ведущий отряда должен пользоваться полным доверием группы. Но Грач чувствовал, как в нем поднимается новая волна подозрительности - он не мог не ожидать от него какой-либо подлянки.
С этими мыслями он и шагнул за заграждение, стараясь держаться поближе к Крюгеру, которому отныне предстояло быть бальзамом на натянутые нервы приятеля.
Обстановка в Баре его ошеломила. Грачу даже компании у костра в лагере новичков казались опасными толпами, здесь же творилось настоящее столпотворение. Внутренне подобравшись, сталкер следовал сквозь гудящую толпу вслед за Шалым, чувствуя тяжелый взгляд из толпы, и пытаясь заметить его источник.
...Возможно, издерганные нервы тому виной - но Грач даже не знал, чего он хочет больше: спать, или есть, потому на вопрос Тени ответил не сразу.
- Идем вниз, - согласно кивнул он наконец, сбрасывая рюкзак у стены, и с облегчением разминая плечи. - Пожуем - и набок, чтобы выйти пораньше.
Компания расположилась у одного из столиков возле стены, недалеко от стойки Бармена. Сзади расположилась уже порядком подвыпившая компания долговцев, немного слева одиночка задумчиво пялился в стакан с кофе, а в углу громко о чем-то спорила в дупель пьяная компания молодчиков, по поведению и лексике подозрительно напоминавшая бандитов.
Впрочем, ерунда. Бандюков пришили бы еще на подходе к первому долговскому посту.
Тень отошел к Бармену, дабы договориться о дополнительных матрасах и взять приготовленную для компании кормёжку. Один из гоп-компании - рослый светловолосый сталкер - вдруг снялся со своего места в углу, и нетвердым шагом направился к снайперу, по дороге едва не влепившись в Крюгера. Нестройные голоса его компании "Белый, иди допивай нахер" и "Белый, хорош уже доёбываться" его не останавливали.
- Опаньки, какая харя здесь нарисовалась, - заржал он, с заносом остановившись перед Тенью. - Еврейская рожа Зону поганит, пацаны! Перо ему под ребро, пусть у русских отсасывает!

2011-01-22 в 20:39 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Бар потряс Крюгера количеством сталкеров, разом собравшихся здесь. Сколько раз доводилось Крюгеру в нем бывать, но всегда все было чинно и благородно – сталкеры по одиночке или небольшими группами жрали свои харчи, запивали дешевым пивом, и отправлялись либо отдыхать в комнаты, что сдавал бармен, либо валили в Зону по своим делам. Но сегодня все словно сговорились, собравшись в тесном помещении бара. Дым стоял такой, что даже у Крюгера, любившего покурить, заслезились глаза. Пришлось проморгаться, прежде чем восстановилась нормальная резкость зрения.
Крюгер пялился по сторонам, когда в него чуть не врезался рослый придурок, сходу прицепившийся к Тени. Подумав о том, что морда придурка еще видимо ни разу не успела познакомиться с кулаком Шалого, Крюгер отвалил в сторонку и приготовился смотреть разворачивающееся на его глазах представление, грозившее со временем перерасти в массовое побоище. Впрочем, о массовых драках в баре Крюгер был наслышан, но ему самому ни разу не довелось в них поучаствовать – как на зло всегда, когда он появлялся в баре народу было мало и никто не спешил чесать кулаки. Что ж, все случается в первый раз.
Светловолосый придурок что-то проорал. В царившем шуме Крюгер, к его великому сожалению не смог разобрать слов, но понял по мгновенно набычившемуся Шалому, что это было оскорбление. Заметив рослого сталкера, возвышавшегося на толпой почти на голову, толпа расступилась, уступая дорогу амбалу, двинувшегося к обидчику с изяществом раненого слона.
Становилось все интереснее и интереснее.
Крюгер даже подпер ладонью подбородок, устроившись в темном уголке бара, и с интересом глядя на разворачивающееся действо. В толпе одиночек он даже приметил несколько старых приятелей, с которыми успел обменяться приветственными кивками и приглашениями выпить водочки за встречу.
Тень, как только заслышал голос белобрысого, на секунду замер, а потом начал медленно разворачиваться тому на встречу. На лице у него было такое выражение, что Крюгер моментально вспомнил, как Грач однажды в приступе гнева прошипел проклятия в сторону «интеллигентного чудовища», и оскалился в гнусной ухмылке, преставляя как снайпер сейчас припечатает словом неугомонного белобрысого выскочку.
Но увы, мечтам Крюгера не суждено было сбыться. Внезапно рядом с Тенью вырос Дьявол, уже успевший где-то набраться, и споткнувшись на ровном месте и потеряв равновесие, ухватился обеими руками за Белого и повис на его шее.
- Эй, я хочу с тобой выпить! – рявкнул он, обращаясь к снайперу. Потом перевел взгляд на Белого, сфокусировал взгляд, и радостно расплылся в улыбке. – Красавчик, не хочешь со мной уединиться?
Крюгер поперхнулся пивом, глядя как Белый, охренев от такой наглости, пытается оторвать от себя Дьявола, решившего во что бы то ни стало завладеть вниманием одиночки.
- Вот паразит, - чертыхнулся Крюгер, - такое представление испортил.

2011-01-22 в 22:12 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Сказать по-правде, услышав за спиной грубый голос сзади, вещавший на рассистские темы, Тень сначала даже не понял, что обращаются к нему. Снайпер был евреем наполовину, и вот так навскидку отличить его от русского мог, видимо, только закоренелый антисемит. Однако белобрысый здоровяк положил лапищу на узкое плечо снайпера, давая понять, что обращаются именно к нему.
"Сейчас ты у Шалого будешь отсасывать, причём с причмокиванием. Ушлёпок!", - подумал Тень, ме-едленно разворачиваясь лицом к обидчику. Пока не подоспела тяжёлая кавалерия в лице напарника, уже раздвигающего толпу, как ледокол весенную ломкую наледь, снайпер собирался сначала высказать сталкеру всё, что он думает о вот таких псевдорасистах недоделаных, их родителей, которые сначала детей не доделывают, а потом честным бродягам отдувайся, о том, что может свернуть в трубочку, куда засунуть и как провернуть лично Белый и то, в каком пешем маршруте по эротическим достопримечательностям Зоны видел отморозка лично Тень. А во время отвлекающей внимание обвинительной речи можно было чуть сместиться в лево, садануть здоровяка носком берца под колено, туда, где даже у качков болевая точка не прикрыта слоем мышц, затем, когда этот слон отшатнётся, рвануть вперёд, словить его на реверсе в "солнышко" (сам напорется на кулак по инерции) и добавить коленом в переносицу. И оставить Шалого добить оставшееся. Тень редко считали хорошим рукопашником, и, на самом деле, зря. До Джеки Чана или Кости Цзю снайперу, конечно, было как пешком до Нью-Йорка, но в учебке его обучили драться точно и отчаяно, а скорость и вёрткость сталкера давали ему неплохие шансы именно в такой толпе, когда физически более сильному и массивному противнику было тяжело развернуться. Правда, будучи пойманым в совсем ближний бой, снайпер был обречён.
Однако не успели события накалиться, как на горизонте нарисовалось новое лицо. Хорошо так нетрезвый Дьявол повис на Белом, жарко дыша в ухо охреневшему отморозку перегаром.
- Эй, я хочу с тобой выпить! - видимо, в этот момент внимание сталкера случайно перепрыгнуло на объект, оказавшийся в его захвате. Тень был моментально забыт, и Дьявол плотоядно оскалился, - Кра-асавчик, не хочешь со мной уединиться?
Где-то за столиком ожидавший развлекухи Крюгер прыснул пивом, Белый натурально отвалил челюсть (зря, кстати, ибо Дьявол тут же попытался воспользоваться моментом), а Тень откровенно насмешливо фыркнул, ядовито пробормотав что-то вроде "Как на нашей лесосеке объявились гомосеки... а ещё евреем дразниться пробовал, нетрадиционный наш". Цапнув за рукав пыхтящего, как паровоз, Шалого, снайпер отбуксировал напарника к столику:
- Шалый, блин, отставить злобствовать! Подумаешь, евреем назвал, это ведь правда. Да, за остальное ему не мешало бы уши оторвать, ну да Земля круглая, попа скользкая, авось, встретимся на узенькой дорожке. Ну не убивать же дурака за длинный язык?
- За такие вещи я этому Белому так очко откалибровал бы, всю оставшуюся часть жизни кирпичами гадил, - мрачно буркнул высокий сталкер, позволяя Тени усадить себя за стол.
- Чует моё сердце, Дьявол ему это сейчас точно устроит, - хихикнуло "интеллигентное чудовище", наблюдая за попытками черноволосого бродяги утащить непутёвого расиста в подсобку. Шалому оч-чень не хотелось оставлять этот инцидент без внимания, но с напарником он не спорил. Но кто знает, как суждено умереть Белому в Зоне? Возможно, тот просто повстречает Шалого, который будет в этот момент ждать его с любимым десантным ножом, и обидчик узнает, что такое "сокол раскрывает крылья". Тем временем снайпер продолжил, - Кстати, насчёт матрасов я с Барменом договорился. И, если кто-то хочет устроиться с комфортом, могу уступить верхнюю койку. А я и на нижней посплю.
Шалый хмыкнул - нижняя койка была его, - но промолчал. Ему было как-то параллельно, где дрыхнуть, а для Тени закон гостеприимства был свят. Согнать при этом напарника спать на пол этот закон ничуть не возбранял.
Снайпер довольно быстро расправился с принесённой помошником Бармена картошкой с луком, опрокинул вместе с напарником пятьдесят беленькой за успех похода (Крюгер при этом согласно отсалютовал кружкой, а немного подавленный обстановкой Грач вяло опрокинул собственный стакан) и утопал наверх - отсыпаться. Шалый же задумчиво посмотрел на стоящую на столе бутыль и решил немного задержаться. Сталкер вытащил из подсумка карманный томик в потрёпанной обложке, раскрыл на закладке и углубился во вдумчивое чтение. Оставшиеся за столом Крюгер с Грачом временно перестали его интересовать - говорить отморозку не хотелось, напиваться в компании... пожалуй, он был бы не против, но время было неподходящее. А вот философия автора книги - "падающего - толкни", - вызывала у Шалого весьма сильный интерес. Многие в Зоне считали амбала эдаким шкафом с пустыми антресорльками, живым танком, мощным, но тупым, которого ушлый снайпер успел прибрать к рукам как рабочую скотину. Высокому сталкеру это определение льстило, и он активно поддерживал сложившийся образ.

2011-01-22 в 23:42 

Elstiks
- Знаете, что всех спасёт? Члены. (c)
Белый упёрся руками в тело Дьявола, отстраняя одиночку от себя, но тот, присосался, как пиявка.
- Пидарас, что ли? – рычал Белый.
Дьявол вдруг ослаб хватку и отпустил свою жертву. Руки повисли, и одиночка остался в одном положении, будто статуя. Белый отряхнулся, и посмотрел на сталкера. Дьявол опустил голову.
- Ты, считаешь, меня, педиком? – спокойно спросил он, подчёркивая каждое слово.
- А что, не так, что ли? – усмехнулся Белый, но когда Дьявол поднял голову, его улыбка сразу испарилась.
Выпрямившись и протрезвев за секунду, чёрноволосый одиночка сжал кулаки, и оскалился.
- Ты своё хлебало-то закрой, а то не только маслину всхлопочешь, но и ребра лишишься.
- Ты мне угрожаешь?
- Я тебя предупреждаю, - осведомил его Дьявол, лицо которого приобрело равнодушный вид.
Не дождавшись ответа и заметив, несильную, но всё же, расслабленность Белого, Дьявол ринулся к сталкеру, и схватил его за грудки. Пока он его тряс, тот успел обхватить руками шею одиночки, и попытался его задушить. Тогда Дьявол повалил Белого на пол и попытался раздавить живот сталкера, уткнувшись туда ногой.
Первый, кто заметил потасовку, был Шалый. Он сразу же вскочил со стула, на которые, его так старательно пытался усадить Тень, и ринулся к дерущимся, вокруг которых стала собираться свистящая и гогочущая толпа.
- Вдарь ему, Белый!
- Придуши проныру!
Не смотря на поддерживающие крики, Белый проигрывал. Колено Дьявола, сильно упёршееся ему в живот, давило ещё сильнее. Казалось, что желудок, скоро, превратится всмятку, съеденная еда норовила вылезти изо рта. В глазах мутнело, из-за того, что Дьявол, перехватив инициативу, вывернул руки противнику, и впился ладонями в его шею. Воздуха катастрофически стало не хватать. Белый попытался сопротивляться, но всё без толку. Дьявол оказался сильнее сталкера.

