16:05 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
Игроки: Зоич, шут, Kristi aka Chaos, Метирис, kassara

Жанр: слеш (возможен, но не обещан)

Минимальный размер поста: ???

Возможность дополнительных игроков: пока игра не ушла слишком далеко добавление игроков возможно. Далее по договоренности.

Комментарии, не относящие непосредственно к игре, НЕ принимаются.

Песочница - для тех, кто хочет пообщаться с соавторами игры, что-то спросить, внести свои предложения, покидаться в авторов тухлыми помидорами, или распить с ними бутылку водки. А так же тут можно отслеживать диалоги соавторов друг с другом и получать представления о том, как дальше будет развиваться игра. Любые пожелания и критика приветствуются, если они конструктивные.

Творчество игроков:


От Зоич, шут:

Семейное фото в рамочке (осторожно, большое)

От Метирис:
Шалый
Крюгер (пока еще Август)
Грач
Тень
Дьявола я пока не дорисовал, но обещаю исправиться))

URL комментария

От kassara:

читать дальше

Комментарии
2011-02-03 в 21:12 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Утро для Грача начиналось совсем не радостно - он знал, что это была последняя спокойная ночёвка в их ходке. Так уж вышло, что сталкер продрал глаза позже всех в команде, да и то только после третьего пинка Крюгера. С чувством выматерив заботливого друга, Грач с трудом выполз из спальника, подхватил рюкзак, и, лавируя между храпящими телами, отправился на выход.
Небо хмурилось, но дождь кончился - и на этом Зоне спасибо. Во дворе, помимо нескольких залётных бродяг и компании "свободовцев", обнаружилась вторая половина отряда, на вид вполне себе бодрая и готовая к приключениям. Не готов к ним был только зверски выдернутый из спальника Грач, хотя кофе, что плескался в его термосе, все же немного сгладил положение.
Шалый неспешно доедал свиное мясо, Тень торопливо перебирал рюкзак, почему-то стараясь держаться подальше от Крюгера, который с безмятежным видом тянул чай возле почти прогоревшего костра. Грач успел затолкать в себя кусок колбасы, сбегать к местному торговцу и, почти уже проснувшись, почистить оба автомата, так что был в полной готовности, и лишь ждал команды Тени, чтобы выдвигаться по дороге на Радар.
Покидая пределы базы "Свободы", Грач снова поймал себя на желании оглянуться. А вслед уходящим неслось, неугомонное и нестройное:
Если хочешь прослыть извращенцем навек,
Ты Лемура люби - он почти человек,
Монолитовца, если совсем поприжмет,
Только ёжика трогать не смей, идиот!
Веселье кончилось. Грач чувствовал, как к нему, да и ко всей команде, возвращается привычная сосредоточенность и настороженность, походка вразвалку превратилась в легкий, упругий шаг, и все чувства обострились, работая не хуже детекторов. Впереди был Барьер, дальше на десяток километров тянулась дорога к Радару, а уж от него было рукой подать до Припяти, "монолитовской" базы, где и должно было развернуться главное действо.
На пути к Барьеру группа дважды отбивалась от больших, необычно агрессивных собачьих стай. Еще веселее вышло с троицей матерых кровососов, один из которых едва не достал Грача, который и получил украшение на шею в виде отпечатков присосок. На кровососов было истрачено немеряное количество патронов (зверюги попались хитрые и ловкие), так что, хоть команда и основательно затарилась боеприпасами, впредь стоило быть экономней. Ну и внимательно обыскивать тушки врагов, конечно.
... поваленные деревья за дырявым забором. Искореженные машины, автобусы, покрытые десятилетней ржавчиной. Вездесущие деревянные кресты. И - трупы. Десятки изрешеченных пулями трупов в зеленой "свободовской" броне. Путники достигли Барьера, но зрелище, что их встретило, было совсем невеселым.
В живых остались не больше десятка бойцов, но и они понимали, что положение их - хуже некуда. Подмога с базы обещала прийти лишь к полудню, за это время жалкую горстку людей, пусть и неплохо вооруженных, просто сметут шквальным огнем.
- Прут, как танки, сволочи, - сплюнул дюжий "свободовец" с багровым шрамом во все лицо, поднялся из-за импровизированного убежища в виде прогнившего остова машины, и махнул рукой, привлекая внимание ведущего группы.
- Вольняги, пособите волну отбить! За "Свободой" не заржавеет!

2011-02-04 в 13:24 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
Уснуть то Крюгер уснул, но проспал всего ничего. На улице еще было темно, рассвет вот-вот должен был занятся, а Крюгер уже топтался у входа в барак, раздумывая чем бы заняться, пока все спят. В лагере стояла непривычная тишина, перед самым рассветом угомонились даже самые заядлые забулдыги.
- Не спится?
Вопрос застал сталкера врасплох, он вздрогнул, прежде чем обернуться на звук. Оказалось, что командиру базы тоже не спалось, и он тихонько курил, сидя на стволе поваленного дерева и прикрыв ладонью огонек от сигареты. Присутствие командира оказалось как нельзя кстати, Крюгер выпросил у него старый помятый чайник, в котором нагрел на костре воды. Выбрив морду до зеркального блеска, Крюгер почувствовал себя значительно лучше. Настроение, вечером упавшее ниже плинтуса, медленно, но верно ползло в гору. Правильно когда-то говорил его лучший друг Плинтус – если есть проблема, надо с ней переспать. Не в буквальном смысле, разумеется, а просто к утру проблема может оказаться не стоящей выеденного яйца. И теперь Крюгер и сам не мог понять, что именно его вчера так выбесило – ну подумаешь мелкий звереныш в команде объявился… Пока мелкий он не проблема, а если начнет выкаблучиваться, то вопрос решится быстро и не в его пользу. Даже Шалый не станет держать зверюгу, если она станет слишком опасна хотя бы из уважения к своему напарнику.
Постепенно двор начал наполняться заспанными сталкерами, и Крюгер решил, что пора бы и разбудить Грача. От души попинав товарища, ибо тот нив какую не желал просыпаться, он с усмешкой выслушал сердитое бурчание друга. Вскоре компания собралась во дворе, готовясь к выходу с базы. Крюгер постарался накипятить чаю побольше, так чтобы хватило на всех, и как раз жевал холодное мясо, оставшееся с ужина, когда к нему внезапно подкатил Тень:
- Доброе утро, Крюгер! Не держи, пожалуйста, зла на Шалого! Насчёт снорка можешь не опасаться, он не тронет, честное слово! И я уговорил Шалого отпустить его перед Радаром и не тащить в Припять, так что это останется только нашим с напарником делом.
От неожиданности Крюгер подавился. А Тень словно так и нужно было сразу отвалил в сторону. Кусок мяса, ставший поперек дыхательных путей, перекрыл кислород, и морда Крюгера начала наливаться кровью от того, что он никак не мог вздохнуть. К его счастью, рядом оказался Вьюр, от души треснувший Крюгера по спине, да так, что кусок мяса выскочил и упал в костер.
- Скотина, - с чувством произнес сталкер, отдышавшись и утерев выступившие на глаза слезы.
- Хм, я на благодарность надеялся, а ты… - обиженно пробурчал Вьюр.
- Да это я не про тебя, тебе то я как раз благодарен.
- Хм, а он то чего тебе сделал?
Крюгер покосился на Вьюра, но отвечать не стал, слишком уж долго пришлось бы рассказывать о взаимоотношениях в группе. А времени было в обрез.
На самом деле он был рад, что все решилось, и по большому счету он сам должен был подойти к ребятам и поговорить. Ведь это он чуть не стал проблемой для группы, внеся некоторый разлад своим поведением.
Но поскольку он этого не сделал, то решил, что у него еще будет повод доказать товарищам, что он полезен.

***
- Вольняги, пособите волну отбить! За "Свободой" не заржавеет!
Группа перекатом дружно свалилась в первую же канаву, и вовремя – над головами сталкеров от пуль вздыбились фонтанчики, щедро осыпая их комьями земли.
- Твою дивизию! – выругался Крюгер, пытаясь отплеваться от пыли, забившей и рот и нос. – Вот только нам сейчас заварухи и не хватало для полного счастья…
Хуже всего было то, что где-то сидел снайпер и упорно долбил из гаусса.
- Так, мужики, вы дуйте к «свободовцам» и там осмотритесь, а я скоро вернусь.
Тень сбросил рюкзак, развернул свою снайпенрку, и через минуту исчез где-то в кустах. Даже Шалый не успел возмутться, лишь ошарашено глянул вслед другу.
- Слышь, Шалый, может ему подсобить надобно? – поинтересовался Грач, и Крюгер согласно кивнул.
- Нет, - хмуро свел брови Шалый. – У него явно какая-то задумка, мы можем испортить ему всю игру…
Он развернулся, и, пригнувшись чуть ли не до самой земли, побежал в расположение «свободовцев». Грач с Крюгером переглянулись и дернули вслед за высоким сталкером, изредка ругаясь, когда пули ложились слишком близко от них.

2011-02-04 в 18:19 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
И, как всегда, не было печали...
- Вольняги, пособите волну отбить! За "Свободой" не заржавеет!
Тень мысленно вздохнул - пройти тихо и спокойно они не успели. "Коридор", о котором снайперу рассказали знакомые бродяги, исчез, словно его и не было. "Монолит" вернулся обратно на свои позиции, о чём сведительствовали свежие трупы в продырявленной "свободовской" броне. Впрочем, в Зоне ли сетовать на изменчивость окружающей действительности? Решительно скинув рюкзак, снайпер скользнул в кусты, на ходу отправив группу к остальным. План охоты на своего коллегу по стрелковому цеху был безумным, но вполне мог оправдать себя.
Хмурый Шалый понёсся к укрытию "свободовцев", отчаяно желая хоть как-то помочь другу. Однако он хорошо понимал, что единственное, что он может сейчас сделать - это максимально отвлечь вражеского снайпера. Поэтому здоровяк перехватил поудобнее автомат и слепо огрызнулся короткой очередью, примерно прикинув место лёжки. Грач и Крюгер поддержали его слаженным огнём.
Тем временем Тень полз по канаве, полной какой-то мутировавшей крапивы. Жгучие листья размером с лопухи соскальзовали с ткани комбинезона, но приходилось быть очень осторожным. Тем более, пару раз путь снайперу преграждали гравиконцетраты, но пока, к счастью, их можно было обогнуть, не выбираясь из канавы. Стараясь пыхтеть как можно тише, Тень пробирался к покосившему сараю, стоящему на отшибе. Если он всё правильно рассчитал, то позиция "Монолитовского" стрелка будет видна, как на ладони. Но вот половник дёгтя в бочку мёда добавляло то, что канава круто поворачивала, не доходя до сарая. И до него было довольно далеко бежать по пересечённой местности, прекрасно простреливоемой со всех сторон. Мысль о том, что десяток секунд он будет открыт, как на ладони, отозвалась мерзким холодком между лопаток. Отогнав мрачные мысли, Тень выполз на стартовую позицию. Со стороны "сводобовцев" доносились звуки ожесточённой перестрелки.
"Молодцы, ребята" - искренне обрадовался снайпер. - "Отвлеките этих роботов".
Сталкер осторожно высунул нос, стараясь не шевелить заросли и оставаться максимально незаметным. Сейчас он видел картину боя сбоку. Справа была позиция своих, а вот правее и чуть дальше мелькали экзоскелеты "монолитовцев". Снайпера, конечно же, не было видно.
Тень прикрыл глаза и замер, глубко вдохнул и медленно выдохнул, мысленно внушая себе, что его сознание похоже на пустой пузырь, заполненный воздухом. И сейчас этот пузырь подхватил ветер и гонит в сторону сарая. С этой мыслью сталкер подскочил и ринулся к спасительной стене сарая. Мимо просвистели осколки разорвавшейся рядом гранаты, но целились явно не в снайпера. Ему повезло. Добежал Тень не только живым, но и незамеченным. Прислонившись к прогнившим доскам сарая, сталкер сполз вниз, судорожно хватая ртом воздух и вцепившись в СВД до побелевших фаланг. Дав себе пару секунд на успокоение, снайпер снова собрался. Углядев рядом лестницу, Тень возблагодарил Зону и резв вскарабкался на крышу. Доски скрипели и прогибались под тяжестью ползущего человека, но держались.
Снайпер замер на краю крыши, оглядывая окрестности в оптику. Выстрелы из гауссовки были редкими, но хорошо прослеживаемыми, так что Тень довольно скоро разглядел чёрную фигуру, приникшую к винтовке. Прицелится... задержать дыхание... выстрел! Фигура скорчилась и больше признаков жизни не подавала. Мысленно поздравив себя, сталкер огляделся. не заметил вокруг ничег опасного, и снова приник к прицелу. Стрелять из СВД в мужиков в экзоскелетах было трудно, но вполне реально.

2011-02-04 в 20:58 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Ждать пришлось недолго. При первых же залпах из-за ограждения, раздался подбадривающий рёв "Свободу не остановить!", и воспрянувшие духом из-за неожиданного пополнения бойцы открыли ураганный огонь по выскакивающим словно из ниоткуда монолитовцам.
Последние были прекрасно экипированы (даже слишком хорошо, по мнению Грача), и стреляли ничуть не хуже любого из бывалых бродяг - чувствовалась выучка покруче, чем у "Долга". Мысленно пожелав удачи снайперу, Грач рванул вслед за Крюгером и Шалым, с разбегу залетел за импровизированное укрытие, сооруженное свободовским стрелком, припал к оптике автомата, и несколькими выстрелами свалил метившего в их группу монолитовца.
Два десятка стрелючих товарищей потихоньку продвигались все ближе к свободовским позициям. Потери обеих сторон пока что были примерно равны, но, пока был жив вражеский гауссоносец, прогноз для защитников Барьера был совсем неутешительным.
- Бац! - и стрелок в зеленом бронике сдавленно застонал, валясь на землю рядом с Грачом и зажимая ладонью плечо.
Далекий выстрел СВД - и гаусс замолчала. "Ай да снайпер - не в бровь, а в глаз" - мысленно восхитился Грач, выглядывая из-за укрытия, пытаясь снять еще одного не в меру ретивого монолитовца, и одновременно отчаянно вспоминая, как же действовал Шалый, когда перевязывал Дьявола. Перед тем, как выпростать из рюкзака аптечку, сталкер метнул Ф-1 в троицу экзоскелетов, что организованным огнем пытались дожать Крюгера. Экзоскелет всем хорош, да бегать в нем нельзя, так что граната здорово попортила монолитовские шкурки, позволив Крюгеру добить двоих - последнего прикончил один из свободовцев.
Вкатить противостолбнячное, анестетик, антибиотик, помочь перетянуть бинтом - на первое время этого парню должно хватить. Грач, все еще беспокоясь, что сделал что-то не так, обернулся на подопечного, что скрылся за ржавым "Запорожцем", перебежал за соседнее укрытие, и метнул очередную гранату.
Ф-1 взорвалась, и за взрывом последовало еще три, гораздо более мощных. Грач с удивлением высунулся, и все понял: умница Крюгер (а может, и сведущий в таких делах Шалый) приметил стоящие возле ограждения небольшие бочки с зажигательной смесью, которые и расстрелял, вызвав цепную реакцию взрывов. На раздолбанном асфальте остались три неглубоких воронки, а вокруг - месиво из оторванных рук, ног, голов, оружия и запчастей от экзоскелетов.
Отряд из тридцати монолитовцев был смят за полчаса. Когда стало ясно, что из-за Барьера больше никто не лезет, уцелевшие бойцы выбрались из укрытий на недолгий перекур.
Шалый и Крюгер почти весь бой простояли плечом к плечу, снимая меткими очередями тех, кто подбирался достаточно близко. Оба напарника, все еще хмурые и напряженные, были абсолютно невредимы - пулю, к счастью, не словил никто. Как новенький сиял и Тень, с широкой улыбкой подходивший к команде и крутящий головой по сторонам в поисках Грача. Последний, пошатываясь (видимо, его слегка контузило), вылез из-за ближайшей машины, сфокусировал глаза на Шалом и Тени, и, все так же молча, протянул им руку для рукопожатия - жестом окончательного принятия и доверия.
- Как мы их, а? - здоровяк со шрамом радостно хлопал их по плечам. - Спасибо, вольняги! Как минута выдастся - сходите к Чехову, он вам гостинец приготовил. Теперь-то уж точно до прихода подмоги выдюжим.
- Чует моя задница, это еще цветочки, - почти шепотом сказал Грач, и, чтобы не свалиться от головокружения, оперся на Крюгера. - Друг, курить есть? А то я вас сейчас мозгами забрызгаю.

