16:05 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
Игроки: Зоич, шут, Kristi aka Chaos, Метирис, kassara

Жанр: слеш (возможен, но не обещан)

Минимальный размер поста: ???

Возможность дополнительных игроков: пока игра не ушла слишком далеко добавление игроков возможно. Далее по договоренности.

Комментарии, не относящие непосредственно к игре, НЕ принимаются.

Песочница - для тех, кто хочет пообщаться с соавторами игры, что-то спросить, внести свои предложения, покидаться в авторов тухлыми помидорами, или распить с ними бутылку водки. А так же тут можно отслеживать диалоги соавторов друг с другом и получать представления о том, как дальше будет развиваться игра. Любые пожелания и критика приветствуются, если они конструктивные.

Творчество игроков:


От Зоич, шут:

Семейное фото в рамочке (осторожно, большое)

От Метирис:
Шалый
Крюгер (пока еще Август)
Грач
Тень
Дьявола я пока не дорисовал, но обещаю исправиться))

URL комментария

От kassara:

читать дальше

Комментарии
2011-03-08 в 18:49 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
Вскоре Крюгер попал в темный коридор, едва-едва освещаемый одинокой лампочкой в дальнем конце. Лампочка висела прямо над тяжелой железной дверью с кодовым замком, из-за которой и доносился грохот работающей турбины. Коридор имел несколько ответвлений, и как понял Крюгер, там располагались лаборатории научников и комнаты отдыха охраны. Крюгер нырнул в ближайший проход, и обследовал его до самого конца, так ни на кого и не наткнувшись. Казалось, что все разом куда-то исчезли, и можно было спокойно бродить по лабораториям, но именно это чуть было не подвело Крюгера, он еле успел спрятаться за большой металлический шкаф, когда из-за угла внезапно появились монолитовцы и, промаршировав куда-то коридору, скрылись за одной из железных дверей. Следовало быть более осторожным, потому что он не услышал тяжелых шагов кованых ботинок по бетонному полу, словно что-то гасило звук шагов.
Короткими перебежками, прячась за бетонными выступами стен и металлическими шками, обильно захламлявшими узкие проходы, Крюгер добрался до комнаты отдыха охраны, оказавшейся пустой. Поживившись солидным куриным окорочком и кружкой крепкого черного кофе, сталкер понял насколько до этого он был голоден, и даже не замечал этого. После перекуса сил прибавилось, да и азарт какой-никакой появился.
Неспешно прибрав за собой остатки, и сунув в рюкзак нагло упертый кусок ветчины, заодно прихватив бутылку воды на всякий случай, Крюгер поспешил к выходу из лабиринта коридоров, но вскоре понял, что основательно заблудился. Только трижды пройдя мимо двери с цифровым кодом, он понял, что блуждает по кругу, и постоянно возвращается туда откуда начался его путь по подземной лаборатории. Поблуждав еще с час в обратном направлении, он окончательно растерялся – куда бы он не шел, в каком бы направлении не сворачивал, он все равно приходил к той же самой двери.
Если бы его кто-нибудь спросил, что именно заставило Крюгера потыкать наугад в кнопочки, он не смог бы найти достойного ответа, тем более, что дверь внезапно распахнулась. От удивления, Крюгер на всякий случай оглянулся, но не заметил ни одной видеокамеры, то есть специально для него никто не мог открыть дверь – ни для того, чтобы заманить в ловушку, ни для того, чтобы помочь, или еще за каким хером можно было бы это сделать.
Внутри оказалось темно, как в жопе негра, и Крюгер вновь натянул на один глаз повязку. Как оказалось, свет все-таки был, но после мелькания лампочек в лабиринте коридоров, он почти не был заметен. Хотя нет – свет был заметен только для «особенного» зрения, нормальным глазом Крюгер его не видел, что и выяснил методом простой проверки.
Присмотревшись, Крюгер понял, что находится где-то, что по виду напоминает вертикальную шахту со множеством уровней, опоясывающих ствол, и сообщающихся между собой лестницами.