2011-01-23 в 12:44 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
В какой-то момент Грачу показалось, что никакой драки не будет: оба противника были достаточно пьяны, чтобы дружно удалиться в подсобку, куда так настойчиво приглашал Белого Дьявол. Но, как показало время, он ошибся. Пока Дьявол висел на шее молодого идиота, а тот пытался отклеить его от себя, воцарилась некоторая заминка, в течение которой Тень успел успокоить Шалого, слопать тарелку картошки и уйти спать, а остальная команда - выглушить по стакану водки. Но это было всего лишь затишье перед бурей.
Дьявол слез со своей неудавшейся пассии, и двое застыли друг против друга, словно белый и черный боевые петухи. Ритуальный обмен тихими оскорблениями - и вот уже Дьявол вцепился в горло Белому, повалив его на пол. Белый хрипел, бился и извивался под противником, пытаясь задушить его... или хотя бы сбросить. Но у него мало что выходило.
Когда стало ясно, что Белый скоро лишится сознания, в драку ринулись его дружки - три коротко стриженных амбала, каждый из которых не уступал Дьяволу ни ростом, ни силой. И пришлось бы плохо одиночке, если бы не вмешался Шалый, танком поперший в мордобойную толпу, дабы отвести душу на засранце, задевшего его подопечного снайпера. Грач сорвался со своего места секундами позже - он видел, что грозит Дьяволу, и ужас за одного из спутников моментально превратился в холодную ярость. В верткости они с Тенью были равны; но Грач намного уступал ему в технике, беря силой и злобой.
Свист и гогот стали всеобщими, даже Бармен с интересом и беспокойством смотрел на них из-за прилавка. Драки в Баре случались регулярно, но массовые были редким зрелищем. Потасовка потихоньку перерастала в массовое побоище: число участников выросло до десятка - включились долговцы (видимо, отстаивавшие порядок в родном Баре), а потом и вовсе образовалась непонятная куча мала, в которой каждый кого-то бил, кто-то орал, ржал и матерился.
По прошествии пятнадцати минут буря начала утихать. Грач с серьезной мордой тащил из эпицентра упирающегося Дьявола, потирая глубокую царапину на скуле и морщась от многочисленных ушибов. Шалый уже удовлетворил свою жажду мести, ушел за столик, и допивал остатки беленькой, плещущиеся на дне бутылки, собираясь на боковую. Грач внимательно посмотрел на него, поймал ответный подозрительный взгляд, и тихонько кивнул. Это все, что он мог сделать: говорить было трудно, ибо зверски болела челюсть.
Кажется, Дьявол был самым счастливым и довольным. Ему крепко прилетело по затылку, но раздухарившийся одиночка был полон боевой отваги, и рвался начистить нюшку еще кому-нибудь, пока все не разбежались. Грач мысленно пожелал ему удачи, цапнул со стола бутерброд с колбасой и, дожевывая его на ходу, отправился наверх – после прилива адреналина резко навалилась усталость, и спать хотелось просто неимоверно.
На цыпочках, чтобы не разбудить уже сопящего на кровати Тень, он оттащил свой матрас в дальний угол, достал из рюкзака спальник, и окуклился до следующего утра.
***
Неспящий в эту ночь мог бы наблюдать странную картину: ближе к середине ночи спальник Грача словно подбросило. Сталкер, не открывая глаз, вылез из спальной шкурки, плавным шагом подплыл к стене, прижался к ней лбом, что-то прошептал, и, слепо тычась в нее, начал ощупывать, скользя пальцами по пожелтевшим обоям. Передвигаясь вдоль стены, он дошел до двери, ощупал дверной косяк, и слегка толкнул ее, явно намереваясь выйти.

2011-01-23 в 15:09 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Крюгер зря переживал, что драки не будет - развернулось такое побоище, что он только и успевал следить за тем, кто кого мутузит, и даже присмотрел себе одного сталкера странной наружности, вызывавшего какие-то смутные подозрения. Но увы, битва закончилась еще до того, как Крюгер достаточно набрался, чтобы влезть в общее веселье. Зато Грач обзавелся украшением на морде виде царапины, и Крюгер даже ему поаплодировал. Грач метнул в Крюгера хмурый взгляд и уперся спать вслед за Тенью. Крюгер вздохнул, купил себе еще одну бутылку пива, и немного посидел в углу, и решил все-таки идти спать. Наверняка, завтра с утра Тень всех пинками поднимет и выведет на маршрут, так что засиживаться допоздна не имело никакого смысла.
Но перед тем как пойти в комнату, Крюгер вышел на улицу, нащупал пачку сигарет в кармане, и глубоко затянулся сигаретным дымом, запрокинув голову назад и пялясь в ночное хмурое небо. Увидеть звезды в ночном небе Зоны почти так же нереально, как и легендарный Монолит. Но только почти. Все-таки очень редко, но небо очищалось от свинцовых туч. Но сегодня оно было привычно затянуто плотным покрывалом облаков.
Вздохнув, и щелчком отшвырнув окурок, Крюгер развернулся и медленно побрел спать.
Когда до комнаты оставалось всего несколько шагов Крюгер услышал легкое шкрябанье, но определить, откуда шел звук так и смог. Казалось, что он идет со всех сторон сразу. Дурацкий коридор отражал звуки, отчего трудно было определить источник так заинтересовавшего его звука. К тому же, слух немного притупился из-за количества выпитого в тот вечер пива. Впрочем, гадать долго не пришлось – дверь комнаты, в которой должна была заночевать группа, отворилась с тихим скрипом и из нее, словно в замедленно съемке, выплыла фигура человека. Крюгер в приглушенном свете коридора даже не сразу разобрал кого именно он видит перед собой, но когда фигура приблизилась, Крюгер с удивлением понял, что видит перед собой Грача. «Пернатый» приятель выглядел очень странно, и казался невероятно заторможенным, медленно пробираясь на выход. Почесав в затылке, Крюгер преградил приятелю дорогу, но тот, ощупав его, попытался сдвинуть с места, а когда это не удалось, то попробовал сам обогнуть внезапно возникшее препятствие. Крюгер протер усталые глаза, и внимательно вгляделся в лицо Грача, приподняв его подбородок ладонью. То, что он увидел, было странно и непонятно. Крюгер пощелкал пальцами перед лицом товарища, помахал ладонью, даже за нос дернул, но тот словно крепко спал и совершенно не замечал ничего вокруг.
- Бляха муха, вот только нам твоих сонных прогулок не хватало. И вроде Луны на небосводе не видать.
Крюгер надеялся, что правильно определил симптомы, хотя в медицине и не был силен от слова совсем. Ну разве что раны перевязать, но этому Зона быстро учит.
- Ладно, дружок, а ну-ка, пошли спать. Гулять завтра будешь, когда на маршрут выйдем. Вот там свежим воздухом и надышишься.
Крюгер положил ладони Грачу на плечи, развернул его лицом вперед, и, слегка подталкивая в спину, привел обратно в комнату. Теперь надо было как-то уследить за тем, чтобы «птичка» не упорхнула из клетки, пока он сам будет спать.
Прислонив Грача к стенке носом, он тихо прошипел ему на ухо, чтоб тот не смел дергаться. Крюгер слышал, что лунатики не реагируют на внешние раздражители, но эта предосторожность скорее была для него самого, а не для Грача. Так ему было спокойнее, когда слышно было хотя бы свой собственный голос. В конце концов, со стороны лунатизм выглядел несколько странным, а вкупе с нетрезвой головой создавал вообще унылое зрелище.
Распотрошив свой рюкзак, Крюгер достал спальник, развернул его как одеяло и постелил на пол, тоже самое он проделал со спальником Грача. Потом осторожно взял Грача за плечи и не сильно, но настойчиво заставил того улечься вдоль стенки. Сам Крюгер пристроился рядом, тем самым заблокировав Грачу свободный выход. Теперь «птичке» пришлось бы перелезать через Крюгера, а Крюгер спал чутко. Некоторое время все было спокойно, и Крюгер чуть было не упустил второй раз товарища, когда тот опять попытался отравиться погулять. Решив больше не рисковать, он запихнул Грача поближе к стенке, почти лишив того места для маневра, укутал одеялом, полученным из развернутого спальника, сам улегся рядом, и чтоб на душе было совсем спокойно, закинул одну ногу на Грача.
- Вот теперь ты хрен куда от меня денешься, - ласково пробормотал Крюгер, засыпая.
В таком положении их и застало утро.

2011-01-23 в 21:35 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Утром первым вскочил Тень. Потянувшись и протерев кулаком сонные глаза, сталкер обвёл взглядом помещение и едва не подавился широким зевком. В углу, обнявшись, в унисон сопели Грач и Крюгер. Нога обожженого бродяги была перекинута через тушку напарника, а рукой тот фривольно обнимал друга за шею.
"Ещё чуть-чуть, и можно смело переименовываться в "Голубые Береты"", - философски подумал снайпер, покосившись на раскинувшегося посреди комнаты Дьявола, дрыхнувшего в обнимку с подушкой. Аккуратно и неслышно выбравшись из комнаты, Тень проворно сбежал вниз по ступеням, насвистывая под нос "Голубую луну". Вернулся он довольно скоро, жутко довольный, сытый, вымывшийся в самодельном "долговском" душе, жутко дорогом из-за расхода дефицитной воды.
- Р-р-ро-о-ота-а-а па-а-адъё-о-ом!!! - рявкнул снайпер. Дрыхнущий на койке Тени Шалый, не открывая глаз, швырнул на звук вытащенным из-под подушки томом в яркой конфетной обложке. Ехидный сталкер легко увернулся, подскочил к кровати и пощекотал свисавшую с койки богатырскую пятку. Из-под одеяло донеслось протестующее мычание, и здоровяк сел на постели, сонно щурясь на окужающую действительность. Окружающая действительность щурилась на него в ответ, выползая из спальников. Мельком отметив компрометирующую позу обнявшихся Грача и Крюгера, Шалый спрыгнул на пол (доски протестующе заскрипели), сдёрнул со спинки кровати полотенце и отправился кормиться и мыться, почёсывая пузо под тельняшкой.
Снайпер же поднял кинутую напарником книгу (фэнтезийная девица на обложке, одетая в кольчужный лифчик и бронетрусики, пялилась в пространство охреневшими анимешными круглыми глазками, словно пытаясь придти в себя после перелёта), вернул её на место и принялся распутанный выданный Барменом бронекостюм, модернизированный местными умельцами из стандартного "Берилла-М", попутно поясняя остальным ситуацию:
- Я поговорил со знакомыми утром, они только сегодня утром вернулись с ходки из окрестностей Припяти. "Монолит" недавно крупно сцепился с военными, их силы пока оттянуты ближе к АЭС. Появилась пара относительно безопасных коридоров, - Тень натянул штаны комбеза и сосредоточенно воевал с ремнями, подгоняя обновку по размеру. - Но вечная халява - это миф покруче "Монолита", поэтому чем раньше мы доберёмся до места, тем лучше. Посему на всё - про всё у вас есть двадцать минут. Жрачка ждёт вас в Баре, душ, если внезапно кому-то надо, во дворе справа. Только Бармену сначала за него заплатите.
Оставшись один в комнате, Тень мигом растерял показную браваду. Немигающим взглядом он уставился на мелко подрагивающие пальцы и просидел так, пока дверь тихонько не отворилась и в проёме не нарисовался Шалый. Амбал мигом прочувствовал ситуацию, подошёл к другу, сел рядом. Снайпер так же молча уткнулся лохматой башкой напарнику в грудь. Псих потрепал Тень по волосам, сжал его плечо.
- Ну, пора собираться! - наконец, провозгласил снайпер, вскакивая с матраса. - Не век же тут торчать, нас ждут великие дела!
Здоровяк согласно ухмыльнулся, на дне мутных зелёных глаз зажглись азартные искры радостного предвкушения. Вчерашняя драка лишь слегка остудила его пыл.
В ожидании остальных участников похода напарники споро перебирали содержимое рюкзаков, укладывая нужные вещи покомпактнее и вытаскивая ненужные контейнеры для артефактов.