2011-02-05 в 08:55 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
- Твою мать! – с чувством произнес Крюгер, подхватывая друга подмышки и осторожно усаживая того на поваленное дерево. – Ты не ранен? Куда ранили, покажи!
Беспокойно ощупывая друга на предмет ранений, Крюгер мысленно костерил себя на чем свет стоит. За Дьволом не углядел, еще и Грача подставил, идиот. Нет, он точно одиночка, так и не научился работать в команде после того, как Патрон погиб. И того не уберег, и этого еще может потерять. Голова пошла кругом, и Шалый, заметив состояние сталкера, оттолкнул его в сторону.
- Да не ранен он! Хотя и контузило его… Ничего, отлежится. Ты, главное, сейчас сигарету другу дай, пусть и вправду покурит, а пока курить будет, погоняй по округе, поищи «Душу». Она позволяет быстро восстановить силы. Ну! Чего встал? Одна нога здесь, другая там!
Крюгер рванул с места, словно ему наподдали пинка для скорости. Еще когда они только-только подходили к «свободовцам», он заметил не вдалеке скопление аномалий, среди которых наблюдалось несколько «Мясорубок», в которых, как правило, и зарождалась «Душа». Стоило повнимательнее осмотреть это место.
Он бегом добрался до поляны с одной стороны под наклоном уходившей куда-то в густые заросли, а с другой стороны густо опутанной витками колючей проволоки между поваленными деревянными столбами. Лезть через проволоку не имело смысла, зато пробраться через кустарник, обойдя поляну кругом можно было попробовать. Если здесь и водились артефакты, то они могли быть только на отдаленных участках, которые до этого обстреливались монолитовцами. Сейчас царила тишина, если подкрепление от «Монолита» и могло подойти, то не раньше, чем через несколько часов. Так что Крюгер надеялся обшарить окрестности без особого для себя риска. Сбежав к зарослям вдоль граница аномального поля, он вломился в густые кусты, прокладывая телом тропу. Пару десятков метров он продирался сквозь заросли, стараясь защитить глаза от веток, так и норовивших выбить ему глаз. Но в какой-то момент он почувствовал, что идти стало легче, заросли словно раздвинулись, образовав узкий, почти неразличимый проход, уводивший куда-то влево. Прикинув расположение поляны относительно себя, Крюгер понял, что этой заросшей тропкой он как раз доберется в нужную точку. Идти стало не в пример легче…
Заросли закончились неожиданно, выведя его к заброшенному двухэтажному зданию с выбитыми окнами и обрушившейся крышей. Покосившаяся дверь уныло скрипела проржавевшими петлями. Впрочем, все постройки в Зоне отчуждения были похожи друг на друга, именно это здание казалось Крюгеру подозрительным. Он не сразу понял в чем дело, но прикинув, где именно располагается здание, и не обнаружив ни одной дороги, которая вела к нему, он решил, что это что-то из бывших хорошо засекреченных лабораторий. Вернее, само здание скорее было что-то типа административного корпуса, и строилось скорее как прикрытие.
Осторожно высунув нос наружу, Крюгер осмотрелся, но, не заметив ничего подозрительного, пригнувшись, бегом помчался под укрытие стен. Здесь явно никого не было, но ведь кто-нибудь мог наблюдать за ним издалека, так что осторожность все-таки следовало соблюдать.
Соблюдая все возможные меры предосторожности, Крюгер сунул голову в дверной проем, осмотрелся и нырнул в полумрак коридора. Изнутри здание казалось чуть больше, от входной двери шел небольшой предбанник, а за ним начинался коридор, деливший здание на два крыла. Потолок правого крыла обрушился, полностью заблокировав проход, зато левое крыло было в относительно неплохом состоянии. Первым делом, Крюгер забрался на второй этаж, но оказалось, что там совсем нечего делать – там, где еще межэтажные перекрытия не обрушились росла трава густым ковром и даже пробивались молоденькие березки.
Зато нижний этаж кое-где остатки былой «роскоши» - в кабинетах на стенах еще можно было наблюдать обшивку «под дерево» и гипсовые плитки, изображавшие лепнину. В бывших кабинетах царил беспорядок, столы и стулья были перевернуты, ящики столов выдвинуты, и их содержимое ровным слоем покрывало пол. Бумага давно пожелтела, а кое-где и почернела от вечной сырости. Крюгер медленно продвигался по коридору, осматривая каждую комнату, и иногда даже ворошил старые бумаги, мельком проглядывая, что там написано. Разумеется, ничего интересного там не было, да и быть не могло, всю секретную документацию, если она здесь когда-то была, вывезли сразу после аварии. Зато маленький чулан в конце коридора, в котором уборщица когда-то хранила свои ведра и тряпки, внезапно преподнес приятный подарочек в виде аретфакта «Светляк», что было даже лучше «Души». Но «Душу» все же следовало поискать – Крюгеру казалось, что он ее чувствует, что артефакт где-то рядом и надо только немного поискать. Может быть, ему это просто казалось, но уверенность в своей правоте придавала ему сил.
Оставалось осмотреть всего три комнаты, из которых двери в две из них были не заперты, зато третья и последняя дверь в коридоре оказалась не только плотно прикрытой, но запертой на пару крепких замков.
Не долго думая, Крюгер вышиб замки автоматной очередью. Дверь под напором стрельбы сама распахнулась, и перед глазами Крюгера показался чистенький, без единой пылинки, кабинет без окон, но зато с горящей электрической лампочкой в углу. Явно кабинетом пользовались и делали это не так давно. Даже чайник не успел остыть. Кто его покинул в явной спешке, бросив ворох бумаг на столе, и приоткрытый сейф. В сейфе две верхние полки пустовали, только в углу торчал обрывок бумаги. Видимо, тот кто покидал кабинет, собирался в спешке и вытаскивая бумаги нечаянно порвал один из документов, даже этого не заметив. Что бы это за документ ни был, теперь по обрывку все равно его узнать было не возможно. Зато на нижней полке красовались две «Береты», три магазина для калаша, которые Крюгер, разумеется прибрал себе, и какая-то ярко оранжевая пластиковая коробка, какие он часто наблюдал у научников, но понятия не имел, что в них находится. Аккуратно вскрыв замки, он присвистнул от удивления – это был контейнер, полностью забитый артефактами «Душа» и «Светляк». Тот, кто здесь был явно предполагал возможность ранения, и обезопасил себя, накупив, или насобирав артефакты с лечебными свойствами.
Становилось все интереснее и интереснее. Особенно, когда Крюгер рассмотрел среди бумаг карту. Потянув за край, он осторожно вытянул ее на свет и присвистнул. Карта имела в правом верхнем углу печать, расплывшуюся от влаги и почерневшую, но в которой до сих пор угадывался знак «Монолита». Сама же карта была вдоль и поперек испещрена значками, к некоторым из них были пояснения, другие же были без всяких пояснений. Разобраться, что к чему уже не было времени, надо было возвращаться назад. К тому же, у Крюгера появилось четкое ощущение провала во времени.
Когда он вернулся к друзьям, уже почти стемнело. Отдав контейнер с артефактами Шалому, сам он очумело смотрел на темнеющее небо – и никак не мог смириться с тем, что несколько часов жизни у него украли. Кто или что это было, не известно, но скорее всего он попал во временную аномалию, и задержись он там подольше, мог бы вообще больше никогда не вернуться.
Про карту, которую Крюгер благоразумно прихватил с собой, он напрочь забыл. Сложенная в несколько раз, она покоилась в рюкзаке, дожидаясь своего звездного часа.
Зато Грач почувствовал себя значительно лучше уже через полчаса после того, как Шалый пристроил ему в нужное место «Душу». А еще через полчаса Крюгер получил подзатыльник за то, что полез к черту на рога. Как ни странно, но настроение поднялось, а сгущавшаяся тьма звала устраиваться на ночлег.
- Так, мужики, - собрав всех вместе начал Тень, - ночевать мы здесь не останемся. Уже на подходе подкрепление для «свободовцев», группа прибудет сюда буквально через полчаса, так что мы отчаливаем. Здесь есть место неподалеку, где мы сможем переночевать без риска ввязаться в новую перестрелку. Ну, что стоим? Живо подъем, и за мной цепочкой шагом марш!

2011-02-05 в 23:32 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
После того, как схватка закончилась, а Грач более-менее пришёл в себя, отряд обшмонал карманы убитых, забирая ценную добычу, и отправился вслед за ведущим на ночёвку.
Место располагалось на заброшенном стадионе. Сегодня в его окрестностях было тихо, поэтому сталкеры споро расположились на ночлег. Быстро перекусив, Тень отвалил спать сразу, чуть позже к нему присоеденились Грач и Крюгер. Шалый же остался у костра, добровольно взяв первую вахту. Здоровяк сидел, чутко прислушиваясь к происходящему вокруг, да изредка подкидывал ветки в костёр. Впрочем, прозябать в одиночестве ему пришлось недолго - черноволосому сталкеру с птичьей кличкой не спалось. Осторожно присев рядом с амбалом, Грач кивнул на мирно сопящего Тень и задал первый же вопрос, пришедший на язык:
- Сын?
- Обалдел? - вопрос Грача на миг пробил привычную невозмутимость Шалого, уж больно дико для него прозвучало это предположение.
Сталкер дернулся, но озвучивать второе предположение не стал - для него это было бы не менее дико.
- Есть немного. Просто интересно понять, кто вы друг другу. Подобной связи и согласия я даже между близкими родичами не видел...но на братьев вы не походите.
- Ты ещё скажи, "любовники", - фыркнул Шалый и подкинул в костёр сухую ветку. - Я его всего на семь лет старше, какой, к кровососам, сын? А мы - просто напарники. У тебя вот, например, есть дети?
Грач подавился чаем, и на секунду заподозрил в Шалом контролера.
- Так-так, подожди-ка. Тени на вид..., - он уставился на спящего. - Восемнадцать от силы. Хочешь сказать - мы с тобой ровесники? Да не бывает такого - у тебя ж на лице написано, что ты огонь, воду и медные трубы прошел...
- Что же до детей..., - Грач помедлил. - Никогда не чувствовал потребности в чем-то таком. Мне трудно понять, что можно испытывать к вопящим кусочкам мяса. Но к чему ты спросил?
Шалого подсчёты Грача развеселили - мутно-зелёные глаза заискрились от сдерживаемого смеха.
- Тени - двадцать пять, - вдоволь полюбовавшись на вытянувшуюся рожу сталкера, здоровяк продолжил. - Эх, молодой ещё да глупый. Иначе знал бы, что вопящий кусочек мяса - это снорк в "карусели". И костьми бы лёг, а своего ребёнка в Зону не пустил. Даже под собственным присмотром.
"Двадцать пять, говоришь..." - Грач ошеломленно уставился на снайпера, слыша в голове треск разрываемого шаблона.
- Хорошо, бессмысленный вопящий кусочек мяса - так, наверное, будет точнее, - упрямо мотнул головой Грач. - Ибо снорк тварь хитрая, что-то да понимает. А Зона...знаешь, мне порой кажется, что здесь с людей шелуха опадает. Кто знает, может, подобное чистилище и было бы полезным для... кстати, у самого-то дети есть?
- Как будто в "карусели" кто-то вопит осмысленно,- отрезал Шалый. Затем порылся во внутреннем кармане, выудил на свет кусочек фотобумаги. На ней был отпечатан цветущий яблоневый сад, сам Шалый, в домашних трениках и растянутой майке, невысокая полная женщина с глазами не менее волевыми и пугающими, чем у сталкера, и двое детей - мальчик постарше и совсем маленькая девочка, восседавшая у Шалого на руках. - Двое. А в Зоне вместе с шелухой с большинства опадает ещё и человечность. При условии, конечно, что она была. Тебя сюда за этим, что ли, потянуло?
- Карусель - достаточная причина, чтобы вопить, - пожал плечами Грач. - Зов о помощи вызывает желание бросить все и идти помогать, беспричинные вопли - ничего, кроме желания приложить черепом о стену. И я не делаю разницы между детьми и взрослыми... хотя умом понимаю, что, быть может, где-то ошибся.
Грач внимательно рассматривал фото. Дети его не заинтересовали, а вот женщина... взгляд задержался на огромных темных глазищах - не могло быть у обычной женщины такого взгляда. Похожее ощущение возникало у Грача только раз, когда он глядел вниз с высотки.
- Ты не похож на себя, - улыбнулся сталкер, поднял глаза на напарника, и тут же помрачнел - будто свечу задули. - Меня отродясь сюда не тянуло, и тем более не для избавления от человечности. Я сбежал. И побег имел смысл до...недавнего времени. Теперь же смысла нет ни в чем. Вот разве задание выполнить - сделаем, и его снова не станет...
С минуту оба молчали, переваривая услышанное. Наконец Грач решился:
- Семья, дети... тебе есть кого любить, тебя кто-то ждет. Зачем тебе Зона?
- Как будто взрослые издают меньше беспричинных воплей. Пообщайся побольше с Тенью, узнаешь, как он орать может. И повод для этого ему точно не требуется. Просто взрослые - это выросшие дети.
Невдалеке сухо треснула ветка, сталкер подобрался, вскидывая автомат и напряженно вглядываясь во тьму. Однако что бы это ни было, стоянку оно обошло стороной.
- Я тоже сбежал. Вряд ли от того же, что и ты, но Зона для меня - отличная среда обитания. Здесь я живу так, как привык. А за Периметр мотаюсь только семью проведать, да Тени огурцов притащить. Там скучно. Что же до смысла. Зачем он тебе?
- Теперь я, кажется, понял, почему ты не пристрелил мелкого, - покосился на него Грач. - Правда, не думал, что в тебе осталось...такое..., - он минуту подбирал слова, да так и не подобрал.
- Просто ты тоже не казался образцом милосердия, - неловко закончил он, отводя глаза.
Шалый ничего не ответил, лишь уголок рта дернулся в немой усмешке.
Беседа кончилась, но молчание тоже выходило многозначительным. Немногие умеют правильно молчать, но собеседники явно нашли взаимопонимание в безмолвии. Полчаса - и Грач, наконец, почувствовал, что теперь-то сможет заснуть. Что-то внутри него наконец замолчало.
- Спасибо, - коротко кивнул он, поднимаясь на ноги. - Раньше я постоянно ждал от тебя ножа в спину. Теперь мне спокойней.
Шалый прикрыл на миг глаза, а потом произнёс вдогонку уходящему спать Грачу, всё так же глядя в костёр:
- Чтобы увидеть меня без жалости и милосердия, тебе стоило увидеть меня два года назад, до нашей встречи с Тенью.

2011-02-06 в 15:05 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
До предполагаемого места ночевки отряд добрался уже к глубокой ночи. На пути от Барьера им не встретилось ни единой живой души - Зона явно готовила какую-то подлянку, и Грач был уверен, что выдаст она ее в самый неподходящий момент.
Однако пока что вокруг стояла звенящая тишина. Изредка проблескивающие на горизонте зарницы освещали разбитую асфальтовую дорогу, по которой двигался отряд, огромное поле заброшенного стадиона, где впритык друг к другу бесновались электры, наваленные где попало бетонные плиты, железные трубы, полуразвалившуюся технику, возле которой счетчик заходился в истерике. Привал устроили чуть поодаль, там, где обнаружилось кострище - это место явно уже посещали, а в проржавевшем фургончике поблизости нашлись даже два матраца.
Грач, устроившись спиной к спине с Крюгером, снова не мог заснуть. Треск костра, тихое дыхание спящих - и непроницаемая пелена тишины снаружи. Неестественную тишь не нарушал ни привычный вой собак, ни шум ветра, ни крики ночных птиц, ни скрип ржавого железа - ничего из того, что сталкеры привыкли слышать, ночуя на открытой местности. Не могло быть в Зоне полного беззвучия - вот такого, до звона в ушах.
Снова кольнула тревога. Поняв, что сна опять не выйдет, Грач осторожно, чтобы не разбудить сопящего рядом напарника, выпутался из спальника, и ушел к костру, где нес вахту Шалый. Не то что бы Грачу хотелось докучать ему разговором, но нужно было хоть как-то отвлечься от окружающего мертвого безмолвия, которое, казалось, начало заползать прямо в голову, оставляя там вакуум. К тому же, Грача давно грызло любопытство - Шалый был единственным из команды, кого он так и не сумел понять.
Разговор длился долго, и оставил Грача в смешанных чувствах. Тревога, выгнавшая его к костру, поулеглась, но на смену ей пришли смущение и растерянность. У Шалого внезапно обнаружилась человечность - это в голове у Грача не укладывалось. Нужно было учиться смотреть на напарников другими глазами.
И еще одно не давало ему покоя. Грачу снова казалось, что Шалый, как и весь мир, понимает что-то, чего ему не удастся понять никогда. Мало приятного было чувствовать себя идиотом...впрочем, в последнее время его самолюбие часто трещало под сокрушительными ударами. Крюгер, учивший еще зеленого Грача правильно передвигаться и стрелять из АК, не мог знать, как ненавидел себя Грач, когда ему не удавалось скопировать учителя в точности. Вот и сейчас сталкер чувствовал ту самую обиду, непонимание, стыд, и глухое, щемящее бешенство.
Тихо пробравшись к матрасу, Грач завернулся в спальник, приткнулся спиной к чужой теплой спине, и сжался в комок. До его предутреннего дежурства предстояло о многом подумать.
Утро встретило их сопливым зеленоватым туманом и все тем же мертвым безмолвием. Грач, мрачный, как туча, хоть и снова не выспался, успел соскрести с себя щетину, слегка перекусить, и несколько раз сорваться с места, заподозрив в округе что-то неладное.
Через час с небольшим, сытый и отдохнувший отряд снялся с места. Отшагав с полкилометра, Грач заметил, что неестественная тишина постепенно исчезала, и сквозь нее проступали привычные звуки Зоны. Радуясь этому факту и чутко прислушиваясь к отдаленной перестрелке, он потерял бдительность - и если бы шел первым, отряд скорее всего можно было бы хоронить.
...больше всего это напоминало двухметровый кусок коричневой губки, густо усаженный опарышами. Неизвестная тварь (а может, и аномалия - чем Зона не шутит?) ползла к дороге, оставляя за собой след из вонючей густой желчи, и даже издали (отряд находился на возвышении, метрах в трехстах от мутанта - может, поэтому их еще не заметили) чувствовался запах гноя, исходящий от белых шевелящихся отростков.
Паниковать и принюхиваться к отвратительному амбре было некогда - тварь передвигалась довольно быстро. Несколько секунд - и предупредительно пискнул датчик химической опасности.

2011-02-06 в 17:21 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
- Всем надеть противогазы!
Команда прозвучала не громко, но жестко. Уговаривать никого не пришлось, через минуту уже все были в противогазах, и бодро двигались в обход мерзкой гигантской личинки. Как оказалось, та скорость, с которой передвигалась личинка до этого, была для нее прогулочным шагом…
Как она заметила команду – по запаху, или считала ментально, как контролер, не ясно – не ясно, но внезапно тварь ускорилась и буквально полетела на всех парах к группе, оставляя за собой склизский след на земле. Убегать не имело смысла, прятаться было негде, и группа, передернув затворы, ощетинилась автоматами, подпуская тварь на предельно возможное расстояние, чтобы под завязку накормить свинцом.
Двести метров, сто пятьдесят, сто…
Внезапно над головами что-то шарахнуло, словно запоздало долетел гром, вот только молний и тем более грозы не наблюдалось. Зато воздух завибрировал, сгустился, и в одно мгновение на высоте примерно 10 метров над землей пространство разверзлось, и из дыры вывалился псевдогигант, свалившись прямо на голову «благоухающей» личинке. Как только гигант рухнул вниз, пространство схлопнулось с чавкающим звуком.
Тварь не ожидала нападения, и взвыла так, что у сталкеров заломило затылок от боли. Низкий утробный вой, казалось, несся над долиной, приникая во все щели. Мужики дружно схватились за головы, и, превозмогая боль, дружно ринулись к перелеску, как только поняли, что обоим мутантам стало не до них – псевдогигант что-то орал и от души пинал губку своими мощными ногами, губка извивалась, плевалась из отростков зеленоватой жижей и визжала. Визжала так, что у людей уши словно ватой заложило, а в затылке молот стучал о наковальню.
Сталкеры ввалились в лес, и отойдя подоальше, так чтобы огромная личинка не смогла пробиться между деревьями, плюхнулись на задницу у старого дуба. Прижавшись затылками к стволу, они немного отдышались, и когда боль чуть утихла, кто-то спросил:
- Не понял, что это было?
- А хрен его знает… В первый раз такую зверюшку вижу.
- Да я не про зверюшку, хотя и про нее тоже. Я про псевдогиганта с неба свалившегося… Что это было?
Крюгер, помотал головой, стараясь стряхнуть остаточной звон в ушах, из-за которого он никак не мог разобрать кто из товарищей сейчас говорил.
- Я два месяца назад, еще перед тем как в жарку попал, слышал одну историю в баре, - начал Крюгер и поморщился, даже собственный голос казался ему каким-то ненатуральным, чужим. – В общем, сталкер один, вроде его Сивый кличут, рассказывал, как он в пузырь попал. Так вот он говорил, что в Зоне есть такие места, которые как бы закрыты для посещения. В смысле сама Зона туда никого не пускает, законсервировав местность на неопределенный срок. После Выброса участок может открыться, а может и нет, тут как повезет – некоторые секторы до сих пор находятся на консервации, а некоторые периодически то открываются, то закрываются. Вот он, Сивый в смысле, в такой сектор попал, и жил там три года, пока снова сектор не открылся. Самый прикол, что Бармен сказал, будто Сивый и вправду три года назад пропал и все его погибшим считали, а он взял и вернулся. Ну и старожилы признали его. Вот такие дела.
Грач присвистнул. Тень и Шалый переглянулись.
- И что? Совсем из этого пузыря выбраться нельзя? То есть попал в закрытый сектор и все, с концами?
- Да говорят, вроде, можно. Но для этого особый артефакт нужен, Компас называется. Я о таком и не слышал никогда, кроме того раза в баре, и тем более не видел. Так что если и удастся этот Компас найти, то еще неизвестно, как понять, что это именно Компас, и как им пользоваться. Уж очень редкий артефакт. Говорят, что его только один раз находили. - Крюгер вздохнул и признался: - До сегодняшнего дня, я честно признаться, думал, что Сивый просто красивую лапшу на уши всем развесил, а на самом деле он за Периметром три года прохлаждался. Но, судя по тому, что мы сейчас видели, все что он тогда говорил, правда.
- Мда… - протянул Тень задумчиво. – И как узнать, где эти закрытые секторы?
- Сивый говорил, что это просто – видишь, к примеру, впереди здание, идешь к нему, и в какой-то момент словно в невидимую стену упираешься. И все, дальше ни шагу.
- Да не, - недоверчиво буркунл Грач. – Этого просто не может быть… Это против всех законов физики…
- Кровососы тоже против всех законов биологии, как и снорки, и тем более зомбаки, но они существуют. Только в пределах Зоны отчуждения, но все же, - Крюгер устало потер ладонью лицо. – В Зоне нет ничего невозможного, я тебе это уже давно сказал. Даже того, что не может быть в принципе за Периметром, в Зоне может оказаться банальным делом или событием. Так что… В общем, мужики, вы все сами понимаете.
- Угу, чем ближе к Припяти, тем чудесатее и чудесатее.
- Типа того, - согласился Крюгер. – Ну что, топаем дальше, или так и будем сиськи мять на ровном месте?

2011-02-07 в 14:16 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Охренению, казалось, не было предела. Тень вытер вспотевший лоб, оглянулся назад, словно ожидал увидеть снова отвратительную личинку, решившую объединиться с псевдогигантом и схарчить-таки незадачливых людей. Однако ничего похожего на горизонте не наблюдалось, а уж после риторического вопрса Грача снайпер вспомнил, что он вообще-то ведущий группы.
- Ты прав. Оставим местные чудеса на откуп учёным, пусть у них над этим мозги кипят. А нам сейчас надо сделать марш-бросок до Припяти, осталось всего-ничего, если судить по координатам Сидоровича.
Уткнувшись в детектор, Тень вновь повёл отряд до места назначения. Вход в лабораторию находился на окраине города, однако в такой... кхм, труднодоступной местности, что немного погодя снайпер отрубил наладонник и принялся обкидывать границы аномалий болтами - тонкий механизм словно с ума сошёл, то показывая сплошные аномальные поля, то девственно чистую местность. Шедший последним Шалый бережливо собирал болты, отряд полз, как беременная улитка по полосе препятствий. Складывалось такое ощущение, что кто-то добрый согнал аномалии по всей зоне, натыкав их, как душе угодно, прямо на пути сталкеров. Идти приходилось очень осторожно, границы аномалий наползали друг на друга, сдвигались тесно-тесно, и даже малейшее движение воздуха могло разрядить, к примеру, карусель, и тогда цепная реакция не оставит от сталкеров и молекул. Пару раз пришлось возвращаться, обходя тупики, созданные сплошными рядами ловушек, однако в конце-концов бродяги выбрались на более-менее чистую землю. Тень хотел было объявить привал, однако Зона снова выкинула подлянку. Первым опасность заметил Грач. На небольшой кочке, нахохлившись и вздыбив редкую шерсть, сидела, блестя бусинами глаз, здоровенная жирная крыса. Медленно, глядя мимо грызуна, черноволосый сталкер подёргал за рукав Крюгера и одними губами шепнул "Смотри вперёд на три часа". Однако тварь словно почуяла, что речь идёт о ней, и юркнула в щель в асфальте. А через секунду оттуда хлынул сплошной поток грязно-серых тел.
- Делаем ноги! - рявкнул Крюгер и первым дёрнул в сторону ближайшей подворотни. Шалый успел кинуть осколочную гранату, однако крыс это не остановило - стая была голодна, а крысиный волк не пострадал, благоразумно не высовываясь вперёд своего воинства. От крыс, казалось, не было спасения. Изредка группа огрызалась огнём или швырялась гранатами, десятки грызунов гибли, однако новые твари появлялись, казалось, прямо из воздуха, как давнешний псевдогигант. Наконец, сталкеры были загнаны в ловушку - поспешное бегство привело их в тупик. Дома стояли вплотную, единственный выход на параллельную улицу загораживала здоровенная карусель, а все нижние окна были забраны поразительно крепкими решётками. Пожарная же лестница, как назло, поросла бородой из ржавых волос.
Перед глазами Шалого начал плыть алый туман. Осознание того, что он может не защитить своего напарника, вводила здоровяка в состояние боевого бешенства, он готов был рвать крыс руками и зубами, но не допустить гибели Тени. А сам снайпер в это время лихорадочно пытался найти выход из западни. У него был припрятан козырь в рукаве, однако применение его для сталкера было страшнее смерти. От сложного морального выбора Тень спас внезапно кинутый взгляд в сторону. Подпрыгнув, снайпер заорал:
- Мужики! Нам туда! - и ткнул пальцем в неприметную крышку канализационного люка.
- Охренел?! - рявкнул Крюгер, на миг отрывая взгляд от выхода из проулка, в который осторожно начали заскальзывать первые твари. - В туннелях они нас сожрут с потрохами моментально! Здесь есть хоть пространство для манёвра.
- Нахуй манёвры! - зарычал в ответ снайпер, поддевая тяжёлый крышку. - Помогите мне, идиоты! Это то самое место - вон вывеска!
На помощь товарищу пришёл Шалый - пока Крюгер с Грачом отстреливались от авангарда крысиного полчища, отморозок откинул крышку и первым скользнул внуторь. Тень спрыгнул вниз за ним. Оставшиеся на поверхности напарники переглянулись, отступили к люку и, слаженно метнув гранаты, последовали следом. Вопрос о том. что делать дальше, умер сам собой - в десяти метрах от входа в канализацию Тень и Шалый слаженно матерясь, раскручивали заржавевший засов гермотамбура. Сталкерам повезло - они успели юркнуть внутрь прежде, чем крысиное море хлынуло через люк в тоннель.
Оказавшись за спасительной дверью, Тень сполз на пол и пояснил:
- Добро пожаловать! Мы находимся в лаборатории, из которой должны вынести информацию для Сидоровича. Нам повезло, крысы загнали нас точно на нужное место - "Улица Советская, 14/2", рядом с вывеской "Продукты". Хорошо, что они ещё сохранилась, иначе бы я не догадался глянуть координаты на детекторе. А сейчас - десять минут на подготовку. и выдвигаемся. Нам ещё по тоннелям топать и топать до нужного места.