2011-01-25 в 20:26 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач великолепно выспался, и выспался бы еще лучше, если бы его не вырвал из мягкого сонного марева вопль снайпера-садиста. Мысленно послав проклятие на голову не в меру ретивого ведущего, он заворочался, ища удобное положение и попутно дивясь необычно теплому спальнику....и моментально охренел, уткнувшись носом в нос мирно сопящего рядом Крюгера. Пытаясь выпутаться из спальника и сбросить с себя чужую конечность (и поминутно морщась от боли - ушибы все еще давали о себе знать), он принялся лихорадочно вспоминать прошедший вечер - вспомнить, как выяснилось, было что. Придя в конце концов к выводу, что все же был не настолько пьян, чтобы приглашать в спальник друга, Грач немного успокоился, выбрался наконец из опутавшего его одеяла, и пихнул в бок потихоньку продирающего глаза сталкера.
- Проснись и пой, бродяга. И расскажи-ка мне, с какого это хера мы валяемся на полу, аки два голубца, обнявшись?
Новость Тени застала его врасплох. Он никогда особенно не копался при сборах, но успеть позавтракать и вымыться за жалких двадцать минут... Словом, предстоял тяжкий выбор между чистым телом и сытым желудком. На разговоры и объяснения, судя по всему, времени и вовсе не отводилось.
Ладно, это можно было наверстать в пути.
- Потом расскажешь, - он многозначительно покосился на друга и отвесил ему прощальный пинок, стараясь как можно скорее оказаться за дверью, дабы не словить ответную, куда более тяжелую плюху. На свою беду, на пути у него оказался Дьявол, что неспешно собирался на выход. Слишком неспешно на взгляд Грача, потому и был на приличной скорости вынесен за дверь, откуда раздался забористый мат, перемежающийся смехом и быстрым, убегающим топотом берцев по лестнице.
В это утро Грача словно подменили. Вместо нервного, затравленного одиночки, по базе "Долга" носился живой сгусток энергии. Сталкер, прежде чем отправиться мыться, долго толковал о чем-то с Барменом, объяснял, рассказывал, и, судя по хитрой и довольной роже Грача, в конце концов они договорились. Бармен вернулся к созерцанию маленького телевизора над стойкой, а сталкер отправился чистить перья перед долгой дорогой.
Он уложился. Ровно через двадцать минут, встряхивая еще мокрыми прядями волос, свежий, подобно майской розе, Грач ввалился в комнату, где уже ждали команду Тень и Шалый. Крюгер с Дьяволом куда-то запропали, но, зная обычную пунктуальность друга, он был уверен, что ждать их нужно в самое ближайшее время.
Грач оглядел сидящих рядом напарников, и впервые почувствовал, что у него не осталось к ним ни злобы, ни раздражения. Доверия, правда, тоже не наблюдалось, но он знал, что со временем оно должно возникнуть - иначе до Припяти они не дойдут. Да и перестрелка на Свалке, когда они сообща прикрывали попавших в беду сталкеров и друг друга, о многом говорила.
Грач мысленно вздохнул, и улыбнулся.
- Утро, уважаемые. Ждем народ и выдвигаемся?

2011-01-26 в 08:55 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
- Я готов, - выдохнул Крюгер, вваливаясь в комнату. – Дьявол сейчас подойдет, он следом за мной шел.
Пока дожидались Дьявола, Крюгер еще раз проверил рюкзак, переложил в разгрузку пару запасных магазинов, и присел на дорожку вместе с товарищами. Ввалившийся через пару минут в комнату Дьявол уже проверял барахло на ходу - Тени словно батарейку «энерджайзер» вставили в задницу, он чуть ли не подпрыгивал от нетерпения и постоянно всех подгонял. Успокоился только после того, как группа покинула территорию завода «Росток» и вышла на маршрут.
Темная Долина по праву носила свой титул мрачного и неуютного места во всей Зоне, и только Крюгер так не считал. По его мнению, окрестности завода Росток были самыми неприятными. Не раз бывая в этой местности он постоянно ощущал какое-то психологическое давление, и старался как можно быстрее убраться из этих мест. Поэтому, когда проводник взял быстрый темп, Крюгер только обрадовался, надеясь поскорее избавиться от неприятного чувства. «Мертвая земля» эта фраза постоянно долбилась у него в мозгу, пока они двигались по прилегающим к заводу землям. «Мертвая, мертвая земля».
Отойдя на почтительное расстояние, Крюгера наконец отпустило, и некоторое время он шел вполне спокойно, пока не ощутил пристальный взгляд между лопаток. Удивленно обернувшись на Шалого, Крюгер понял, что это не его взгляд только что сверлил спину сталкера – Шалый осматривал окрестности поверх голов группы с таким звериным вниманием, что Крюгера даже слегка передернуло.
Через сотню-другую метров Крюгера опять накрыло ощущение, что его спину прожигает чей-то взгляд, и теперб сталкер был уверен, что это не Шалый на него пялится. Это был взгляд постороннего, следующего за ними по пятам. Крюгер резко обернулся, но никого не заметил, и, нахмурившись, потопал вперед. Ощущение пристального взгляда не пропало, а скорее усилилось, и теперь Крюгеру казалось, что между лопаток у него светится маленькая красная точка целеуказателя.
«Хм, если это не Шалый, а это не он, я уверен, то кто? Кому понадобилось за нами следить? Если бы кто-то в меня целился, то скорее целился бы в голову. И потом, за мной Шалый топает, уж он-то наверняка бы обратил внимание, если бы заметил точку на моей спине. Интересно, а чтобы он сделал, если такое случилось? Я ему не друг, не брат, и даже не хороший знакомый. Хм, а сам бы я что сделал, будь на его месте? Скорее всего, свалил бы сталкера с ног, стараясь убрать с линии огня – и не потому что так сильно бы беспокоился за его жизнь, а потому что первым делом попытался бы узнать, какого хера нас кто-то преследует, и что именно этот хрен успел натворить, если за ним вышли на охоту. И чем это вообще может грозить всей группе. Одно дело если это месть одному сталкеру, другое дело, что кто-то мог прознать про задание, и тогда все становится намного сложнее.
Ну предположим, что так бы все и случилось. И что именно я натворил? Вроде ничего, кроме той самой вечеринки у бандитской базы, которую мы дружно покрошили в капусту, и где, собственно, и познакомились. Но там никого не осталось в живых, так что мстить некому. До этого я у Болотного Доктора ошивался, там вообще кроме любимых Доктором мутантов больше никого не было. Даже Бенито мне ни разу на глаза не попался, словно ушел куда-то. Или Бенито умер? А какая хрен разница, не в этом дело. Дело в том, что кто-то нас преследует…
Остается только думать, что причина в текущем задании. И кто мог протрепаться? И вообще, что именно мы должны добыть, если к этому предмету или бумагам проявлен такой интерес?»

Крюгер снова оглянулся, но тут уже шалый не вытерпел:
- Чего крутишься, как заведенный? – процедил он сквозь зубы.
Мельком бросив взгляд на Шалого, Крюгер подумал, что замыкающий тоже выглядит несколько обеспокоенным. Неужели тоже что-то почуял?
- Слышь, командир, - обратился Крюгер к ведущему. – За нами хвост есть, точно тебе говорю. Уже полчаса как минимум. Уводи группу в сторону, давай проверим, кто нам на хвост сел.

2011-01-26 в 16:48 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Суета вокруг дивана, поднимаемая горящим нездоровым энтузиазмом Тени, наконец-то улеглась, и отряд организованно вышел с базы "Долга".
Окрестности "Ростка", как всегда были спокойны, собаки - вечная беда этих мест - на глаза не появлялись, а через аномалии снайпер проводил команду на "ура". И всё бы было хорошо, если бы не одно "но". Не особо крупное, но весьма неприятное. Примерно минут сорок спустя у Шалого появилось чёткое ощущение, что за ними следят. Причём, вроде бы и грамотно, ибо, осторожно оборачиваясь или пытаясь поймать отражение преследователей вытащенным на ходу из рюкзака куском зеркала, бывший военный никого заметить не смог. Но следили очень грубо и назойливо, ибо чужой взгляд почти материально ощущался между лопаток.
"Может, мутанты? Кровососы там или контролёры? Хотя, Тень же... Впрочем, чем Зона не шутит? Люди? Точно не мародры, они бы так не сунулись - в чистом поле, вдали от Периметра, на пятерых мрачных бродяг. Белый ублюдок или кто-то, так же дружелюбно настроенный? Наёмники? Тогда какая-то птичка-сучка напела им о ншем походе и пообещала снести золотое яичко, если мы не донесём Сидоровичу информацию".
Крюгер, видимо, тоже почуял слежку, ибо начал нервничать и суетиться. И оборачиваться так резко, словно ему на плечо каждый раз клал руку кровосос и спрашивал, как пройти в библиотеку. Нельзя было давать понять, что "хвост" обнаружен.
- Чего крутишься, как заведённый? - не выдержал Шалый. Крюгер не ответил, зато Обратился к Тени. Ведущий кивнул, не отрываясь от детектора.
Снайпер поступил хитро, верно подгадав момент. В одном месте дорога проходила через земляной вал, густо поросший высоким кустарником и утыканный кривыми древесными стволами. Грунтовка вгрызалась в него, образовывая крутые склоны. Анамоальные поля давали только этот проход. Тень провёл отряд немного вперёд, вырубил ПДА и прошептал:
- Вырубаем ПДА. Я, Крюгер и Дьявол - направо. Шалый и Грач - налево. Залегаем по кустам и ждём гостей. Оставьте одного хоть в живых, "язык" нам не помешает.
Напарник первым кивнул и зашагал к предполагаемому месту засады.
Шустро доведя Крюгера и Дьявола на место, Тень залёг за раскидистым кустом, расчехлил и собрал СВД и начал пристально оглядывать окрестности в оптику. Не "Сусат", конечно, но тоже неплохо.
- Шалый с Грачом на месте, - шепнул Крюгер, заметив мелькнувшего на секунду в противоположных кустах высокого сталкера.

2011-01-26 в 23:01 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Сначала Грач не обратил внимания на легкое беспокойство, словно идущее извне - ему пока неоткуда было знать о спасительной сталкерской интуиции. Но когда вернулось напряжение, которое он чувствовал, когда Крюгер крался по его следам, игнорировать его стало уже невозможно. Снова появилось ощущение нехорошего давящего взгляда со стороны, да и скрытое волнение всей группы он ощущал чуть ли не кожей.
Снайпер сориентировался быстро и четко - видно, он знал местность, и не раз уже здесь бывал. Отряд дружно выключил ПДА, разделился, и исчез в высоком кустарнике по обе стороны дороги.
Грач удобно устроился в маленькой ложбине, покрытой редкой растительностью, что почти не закрывала обзор. Густые кусты давали отличную защиту: даже здоровенного Шалого было практически невозможно заметить (особенно неподвижного). Грач настороженно огляделся, надавил на спину напарнику, когда он попробовал приподняться чуть выше, перезарядил автомат, и прильнул к прицелу.
Кто бы их ни преследовал, идиотами они не были. Дорога оставалась пустынной, окрестности не вызывали никаких подозрений. Пару раз ему почудились силуэты за дальними зарослями, но он не успевал даже прицелиться, как они исчезали. Преследователей явно озадачило одновременное исчезновение сигналов их ПДА, и теперь они должны были быть втрое осторожней.
Напряжение нарастало - неизвестность всегда страшнее самой перестрелки. Грач почувствовал, что конечности его затекают, хотел было пошевелиться... и тут, на грани слышимости, он почувствовал, как зашуршала трава в паре десятков шагов от них. Преследователи, осознанно или нет, повторили их же маневр, неслышно пробираясь по кустам и, видимо, намереваясь догнать бродяг на той стороне земляного вала. Или же просто решили накрыть затаившуюся группу, но малость ошиблись с их местонахождением.
Как бы то ни было, команде удалось застать нападающих врасплох и первой открыть огонь: расположение на склоне давало им явное премущество. Грач успел пожалеть, что не сменил ГП37 на АК для ближнего боя - но думать об этом было уже, мягко говоря, поздно. Пуля едва не зацепила плечо, сталкер дал короткую очередь в ответ, свалив раненого противника в траву, и помог огнем Шалому, что точными выстрелами добивал выживших преследователей.
Последние огрызались недолго. Судя по затихающей пальбе по правую сторону дороги, незадачливые противники попали под плотный огонь, и вряд ли кто-то из них уцелел. Когда стих последний выстрел, Грач быстро окинул взглядом Шалого на предмет повреждений, удовлетворился осмотром, и выглянул из укрытия, оценивая обстановку. Головы целой и невредимой троицы показались из-за противоположных кустов, и сталкер, облегченно вздохнув, направился осматривать нежданных гостей.
Они с Шалым угробили четверых, еще четверо обнаружились на другой стороне дороги. Все - молодые, крепко сбитые парни с наголо обритыми головами, словно братья-близнецы похожие на тех, с кем они еще вчера сражались в "Ста рентгенах". На рукавах комбезов - странная символика, не виденная еще никем из команды: белая надпись "Krieg" на фоне языков пламени.
Грач собрался было что-то спросить у снайпера, но его вопрос перебил тихий стон из-под куста. Один из нападающих был еще жив....или доживал последние минуты.

2011-01-27 в 06:25 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Раздавшийся стон в кустах заставил обернуться команду на звук.
- Крюгер, ну-ка, проверь, что там… - бросил Тень, и сталкер кивнув головой, влез в заросли в поисках того, кто мог стонать. Через пару минут он выбрался наружу, волоча за собой раненого. Единственный преследователь, который остался жив, был ранен в левое плечо и правое бедро. Нога сильно кровила, надо было что-нибудь предпринять, или добить сразу.
- Командир, что с ним делать? Добить или?..
- Нет, нам нужна информация, зачем они нас преследовали.
- Понял, командир, - Крюгер присел у раненого, и, вытряхнув из своего рюкзака аптечку, принялся оказывать первую помощь. – Надо бы собрать рюкзаки убитых, да пополнить запас аптечек, а то мы на него все свои запасы переведем, вон крови сколько…
Пока Крюгер перетягивал ногу, Грач рывком сдернул маску с лица раненого и присвистнул.
- Опаньки, да это ж наш давешний знакомец! Ну, тот, что в баре к Тени пытался пристать.
Все с любопытством уставились на белобрысого парня, в котором без всякого сомнения можно было признать Белого.
- Точно! На нем еще Дьявол повис… Кстати, а где Дьявол?
Тень, Шалый, Грач и Крюгер переглянулись.
- Он рядом со мной сначала был, - нахмурился Крюгер, - потом его автомат замолчал, я думал, у него патроны кончились, и он перезаряжает. А потом все стихло, и я как-то про него забыл.
- Проклятье! – процедил сквозь зубы Тень. – Вот только проблем нам и не хватало. Живо всем искать Дьявола!
Дьявол нашелся неподалеку. Он лежал на спине, широко распахнутые глаза смотрели в небо, а рука зажимала рану на груди.
- Эй, приятель, не смей подыхать! Слышишь, не смей! Сейчас мы тебе поможем! Только держись, слышишь?
Если бы проблема была только в Белом, то ее можно было бы решить проще – привести в состояние, в котором он мог бы говорить, а потом либо убить, либо бросить и пусть сам выбирается в безопасносе для него место. В конце концов, сталкеры обязаны помогать друг другу, но не в том случае, когда на них нападают, а группа Белого явно шла не с целью подружиться. Так что совесть сталкеров была бы чиста, если бы они его спокойно пристрелили и продолжили бы маршрут. Но все осложнилось с ранением Дьявола – своего никак нельзя было бросать. Тут хоть кровь из носу, но надо было его доставить туда, где ему могли бы помочь. И самое лучшее сейчас было вернуться на «Росток», от которого ушли не так далеко.
- Слышь, командир, Дьяволу помощь нужна, и как можно быстрее. У долговцев она точно есть…
Тень на минуту прикрыл глаза и сжал губы в тонкую ниточку. Было очевидно, что он уже принял решение, и оно ему было не по душе.
- Можем даже не заходить на территорию завода, дойдем до первого поста охраны, оставим раненого, долговцы сами о нем позаботятся, - мягко попытался надавить Крюгер. – А сами на маршрут вернемся. Дьявол подлечится, и если успеет, то нагонит группу, а не успеет, ну отдохнет малость. Что скажешь, командир?

2011-01-27 в 12:30 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Перестрелка вышла короткой, но жаркой. А снятые с трупов маски только подтвердили размышления Шалого - это были ребятушки Белого. Радовало, что не наёмники, а значит, цель похода всё ещё была тайной.
Сам Белый стонал, истекая в кустах кровью. Тень зачем-то пожелал оставить недруга живым, хотя его напарник и не совсем понимал мотивы снайпера. Какая информация? Ёжику понятно, что придурки хотели отомстить за произошедшее в Баре. А таких дебилов живыми не отпускают.
И тут судьба выкинула очередной фортель - выяснилось, что шальная пуля нашла Дьявола. Выглядел одиночка откровенно хреново - пуля, хоть и прошла навылет между рёбрами, но прошила лёгкое. Обеими руками бродяга пытался зажать дыру в груди, сквозь скрюченные пальцы весёлыми ручейками выплёскивалась кровь, на губах пузырилась розовая пена. Мельком взглянув на побледневшего снайпера, Шалый опустился на колени перед раненным, вытащил из рюкзака аптечку и перевязочный пакет. Рана мерзкая, но при быстром оказании медпомощи пневмоторакс не опасен. Руки сталкера двигались быстро и чётко, словно на учениях - вколоть обезболивающее прямо через штанину, разжать сведёные судорогой пальцы Дьявола, обеззаразить обе раны, обколоть противостолбнячной вакциной, замазать дырки кровоостанавливающей мазью, закрыть стерильными салфетками и туго-натуго перевязать бинтом, чтобы не давать больше воздуху попадать в плевральную полость. Шалый наклонился и прислушался к хрипам Дьявола. Судя по всему, он успел вовремя - повреждённое лёгкое не успело схлопнуться. Однако следовало срочно доставить раненного куда-нибудь, где он сможет отлежаться под наблюдением врача. Эту мысль и озвучил Крюгер.
Тень одновременно грызло страшное чувство вины - надо было продумать засаду получше, тогда и Дьявол бы не пострадал, с чего снайпер вообще решил, что Белый поведёт своих по дороге в такую явную ловушку? - и нежелание сходить с маршрута. Возвращаться - вообще плохая примета, а уж тем более в Зоне. Но не бросать же товарища?
- Шалый! Потащишь Дьявола. Грач - прикрывает, Крюгер следит за маршрутом. Я скину сообщение Перцу, пусть вышлет навстречу своих парней, примут у вас Дьявола. Я буду ждать вас вечером у стоянки, Шалый знает, где это.
- А ты?... - невысказанный вопрос Грача повис в воздухе.
Тень отвернулся от компании, передёрнул плечами, сказал наконец глухо:
- Мне надо поговорить с Белым, - повернулся, сверкнул глазами, - Что стоите, Дьявол сам доползти успеет, пока вы на меня любуетесь!
Шалый фыркнул, аккуратно подхватил раненного и первым направился обратно к заводу. Дождавшись, пока сталкеры уйдут, Тень вытащил нож, задумчиво и аккуратно провёл пальцем по острому лезвию, спустился по склону ниже, туда, где остался лежать Белый. Увидев снайпера, бритый скорчил насмешливую мину (обезболивающее, вколотое Крюгером, уже подействовало) и проговорил:
- Что, ножичком меня пугать вздумал? Я всё равно сдохну, но вот рассказывачть что-то еврейской роже и не подумаю!
Тень присел на корточки рядом с болтуном и заглянул в его глаза...
***
Дьяволу повезло - квад "долговцев" встретил сталкеров сразу на границе контролтруемых группировкой территорий, принял раненного на руки и оперативно доставил до госпиталя. Жизни одиночки ничего не грозило.
Шалый, Грач и Крюгер, обогнув место схватки по широкой дуге, вышли к сталкерской стоянке уже в темноте. Тень уже ждал их там, меланхолично подкидывая веточки в горевший костёр. Стоянка представляла собой небольшую полянку, окружённую валунами, так что отсветы огня, запертого в хитроумном очаге, не пробивались наружу. Когда вновьпришедшие расселись по брёвнам, Тень заговорил:
- Господа, хочу сообщить вам пренеприятнейшее известие - всё тайное становится явным. Белый рассказал, что среди вольных бродяг прошёл слушок, дескать, Сидорович выдал нам черезвычайно денежное задание. Думаю, найдётся много любителей лёгкой наживы, стоит утроить осторожность. Утешает только то, что не все считают слух правдой, да никто не знает, что именно и где мы должны это задание выполнить.
Снайпер привстал, хлопнул себя по штанинам, отряхивая:
- Извините, мужики, мне до ветру надо. Шалый, прикроешь?
Напарники скрылись за валунами, отшли подальше. Тень подошёл к дереву, однако расстёгивать комбез не спешил.
- Шалый,.. - снайпер посмотел на напарника в упор. Глаза ведущего блестели холодным, стальным блеском. - Я принял решение. Хватит убегать. Мы всё равно идём в Припять, так что, думаю, стоит довести дело до конца. От прошлого не убежишь, поэтому, даже если координаты Сидоровича приведут нас в старый советский бункер, мы не отступим и найдём ту самую лабораторию. Ты ведь со мной?
На миг взгляд Тени сделался по-детски просящим, однако Шалый не обратил на это внимание. Ему было плевать, что от него ждёт или не ждёт напарник. Он просто пойдёт с ним до конца. Высокий сталкер буркнул:
- Давай, делай уже дела свои, а то остальные решат, что тебя проблемы какие-то с этим.
Вернувшись на стоянку, Тень первым делом улыбнулся и предложил.
- Мужики, может, кто-то байки потравит, пока спать не легли?