2011-02-08 в 18:27 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач сполз по стене и прикрыл глаза, чувствуя, как сердце пытается проломить грудную клетку. В какой-то момент ему показалось, что живыми им не выбраться – ловушка казалась безвыходной, но их снова спас счастливый случай. Крысы немного покоцали комбез, но до кожи, кажется, не добрались – осмотрев повреждения, сталкер решил, что аптечку тратить не придется. Еще несколько минут – проверка оружия и боезапаса: у Грача осталась ровно одна граната (он корил себя за то, что активно раскидывался ими на Барьере), чуть больше половины патронов от купленного на Складах (плюс найденные на монолитовцах бронебойные), и неприкосновенный запас аптечек. Не так уж радужно, особенно если учесть, что пополнить запасы придется нескоро.
Уверившись, что оба ствола во вполне боевом состоянии, Грач поднялся на ноги и кивнул Тени, что выжидательно смотрел на отряд. Тронулись.
Отряд в полной боевой готовности крался по туннелю. В коридорах пахло затхлостью: здесь явно уже давно никто не ходил – наверняка из лаборатории был второй, более удобный выход. Как обычно и бывает в заброшенных местах, в изобилии присутствовали обломки ящиков, лабораторной утвари, широкие деревянные щиты с бумажными лохмотьями на них, колотая плитка, заржавленные и запыленные кучи разнообразного хлама. Кое-где виднелись отблескивающие зеленью лужи, которые группа с осторожностью обходила. Грач ради любопытства запустил болтом в одну из них – и болт почти моментально растворился с тихим шипением. Сталкер впервые увидел «холодец».
Крюгер предупредительно ткнул Грача в плечо, и глазами указал на стену, которой сталкер едва не коснулся. По стене с утробным чмоканьем стекала какая-то липкая черная мерзость, на вид едва ли не живая. Проверять ее свойства Грачу почему-то не захотелось. Намек был понят: держи ухо востро - кто знает, какая пакость может водиться в научном логове.
Тень шел перед ним, и сталкер чувствовал, что их проводника едва ли не трясет, и чем дальше они забирались, тем это ощущение было сильнее. В другом случае он бы нашел, как его успокоить и ободрить, но сейчас он мог только красться вслед за ним, до боли в глазах вглядываясь в зеленоватый полумрак, чтобы, случись что, успеть прикрыть его.
Коридор вильнул влево, очередной поворот – и группа вышла в большую, тускло освещенную единственным работающим плафоном, комнату, заваленную обломками и мусором. Возле стены приютились несколько раздолбанных стеллажей, огромная лужа «холодца» булькала рядом с тяжелой бронированной дверью с кодовым замком. Но примечателен был вовсе не бардак и не дверь, а ящик, важно круживший под потолком.
Тень сориентировался моментально. Отряд дружно нырнул в укрытие, прячась за обломки стеллажей и ржавый шкаф, и вовремя – ящик полетел в то место, где пару секунд назад стоял снайпер, с грохотом разбившись о стену. Более-менее целый обломок ящика вновь поднялся в воздух, и прицельно полетел в Грача, что неосторожно высунулся из-за угла шкафа. Раздалось приглушенное «блять», и перепуганный сталкер дал очередь в пустоту, все еще не понимая, что за напасть на них свалилась.
Вот оно – в темном углу мелькнуло мутноватое облачко, словно слабая электра решила сняться со своего места и полетать. Глазастый Крюгер первым дал залп по быстрой полупрозрачной твари, его поддержал ВАЛ Тени, но в этот момент израненный и обозленный полтергейст метнул в них куском трубы.
И слава богам Зоны, что не попал (веса трубы было вполне достаточно, чтобы угробить как минимум двоих) – видно, состояние мутанта сказывалось на его меткости. Шалый с Грачом одновременно полосовали очередями полупрозрачный сгусток, что вспыхнул багровыми переливами, и наконец растворился в воздухе.
- Какой только хрени Зона не нарожала… что это было? – голос еще не пришедшего в себя Грача еле звучал.
- Полтергейст. Учись, сталкер, ветераном будешь, - немного нервно хохотнул Крюгер, перезаряжая АК. Казалось, произошедшее его только повеселило. – Хорошо, если он один здесь ошивается, только вот…
И тут они дружно замолчали. Из-за двери с кодовым замком доносился отчетливый детский плач.

2011-02-09 в 05:35 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
Крюгер задумчиво пошкрябал подбородок.
- Мужики, вы уверены, что нам именно эта дверь нужна? Что-то сильно сомнительно мне, что за ней мы что-нибудь полезное найдем.
Грач пожал плечами, Шалый нахмурился, а Тень что-то выискивал на своем ПДА. Минута прошла в полном молчании со стороны сталкеров, зато заунывный плач за дверью усилился. Не известно, сколько бы они еще простояли перед дверью, если бы из темноты коридора не прилетел деревянный ящик, и шмякнувшись о стену над головой невысокого Тени не обдал сталкеров деревянными обломками. Получив по затылку щепкой, Крюгер рассвирепел, и дал несколько коротких очередей в темноту. Грач тоже вскинул автомат, Но Крюгер осадил его, потребовав прикрывать Тень на пару с Шалым.
- Парни, решайте быстрее, куда идем, вперед или назад. Я пока прикрою со стороны коридора, похоже, на нас тут полтергейсты зубы точат.
Патронов было не так уж и много, чтобы держать долгою оборону, так что приходилось надеяться только на чудо. Ну, или на удачу, это кто как предпочитает.
Тень пробурчал что-то невнятное, Крюгер в пылу стрельбы слов не расслышал, но понял, что все-таки это имена та дверь которая им и нужна, поскольку снайпер бодро защелкал кнопками на кодовом замке. Красная лампочка на дисплее мигнула зеленым, и дверь слегка приоткрылась. Шалый оттолкнув напарника, первым ворвался в помещение, за ним следом, потеснив снайпера, ринулся Грач. Зачистка помещения прошла быстро – семейка бюреров, поселившаяся в предбаннике, оказалась на удивление немногочисленной. Когда раскат автоматных очередей смолк, в дверь протиснулся Тень, а за ним, замыкая группу, задом пятился Крюгер, щедро полив свинцом двух полтергейстов. Одного ему удалось положить, второго похоже удалось ранить. Крюгер захлопнул за собой тяжеленную дверь, решив потом разобраться с полуживым мутантом.
Обернувшись и утерев пыль с лица тыльной стороной ладони, Крюгер присвистнул. Небольшая комната, видимо, раньше представляла из себя что-то вроде кабинета на несколько человек – вдоль стен стояли стеллажи с папками, середина комнаты была занята несколькими столами с компьютерами. Пара мониторов до сих пор еще светилась, немного разгоняя сумрак в комнате, хотя в ней царил сущий бардак – видимо, бюреры устраивали быт по-своему, перевернув пару столов и нагромоздив стулья горой в одном из углов.
- О, глядите-ка! Там еще какая-то дверь! – Грач ткнул пальцем в нужном направлении, и, присмотревшись, сталкеры и вправду разглядели темный силуэт двери, еле заметный при слабом освещении.
- Надо бы посмотреть, что там, прежде чем рыться в бумагах. Не дай господь, за дверью еще какая мразь притаилась…

2011-02-09 в 15:06 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Чем ближе сталкеры приближались к лаборатории, тем сильнее билось сердце Тени. Надежда сводила его с ума, снайпер едва сдерживался, чтобы не броситься перёд бегом. Полтергейсты, бюреры - всё это воспринималось уже не как опасные порождения Зоны, а как досадная помеха на пути... к чему? Тень боялся даже думать об этом.
Первая комната принесла горькое разочарование - бюреры изгадили, переделывая под своё мировоззрение, всё, до чего смогли дотянуться. Компьютеры были слишком старыми, а бумаги представляли собой кучу служебных инструкций и технической документации. Шалый сочувственно сжал плечо снайпера лапищей.
"Неужели, не то?"
Однако второе дыхание издыхающей надежде дал, сам того не ожидая, Грач. Вторая дверь была чуть ли не мощнее первой, и Тень пришлось повозиться, вводя код точно по инструкции - четыре цифры - отодвинуть засов вручную - ещё четыре - и дверь бесшумно распахнулась, лишь едва слышно зашумел на миг механизм. Во втором помещении властвовал хай-тэк. Хром, стекло, белоснежная стерильность. Стройные ряды новеньких компьтеров, штук пятнадцать, наверное, яркие бестеневые лампы под потолком, пластиковая обшивка на стенах и потолке, на противоположной стене - целая панель для просвечивания ренгеновских снимков. Непонятная установка в углу, накрытая стеклянным колпаком, вокруг на специальных столиках целые залежи поблескивающих хирургических инструментов зловещего вида. Но самое неприятное - на дальней стене была лестница, ведущая на длинный балкон. В стене была застеклённая галерея и ведущая в неё дверь с кодовым замком, до которой и можно было добраться, поднявшись на подозрительный балкончик. Шалый напряжённо выцеливал непрозрачные стёкла, пока Тень ковырялся с засовом.
- Бесполезно, - снайпер скатился по ступенькам и виновато развёл руками. - В информации от Сидоровича эта дверь вообще не упоминается, и кода от неё нет. Так что собираем документы и валим.
С этими словами Тень принялся деловито обшаривать ящики столов, бегло просматривая вытаскиваемые бумаги. Как бы снайпер не старался придать роже равнодушное выражение, заметно было, как лихорадочно блестят его глаза. Он явно искал нечто важное. Грач подозрительно зыркнул на бродягу и собрался было что-то спросить, но тут произошло то, чего не ожидал никто.
- Ну здравствуй, рядовой Дмитрий Орлов.
Сталкеры моментально ощётинились автоматами, моментально выцеливая источник опасности, но было поздно. Как открылась ведущая в другую комнату дверь, не заметил никто. Шагнувший в лабораторию учёный, окружённый пятью вооружёнными до зубов "монолитовцами" в экзоскелетах, презрительно оглядывал грязных и потрёпанных сталкеров.
Побледневший, как полотно, Тень шагнул назад, выронив стопку документов из трясущихся пальцев. На его роже был написан смертельный ужас, губы прыгали, не в силах выпустить наружу ни звука.
- Или мне лучше называть тебя по старому, образец номер сто восемнадцать-ка?

2011-02-09 в 23:31 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач, Шалый и Крюгер, не сговариваясь шагнули друг к другу, пряча за собой перепуганного снайпера. Два "калаша" и "Хёклер" смотрели вверх, прямо на группу из шести человек, предводительствуемую ученым.
- Или мне лучше называть тебя по-старому, образец номер сто восемнадцать-ка?
Ступор быстро превратился в страх, страх в свою очередь перетек в злобу - утробную злобу зверя, защищающего детенышей. И эта ярость требовала хоть какого-то выхода.
"Выстрелить - не вариант, группу моментально раскрошат на кусочки пять ВАЛов. Гранату так быстро не достать. Добежать до двери...нет, сейчас не успеем. Что же де..."
- Называйте его Тенью, уважаемый, - Грач заговорил неожиданно для себя, ногой незаметно пододвигая к снайперу ворох бумажек, что он уронил. Главное - отвлечь и заговорить зубы, а там авось и выдастся подходящий момент для побега. - Этот юноша, как я понимаю, на вас работал? Или... работает?
Учёный скрипуче похихикал, приподнял очки и вытер набежавшую от смеха слезу.
- Ох, юморист... Ох, насмешил... Работал, говоришь? Работал-работал, ещё как работал!
Тень сверкнул глазами, однако недвусмысленно направленное на него дуло автомата заставило снайпера воздержаться от решительных действий.
- Образцом ты у нас работал, сто восемнадцатый, да? - добродушно протянул яйцеголовый.
Тень скрипнул зубами, но промолчал.
- Образцом? - приподнял бровь Грач, незаметно тыкая в бок локтем кипящего от бешенства Шалого. - Образцом добродетели, надо понимать? Или использовался, как подопытная мышь, донор, и анатомическая модель в одном лице? Что вы с ним творили, изверги яйцеголовые?
Учёный нахмурился, слова сталкера ему явно пришлись не по нраву.
- О какой добродетели идёт речь, сталкер? - последнее слово очкарик презрительно выплюнул, - А ты знаешь, с кем ты делил всё это время хлеб? Смог бы ты повернуться к сто восемнадцатому спиной, зная, что означает литера "к"? А ты уверен, что...
- Заткнись! - истерично взвизгнул Тень. На снайпера было страшно смотреть, так исказилось бледное лицо с пылающими гневом и ненавистью глазами. Лопатообразная лапа Шалого легла на плечо напарника, сдавливая его едва ли не до хруста. Здоровяк сам почти терял контроль, мечтая только о том, чтобы посмотреть на цвет кишок яйцеголового, но понимал, что "монолит" изрешетит всех четверых, стоит только ему рвануть вперёд.
- Уверен, - безмятежно улыбнулся Грач, отпуская автомат висеть на ремне, прижавшись плечом к Крюгеру, и незаметно кладя ладонь на подсумок. - Доверие к ближнему чаще всего оборачивается дырой в спине или во лбу - это нормально, вполне в человеческой природе. Вот только и в человеческой природе встречаются приятные исключения, Тень давно уже доказал, что он - одно из них. По делам их узнаешь их, как говорится... Но вы не ответили на вопрос, уважаемый. Что вы сделали с нашим снайпером?

2011-02-10 в 06:06 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
Крюгер ошалело таращился на научника, пытаясь осмыслить сказанное. Нихрена ж себе, они оборзели, естествоиспытатели хреновы – на живых людях опыты ставить! Да покрошить их в капусту мелко-мелко!
Вот только что с монолитовцами делать было не ясно, они и сами покрошили бы группу, сталкеры и пикнуть не успели бы, не то, что дать достойной отпор.
Заговоривший Грач немного снял напряжение первого момента, оторопь прошла и мысль заработала со скоростью пулеметной очереди.
Крюгеру предстояло сделать очень важное для себя решение – с кем он, с командой, если конечно команда существовала, или же он сам за себя.
- А ты знаешь, с кем ты делил всё это время хлеб? Смог бы ты повернуться к сто восемнадцатому спиной, зная, что означает литера "к"? А ты уверен, что...
Вопрос, адресованный Грачу, заставил Крюгера нахмуриться и на какой-то момент появились сомнения – ведь они все вместе дошли до Припяти, нашли лабораторию, и все время прикрывали друг друга, как могли, но вдруг это была только видимость? За Грача Крюгер не переживал – Грач оказался такой же пешкой в игре, как и сам Крюгер. И его отчаянный спор с научником только подтверждал догадку. Но Тень и Шалый… Может быть эти двое просто позволили дойти им до Припяти, потому что нужны были как лишняя ударная сила? Может быть, после выполнения задания и выхода за Барьер их с Грачом просто отправили бы к… Черному Сталкеру?
Нет, нет, нет…
Крюгер мотнул головой, отгоняя сомнения. Этого не может быть. Этого просто не может быть. Что-то кололо и грызло изнутри, пытаясь пробиться сквозь сомнения, но Крюгер никак не мог уловить мысль… Что-то, что он заметил в походе, что-то, что должно было снять все сомнения и помочь, наконец, принять решение…
Когда Тень взвизгнул, Крюгер от неожиданности оглянулся на него, и тут все понял. Вот оно! На лице Тени отражалась такая невыносимая мука, такая боль и душевное страдание, что Крюгер сразу ему поверил. Вопрос оказался решен в пользу товарищей. Что бы дальше не случилось, он был готов защищать группу от кого угодно, хоть от научников, хоть от монолитовцев, хоть от самого дьявола…
Крюгер медленно потянулся к верхнему карману, когда заметил движение Грача – следовало отвлечь внимание на себя. Стволы монолитовцев дернулись.
- Спокойно, детишечки, - ухныльнулся Крюгер, вынимая из кармана мятую пачку. Сунув в зубы последнюю сигарету, Крюгер смял пачку и словно невзначай небрежно отщелкнул ее в сторону крайнего монолитовца. Закурив, он выпустил густую струю дыма прямо в лицо научника, и тот закашлялся.
- Здесь нельзя курить, - почти жалобно промычал ученый, руками отмахиваясь от дыма.
- Неужели? – картинное удивление Крюгера привело ученого в ярость.
- Да! Здесь проходят важные научные исследования, и в лаборатории находится много приборов, слишком чувствительных к воздействию внешней среды!
Пока ученый орал, Крюгер успел еще дважды затянуться и выпустить дым.
Как и следовало ожидать, сработала противопожарная сигнализация. Замигали оранжевые лампочки, завыла сирена…
Одна минута, две, три, четыре…
За это время двое из монолитовцев отделились от своей группы и исчезли в соседнем помещении.
Пять, шесть минут…
Крюгер молча докурил сигарету, нагло разглядывая ученого, лицо которого от сдерживаемой ярости пошло бурыми пятнами.
- А вы в курсе, уважаемый, - Крюгер бессознательно скопировал манеру Тени говорить, ту манеру, что бесила его на заре их знакомства, - что в вашем положении нельзя волноваться?
Фраза «в вашем положении» прозвучала из уст Крюгера несколько двусмысленно, и научник побагровел еще сильнее.
- Сердечко то у вас поша-а-аливает… так и до инфаркта недалеко…
Наконец, сигнализация отключилась, и Крюгер довольно улыбнулся. Двое ушедших монолитовцев означали лишь одно - лабораторию больше никто не охранял, иначе сигнализацию отключил бы кто-то другой. Или на замену двум ушедшим пришли бы другие, но никого движения в лаборатории больше замечено не было.
Один научник с шестью монолитовцами против четырех сталкеров.
Не так уж и плохо, как могло бы быть.
Главное, сейчас изменить группировку сил, и желательно сделать это до того, как начнется стрельба. Тогда у них есть шанс уйти живыми – все-таки группа в последнее время показала себя слаженной. Он готов был начать осуществлять задуманное, но его останавливало только то, что у Тени и Шалого на счет научника могли быть иные планы.
Впрочем, он готов был поддержать их в любом случае. Ведь для себя он уже принял решение, с кем он пойдет до конца.