2011-01-28 в 01:56 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
К раненому Белому Грач абсолютно никакого интереса не проявил, что было для него нетипично. Пока сталкер напряженно оглядывался вокруг, сканируя взглядом местность - кто знает, не была ли это всего лишь передовая группа неизвестного клана? - отряд заметил потерю бойца. Четверо были на месте, абсолютно невредимые, а вот их драчливый пятый спутник куда-то затерялся...
...Грачу еще не приходилось сталкиваться с настолько серьезными ранениями. Терять бдительность в опасном месте не следовало, но он старался как можно внимательнее наблюдать за действиями старшего напарника, дабы в будущем хотя бы иметь представление, что делать с подобными ранами. Шалый окончил перевязку - и Дьявол задышал ровнее, хоть его дыхание по-прежнему напоминало шипение проколотой шины. Идти дальше с ним - об этом и речи не шло. Нужно было поворачивать обратно. По крайней мере, части отряда.
Дорога была все так же мертва, как и в начале их сегодняшнего пути, только солнце начинало потихоньку уходить на закат. Час пути - и вот уже на горизонте замаячил квад "Долга", вызванный Тенью на подмогу. Четверо затянутых в черное мужчин молча и осторожно приняли у них раненого, и быстро удалились по направлению к базе.
Грач проводил их глазами, чувствуя, как подкрадывается усталое отупение. Ходка только началась - а один уже выбыл. Пять стволов явно были куда лучше, чем четыре, дьяволовский "Энфилд" здорово выручал их в тех стычках, что им пришлось пережить вместе. Да и сам сталкер ловил себя на том, что успел привыкнуть к задиристому темноволосому товарищу, и было странно думать, что в отряде их отныне четверо.
Крюгер дернул его за рукав, подгоняя и выводя из задумчивости. Шалый уверенно вел их кружной дорогой, периодически давая краткие указания; Крюгер сканировал местность на предмет аномалий, а Грач следил за обстановкой в окрестностях. Последнее было все труднее из-за сгущающихся сумерек - вечно нервный сталкер только и ожидал появления какой-нибудь голодной твари, из тех, что охотятся только по ночам.
Но Зона миловала - до стоянки они добрались без приключений; разве что Крюгер исхитрился выцепить по дороге "Ломоть мяса" возле слабенькой карусели. Около костра сидел нахохлившийся Тень, и одного взгляда на него хватало, чтобы понять, что вести будут неутешительными.
- Верно, теперь нам только и беречь задницы от хвостов, - кивнул Грач. - А вот если дойдем, да еще и нужное возьмем... на обратном пути будем пробираться перебежками на цыпочках, по самым глухим местам. Нас выгоднее ловить на выходе, чем на входе. Узнать бы только, кто про нас этот слушок пустил...
Через некоторое время Тень с Шалым отошли, оставив костер на попечение Грача и Крюгера. Грач, наскоро дожевав первый за день бутерброд с тушенкой, думал о чем-то своем, не теряя напряженной бдительности и вслушиваясь в звуки ночной Зоны.
- И все-таки, - тихо прозвучал его голос будто бы в никуда, - Главное, что на месте Дьявола - не ты.
***
- ... а еще рассказывали, - делился Грач, - что кто-то из одиночек мелкого кровососа сумел приручить. Пасюк, слышали про такого? Он часто на заставе одиночек ошивался, оттуда и байка пошла - фиг знает, верить этому, нет ли. Про Пасюка вообще много треплют - то какую-то фигню неизученную достанет, то в аномалию невиданную вляпается, то в такую задницу залезет, куда сам Черный сталкер носа не сунет. Но я вот что скажу...
Тень пытался расшевелить и разговорить усталых сталкеров - и в конце концов это ему удалось. Как обычно и бывает, беседа завязалась сама собой: кто-то вспомнил недавно слышанные вести, кто-то не поверил и принялся спорить, остальные включились в словесную перепалку - не молчали даже обычно немногословные Грач и Шалый. Словом, вечер прошел весело, и сталкеры не сразу заметили, что он плавно перетек в ночь.
У костра нес вахту Крюгер. Первые два часа были его, следом в дозор заступал Грач, после чего его должен был сменить кто-то из неразлучной парочки. Но Грач, слушая ровное сопение спящих рядом бродяг, никак не мог уснуть, хоть день и выдался насыщенным. Проворочавшись двадцать минут, он не вытерпел, выбрался из спальника, и тихонько, чтобы не разбудить спящих, подсел к костру.
- Иди ложись, - он посмотрел на друга и кивнул на спальник. - У меня снова бессонница.

2011-01-28 в 06:29 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Крюгер сидевший у костра и гревший протянутые к огню ладони, поднял взгляд на друга.
- Уверен? В смысле, проблем с ночными прогулками не будет?
Грач покачал головой, и уставился на пламя, тянувшееся горячими языками к ночному небу.
- Мне тоже не спится, - посетовал он. – Я все дождаться не мог, когда ж они спать улягутся, сил не было слушать все эти разговоры.
Крюгер замолчал, думая сказать другу или не сказать, то, что его так сильно гложет. Но решив, что если он не сможет доверится другу, то тогда кому сможет? Кроме Грача, у него уже давно никого не осталось.
- Это ведь моя вина, что Дьявола ранили. Он ведь рядом со мной был, я обязан был его прикрыть… А я не доглядел… Азарт перестрелки мне словно глаза отвел, я вообще на него внимания не обращал, а должен был. Понимаешь? Если бы был внимательнее, то и Дьявол сейчас с нами был бы…
Эта мысль грызла Крюгера, выедала изнутри, не давала покоя. Какое тут к черту спать, разве он сможет уснуть в таком состоянии?
Кажется, Грач был готов сказать, что-то в утешение, но в этот момент невдалеке хрустнула сухая ветка и оба сталкера напряглись, вслушиваясь в ночную тишину. Крюгер переложил на колени автомат, передернул затвор, и затих. Вскоре послышались чьи-то острожные шаги, и оба сталкера свалились на землю, чтобы не светиться на фоне костра. Судя по звуку, кто-то шел мимо, но в какой-то момент шаги затихли, словно человек заметил костер и задумался, подходить ближе или нет. То что шаги были именно человеческие не было никаких сомнений, вот только вопрос был в том, друг это или враг. А после недавней стычки любой чужой воспринимался как потенциальный враг, и оба сталкера уже готовы были открыть огонь, если неизвестный приблизится настолько, чтобы стать угрозой.
- Эй, - приглушенно позвал незнакомец. – Не стреляйте! Я не враг! Если вы люди, пустите у костра погреться! Сил нет никаких…
- Ты один? – напряженно поинтересовался Крюгер. – Назови себя!
- Август, ты что ли? – в голосе незнакомца послышались нотки надежды. – Я твой голос узнал.
- Брайт, ты что ли? – от удивления Крюгер приподнялся на локте, всматриваясь в ночную тьму. – Выходи, где ты там прячешься? Ты один?
- Да один, я один, - подтвердил Брайт, выходя из-за ствола большого дерева. – Теперь уже один.
Крюгер поднялся на ноги, и когда Брайт подошел поближе, шагнул ему на встречу и от души крепко обнял его.
- Слушай, а я ведь думал, что тебя в живых нет. Да и слухи такие ходили, что ты того…
- Да я почти того… - согласился Брайт, подходя поближе к костру, у которого уже примостился грач и с любопытством посматривал на новоприбывшего.
- Грач, это Брайт, мой старый приятель. Он многому меня научил, да и вообще это гуру Зоны. Кстати, ты должен его помнить, мы когда с тобой только познакомились, как-то встречались с Брайтом. Не помнишь? Ну да ладно, ты тогда только-только в Зону пришел, и для тебя все лица были новыми, может, и не запомнил.
Крюгер явно повеселел, увидев старого знакомого живым и относительно здоровым. Когда пламя костра осветило лицо сталкера, Крюгер чуть было не отшапнулся от товарища – настолько бледным и измученным было лицо товарища, которого он помнил ярким, загорелым и улыбчивым. Сейчас же он напоминал привидение – все краски сошли с лица, кожа некогда бронзовая от природы, была белой, под глазами залегли глубокие тени от постоянного голода и недоедания.
- Красавчик, - хмыкнул Крюгер. – Расскажешь, что случилось?
- Ты свою рожу давно в зеркале видел, Август? – усмехнулся Брайт.
- Кстати, меня теперь Крюгером кличут… Доктор, добрая душа, кличку дал, а она взяла да приклеилась.
- Так прав твой доктор, ты и есть вылитый Крюгер, - губы сталкера расплылись в улыбке, рассматривая покалеченную рожу приятеля. – Я знал, что с тобой случилось, но не знал, что ты имя сменил. Даже Сидоровичу посылку оставил на твое старое имя.
- Стоп! Стоп, стоп, стоп. Так это ты прислал мне мешок?
- Я, кто ж еще.
- Ну-ка, ну-ка, давай-ка, к огоньку поближе подсаживайся! Держи вот банку тушенки, сейчас еще дам, - Крюгер полез в рюкзак, выискивая на самом дне банку с гречневой кашей. – Вот, держи. Ешь, давай, я сейчас чайку для тебя вскипячу, и рассказывай, рассказывай!
- Да чего рассказывать-то, - хмыкнул Брайт, набросившись на еду, словно не ел неделю до этого. – Коршун, мать его…
В этот момент Брайт оторвал зубами большой кусок батона, щедро предложенный Крюгером и говорить уже не смог, пытаясь его прожевать. Ел он жадно, вгрызаясь в еду так, словно ожидал, что ее вот-вот у него отберут, и пытался съесть как можно больше до того, как это произойдет. Крюгер с грустной улыбкой наблюдал за товарищем, и не мешал ему насыщаться, понимая, что с ним произошло что-то такое, что еще не каждому на долю выпадает.
Наевшись до отвала, и запив еду горячим душистым чаем, Брайт, наконец, отвалился от еды, улегся на спину у костра и, поглаживая рукой набитое брюхо, заговорил.
- Так, на чем я остановился? Ах, да, на Коршуне… Помнишь, перед вашим выходом Коршун в ьаре то к одному сталкеру подсаживался, то к другому? Так вот, после вашего ухода по бару пополз слушок, что Коршун хочет свою банду сколотить. И вроде как, даже кто-то согласился. Другим это не понравилось, и они начали копать, что это Коршун задумал, а когда пропали несколько сталкеров, которые волокли для Доктора продовольствие и медикаменты, прошел слушок, что мол, это коршуновские ребята добро под себя подмяли. Дальше хуже – пропали подряд три сталкерские группы, в одной из которых мой брат был. А когда узнали, что у одной из групп были важные документы, и Бармен волосы на жопе рвет от досады, что его бумаги кто-то прибрал, вот тогда все и началось. В баре «100 рентген» собрались недовольные нахрапистостью Коршуна – к тому времени уже стало известно, что это его рук дело и его банды – и решили с ним разобраться. И пока ты с ребятами и Коршуном в рейде был, вашу группу пасли несколько сталкеров… Дело в том, что Коршун вышел на след одной лаборатории, котрую давно найти не могли – ну там все знаешь, что я тебе рассказываю – и на обратном пути Коршун вас всех должен был замочить. Ты, кстати, единственный кто выкрутился…
В общем, тебя ребята-долговцы потом вытащили, а Буйвол на себе через болота до Доктора допер. Коршун, к сожалению, тогда свалить успел, пока ребята тобой занимались. И пока ты у Доктора валялся, у восточной границы Зоны, между Военными Складами и Радаром, настоящая война развязалась. Там у Коршуна свое убежище было, какая-то заброшенная военная база под землей – мы его от туда еле выкурили…
Кстати, Август, у тебя сигарет нет? Уже сто лет не курил…
- Есть, конечно, - улыбнулся Крюгер, и протянул ему мятую пачку, в которой оставалось еще около десятка сигарет.
Брайт вытянул из костра веточку, прикурил, глубоко затянулся и выпустив в небо тонкую струйку, продолжил:
- Мы после того, как Коршуна выкурили, много чего интересного у него обнаружили. Этот гад хотел всю Зону под себя перекроить… Революционер недоделанный.
- Значит, это я Буйволу должен спасибо сказать… - Крюгер задумчиво пошкрябал заросший щетиной подбородок. – И ребятам из Долга…
- Никому ты спасибо не скажешь, - хмуро продолжил Брайт. – Все, кто тебя тогда спасал, полегли. Я сам их хоронил.
- А… - Крюгер подумал, что сейчас, наверное, не время спрашивать про сумку, которую он получил у Сидоровича, но не знал, будет ли еще возможность об этом узнать, и потому продолжил: - а сумка, которую мне барыга отдал? Она откуда?
- Так ее Буйвол нес вместе с тобой, - удивленно ответил Брайт. – Коршун когда деру дал, много чего бросил. Он, думая, что ты погиб, пытался схрон устроить из того, что с вас снял – там твое оружие было, и Князя, и Лешего… А сумка недалеко от тебя лежала, вот ребята и решили, что это твое барахло. Но тащить тебя и сумку оказалось тяжеловато даже для Буйвола, он ее прикопал в лесочке, чтоб полегче было, тебя до Доктора допер, а когда вернулся приятелю своему координаты оставил, и просил чтоб тебе передали, если с ним что случится. А когда Буйвол погиб, вот его друг его последнюю просьбу и исполнил – отволок твое барахло к Сидоровичу с наказом тебе передать.
- Охренеть… - только и смог вымолвить Крюгер. – Ну, ты и новости принес.
- Да, вот еще что – я слышал вы в сторону Припяти направляетесь… Да-да, не удивляйся, тут такие слухи быстро расходятся, так вот поосторожнее там – банду Коршуна не всю накрыли, небольшая часть в лес ушла. Они там сейчас орудуют, но думаю, что монолитовцы их быстро вышибут, и все-таки будьте поосторожнее.
- Ты сам как?
- Да я ничего, до «Ростка» доберусь, а там все пучком будет.
- Может, мне проводить тебя? Все-таки вдвоем спокойнее.
- Не надо. Теперь уже все в порядке. Я с вами тут до зари посижу, а там меня долговцы встретят.
Крюгер замолчал, переваривая услышанное. У него еще куча вопросов была, но спрашивать уже было поздно – Брайт наевшись и разомлев у костра, задрых, лежа прямо на земле. Крюгер вздохнул, достал свой спальник, и аккуратно подсунул его под спящего Брайта. В целом можно было и не церемонится, измученный сталкер спал так крепко, что не проснулся бы, даже если бы у него под ухом начали палить из пушки.
Ночь прошла на удивление спокойно, не считая воя чернобыльского пса где-то в отдалении, но этот звук настолько был привычен для Зоны, что на него уде пости никто не обращал внимания.
Как только первые лучи солнца коснулись неба, Брайт подскочил на ноги, словно в нем распрямилась пружина, наскоро передал сообщение по ПДА, чтоб его встретили, попрощался с Крюгером и Грачом, и быстрым шагом удалился в направлении завода «Росток».
Ни Крюгер, ни Грач так и не сомкнули глаз, размышляя о том, что услышали.