2011-02-10 в 09:00 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Грач пытался докопаться до истины, выгораживая параллельно товарища, Крюгер курил, доводя научника до белого каления, Шалый исходил злобой, пытаясь придумать хотя бы более-менее реальный план уничтожения противника, а Тень... Тень замирал от страха, ожидая, что научник сейчас скажет то самое страшное слово, мирно прячущееся за литерой "ка", и злился на себя за то, что не мог переступить внутренние границы, пусть это бы и означало спасение группы на данном этапе.
- Я бы не стал борзеть, юноша, - неприязненно буркнул яйцеголовый, дёрганными движениями протирающий очки полой халата. - Мы заранее подготовились к вашему визиту. Честно говоря, я ведь думал, что ты умер вместе с остальными, сто восемнадцатый.
Тень дёрнулся, как от удара. Похороненное за долгих три года жизни в памяти, вновь всплыло улыбающееся лицо Сашки, но снайпер усилием воли отогнал призрака прошлого.
- Но буквально два часа назад, когда ты дошёл до нужной точки, активировался маячок, вшитый у тебя под кожей, - теперь уже вздрогнули все четверо. Тень явно едва удерживался от того, чтобы не начать себя охлопывать. - Даже не дёргайся, ты его всё равно так просто не найдёшь. Знаешь, какого труда стоило загнать вас в нужную подворотню? Мои коллеги разработали установку, позволяющую управлять крысами с помощью ультразвука, но она очень далека от совершенства, пришлось попотеть, прежде чем они вышли на правильный маршрут.
Шалый нехорошо прищурился, вспоминая серое колышущееся море крысиных спин, но всё же сдержался от ругани в адрес яйцеголового.
- Это поразительно, что ты всё ещё жив и даже не сошёл с ума! - глаза учёного фанатично сверкнули, он вытащил из кармана халата предмет, напоминающий толстую ручку, и принялся вертеть в пальцах, - Ты последний образец, сто восемнадцатый, и с твоей помощью я смогу сделать новые, ещё лучшие модификации! Я не понимаю только одного... Тебя должно было тянуть развиваться, увеличивать свою мощь, но в твоей свите всего лишь один человек...
- Шалый - мой друг, он сам пошёл со мной! - рявкнул снайпер, дёрнувшись вперёд. Отморозок только сильнее сжал руку, удерживая его на месте. - Я человек, сволочь, человек, слышишь?!
- Да-а? - гаденько оскалабился учёный, тоже подаваясь вперёд. Заметив это, Крюгер чуть перенёс вес на левую ногу, чтобы удобнее было открыть по нему огонь. - Какой же ты человек, если ты можешь пережить Выброс на открытой местности? Какой же ты человек, если не можешь выйти за Периметр, не превратившись в радиоактивную жижу? Какой же ты челолвек, сто восемнадцатый?...
Глаза яйцеголового мстительно загорелись. Тень одними губами прошептал "нет", однако научник безжалостно продолжил.
- Потому что ты давно уже не человек, сто восемнадцатый, а модифицированный контролёр!!!
- Сука-а!!! - рявкнул снайпер и, немыслимым образом вывернувшись из-под руки Шалого, рванул вперёд. Учёный хладнокровно навёл на него "ручку", нажал на малюсенькую кнопку сбоку, и пневматический поршень сдвинулся, резко выталкивая шприц. Такими штуками пользуются сотрудники зоопарков в Европе, когда нужно успокоить взбесившееся животное, но на этот раз вместо транквилизатора был залит экспериментальный состав, разработанный в этой лаборатории. Тень рухнул на пол, как подкошенный, и затрясся, словно в эпилептическом припадке. Взревев, как раненный медведь, Шалый полоснул очередью, задевшей так неосмотрительно высунувшегося вперёд очкарика. Сталкеры прыснули в стороны, укрывшись за столами, но "Монолитовцы" и не думали стрелять. Бродяги недоверчиво высунулись из укрытий, чтобы увидеть, как зомбированные сталкеры, кто быстрее, кто медленнее, плавно задирают дула "ВАЛов", подносят их к вискам... шесть коротких очередей, и трупы так и остаются стоять, поддерживаемые сервоприводами "экзо".
Шалый рванул к напарнику, прижал пальцы к его шее. Тень бился в судорогах, на губах его выступала жёлтая пена, кожа покрылась испариной. Глаза закатились так, что видна была только полоска белков - снайпер уже был без сознания. Здоровяк распотрошил аптечку, секунду промедлил, но вколол противошоковое, поднял напарника на руки.
- Бежим! К ним наверняка придёт подмога, - рявкнул Шалый, пристраивая тушку Тени на плече.

2011-02-10 в 22:35 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач не заставил просить себя дважды: хоть в этом корпусе и находились, по-видимому, всего семеро - но кто знает, насколько велика лаборатория? Подмога действительно могла быть выслана в ближайшие минуты, и следовало исчезнуть из этого места максимально быстро и максимально бесследно. Хотя жаль, конечно, что времени на шмон трупов не осталось - там могли, чего доброго, и гранаты найтись...
Грач схватил брошенную Тенью толстую папку с документами, перекинул автомат за спину, и дал дёру вслед за Шалым и Крюгером, молясь, чтобы в азарте бега никто из них не навернулся в коридорных завалах.
"Противосудорожного бы ему, задохнется ведь" - это была последняя его связная мысль перед тем, как команда вырулила в коридор, где в них тут же полетел чудом уцелевший шкаф. Недобитые полтергейсты не дремали - уворачиваясь от летящих обломков, Грач искренне выругал себя, что не подумал об отступлении и не зачистил путь целиком...хотя кто знал, что лаборатория функционирует, да еще и хорошо охраняется?
Чувствительно получив по затылку неведомой железной дрянью, Грач выматерился уже вслух, поудобнее перехватил автомат, и изготовился было дать очередь по надоедливым тварям, но тут же получил добавки от Крюгера по уху, и хорошую порцию мата. Очередь мутантов не остановит, но задержит отряд - а отставать было нельзя, вполне возможно, что сейчас за ними по пятам идут вовсе не только полтергейсты.
Впрочем, последние по пятам уже не шли. То ли потеряли добычу в коридорах, то ли просто выгнали сталкеров со своей территории - но к тому времени, как сталкеры замедлили бег, подбираясь к выходу из туннелей, вокруг них стояла все та же мертвая тишина, наполненная бульканьем холодца, чвяканьем стекающей по стене жижи и их собственным хриплым дыханием. Грач и Крюгер держали на прицеле коридор, пока Шалый, бережно сгрузив потихоньку приходящего в себя снайпера к стенке, открывал затвор.
Мертвые улицы города встретили их сумерками, вечерней прохладой, и звуками перестрелки где-то неподалеку: видать, кто-то из вольных в очередной раз решил попытать счастья и прорваться на ЧАЭС. Ступая по трупам крыс, что ковром устилали асфальт вокруг люка, группа крадучись вышла из подворотни, пересекла несколько улиц, и устроилась на кратковременный привал в подъезде старой трехэтажки. Впрочем, кратковременный привал грозил обернуться ночевкой: темнело быстро, группа была измотана, да и снайперу нужно было прийти в себя.
- Как он? Не оклемался еще? - тихо спросил Грач, с помощью Крюгера бережно снимая Тень с плеча Шалого. - У меня желтая аптечка где-то валялась, там...
Речь прервал тихий стон: видимо, Тень наконец пришел в себя и делал попытку открыть глаза.

2011-02-12 в 12:15 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Выбравшись из тоннелей, группа обосновалась в подъезде относительно крепкой трёхэтажки. Грач предложил Шалому научную аптечку, однако не успел тот согласиться, как Тень застонал и попробовал открыть глаза. При всех своих габаритах, здоровяк умел передвигаться очень быстро, миг - и он уже сел на колени рядом со снайпером, нащупывая пульс на запястьи бродяги.
- Ш-ш-шалый, - сипло выдохнул Тень, не открывая глаз, - с-спаси С-саш-ш-шку...
Амбал молча достал из предложенной Грачом аптечки успокоительное и бесстрастно вколол напарнику половину дозы - сталкер боялся, что лекарство прореагирует с той дрянью, что находилась в шприце яйцеголового.
- Он рядом,.. - бормотал тем временем Тень, слабо мотая головой. - Его... его в с-соседнее помещ-щ-щение отвели... Он... он так кричал!
Последнюю фразу снайпер выкрикнул сам, резко садясь и распахивая невидящие глаза. Сталкеры почувствовали тонкий комариный звон в ушах - такой, который бывает при попытках метального воздействия. Шалый моментально сориентировался и опустил кулак на макушку напарника, пока потерявшийся в своих кошмарах Тень не наломал дров. Снайпер рухнул, как подкошенный, но, то ли успокоительное наконец-то подействовало, то ли кулак отморозка обладал целебными свойствами, но бродяга затих, посапывая. Убедившись, что напарник заснул, Шалый споро раскатал спальник, перегрузил на него друга, накрыл сверху термоодеялом, подложив под голову спящему свой рюкзак.
- Идите спать, - глухо сказал амбал, обращаясь к Грачу и Крюгеру. - Дальше сегодня не пойдём. Первая вахта на мне, затем Грач, затем Крюгер.
Сталкеры покивали, соглашаясь, принялись распаковывать спальники для ночлега. Грач, кажется, порывался что-то сказать, но всё-таки передумал.
Сумерки стремительно превратились в ночь, Тень половичком лежал на спальнике, даже не ворочаясь, Крюгер и Грач спали, костёр, разведённый прямо посреди пролёта, мирно потрескивал, вдалеке выли псевдособаки, да доносился редкий треск электры откуда-то из подвала. Шалый, похожий на мрачную грозовую тучу, сидел у огня, вслушиваясь в темноту и одновременно размышляя о произошедшем. То, что напарник - мутант-телепат, отморозок знал с почти с самого начала их знакомства, но это его волновало примерно так же, как курс монгольского тугрика в Зимбабве. А вот то, что за прошедшие сутки Тень дважды едва не погиб... да что там, во второй раз его могла ждать участь хуже, чем смерть, а он, Шалый ничего не мог поделать, кроме как геройски умереть... Стиснув зубы до скрипа, здоровяк уставился на огонь.
Настойчивыю мысль о том, что Крюгер с Грачом тоже имели все шансы не дожить до вечера, амбал пытался гнать. Следовало соблюдать дистанцию, но эти парни помогли ему спасти напарника, да и вообще, за весь поход они показывали себя только с лучшей стороны...
От мрачных размышлений Шалого отвлёк легкий шорох в углу. Моментально стряхнув с себя все мысли, амбал вскинул автомат и выцелил... фигуру Грача, поднимавшегося со спальника. Сталкер встал и, пошатнувшись, медленной походкой пошёл вперёд, направляясь прямо в костёр. Короко матюгнувшись, Шалый вскочил и перехватил лунатика поперёк живота, оттаскивая от огня.

2011-02-12 в 16:04 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач взвыл и схватился за голову, когда ее едва не расколол пронзительный звон. Он впервые попал под воздействие контролера - может, потому и оказался намного чувствительнее к нему, чем Шалый и Крюгер, услышавшие лишь занудный писк. Благо Шалый сориентировался быстро, и прекратил насилие над мозгом довольно радикальным способом...впрочем, другого здесь и быть не могло. Тень снова потерял сознание, а сталкеры снова обрели способность ясно мыслить.
"Что же он пережил?" - подумал Грач, содрогаясь от чужой боли и глядя на Тень, которого укладывал на спальник Шалый. Он хотел это знать - и знал, что никогда не спросит, а то, чего доброго, еще и за снайпера начнет кошмары смотреть. Да и последнее дело - бередить чужую душу, гораздо полезнее было подумать о том, как успокоить то, что было поднято из памяти. Измученный и издерганный снайпер был бы не самым лучшим ведущим.
Задание было почти выполнено - отряд был относительно цел, нужные документы были на руках, но сталкер не чувствовал никакой радости по этому поводу: его грызла тревога. Но несмотря на нее, едва приняв горизонтальное положение, Грач тут же отрубился - сказался полный событиями день. Вот только его беспокойство вылилось в очередную ночную прогулку...
... Солнце уже почти выглянуло из-за туч. Ярослав поёжился на холодном, совсем не летнем ветру, и попытался посмотреть вверх, ища разрыв между облаками, откуда должны были пролиться согревающие лучи. Где-то рядом тихо разговаривали домашние...
Грач повернулся в крепком захвате, и в лицо Шалому уставились прозрачные серые глаза с черными точками зрачков.
- Дед Кондрат, я в малиннике застрял, - вышло так обиженно, что сталкер едва не разжал руки. - А там снайпер... и Август. Лето ведь... в августе всегда солнце...
С этими словами Грач снова попытался уйти в костер, но Шалый, тихо выругавшись, снова оттащил его подальше, стараясь не перебудить спящих напарников, и устроился караулить, держа одной рукой автомат, а другой - бродячего товарища. Тот еще какое-то время продолжал шепотом звать родных и какого-то Августа, наконец замолчал, сделал еще несколько попыток подняться, и наконец засопел, уткнувшись носом в локоть отморозка и привалившись к нему спиной. Шалый же, опасаясь упустить лунатика, так и не отпустил его, пока не пришло время дежурства Грача.
Пронзительно запищал будильник КПК, оба сталкера подпрыгнули, и Грач, тихо шипя, выключил его, пока вся команда не проснулась. А затем обнаружил себя вовсе не там, где оставил вечером.
- Бабушка, я опять летал во сне? - мрачно поинтересовался он, растирая заспанные глаза и в очередной раз чувствуя себя виноватым. - Ты извини, если напугал. Нервняк выход ищет, вот и брожу иногда, как зомбяк неприкаянный...
- Забей. - Шалый был по-военному краток. Хлопнув его по плечу, он поднялся, и ушел к спальнику Тени. - Я спать.
- Ночи доброй, - Грач положил на колени автомат, ошарашенно прислушиваясь к реакции организма на близкое присутствие Шалого и сильный хлопок по плечу.
"Вот и проснулся, блять" - выругал он себя. - "Долбаный организм. Теперь нужно будет где-то бабу искать... если вернусь".
Вот только мысль о женщине почему-то совершенно не вдохновила.
Сталкер отсидел положенные три часа, настороженно прислушиваясь к шорохам в подъезде, дыханию спящих, и происходящему снаружи. Дежурство прошло на удивление тихо, на их убежище никто не покусился, и, когда в полпятого утра Грач бережно расталкивал Крюгера, он даже почти успокоился.
- Просыпайся, бродяга, пора уже, - Грач в последний раз пихнул бурчавшего Крюгера в бок, и пошел разливать в кружки чай из термоса.

2011-02-14 в 03:59 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
Крюгер протер воспаленные от недосыпа глаза, сел на задницу и обвел мутным взглядом помещение. Ничего нового он не увидел, но спать расхотелось. Подсев к костру, Крюгер получил он Грача полную кружку горячего и душистого чая, и благодарно улыбнулся другу. Заметив, как странно на него смотрит Грач, Крюгер смутился. Но переспрашивать, о чем задумался друг, не стал – не в его привычках было лезть в чужую душу. Захочет, сам скажет.
- Иди спать, у тебя еще есть время немного отдохнуть.
Грач вздрогнул, выходя из странного оцепенения, мотнул головой, но на спальник улегся, подложив руку под голову и уставившись в потолок.
Крюгер пил чай, прислушиваясь к привычному вою слепых собак, и пытаясь вычленить из шума какие-нибудь звуки, не своейственные спокойной ночи. Но вроде ничего особенного не происходило, и это как-то напрягало. Не верилось, что по их следу не пустили погоню, а если пустили, то почему до сих пор не нагнали? В конце концов, сталкеры и ушли то не далеко, да и спрятались скорее от мутантов, чем от людей. Тем более, что науник вякал что-то про чип, вшитый прямо в тело снайпера, а значит, они до сих пор находятся под прицелом…
Крюгер допил из кружки остывший чай и наполнил кружку кипятком снова – по утро начало слегка подмораживать, и даже сидя довольно близко к костру, Крюгер спиной ощущал холод и промозглость осени, царившей в Зоне. Чай согревал, но не убивал чувство голода, одолевшее сталкера после сна. Немного помучившись, Крюгер осторожно вытащил свой рюкзак, и начал копаться в поисках завалявшейся на его дне копченой колбасы и куска батона. Пламя костра давало не так уж много света, играя тенями, и Крюгеру пришлось часть вещей выложить, чтобы докопаться до съестных припасов. Аккуратно сложив все вещи и заодно свернув спальник, раз все равно спать больше непридется, он принялся за еду, разложив колбасу на куске свернутой в несколько раз бумаги. Нарезав бутербродов и спрятав нож в ботинок, Крюгер некоторое время молча наслаждался простой едой, запивая ее горячим чаем. Отчаянно хотелось курить, но последнюю сигарету он скурил еще в лаборатории, а больше с собой у него не было. Запас сигарет лежал в его схроне, до которого еще неизвестно когда он сможет добраться. Крюгер старался не думать о сигаретах, но это плохо получалось.
Дожевав последний бутерброд, Крюгер вытер губы тыльной стороной ладони, и ухватился за сложенный лист бумаги, собираясь вытереть им руки и выбросить в костер. И тут до него дошло, что сложенная в несколько слоев бумага это не совсем… бумага, которую с легкостью можно выбросить. Он внезапно вспомнил о своем походе за артефактами у барьера, и о том, как нашел карту, которую толком не успел рассмотреть, зато теперь у него было более чем достаточно времени это сделать…
Дрожащими от возбуждения руками, Крюгер разворачивал карту, страшась лишь одного – что его надежды окажутся напрасными, и карта, испещренная мелкими пометками, окажется никому не нужной, с давно устаревшей информацией.
Но правый верхний угол показывал дату, написанную синими чернилами от руки – последние исправления и дополнения вносились в нее всего неделю назад. За эту неделю ничего в Зоне не изменилось, даже Выброса не было, что кстати, сильно настораживало.
Выдохнув от отпустившего его напряжения, Крюгер начал внимательно остаривать карту. Пометки, пометки, пометки…
Сначала он с трудом продирался сквозь кучу налепленных значков, и постоянно сверялся с легендой, аккуратно выведенной в нижнем левом углу карты, но вскоре вполне свободно начал ориентироваться в странных значках.
Кто-то тщательно скопировал на карту все постоянные блокпосты монолитовцев, занявших стратегически важные точки на подступах к городу, а также были указаны точки, где находились снайперы, обстреливавшие улицы… Схроны с медикаментами, провизией и боеприпасами… Подземные коммуникации, как действующие так и засыпанные землей после нескольких землятресений, случившихся в результате Выбросов.
Тщательно изучая карту, Крюгер заметил еще одну деталь – отдельном цветом, почти незаметным на фоне ярких пометок расположения монолитовских сил, были отмечены укрытия, которые спасли бы от снаперских пуль того, кто решился бы сунуться в их логово. Такие же пометки стояли на отдельных улочках, выпадавших из поля зрения как снайперов, так и блокпостов монолитовцев.
Складывалось впечатление, что какой-то мелкий клан внезапно решил померяться силами с «Монолитом» и устроить диверсию прямо у них под носом, или же, напротив, бесшумно проникнуть в самое сердце Зоны, к четвертому энергоблоку…
Отложив карту подальше от огня, Крюгер подошел к Шалому и осторожно потряс его за плечо.
- Проснись, чертяка! Дело есть! Грач, ты тоже поднимайся, я знаю, что ты не спишь!
Шалый моментально открыл глаза, и потянулся за оружием, но Крюгер мягко остановил его, попросив не шуметь. Грач, только-только начавший засыпать, открыл глаза, и сонно чертыхнулся, послав Крюгера далеко и надолго.
- Слышь, мужики, тут такоедело, надо чтоб вы сами взглянули.
Крюгер поманил их к костру, и развернув карту, начал подробно излагать то, что он сам успел разобрать из корявого почерка, которым делались пояснения к пометкам.
- Вот такие дела… - закончив рассказ, Крюгер почесал в затылке. – Короче, нам надо вместе изучить карту, и выбрать наиболее оптимальный вариант для отхода. Я тут приметил один проход через систему канализации, но не совсем уверен, что мы сможем пройти, если Тень будет в отключке. Я, признаться, до этого никогда не лазил по канализации, и не представляю, какого размера там проходы. Так что давайте вместе разбираться…

2011-02-15 в 09:06 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Ближе к утру Крюгер поднял весь лагерь, за исключением снайпера, однако никаких вооружённых столкновений, как ни странно, не намечалось, - сталкер обнаружил в недрах рюкзака подробную карту Припяти.
- Тень очнётся, - буркнул Шалый, разглядывая вереницу значков и пометок. - Утром.
Здоровяк считал, что лучше всего будет пройти именно под землёй. Если за ними следят любители лёгкой наживы (а это можно было утверждать со стопроцентной вероятностью), то внезапный уход под землю наверняка собъёт их со следа - не всякая группа бродяг добровольно сунется в подземелья. Один из тоннелей выходил на поверхность уже за Радаром, а значит, они имеют шансы зайти стервятникам в тыл. Правда, тащиться по подземным коммуникациям придётся долго, кто знает, что за твари помимо крыс бродят под Припятью? Но в этом плане Шалый всегда считал, что самый страшный зверь в Зоне, как и на Земле, - человек, поэтому был только "за" идею идти по тоннелям.
От вдумчивого рассматривания карты бродяг оторвал тихий стон. Здоровяк мигом переместился к спальнику приходящего в себя Тени. Снайпер сел, держась за голову, осторожно приоткрыл глаза:
- Пи-ить...
Шалый отцепил с пояса фляжку, передал товарищу. Тень вцепился в баклаху, как голодный клещ, разом выхлебав половину. Утерев рот ладонью, снайпер ворчливо поинтересовался:
- Голова болит, и шишка на макушке размером с апельсин. .Это ты меня нёс так аккуратно, что все косяки пересчитал, или по голове приложил, чтобы лучше спалось?
Здоровяк только насмешливо хмыкнул, однако промолчал. Тень покопался в рюкзаке, закинул в рот обезболивающее из аптечки, потянулся.
- Жизнь начинает налаживаться! Доброе утро, мужики! - приветливо кивнул снайпер Грачу и Крюгеру, но в глазах у него застыла настороженность - сталкер не знал, как бродяги прореагировали на шокирующую новость. Вполне возможно, что только присутствие Шалого не дало им прибить контролёра.
- Кстати, я ничего... не говорил во сне? - осторожно поинтересовался снайпер, косясь на друга.
- Ничего! - железным голосом отрезал Шалый, вытаскивающий из рюкзака остатки тушенки.
- Врёшь, - сощурился снайпер. - Маму звал? Или... Сашку?
Амбал буркнул нечто невразумительное, но явно нелестное, однако Тень понимал напарника с полувзгляда.
- Значит, Сашку,.. - грустно и задумчиво прошептал снайпер, но тут же просиял и уточнил.
- Что на завтрак? Только тушёнка? Шалый, блин, неужели колбаса кончилась?
Сталкер осторожно поднялся, сделал пару неуверенных шагов, однако до костра дошёл нормально, было видно, что Тень довольно быстро оправляется после вчерашних событий.

2011-02-15 в 21:57 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач еще не успел как следует обдумать то, что собирался, а его уже снова трясли, поднимали, и тащили куда-то что-то там смотреть. Пинок, адресованный Крюгеру, прошел мимо цели; попытка завернуться в спальник тоже провалилась - и Грач, что-то шипя под нос, вернулся к костру, стараясь держаться поодаль от Шалого.
Карта в руках Крюгера сначала ввела его в состояние шока и легкого головокружения. В шизофреническом рисунке, состоящем из цветных переплетений линий, кружочков, стрелок, и кривых надписей, можно было разобрать карту Припяти только после упорного изучения (либо бутылки водки). Пока Шалый напряженно рассматривал исчерканный лист, Грач выяснял у Крюгера, где он добыл такое чудо. Вспомнив давнюю отлучку друга, его тогдашний рассказ и притащенные им "Светляки" и "Души", сталкер крепко задумался. Было ощущение, что Крюгер неожиданно для себя пролез в штаб некой группировки, что собиралась устроить диверсию в Припяти...только какой же это штаб - обжитый, но безлюдный, без всякой охраны? Чертовщина...
Тихий диалог Шалого и Крюгера за спиной, и его собственные мысли, прервались сдавленным стоном со стороны спальников. Тень все-таки решил прийти в себя, и сейчас с измученным видом, словно в тяжелом похмелье, ощупывал голову, периодически кидая в их сторону выжидающе-настороженные взгляды. Видно, напарничек приложил хрупкого снайпера от души.
Грач приветственно взмахнул рукой, нацедил из стоявшего рядом термоса кружку кофе, и передал Тени через напарника - с утра при больной голове чудо-напиток действует лучше, чем обезболивающее. Уверившись, что снайпер почти здоров, нормально двигается, весел и даже хочет жрать, он повернулся к Крюгеру, изучающему карту, и принялся разбираться в разноцветных пометках, периодически доставая друга вопросами.
Все оказалось намного интереснее, чем предполагал Грач - за этот кусочек бумаги продал бы душу любой торговец информацией, так что в нагрузку к бесценным документам из лаборатории они получили еще и неслабый довесок в виде путеводителя по Припяти. Потихоньку разобравшись в сплетениях линий, сталкер ткнул пальцем в серый пятачок на карте с надписью "ул. Огнева".
- Мы находимся здесь, вот наша трехэтажка. Если выйти из подъезда, немного левее будет перекресток, он простреливается вот отсюда, - палец съехал на ближний черный прямоугольник, - и вот отсюда, здесь девятиэтажка рядом, почти целая. Кстати, там вроде бы есть какой-то схрон. Ого, тут еще и развязка, и блокпост чуть дальше... как мы только на него не напоролись, когда вечером по дворам шарились, чудеса прямо. Так...систему коммуникаций вижу, не вижу только, где лучше туда пролезть...
- Вот тут, - Крюгер указал на зеленую метку рядом с кривой надписью "ул. Набережная". - Только сначала придется шлепнуть снайпера: место открытое, и простреливается всеми, кому не лень, но до другой точки придется переться квартала два, не меньше - к тому же там пост рядом.
- Значит, идем, как ты сказал, - кивнул Грач, разглядывая ломаную серую линию, обозначавшую канализацию. - Главное под медсанчастью не заблудиться - там лабиринт целый, видать. А вот тут...
- Здесь не пройти, завал, - прервал Шалый, указывая на участок пути, закрашенный черным. - И вот здесь тоже. А вот тут красные пометки - это значит, что...
Глоп. Уррлбульк. Глоп.
По полу верхнего этажа рассыпалось каменное крошево, и снова повторился вязкий булькающий звук. Вероятнее всего, кто-то разбуженный собирался спуститься вниз к раннему завтраку.