2011-02-01 в 00:33 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Ночь прошла неспокойно. Хотя никто не нападал, даже жалкая псевдособака из-за ближайших кустов не полаяла, но вот припёршийся на стоянку незнакомый сталкер изрядно потрепал Тени нервы. Если к Грачу и Крюгеру он потихонечку менял отношение, ползшее из графы "еда отравлена, топор наточен - спиной не поворачивайся!" в "нормальные мужики", то явление Брайта честной компании всколыхнуло старые страхи - а вдруг сталкеры только притворяются белыми и пушистыми, пока не заполучат искомое? А вдруг это заговор? Короче говоря, снайпера мучала родная для каждого второго бродяги параноя, поэтому придремывал он украдкой, крепко сжимая нож под рюкзаком, заменявшим подушку. Да и то, поспать Тень решился зная, что Шалый бдит. Здоровяк вполне мог обходиться без сна несколько суток, правда, после этого мог продрыхнуть, не просыпаясь, чуть ли не неделю кряду. К тому же, Брайт рассказал много интересного, косвенно подтверждая слова Белого.
Утром пошёл мерзкий моросящий дождь. Костёр потух, развести его заново удалось только с помощью таблеток сухого горючего, однако толку от него было мало. Продрогшие и потихоньку намокающие сталкеры поспешили выдвинуться в путь. Шалый как можно пристальнее прислушивался к звукам Зоны, однако сегодня "хвоста" не было. Мутно-зелёные глаза великана равнодушно и флегматично глядели на мир - в отличае от напарника, его совершенно не волновали истинные мотивы, заставившие Грача и Крюгера подписаться на самоубийственную авантюру. Слова Брайта так же не смогли поколеать душевного равновесия здоровяка - первый раз, что ли, за ним охотится толпа недружелюбных мужиков с автоматами?
Особых приключений не было, разве что пришлось пугнуть стаю слепых псов, сдуру увязавшихся за людьми, да пережить пару минут настороженного ожидания, когда Крюгер заметил вдалеке группу одиночек, спешаших по своим делам.
Ещё не было полудня, когда перед сталкерами замаячили Склады.
- Зайдём на огонёк, - задумчиво сообщил Тень. - Те, кому надо, нас всё равно заметят, а так и петлю вокруг лагеря закладывать не придётся, и аптечек прикупим. Так что двинули, мужики.

2011-02-01 в 19:48 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
…они до утра просидели в молчании, изредка лишь перебрасываясь короткими фразами. Грач косился на так неожиданно свалившегося на них Брайта, и обдумывал его рассказ. Борьба за влияние в Зоне его никогда особенно не интересовала, но из головы почему-то не шла непонятная эмблема непонятной группировки «Krieg». Сердце ныло, подсказывая, что от этих молодчиков им еще перепадет несколько подлянок.
С рассветом Брайт ушел, подгадав как раз к началу дождя. Грач проводил его взглядом, посмотрел на потихоньку просыпающихся напарников, глянул на небо, и понял, что засиживаться им не придется.
- И вот еще что, - тихо сказал Грач, наклонившись к Крюгеру так, чтобы остальные их не услышали. – Дьявол топчет Зону втрое дольше тебя, так что и прикрывать тебя обязан был он. Полез на рожон, вот и схлопотал – урок нам обоим. И если еще раз вздумаешь обвинить себя в какой-то ереси – получишь в жбан лично от меня.
Для верности чувствительно ткнув Крюгера кулаком в бок, Грач споро утрамбовал спальник в рюкзак, и обернулся, оглядывая готовых выдвигаться товарищей.
Мелкая морось усилилась до полномасштабного дождя, который, скорее всего, зарядил надолго. Окрестности «Ростка» казались мертвыми, местность же вокруг Складов кишела живностью, но приятнее от этого не выглядела. Кругом тянулся на редкость унылый, болотистый пейзаж, дополняемый свинцовым небом, треском электр на близлежащих холмах, и визгом невидимой в мокром тумане стаи псевдоплотей. По левую руку виднелась заброшенная деревня: в мареве смутно проглядывали несколько прогнивших домов, заросший пруд, ямы, рытвины, несколько крестов с надетыми на них противогазами. По рассказам бывалых, кровососы здесь не переводились, сколько их ни истребляли.
Грач натянул на голову капюшон, и поёжился, услышав вдали за шумом дождя раскатистое рычание и уханье.
«Еще и снорки для полного комплекта», - подумал он, наблюдая, как насторожилась команда. – «Судя по рыку, не меньше троих. Логово у них тут, что ли…»
***
Ближе к полудню Грач потихоньку начал сдавать. Может, свое дело сделал дождь, может – бессонная ночь, но сталкер чувствовал, насколько труднее стало сохранять сосредоточенность, как тяжелеет голова и слипаются веки. Сонный сталкер на маршруте – сталкер уже почти мертвый, посему Грач счел за лучшее выдуть банку энергетика, а заодно и немного облегчить тяжелый рюкзак. Сил прибавилось, но, скорее всего, ненадолго. Что удивительно – Крюгер, тоже ни разу за ночь не сомкнувший глаз, безмятежно топал поодаль, не выказывая никаких признаков усталости. Грач покосился на него, перехватил то ли сочувственный, то ли насмешливый взгляд, и отвернулся, ощутив укол легкой зависти и недовольства собой. Совсем как тогда, еще в самом начале…
По-настоящему его взбодрило известие Тени о близком лагере «Свободы». Неизвестно, планировал ли отряд оставаться там на ночь, или это была просто короткая остановка – но, даже если не удастся выспаться, перспектива обсушиться и согреться у костра казалась более чем заманчивой.
Тень был прав - снайперы, бдевшие на вышках, заметили их еще на подходе к перекрестку дорог. Бойцы из передового поста «Свободы» пристально осмотрели новоприбывших одиночек. Крюгер, ранее здесь уже бывавший, был опознан, поприветствован, и вместе с напарниками пропущен на территорию Складов.
Отряд еще не миновал широкий каменный мост, ведущий к базе группировки, а до их слуха уже долетели бренчание гитары, хохот и многоголосый ор пьяных голосов, нескладно выводящих:
…К тигру нужен подход и к любому коту,
У пираньи есть зубы, но только во рту,
При желании можно впердолить кроту,
Только ежика ты обходи за версту!
Песню заглушили протестующие вопли, и Грач улыбнулся – сталкер Крот был одним из немногих, кто успел примелькаться ему на Кордоне. Встретить его здесь было неожиданно, как и старину Вьюра, что, узнав их, полез обниматься сначала к Крюгеру, потом к Грачу, а затем облапил и Тень.
- Здорово, бродяги, - пожилой, но еще крепкий сталкер Вьюр осветил их щербатой улыбкой, пожимая лапищу Шалого. – тоже на огонек зашли? Ишь дождина-то какая, как бы на неделю не застрять тут: в болота выйдешь, так смоет нахрен. Да и со жратвой беда – ребята вон от Барьера жирного кабанчика приволокли, так от него за вечер копыта только и остались. А теперь вот сидят и не рыпаются – как снова в те края сунулись, так на стаю снорков нарвались, еле задницы унесли. Вот тушенкой да колбасой пока пробавляемся, но как ту свининку вспомню – так прямо слюни ручьем. Вот ежели б кто-то сподобился еще одну тушку сюда притаранить – знатный был бы шашлык к вечеру…

2011-02-01 в 21:27 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Слова Грача, сказанные перед самым выходом, крепко засели в башке Крюгера, и хорошенько все обдумав, сталкер решил, что Грач действительно способен разукрасить ему табло, которое и так красотой не блистало. Ребра вон до сих пор ноют. И это учитывая, что тычок сам по себе не был сильным, зато удар пришелся по какой-то болевой точке, от чего его словно током прошибло. Намеренно Грач его так ткнул или это случайно получилось, было не важно, а важно то, с какой решимостью были сказаны те самые слова. Неожиданная поддержка была как нельзя кстати, и настроение улучшилось, и сонливость как рукой сняло. Он был благодарен другу за моральную поддержку, вот только не представлял, в какой именно форме он мог выразить свою благодарность. До самых Складов Крюгер ощущал какой-то душевных подъем, и радостно скалился, когда на него косился Грач. Правда, Грач не мог видеть его улыбки – Крюгер намеренно затянул нижнюю часть лица повязкой, спасавшей от пыли, и одновременно прикрывавшей его уродливую щеку. Хотя, когда дождь ливанул со всей дури, повязка быстро напиталась влагой и скорее служила помехой, но зато никто не мог видеть его улыбки, которая больше напоминала кривой звериный оскал из-за поврежденной щеки.
Впрочем, если рейд выгорит, и он вернется живым, то первым делом наведается к Доктору, узнает, получил ли тот необходимые для пластической хирургии инструменты, и если получил, то сразу и морду себе поправит. Во всяком случае, Доктор обещал, что морда станет не хуже чем была до ожога. Тогда и улыбаться можно будет открыто, а не пугать честной народ кривой ухмылкой.
Впрочем, самого Крюгера красота собственной рожи не очень беспокоила, больше всего его напрягала чесотка, нападавшая на него перед выбросами, и переходившая в нестерпимую боль. Во время рейда это могло стать проблемой, если Крюгер внезапно перестанет себя контролировать. Впрочем, зависимость боли от близости к ЧАЭС была не доказана, так что можно было надеяться, что в Припяти он не свихнется.
На Складах внезапно обнаружились старые знакомцы, с которыми Крюгер радостно пообнимался, а Вьюр на радостях так сжал в своих объятиях, что Крюгер забеспокоился о том, чтобы сохранить свои ребра в целостности. У костра горлопанили песенки, и дружное ржание волнами расходилось по базе. Хотелось присоединиться ко всеобщему веселью, хорошенько пожрать, выпить водки, познакомиться со всеми, с кем еще не был знаком, потравить байки, а потом бухнуться где-нибудь в темном углу, свернувшись калачиком и проспать до следующего утра. И чтоб где-нибудь рядом сопел в своем спальнике Грач, иногда тихонько всхрапывая, перед тем как перевернуться на другой бок.
Но все мечты улетучились сразу, как только кто-то заикнулся о жареном кабанчике. В желудке неприятно заурчало, и Крюгер внезапно понял, что с утра они дружно выперлись на маршрут, не пожрав.
- Не, ну это натуральное свинство, мужики, - с чувством сказал Крюгер, тревожно прислушиваясь к голодному урчанию в животе. – Вы, блин, хоть чаю горячего налейте, что ли…
Не успел он договорить, как ему протянули большую алюминиевую кружку с горячим чаем и солидных размеров ломоть батона, на котором щедрыми кусками красовалась колбаса.
- Давай, лопай, и пошли… - заржал Сивый, и пихнул Крюгера в бок. – Помнишь, какого кабанчика мы в прошлый раз завалили?
- Помню, - с набитым ртом откликнулся Крюгер, и весело подмигнул Грачу. – Слышь, друг, давай с нами на охоту, хоть и дождина льет, но я уверен, что у нас сегодня будет дико вкусное жаркое на ужин.
По другую сторону костра что-то активно обсуждалось. Прислушавшись, Крюгер услышал, как Шалый подбивает кого-то на охоту на снорка, и никогда бы не подумал, что этому человеку свойственно воодушевление. И, тем не менее, он собственными глазами наблюдал, как потихоньку разгораются глаза некоторых сталкеров, готовых все бросить и сию же минуту ринуться за добычей.
Вскоре группа разделилась на две части, и даже заключила пари, у кого добыча окажется жирнее. Не в буквальном смысле, разумеется, снорка при всем желании жрать ни кто не стал бы, даже если бы подыхал от голода, а чисто визуально. Командира базы уговорили поучаствовать в качестве судьи, и это было самым верным решением – командир был мужиком суровым, но справедливым, так что все было по-честному.
Впрочем, Крюгеру было наплевать на победу, больше всего он страшился скуки и одиночества, а сегодняшнее приключение обещало избавить его и от одного и от другого. И если еще и Грач согласится поучаствовать в авантюре – а в такой ливень охота на кабана была чистой воды авантюра – то это могло бы стать идеальным приключением.
С надеждой во взгляде Крюгер уставился на Грача, ожидая решения друга.