2011-02-17 в 05:35 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
Сталкеры решили не уточнять, что или кто именно спускается вниз. Резво побросав манатки в рюкзаки, они на цыпочках друг за другом покинули гостеприимный дом, унося ноги как можно дальше, пока мутант неизвестной породы не пронюхал, что рядом с ним бродит свежая еда в количестве. Рассвет только-только наступил, и длинные густые тени от домов и деревьев хорошо скрывали маленький отряд в своих объятиях.
Шалый пер помимо своего рюкзака еще и рюкзак Тени, не позволив тому тащить тяжесть, пока не восстановится окончательно. Тень сначала поупрямился, но переломить Шалого оказалось не так то просто, к тому же словесные перепалки в мертвом городе были очень не кстати. Долгое время сталкеры короткими перебежками перебирались от укрытия к укрытию, но город молчал – не выли собаки, не ухали снорки, даже зомби не издавали никаких звуков. Молчали снайперские винтовки, от блокпостов не доносилось ни звука. Сталкерам могло бы показаться, что им неожиданно улыбнулась удача, но эта тишина была настолько обманчива, что ей никто не поверил. Скорее, напротив, каждую минуту, каждую секунду четверо товарищей ожидали неприятностей, и от того еще больше хитрили, стараясь пройти незамеченными.
- Не нравится мне все это, - осторожно шепнул Крюгер, когда группа вся целиком втянулась под укрытие поваленных бетонных плит. – Словно нас ждут, или вообще ведут, а мы, как идиоты, идем у них на поводу. Слышь, Тень, ты не ничего не чувствуешь, а? Я, может, глупость спрашиваю, но вдруг ты это… умеешь сканировать местность…
Грач пихнул Крюгера в бок и сделал круглые глаза, типа, не время сейчас к человеку приставать с разными идиотскими домыслами. Крюгер пожал плечами, и осторожно высунул нос из укрытия. Ни-че-го. Тишина.
- Слушайте, может, быстро переиграем план, а? Ну не спокойно что-то у меня на душе. Чувствую себя кроликом самостоятельно идущим в пасть удаву…

2011-02-18 в 00:38 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Не дожидаясь явления булькающего чуда, сталкеры скоренько выбрались из подъезда и быстро добрались до нужной точки, что, конечно же, не могло не настораживать. Однако на предложение Крюгера "сканировать местность", Тень взвился и язвительно прошипел:
- Ни сканировать, ни копировать, ни печатать я не умею! А почётный караул из чернобыльских псов не хочешь? В общем, можешь сворачивать свои наполеоновские планы в трубочку и запихивать их кровососу помежь щупалец!
Грач пихнул товарища в бок, делая страшные глаза, а Шалый просто обернулся и смерил сталкера невыразительным, но очень красноречивым взглядом.
- Здесь пойдём, - буркнул здоровяк, снимая крышку с люка. - Обратно нас не выпустят.
Небольшой отряд снова выстроился в привычный походный порядок. Затхлое чрево канализации встретило их въевшейся на века вонью старых отходов, чавканьем грязи под ногами, бульканьем "студня" и редким треском "электр", слышавшимся откуда-то из боковых ответвлений. Тень успел сфоторграфировать карту КПК-шкой и теперь вёл отряд, ориентируясь по снимку. Внешне проводник выглядел спокойно, но в душе у него бушевала буря. Он наврал Крюгеру и остальным. Что-то странное происходило с его организмом после укола яйцеголового "доктора Зло". Утихшие до такой степени, что про них можно было забыть, за три года жизни в Зоне способности пробуждались вновь - снайпер снова чувствовал присутствие людей не просто, как чувствует их любой другой. Он словно ощущал чужие разумы, вихрь чужих мыслей и чувств постоянно витал вокруг, сводя с ума от желания поиграть с ними, поймать ветер чужой личности за хвост, закружиться с ним в ментальном танце и выйти победителем, с филигранной точностью превратив мыслящее существо в своего послушного и преданного раба. Так же снайпер чувствовал и присутствие различных мутантов на расстоянии пока примерно метров десяти (пока это были лишь крысы, да семейство бюреров в нижних тоннелях), но он чуял, что этот будет увеличиваться. Стали чувствоваться границы аномалий. А ещё, Тень готов был поклястся, он чувствовал, что снова может пользоваться ещё одной способностью, за которую он и получил статус "модифицированный".
От всей этой бури чувств, мыслей, эмоций, страхов и осознания снайперу хотелось расцарапать себе голову и вынуть мозг на просушку, однако следовало идти вперёд, куда бы ни привели их тоннели, и Тень находил в этом спасение, полностью отдаваясь своей задаче довести отряд до цели.
Шалый прекрасно чувствовал настроение напарника, однако времени лечить мнительному сталкеру времени не было, следовало уносить ноги из капкана. Всё это приводило отморозка в состояние тихого бешенства, так что Шалый молча скрипел зубами, шагая замыкающим.
Тем временем Зона выкинула новый фокус. Группа вышла к пересечению тоннелей. Что это был за коллектор, на карте было не отмечено, однако ничего хорошего он не предвещал. В двух стенах друг на против друга зияли дыры тоннелей, уходящих в неизвестность. Труба, по которой шли сталкеры, обрывалась, появляясь снов на противоположной стороне. Соединялись её участки узким, на ладан дышашим мостиком из металлической сетки. Кое-где над дырами в ней были перекинуты доски. А под ненадёжной конструкцией весело пузырился "студень". Свободно от него было только одно место посреди зала, и на этом пятачке потрескивала разрядами здоровущая электра.
Тень сверился с картой.
- Придётся напрямик, мужики, - снайпер ткнул в экранчик ногтём. - Тут у нас есть хоть какие-то шансы. Один обходной тоннель завален, в два других я сунуться даже не рискну, аномальный фронт там ещё плотнее.
Мостик оказался относительно надёжным, выдержав четверых сталкеров без натужного скрипа. Шалый сходу отверг идею идти по одному и, как выяснилось, был прав. Засада поджидала именно в этом зале. Свистнув, над головой Тени пролетела пуля, а из бокового тоннеля слева показалась мощная фигура в экзоскелете. Однако "монолитовцы", зашедщие сбоку, проворонили момент - сталкеры не стали открывать ответный огонь, а мигом втянулись под защиту электры. Стрелять через неё в помещении с кучей металла и полного зелёного студня фанатики не стали - получен был приказ "захватить живыми". Из тоннеля, по которому пришли бродяги, донёсся гулкий топот - вторая группа заходила в тыл. Снайпер окинул взглядом ближайшую фигуру "монолитовца" и выругался - на этот раз бойцов снабдили шлемами, глушащими ментальное воздействие.
- У кого-нибудь есть план? - поинтересовался Тень.

2011-02-18 в 23:37 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач болезненно морщился, и старался держаться поближе к Крюгеру - его присутствие хоть немного, но успокаивало От Тени исходило что-то незнакомое: сталкеру казалось, что тот, если захочет, сможет заглянуть ему в душу, и, по собственной прихоти, вывернет ее наизнанку. К снайперу он относился хорошо, даже доверял ему - но все же мало приятного было чувствовать себя настолько беззащитным перед ним. Грач даже Крюгеру, к которому привязался как к родному, боялся доверить то, что лежало на душе - что уж говорить о Тени, с которым они были знакомы всего неделю...
Пейзаж вокруг был еще более нерадостным, чем на пути к давешней лаборатории. Мерзкая слизь на стенах, гадостный запах, выворачивающий кишки, почти полная темнота, и вездесущий студень - только здесь его было куда больше. Судя по треску счетчика Гейгера, здесь еще и изрядно фонило - на всякий пожарный Грач отправил в рот немного антирада, авось поможет, пока грязное пятно не минуют...
Новый сюрприз - перекресток, да с мостиком, да еще и со здоровенной зеленой лужей посередине. Через бурлящую гадость Грач переходил на цыпочках, ежесекундно опасаясь, что вот сейчас хлипкие доски подломятся под тяжелыми берцами...
И все было бы почти хорошо, если бы потом не стало так плохо. Команда резко пригнулась, уворачиваясь от очереди, прошедшей у них над головами - даже не нужно было угадывать, кто перехватил их в этом исключительно удобном капкане. Сталкеры, не сговариваясь, дружно дернули на пятачок среди светящейся зеленой жижи, где бесновалась электра - и вовремя, чтобы увидеть, как из бокового коридора вываливается группа монолитовцев. Их пытались окружить, и это почти удалось.
На вопрос Тени о плане Грач собрался было усмехнуться. Но усмешка почти тут же погасла - сталкер, внезапно побледнев, с немым ужасом смотрел то в тоннель, в который им предстояло попасть, то на остолбеневшего снайпера, то на пытающихся подобраться к ним монолитовцев.
- Тень, - голос звучал сипло. - Ничего не чувствуешь? В тоннеле светлее стало... будто...
Из трубы на противоположной стороне повеяло теплом, через пару секунд превратившимся в жар. А затем, словно в каком-то фантастическом фильме, из жерла тоннеля вырвался огромный сгусток пламени, напоминающий огненную комету.
- Бродячая жарка! - крик Тени потонул в гуле пламени и треске автоматных очередей. Отряд врастяжку бросился на землю, пропуская над собой хвост огненного чудища, что, словно живое, медленно закладывало низкий вираж над коллектором. Монолитовцы в громоздкой броне не успели вовремя сориентироваться: троих вплавило в их экзоскелеты, остальные споро повторили маневр сталкеров, растягиваясь на земле друг возле друга. Грач, почувствовав, что волна жара над ними схлынула, наконец поднял голову. На оценку обстановки ушла секунда - пока жарка разворачивалась над тушками монолитовцев, вжимавшимися в пол и стены, Грач успел достать из подсумка последнюю гранату, и что было сил метнуть ее во вражескую компанию.
Последняя граната всегда летит на редкость удачно, да и цель была удобной - взрывом убило по крайней мере одного, осколками посекло практически всех, двоих или троих отбросило взрывной волной прямо в объятия жарки. Но Грач этого уже не увидел - Крюгер резко вздернул его на ноги, и волшебным пендалем придал ему ускорение по направлению к тоннелю, из которого вылетела чудо-аномалия, и где уже находилась половина команды.Жарка уже дала полный круг по помещению, и втянулась обратно в тоннель, неторопливо отправившись обратно по проторенному пути. Сталкеры следовали за ней, постоянно ощущая, как потрескивают от жара их волосы и молясь, чтобы тоннель не закончился преградой. Тень и Крюгер вели, Грач с Шалым прикрывали хвост - преследователей осталась едва ли треть, но и они могли здорово попортить им кровь.

2011-02-23 в 09:49 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
Крюгер ощущал жар от аномалии чуть ли не больше всех остальных. Изуродаванная щека воспалилась, кожу сначала сильно стянуло от жара, и вскоре она полопалась в некоторых местах, сочась кровью и вызывая нестерпимый зуд и боль.
Крюгер старался не обращать внимания на рану, но с каждым шагом это становилось все труднее и труднее. Они неслись за жаркой, стараясь как можно дальше оторваться от преследователей, но те словно приклеенные, сидели у них на хвосте.
- Бегите, я догоню! – рявкнул Крюгер, станавливаясь в узком коридоре.
На секунду Грач замешкался, желая помочь другу, но Крюгер не оценил душевного порыва приятеля, развернув его лицом к группе и второй раз за короткое время дав пинка.
- Убирайся! Иди за группой, я догоню!
Обернувшись, Грач посмотрел на Крюгера, и в глазах светилась боль и страх, что Крюгер задумал что-то неладное.
- Клянусь, со мной ничего дурного не случится. Я вернусь, обещаю.
Грач кивнул, и рванул вперед, догоняя группу. Аномалия убежала далеко вперед и на фоне ее огненных языков вырисовывались три силуэта, быстро удаляющихся по коридору.
- Ну что, девочки? Потанцуем?
Крюгер достал две гранаты и быстро соорудил растяжки.
- Я тут вам подарочек оставил…
Крюгер хмыкнул, услышав, как тяжелые шаги затопали в непосредственной близости, и нырнул в нишу коллектора, которую он сам с трудом рассмотрел в темноте коридора, и то увидел ее только потому, что ее подсветила собой жарка. Сейчас же, когда жарка удалилась на почтительное расстояние, нишу можно было обнаружить только наощупь, да и то никому и в голову не пришло бы ее искать. Выбив решетку, он свалился на этаж ниже, и тут же потолок сострясся от взрыва. Даже находясь на другом уровне, звук был такой, что Крюгера на время оглушило, и ему пришлось остановиться и пару минут трясти головой, чтобы избавиться от звона в ушах. Он надеялся, что друзья ушли достаточно далеко, чтобы их не накрыло ударной волной и они успели спастись.
За себя Крюгер почему-то не беспокоился, хотя, судя по карте, этот уровень должен был кишеть бюрерами, но, удивительное дело, ни одного признака их присутствия не ощущалось. Одним из таких безошибочных признаков была одуряющая вонь, но вот ее то как раз и не было. Воздух был затхлым, сырым и застоявшимся, но не зловонным. Это, радовало хотя бы тем, что не придется по дороге, опорожнять желудок, в котором и так уже почти было пусто.
Глаза начали привыкать к темноте, и с удивлением Крюгер понял, что различает очертания предметов, пусть не четко, но все равно это была так, словно на нем был надет прибор ночного видения. С потолка после взрыва сыпалась какая-то мелкая шелуха, запорошившая все вокруг тонким слоем, и от которой начали слезиться глаза. Потерев ладонями веки, Крюгер внезапно обнаружил одну странную особенность – если он смотрит обоими глазами одновременно, то предметы вокруг кажутся расплывчатыми, а если только одним левым глазом, то видит так, словно вокруг все освещено несильными лампами накаливания. От удивления, он почесал в затылке, и пока не ощущалось никакой опасности, решил немного поэкспериментировать. Вскоре стало понятно, что левый глаз, тот самый, который был восстановлен после операции, имеет новые, неизвестные ранее Крюгеру, свойства, а именно прекрасно видит в темноте. Видимо, раньше он просто не оказывался в абсолютной темноте – все время тьма чем-то подсвечивалась, то светом фонаря, то экранчиком ПДА, а то и пламенем костра – поэтому он до сих пор и не обнаружил любопытного свойства своего зрения.
- Ай да Доктор, ай да молодец! Век не забуду! Такой подарок мне сделал!
Крюгер расплылся в довольной улыбке.
Достав из рюкзака старый кусок ветоши, он сделал себе повязку на правый глаз наподобие пиратской, чтоб не мешал смотреть только левым и видеть все в четких очертаниях, перехватил автомат поудобнее и потопал по коридору, держа направление примерно туда, куда ушли его товарищи.

2011-02-23 в 22:34 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Появление блуждающей жарки стало спасительным. Аномалия позволила выбраться из злополучной ловушки, однако оставались все шансы, что жарка развернётся в самый неподходящий момент и испепелит сталкеров, либо загонит их обратно в лапы "Монолиту". А тут ещё и Крюгер сделал финт ушами, свалив навстречу приключениям. Судя по всему, сталкер установил растяжки на пути преследователей, ибо жахнуло знатно и топот сзади как-то резко приутих.
Тень, казалось, ни на что уже не обращал внимания, переставляя ноги чисто механически, да проверяя путь на автомате. Детектор сходил с ума от близости жарки, но снайпер и не замечал, что уверенно огибает аномалии без его помощи. Шалый, в очередной раз прислушавшись к звукам погони (судя по всему, оставшихся монолитовцев было совсем не много), мрачно буркнул:
- Выберемся - и к Доктору.
- Зачем? - остранённо спросил снайпер, пытаясь как можно точнее выдержать дистанцию до жарки - не слишком близко, но и как можно меньше отдаляясь.
- Маячок вытащит. И документы показать.
Тень встрепенулся, кивнул задумчиво.
- Надо выйти сначала, и Крюгера вытащить.
И в этот момент жарка всё-таки повернула. Коридор образовывал небольшой зал, однако аномалия вполне свободно развернулась, не коснувшись стен, и важно поплыла обратно, словно утверждая своей неторопливостью, что сталкеры никуда уже не денутся. Бродяги, однако, были совершенно другого мнения. Тень первым отступил немного назад, скользнув в неприметную нишу в стене и как можно сильнее вжимаясь в стену. Шалый цапнул замешкавшегося Грача за шкварник, буквально швырнул в похожую щель на противоположной стороне, втистулся следом сам, вдавливая черноволосого сталкера в стену. Обдав троицу невыносимым жаром, аномалия проплыла обратно, готовясь зажарить монолитовцев в собственной экзо-скорлупе.
Шалый почувствовал, как напрягся придавленный тяжёлой тушкой Грач, однако списал это на неудобную позу и близость аномалии, поэтому отлип от бродяги тут же, как миновала опасность. Тень же, выскользнувший из укрытия и увидевший взгляд черноволосого сталкера, кинутый на здоровяка, мигом просёк фишку. Нехорошо заблестевшие глазёнки снайпер поспешил опустить, дабы не спугнуть Грача раньше времени.
Отряд двинулся дальше, стремясь побыстрее убраться с траектории движения жарки и достичь выхода. В трубе страшно воняло бюрерами, однако карлики пока не встречались, видимо, откочевав подальше от блуждающей аномалии. Пару раз из глубины тоннелей слышался тоскливый вой, однако Тень не смог определить, какому мутанту он может принадлежать. Карта Крюгера осталась у него, однако снайпер ориентировался по снимку на ПДА, и, судя по нему, до выхода оставалось немного.

2011-02-25 в 01:02 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
- Бегите, я догоню!
Грач обернулся на бегу, и затормозил, с ужасом глядя на лицо Крюгера, на его израненную щеку, сочащуюся кровью и сукровицей. Первый порыв был - достать аптечку, но возиться с медикаментами, когда по пятам бежит веселая компания монолитовцев - идея та еще. Правда, крюгеровская идея была, по мнению Грача, еще более идиотской.
Вот только сталкера никто и спрашивать не стал. На умоляющий взгляд и рывок за рукав, он получил в ответ еще один неслабый пинок по направлению к группе, и напутствующий окрик "Иди за группой, я догоню!". Грач был очень близок к тому, чтобы просто плюнуть и на этот приказ, и на весь мир, и остаться прикрывать друга, которому ни с того ни с сего шлея под хвост попала... вот только остальных оставить он тоже не мог. Разрываться между Крюгером и Тенью с Шалым времени не было - дорога была каждая секунда.
- Я вернусь, обещаю, - наверное, это всё и разрешило. Кем бы там ни приходился Крюгер Грачу - сталкер признавал в нем старшего. Старший знал, что следовало делать, и требовал не портить ему игру.
- Зона тебя храни, - неслышно пробормотал под нос Грач, сглатывая внезапно сжавший горло ком, и со всей возможной скоростью летя за ушедшей на приличное расстояние группой.
И буквально через минуту до них долетел отголосок взрыва. Сталкер дернулся и резко обернулся, держа под прицелом туннель позади поредевшего отряда. Туннель был девственно пуст, и даже звуки тяжелых шагов позади затихли. Надо полагать, навсегда.
Глядя назад, Грач прозевал момент, когда жарка развернулась и поплыла обратно. Поэтому едва не выстрелил, когда сильная лапища схватила его за шкирку и кинула в углубление в стене тоннеля, куда затем втиснулся и обладатель лапищи, основательно впечатав сталкера в стену. Теперь грачовская тревога за друга дополнилась еще и ужасом от аномалии, проплывавшей едва ли в полуметре от них, болью в затылке, крепко прижатом к каменной стене, и странным тянущим напряжением, что вызывал владелец закрывающей его спины. Последнее Грача добило - он искренне верил, что испытанное раньше влечение было вызвано всего лишь долгим отсутствием женской ласки. О том, что все обстоит намного сложнее, думать и вовсе не хотелось. Нет мыслей - нет проблем. Точка.
Опасность миновала - если в туннеле позади их кто-то еще и преследовал, то наверняка уже был поджарен: экзоскелет в узкую щель всяко бы не пролез. Сталкеры наконец вышли в небольшой зал, где развернулась жарка, и направились по туннелю, резко забирающему вправо. Судя по карте, через два перекрестка группа должна была выйти на финишную прямую - главный тоннель, выводящий их за Радар. И тогда самую опасную часть задания можно было считать почти завершенной: на Складах они отдохнут и подлечатся, потом - проторенной дорогой до "100 рентген", а оттуда можно и на Болота ломануться. Погруженный в сгустившуюся темноту и собственные мысли, Грач топал, включив ПНВ и чутко прислушиваясь, не доносятся ли знакомые быстрые шаги из параллельных туннелей...и чуть не впечатался носом в идущего впереди напарника, что вдруг резко остановился.
- Уже давно должен быть второй перекресток, - голос снайпера звучал неуверенно.
Короткий перешеек между двумя перекрестками, где они сейчас находились, на карте был помечен пунктирным красным кружком с двумя стрелками. Судя по всему, сталкеры вляпались в "Жвачку" - специфическую аномалию, растягивающую пространство в несколько раз. Так что путь до нужной точки теперь удлинился как минимум на два-три часа.

2011-02-25 в 08:54 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
Добытая карта теперь мало чем могла ему помочь, тот уровень, на котором оказался Крюгер, был помечен серым цветом, и судя по всему не был исследован вовсе. К тому же в паре мест карта протерлась на сгибах, и теперь было трудно понять, что именно там обозначено. Так или иначе, но выбираться от сюда надо было, и Крюгер намерен был во чтобы то не стало исполнить данное Грачу обещание.
Туннель все тянулся и тянулся в одном направлении, ни имея никаких побочных ответвлений. С одной стороны это было хорошо, можно было надеяться, что никто и ничто не ударит в спину, но с другой стороны, однообразие начало угнетать и притуплять чувство опасности. Казалось, что ничего опасного уже произойти не может, и это могло стать роковой ошибкой. Часа два Крюгер топал по тоннелю, ни встретив ни единого признака предывания в туннелях мутантов или людей. Он уже начал опасаться, что и сам отсюда никогда не выберется, померев от голоду или еще хуже, превратившись в призрака Зоны, коими пугали новичков на стоянках бывалые сталкеры. Впрочем, во всех этих страшилках была определенная доля истины, тот же Семецкий к примеру…
«В Темной Долине погиб сталкер Семецкий…» пискнул ПДА, и Крюгер выругался сквозь зубы. Вспомни черта и он тут же появится. На всякий случай, Крюгер решил вовсе отключить ПДА, чтоб внезапным виброзвонком не пугал и без того взвинченного до предела сталкера.
Похлопав себя по нагрудному карману, Крюгер вспомнил, что последнюю сигарету из пачки он докурил в лаборатории, и теперь мучительно пытался вспомнить, не положил ли он в рюкзак запасную пачку сигарет. Курить хотелось страшно, и не в силах более бороться со своим желанием, Крюгер скинул рюкзак и начал копаться на самом дне, выискивая курево. И в самом деле, через пару минут выудил на свет новую пачку, сдернул обертку и с наслаждением затянулся, разве что не мурлыкая от удовольствия. Дым собирался кольцами и медленно поднимался к потолку. Сталкер задумчиво отслеживал его движение и постепенно начинал хмуриться – никакого движения воздуха в коридоре не наблюдалось, и это было чертовски плохо. Выход, если и был, то мог оказаться под завалом, и тогда ему придется проделать обратный путь, и не факт, что проход, в который свалился, все так же функционален, как и до взрыва, что он устроил своими же силами.
Докурив сигарету до самого фильтра, он уже собирался отщелкнуть окурок, как вдруг приметил странное движение в конце коридора. На него двигалась какая-то масса, заполонившая проход от края до края, и не издававшая при этом ни звука…
Не зная, что делать и куда бежать, Крюгер приготовился сразиться, выставив оружие вперед, и если не победить, то хотя бы продать свою шкуру по дороже. Однако, этого не понадобилось – масса, поначалу совершенно не различимая во тьме коридора, вскоре достигла крюгеровских ботинок и мягко огибая препятствие хлынула дальше. Это была крысиная стая, многочисленная и совершенно обезумевшая от страха. Крысы бежали со всех сил, совершенно не обращая ни на что внимания, даже крысиный волк пронесся мимо человека так, словно того и не существовало вовсе.
Сталкер стоял, широко расставив ноги, и не смея пошевелиться, чтоб случайно не раздавить хоть одного длиннохвостого зверька. Стая слишком большая, для того чтобы можно было выйти целым и невредимым из схватки. Топот маленьких лапок по бетонному полу сливался в один гул, попискивание сотен маленьких глоток превратился в оглушающий звон, и что самое удивительное, звук настиг Крюгера гораздо позже, чем сама крысиная стая, словно крысы развили сверхзвуковую скорость. Но это было не так, крысы бежали не быстрее обычного, а звук действительно запаздывал.
- Ну и что за нахрен новая аномалия? – буркнул Крюгер, и удивился, не услышав собственного голоса. Звук прилетел через минуту-другую, изрядно напугав сталкера…
- Хрень какая-то… Я о такой и не слышал никогда…
Наконец, крысиное море схлынуло. Крюгер озадаченно смотрел вслед удаляющейся стае, раздумывая, чего именно они могли испугаться, сам он не ощущал ни какой опасности.
- А была не была, - сплюнув на пол, сталкер поправил рюкзак на плечах, передернул затвор калаша, и осторожно двинулся вперед.
Через сто метров, он уткнулся в развилку и недолго думая, отправился по коридору, из которого тянуло свежим воздухом. Чем дольше он шел, тем сильнее ощущался какой-то гул, даже, казалось, пол под ногами начинает мелко дрожать.
-Бля! Неужто выброс? И ведь и вправду давно не было. Но все равно, что-то не так.
В новом коридоре звук пришел в норму, и теперь не запаздывал, отчего Крюгер решил, что взял верное направление.
Вскоре стало ясно, что никакой это не выброс, а где-то глубоко под землей работает огромная турбина.
Любопытство оказалось сильнее благоразумия…

2011-02-28 в 01:40 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Зона подкидывала всё новые и новые пакости - отряд вляпался в "жвачку", поэтому идти пришлось почти полтора часа, хотя до выхода из тоннеля было рукой подать. Наконец, аномалия всё же отпустила своих жертв, позволив им выйти на свет Божий, если такое понятие применимо для зоны отчуждения. Впрочем, удача всё же была со сталкерами - люк наверну оказался не завален, а ржавые скобы держались хоть и на соплях, но, видимо, очень крепких, ибо они выдержали всех троих сталкеров.
Тень вылез последним, отряхнул штаны от земли и огляделся. Шалый и Грач сосредоточенно вертели головами, выцеливая опасность, однако сайпер знал - поблизости не было никого, и это знание пугало больше, чем если бы за ближайшим углом притаилась рота кровососов. Нервно потерев виски, Тень сверился с ПДА и постарался как можно непринуждённее выдать:
- Мужики, мы на Барьере. Предлагаю всё же не ходить к "Свободе", там много лишних глаз. Если на нас и документы начнётся охота, то светиться на многолюдной базе - верх идиотизма.
Грач нахмурился и обернулся к снайперу:
- Логично, конечно, но... Сколько у тебя осталось патронов? До Кордона путь неблизкий, а нам надо как-то сохранять боеспособность.
Шалый молча кивнул, подтверждая его правоту, и выдвинул своё предложение:
- Убить кого-нибудь и обшмонать труп.
- Шалый! - возмущённо вскинулся Тень. - Сколько можно!
Здоровяк пожал плечами, словно говоря, что "сколько нужно, столько и можно".
- Надо Крюгера найти, - подал голос Грач, разряжая обстановку. Черноволосый сталкер немного помялся, а потом всё же спросил у Тени. - Слушай.. без обид... ты его не чувствуешь?
Снайпер раздражённо фыркнул, заковыристо выругался себе под нос, однако ответил:
- Нет, не чувствую. Думаю, он всё ещё в тоннелях, так что стоит подождать его рядом.
Грач хотел возразить, но тут в кустах прошуршало что-то вполне крупное. Сталкеры мигом ощетинились оружием, однако глазастый Шалый успел рассмотреть незваного гостя.
- Не стрелять, - коротко бросил амбал и плавно двинулся к кустам. Оттуда раздалось радостное уханье, и на всеобщее обозрение выбрался небольшой снорк, возбуждённо мотающих обрывком шланга противогаза.
- Федя? - удивлённо уточнил снайпер.
Шалый кивнул, присаживаясь на корточки и гладя обтянутую резиной макушку. Снорк блаженно заухал и начал подскакивать, вертясь на одном месте от нетерпения.
- Воссоединение состоялось, - ехидно заметил Тень. - Ждём Крюгера здесь. Всё, не обсуждается.

2011-03-01 в 18:44 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Судя по тому, что Грач знал о "жвачке", переться им предстояло как минимум часа четыре, и это его весьма нервировало: то еще удовольствие брести в потемках до выхода, который не становится ближе. Однако же в этот насыщенный день им впервые повезло - видно, аномалия была молодая и слабая, так что, отшагав полтора часа, они наконец подошли к вожделенному люку. Но вспыхнувшую было радость по поводу выхода из подземелья, свежего воздуха и отсутствия Выброса в обозримом будущем, живо отравила мысль о Крюгере. У выхода ни его самого, ни его следов не наблюдалось.
Они вылезли недалеко от Барьера - за дальним холмом смутно виднелось ограждение, за которым начиналась территория "Свободы". Оттуда слышалось эхо выстрелов, наверняка опять собак либо кабанов гоняют. Ничего более серьезного в округе не наблюдалось, и это-то настораживало: "Монолит" штурмовал барьер с завидным упорством, обычно не проходило и двух дней без атаки. А сейчас - тишь да гладь. Затишье перед бурей.
“Да еще и торчим здесь, как прыщ на заднице – стреляй не хочу. Укрыться бы где…”
Сталкер оглядел грязный, усталый, взвинченный отряд, и тяжело задумался. На оставшихся припасах они не то что до Болот – до Янтаря дотягивали еле-еле. А если еще и учесть, что пробираться им предстоит глухими, малохоженными тропами, на которых наверняка полно самой разной дряни, то положение их выглядело и вовсе нерадостным. Да еще Крюгер запропал – кто знает, в каком состоянии вернется их взбалмошный товарищ…и вернется ли…
Грач зло стиснул зубы, и отмел последнюю мысль, борясь с подступающей тоской и ужасом. Тень едва не взорвался в ответ на его вопрос о друге, так что вряд ли стоило дальше тормошить нервного снайпера на эту тему.
Грустные мысли мигом вылетели из головы, когда в ближних кустах что-то активно завозилось. Грач резко вскинул автомат, но тут же опустил его, услышав короткое “Не стрелять”, а потом уже и сам узнал нежданного гостя. Пожалуй, во всей Зоне не было меньше снорка, чем Федор.
Грач, в отличие от Шалого, так и не проникся к мутанту родственными чувствами, но чтобы оценить его поведение, особого понимания и не требовалось.
- Кажется, он чего-то от тебя хочет, - озвучил сталкер. – Только обычно так себя ведут…
Периферийное зрение – отличная штука. Грач краем глаза уловил движение позади сидящего на корточках Шалого и склонившегося над ним Тени…и обязательно зацепил бы кого-то из них очередью, если бы не набил руку в стрельбе в течение похода. Так что сейчас рядом с амбалом валялся сбитый в прыжке крупный снорк, Федор шустро заныкался обратно в кусты, и вся моментально сгруппировавшаяся троица дружно изводила патроны, отбиваясь от стаи озверевших мутантов, что зачуяли чужого на своей территории.
Очередь. Уворот. Три выстрела-уворот-очередь. Грач, танцуя с наседающим матерым снорком и стараясь следить за напарниками, успел подумать, что не услышал обычного рыка, который мутанты издают перед нападением. Мысль мелькнула – и пропала, сменившись бешеной болью, когда сталкер не успел уйти от замаха когтистой лапы, что и распорола ему правое предплечье.

     

Ролевая игра в формате соавторства

главная