2011-02-01 в 23:55 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
До территории "Свободы" сталкеры добрались быстро и без приключений, хотя их постоянно сопровождали рык и вой всевозможных созданий Зоны. Шалого и Тень на территории вечных противников "Долга" знали и приветствовали весьма тепло, да и, как выяснилось, Крюгер тоже был желанным гостем на Складах. Но спокойной стоянки, как всегда, не получилось. Тень готов был своими руками придушить предложившего "пойти поохотиться" умника. Подогретая тушёнка, горячий чай, уютный костёр и смена сухой одежды были пределом мечтаний продорогшего снайпера. Да вырости сейчас из-под земли "Монолит", сталкер заказал бы не вселенское могущество, славу или богатство, а сухую лёжку и чего-нибудь пожрать. Однако давняя идея Шалого поохотится на снорка на этот раз нашла достойных последователей. Сидящие у костра сталкеры разделились на две группы и занялась традиционной мужской забавой - меряньем кхм... мужскими достоинствами с особым шиком, по-зоновски. В группу "кабанятников" вошли Крюгер и Грач, а в группу "снорчатников" - Шалый и Тень. Позадиравшись вдоволь, обе команды похватали амуницию и выдвинулись на дело.
Как на зло, лёжка кабанов и логово снорков располагались довольно близко друг от друга. В тот момент, когда группа, руководимая Шалым, начала сужать кольцо, подбираясь ближе к ухающим мутантам, раздался громкий треск кустов, и на полянку вылетели припять-кабаны, подгоняемые второй командой охотничков. Ну а потом "смешались в кучу люди, кони", и в завязавшейся сваре обе группы как-то мигом слились в одну, ощетинившуюся оружием и орущую, как стая мартовских котов. А вот Шалый неожиданно выпал с этого праздника жизни. От основной массы людей его оттеснили два матёрых снорка, нападающих слаженно и с разных сторон. Они постоянно нападали и отступали по очереди, не давая сталкеру прицелиться, и заставляя его отступать, вертясь, как угорь на сковороде. Однако Фортуна снова нежно улыбнулась бродяге - на пути Шалого попалась неплохих размеров "карусель". В очередной раз прыгнувшего снорка здоровяк встретил точным ударом приклада по кумполу. Поменявшего траекторию мутанта мигом втянула вечно голодная аномалия. Покончить со вторым "слоником" не составило труда.
Шалый огляделся. Схватка увела его довольно далеко от первоначального поля боя - шум охоты доносился далеко справа. Но стоило только сталкеру отправиться в обратный путь, когда как его внимние привлёк треск сучьев и злобное сопение на соседней поляне. Здоровяк свернул на звук, и вскоре его взгляду предстала следующая картина.
На небольшой полянке рыл землю мощными копытами и исходил пеной матёрый припять-кабан. Здоровенный секач сверкал маленькими глазками, искрившимися лютой злобой, его бока, покрытые щетиной и намертво всохшей в неё коркой грязи, мощно вздымались и опадали. Напротив него стоял на четвереньках мужик в противогазе и судорожно тряс головой. Оружие у него Шалый не увидел, да и сейчас оглушённый, по всей видимости, сталкер , не смог бы им воспользоваться. Молодой совсем парень ростом был примерно с Тень, что и решило его судьбу. Мысль о напарнике молниеносно пронзила тело Шалого, и он, больше не раздумывая, ринулся на помощь. Кабан скакнул, собираясь насадить жертву на клыки, но амбал прыгнул, сметая невезучего мужика в сторону. Тело под сталкером задёргалось, но мощная рука Шалого придавила его за загривок, лишая возможности сопротивляться. Хладнокровно дождавшись, когда кабан развернётся, Шалый разнёс ему череп длинной очередью из АК. Мутант захрипел, сделал несколько заплетающихся шагов, рухнул и издох. Сталкер сдвинул автомат набок и скатился со спасаемого, собираясь двинуться прежним курсом. Однако спасаемый внезапно рявкнул и рванулся вперёд, едва не откусив Шалому пальцы. Здоровяк ничтоже сумняшеся приложил нападающего пудовым кулаком между окуляров противогаза.
- Охренел, припадочный? - рявкнул сталкер и осёкся. До бродяги дошло, что его спасённым оказался снорк. Видимо, ещё детёныш, ибо, получив отпор, мутант не стал нападать снова, а рухнул на спину, подставыляя незащищённое горло и жалобно скуля.
- "Совсем как щенок", - задумчиво подумал здоровяк, вспоминая расказы знакомых по долгу службы кинологов. Собак Шалый любил, поэтому он подощёл к снорку, немного придавил его рукой, обозначая своё старшинство, а затем залез в рюкзаку, вытащил банку тушёнки, ловко вскрыл ножом и стал скармливаать мясо монстрику, пальцами запихивая куски в слюнявую пасть под противогазом. За сохранность собственных хваталок отмороженный сталкер не беспокоился - он знал, что снорк признал в нём старшего, вожака стаи, и теперь не осмелиться его тронуть. По крайней мере, пока не вырастет.
Когда мутант покончил с едой, Шалый молча поднялся, отшвырнул пустую жестянку в кусты и отправился прочь с поляны. Мелкий снорк короткими прыжками носился вокруг него и радостно ухал, выражая свой восторг. Взрослые сотоварищи по стае никогда не кормили малышей, оставляя им только объедки, а тут большой и сильный вожак сам отдал ему всю пищу! Шалый даже не подозревал, какой головной болью он себя обеспечил, привязав снорка к себе.
Наконец, сталкер и мутант добрались до места охоты. Основная масса бродяг уже ушла на Склады, утаскивая трофеи, и только Крюгер, Грач и сходящий с ума Тень остались искать товарища. Психующий снайпер первым увидел приближение напарника, и уже вдохнул побольшек воздуха, собираясь устроить ему форменную истерику, да так и застыл с раскрытым ртом. Вид здоровяка в сопровождении повизгивающего снорка деморализлвал и парализовал всех троих бродяг.
- Ш-шалый, ч.. что это? - наконец пролепетал Тень, дрожащий рукой указывая на "слоника".
- Это? - отморозок на секунду задумался. - Это Фёдор.
- А? - интеллектуально смог выдавить снайпер.
- Это Фёдор, - повторил начинающий сердиться Шалый. - Чего непонятного? У сталкеров - клички, значит, у снорков - имена!
Сражнный железной логикой Тень плюхнулся на попу, бессмыслено таращась на друга. Мутант принял это действие за угрозу и попытался ринуться на "врага", громко ухая и потрясая шлангом противогаза. Кулак Шалого снова опустился ему на маковку, да так, что снорк свёл окуляры в кучку.
- Свои, - рявкнул амбал. Затем перевёл тяжёлый взгляд мутных глаз на Грача и Крюгера. - Это, - отморозок чуть помедлил, буравя напарников взором, - тоже свои.
Мутант заскулил и снова плюхнулся на спину. Шалый потрепал его по пузу и подошёл к другу. Рывком подняв охреневшего снайпера на ноги, здоровяк уточнил:
- Остави Федю себе?

2011-02-02 в 19:42 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Предложение Вьюра вызвало нездоровый энтузиазм в их команде, да и вообще в лагере. Идти на охоту с хорошо вооруженной четверкой захотели многие: большой группе не страшны никакие мутанты, даже стайные. Прущую из сталкеров дурную энергию подогрело еще и известие о снорках: Шалый, видно, давно мечтал посостязаться в ловкости с этими тварями, да и очистить местность для нормальной охоты было необходимо. Энтузиазма разгоряченной толпы не разделяли, кажется, только двое – Грач и Тень, мечтавшие как можно быстрее оказаться в тепле и покое, и отдохнуть после неспокойной ночи и утомительного пути. Но напарников бросать не хотелось ни тому, ни другому. Грач метнул на Крюгера мрачный взгляд, демонстративно широко зевнул, поёжился, и закинул АК на спину, показывая готовность переться за товарищем хоть к Монолиту.
Так уж получилось, что кабанов, загнанных по всем охотничьим правилам, пригнали аккурат к сноркам, которых в это время обрабатывала вторая группа. Такого не ожидали ни кабаны, ни снорки, ни сталкеры, посему на небольшом болотистом пятачке образовалась разношерстная куча мала. Грач, молясь, чтобы сталкеры в горячке не постреляли друг друга, и пытаясь одновременно защищать Тень и пасти Крюгера, в азарте залезшего в самую кашу, не сразу понял, что Шалый пропал.
А когда понял – почувствовал, как холодеют пальцы. Не хватало только потерять еще одного, а то и двоих: кто знает, что будет с Тенью, если он лишится своей половины? Грач напряженно оглядел радостных бродяг, что тащили к базе аж трех здоровенных свиней и с десяток снорочьих лап, уверился, что знакомой белёсой макушки среди них не наблюдается, и отошел к Тени, что бинтовал длинную рваную царапину на руке довольного Крюгера.
- Шалого никто не видал?
- Я думал, он с тобой, - Тень поднял на него глаза, быстро наполняющиеся паническим ужасом.
- Как заваруха началась, так я его и потерял, - покачал головой Грач, мысленно сжимаясь от боли и жалости под взглядом снайпера. – Может, в башку стукнуло самолично в нору залезть да проверить, не выжил ли кто из лапчатых?
- Он может…, - голос Тени помертвел. – В прошлый раз едва не…
- Хорош трястись, - резко, почти грубо оборвал Грач, до смерти боявшийся, как бы Тень не сорвался в недостойную мужчины истерику. – Напарник твой еще и не из такой задницы вылезал – на лбу же написано, что вояка бывалый. Ждём, скоро вернется.
И Шалый вернулся. В обозначившемся в туманных сумерках высоком силуэте Тень первым признал напарника, приготовился к убийственной отповеди в его адрес, и… осел на траву, безмолвно хлопая глазами на чудо, прыгающее вокруг высокого сталкера и едва достающее ему до колена.
«Никак, наш амбал детенышем обзавелся» - Грач смотрел на мелкого мутанта со смесью жалости и брезгливости. До окончательного перерождения снорк был, наверное, даже меньше Тени – совсем зеленый мальчишка, неведомым образом заброшенный в радиоактивное пекло. Позвоночник его еще почти не открылся, практически целые стекла противогаза еще не были заляпаны кровью и гноем, разложение едва тронуло кожу зеленью – словом, судя по всему, мутировал он не так давно. – «Но почему не пристрелил за компанию с семейкой? Жалость? Да ну. Шалый – машина смерти, подобные глупости наверняка в нем давно выжжены. Хотя…тогда почему Тень? Или все-таки…»
Грач запутался в догадках, и пообещал себе при случае осторожно выяснить, что же за бульон варится в голове у их непонятного сотоварища. Шалый был единственным, кого Грач пока не мог понять и принять до конца.
- Оставим Федю себе?
На этот вопрос снайпер лишь махнул рукой, поднимая упавший ВАЛ, и забрасывая его себе за спину. Жест «Делай, что хочешь и будь что будет», был лучшим ответом на вопрос. Что бы он там ни думал – Шалый все равно поступит по-своему. В некоторых вещах бугая не мог переупрямить никто, и маленький снорк, видимо, был одной из таких вещей.
- Предлагаю крепко подумать, сталкер, - тихий голос Грача раздался совсем рядом с Шалым. Сталкер оторвал взгляд от детеныша, и угрожающе уставился в спокойное лицо напарника. – Пока он мал – ты его хозяин. Но попробует людской крови, заматереет – жди когтей в спину: снорк есть снорк. Тогда под удар будет подставлен и твой подзащитный. Ты это знаешь. Тебе решать.
"А лучше - пристрели его сразу" - закончил он про себя.
Снорк, словно поняв его, злобно рыкнул, но Грач уже отошел в сторону, обнял за плечи весьма недовольного Крюгера, и мягко подтолкнул его в спину, следуя за удаляющимся в сторону Складов Тенью.
- Мне тоже это не нравится, - прошелестел он неслышно. - Но "свободовцы" не пустят его на территорию с тваренышем. А там...что-нибудь придумаем.
Последняя фраза прозвучала более зло, чем ему хотелось.
Шалый нагнал их уже на подходе к блокпосту, и снорка при нем не наблюдалось. В молчании группа миновала каменный мост и вступила на территорию Складов, где царило небывалое оживление.
***
Веселая суматоха немного отвлекла сталкеров от тяжелых мыслей и наваливающейся усталости. Кабаньи тушки свежевались под руководством повара-пьянчуги, сталкеры - и вольные, и "свободовцы" - дружно пили за удачную охоту. В таком состоянии всем уже было абсолютно наплевать на результаты спора, главное - жратвы было вдоволь, а снорочьи лапы можно сдать ученым, и разжиться неплохой деньгой. Словом, дождливый и слякотный вечер обещал теплую компанию, вдоволь еды, байки до утра, и полную безопасность. Чего еще желать вольному сталкеру?
Вот только Грач, полуживой после дороги и неожиданного приключения, немного обсушившись у костра, наотрез отказался от грядущего свиного шашлыка, и отправился искать место, где можно было бы свалиться. Место отыскалось в одном из помещений, застеленном матрасами - Грач, уже с трудом соображая, расстелил спальник на приглянувшемся матрасе в углу, и моментально провалился в глухой сон без сновидений.

2011-02-02 в 20:56 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Мяса добыли даже больше чем ожидалось, и Крюгер, расплывшись в довольной улыбке, уже предвкушал сытный ужин и горячий чай, после которого можно завалиться спать с до отказа набитым брюхом. В конце концов, сталкерам не часто выпадало вот так вот от души наестся, иногда приходилось подолгу обходиться вообще без еды. Он даже не сразу заметил, что его рука разодрана до крови, и только когда к нему подошел Тень и предложил помощь с перевязкой, то Крюгер сначала долго и удивленно рассматривал свою руку, и только потом согласился и протянул лапу снайперу, которую тот ловко продезенфицировал и замотал бинтом.
Когда Грач неожиданно вспомнил про Шалого, возбуждение от прошедшей охоты немного спало, и Крюгер, нахмурившись, наблюдал, как Тень начинает потихоньку впадать в панику. Сталкер даже собрался самолично идти искать Шалого, когда тот неожиданно появился сам. И не один.
Крюгер даже не сразу понял, кого именно приволок с собой амбал, и только присмотревшись, офигел на столько, что несколько секунд просто не мог двигаться. Он только смотрел и смотрел, как мелкий монстрик радостно скачет у ног Шалого. В себя его привел голос друга, что-то говорившего, но что именно, Крюгер не разобрал. Он все смотрел и смотрел на это, и никак не мог отвести взгляд. Рука невольно потянулась к автомату, и только толчок Грача в спину, привел Крюгера в чувство.
- Мне тоже это не нравится, - прошелестел он неслышно. - Но "свободовцы" не пустят его на территорию с тваренышем. А там...что-нибудь придумаем.
«А хули там придумывать, убить и дело с концом», подумал Крюгер, но вслух ничего не сказал, лишь покосился на мелкую тварь, недобро прищурившись.
Недавняя эйфория от охоты сошла на нет, и теперь Крюгер мрачно сдвинув брови, шагал к базе, раздумывая, что же делать дальше. В голову не приходило ни одной светлой мысли, кроме желания пристрелить тварюжку, пока не выросла, и не попробовала первой крови. Потом будет это сделать намного сложнее. Внутри сталкера комом нарастало отвращение при каждом взгляде на это мелкое чудовище, и он рад был бы не смотреть, но скотина крутилась под ногами, так и напрашиваясь на полновесный пинок в морду тяжелым армейским ботинком. После недавнего ранения Дьвола, они лишились одного бойца в группе, и Крюгер никак не мог предположить, что пополнение у них случится так скоро, да еще и подобным образом. Кому расскажешь, не поверят. Ну кто в здравом уме решится заменить доброго бойца на психованного мутанта? Только такой же псих. Да еще и друзья руку перестанут подавать…
И только чертов Шалый, словно мамашка после недавних родов гордо взиравшая на отпрыска, чувствовал себя в своей тарелке.
«Блять, лучше бы бабу себе нашел, да нормальных детей нарожал, или, на худой конец, собаку где-нибудь раздобыл, только не мутированную, а нормальную»…
Ярость бурлила и клокотала в Крюгере, порываясь вот-вот вырваться наружу, и он даже не заметил, как они дошли до базы, и когда именно снорк пропал из виду. Оказавшись у бетонной стены, Крюгер со всей силы саданул по ней кулаком, чуть не переломав себе костяшки, но боль, отозвавшаяся в плече, отрезвила его, и алая пелена тумана, застилавшая глаза, спала. Несколько раз моргнув, он осмотрелся по сторонам, и даже удивился тому, что совсем не помнил, как пришел в лагерь. Сталкеры уже начали праздновать удачное завершение охоты, не дожидаясь, пока мясо, нанизанное большими кусками на вертела, прожарится до съедобного состояния. Водка лилась рекой, закуска тоже не осталась без внимания, и сталкеры снова начали распевать на весь лагерь песенку про ежика. Вот только Крюгеру было не весело, усталость навалилась на плечи, основательно прижав к земле… Крюгер хлопнул стакан водки, и оглянувшись, только успел заметить, как Грач торопливо пробирается между народом, и уходит в барак. Проводив взглядом приятеля, Крюгер мрачно уставился в огонь, чувствуя как тепло от водки разливается по всему телу, и раздумывая, не уйти ли ему вслед за товарищем или все же еще немного посидеть среди веселящейся компании. Он даже попробовал прояснить вопрос, кому именно присудили победу, но, услышав ответ, тут же о нем позабыл.
И даже не заметил, как пролетело время, пока ему под нос кто-то не подсунул тарелку с дымящимися кусками хорошо прожаренного мяса. Он ел, совершенно не чувствуя вкуса, вгрызался в сочные куски крепкими зубами и почти не замечал, что именно он делает. И все пытался разобраться, что именно его так напрягло – то, что Шалый заменил Дьявола на вонючего снорка, или то, что он поинтересовался только мнением Тени, совершенно не подумав, что и другие в группе имеют оружие, а следовательно имеют право голоса.
Так и не придя к какому либо выводу, он тихонько выбрался из толпы, и уныло поплелся в барак, где уже дрых Грач. Постелив себе на соседнем матрасе и забравшись в спальный мешок, Крюгер перевернулся на спину, закинул руку за голову и уставился в потолок. И не заметил, как провалился в глубокий беспокойный сон.

2011-02-03 в 12:29 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Тень молча негодовал. Шалый, уникум недоделанный, не мог придумать ничего лучше, как притащить снорка на всеобщее обозрение. Хорошо хоть, в лагерь это прыгучие чудовище не попёр, приказав ждать возвращения. Каким образом мутант слушался своего "альфа-самца", снайпер мог только гадать. В принципе, ничего против зверюшки в команде Тень не имел. Возможно, отмороженность Шалого была заразной и передавалась воздушно-капельным, возможно, сталкер всё ещё несерьёзно относился к некотрым вещам, всецело доверяя напарнику в вопросах безопасности, но снорк Тени глянулся. Снайпер даже успел почесать тварюху за краем противогаза, чем вызвал её довольное ворчание. Но вот то, что присутствие мелкого мутанта внесло серьёзный диссонанс в и без того не особо слаженную команду, видно было и невооружённым глазом. И если Грач почти не возмущался, молча кидая неодобрительные взгляды на Шалого со снорком, то Крюгер явственно кипел, едва сдерживаясь, чтобы не начать разборки. Шалому, естественно, всё было коллинеарно. Оба сталкера воспринимались им уже гораздо более спокойно, чем во время вынужденного знакомства, но воспринимались им как временные объекты. Что они думали насчёт снорка, здоровяка не волновало - после Припяти отряд разбежиться в разные стороны. Но вот недовольствие Тени отморозок смутно ощущал, и это заставляло его мрачнеть на глазах. Снайпер же напряжённо думал о том, как вернуть в группу прежнее спокойствие и не допустить ссоры.
На Складах пировали. Водка текла рекой, свиной шашлык поглощался в неимоверных количествах. Часовые мрачно прислушивались к шуму гульбища и глотали слюни. Тень быстро прожевал сунутое ему кем-то мясо, схватил неспешно жующего Шалого за руку и отвёл в ближайший безлюдный закуток. Вот там-то снайпер и отвёл душу, ругаясь на напарника, как пьяный сапожник. Здоровяк с философским спокойствием слушал излияния друга, изредко откусывая от шашлыка. Выдохшийся Тень отвесил другу профилактический подзатыльник (ему для этого пришлось встать на цыпочки, а Шалому - слегка наклониться) и утопал спать. Отморозок ещё немного посидел у костра, слушая песенку про ёжика, звучавшую уже раз двадцатый подряд, а потом ушёл следом за напарником.
Утром снайпер вскочил как можно раньше и отправился на поиски Крюгера. Тот уже не спал, а обнаружился во дворе около костра. Тень подошёл, некоторое время хмуро потоптался рядом, а потом собрался с духом и выпалил:
- Доброе утро, Крюгер! Не держи, пожалуйста, зла на Шалого! Насчёт снорка можешь не опасаться, он не тронет, честное слово! И я уговорил Шалого отпустить его перед Радаром и не тащить в Припять, так что это останется только нашим с напарником делом, - сказав это, снайпер развернулся и стремительно пошёл прочь. Его грызли сомнения, что сталкер пошлёт его далеко и надолго. Тем более, нужно было выдвигаться в путь.

   

Ролевая игра в формате соавторства

главная