Где-то хлопнула металлическая дверь, и тут же Крюгер услышал мужские голоса, о чем-то азартно спорящих. Слов сначала было не разобрать, но голоса явно приближались, и Крюгеру срочно пришлось искать укрытие. С трудом протиснувшись между громоздким металлическим ящиком и стеной, сталкер замер, скрючившись.
- Нет, ты представляешь, он сопротивляется! Еще ни один экземпляр не выдержал такого напряжения, а этот не только не погиб, но даже смог успешно удерживаться на грани сознания!
- Удивительно! Просто удивительно! Что вы собираетесь предпринять, коллега?
Где-то над головой звякнула металлическая крышка, и Крюгер постарался незаметно сползти еще ниже.
- Взгляните, коллега…
- Да, да, да! Это просто поразительно!
- Пройдемте в лабораторию, по дороге я вам расскажу еще кое-что интересное…
Голоса неспешно удалились, и вскоре вновь стукнула металлическая дверь. Все стихло. Крюгер постарался осторожно выпрямиться и оглядеться, прежде чем выползать из своего укрытия, но внезапно замер – прямо на него через узкую щель ящика смотрела пара жутких глаз.
Сердце екнуло и провалилось в желудок, желудок возмущенно сжался и выплюнул сердце на место.
- Пи-и-и-ить… - голос из металлического ящика больше напоминал ржавый скрежет, чем голос разумного существа, но поскольку существо разговаривало, то оставалось только одно – в лаборатории содержат людей. И держат их в совершенно нечелдовеческих условиях, лишив при этом всего – еды, воды, и даже места, где можно было бы вытянуться в полный рост, а металлическая холодная клетка явно чуть больше метра в высоту, и метра полтора в длину явно комфорта не создавала.
- Сейчас, - засуетился Крюгер, едва обрел возможность здраво мыслить. – Подожди минутку…
Он полез в рюкзак и выудил бутылку воды, которую недавно сам же и упер. Открутив крышку, он поднес горлышко к узкому проему, и приподнял так, чтобы вода попадала в открытый рот человека в клетке.
Сидевший внутри пил жадно, захлебываясь и фырча. Напившись, он на какое-то время затих и осел на пол, и Крюгер забеспокоился, не убил ли он человека? Вдруг обильное питье могло нанести ему какой-то непоправимый вред?
Осторожно постучав пальцами по клетке, он тихо спросил:
- Эй, приятель? Ты жив? Отзовись, чертяка!
- Жив еще… - голос стал намного увереннее и не такой скрипучий. – Слушай, помоги! Выпусти меня! Сил никаких нету, эти сволочи даже подохнуть по-человечески не дадут! Умоляю, выпусти меня, По гроб тебе обязан буду!
- Да не скули ты! – рявкнул Крюгер. – Сейчас своим воем всю охрану на ноги поднимешь… Как клетка открывается то?
- Вон у двери рычаг, просто подними его вверх и дверь откроется.
Крюгер метнулся к двери и дернул рычаг, дверь клетки с тихим шипением поднялась вверх, и из нее буквально вывалился наружу мужчина, по самые глаза заросший бородой. Тощий и грязный, он еле держался на ногах от недомогания.
Крюгер мысленно чертыхнулся – ну и куда он с таким дохляком пойдет? Их же пристрелят при первом удобном случае…
- Следуй за мной, сталкер… Я тут все знаю, я тебя выведу…

2011-03-12 в 00:46 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
А дело, меж тем, принимало скверный оборот. За Федей притащилась весьма немаленькая стая снорков, много меньше, конечно, чем та, что сталкеры встретили на пути к Бару, но больше, чем до этого доводилось видеть Тени. К сожалению, с патронами ситуация была как раз-таки обратная, их-то было до преступного мало, посему снайпер старался как можно сильнее экономить, тщательно выцеливая прыгающих тварей. Где-то на периферии зрения мелькал Шалый, отстреливавшийся короткими очередями. Снайперу пришла мысль, что он не видит Грача, он постарался выцепить товарища взглядом, но опаздал - раздался короткий вскрик, сталкер, не успевший увернуться, получил когтями по предплечью. Впрочем, развить успех снорку не дал Шалый, хладнокровно разнеся короткой очередью монстру голову. Видимо, это переломило исход сражения в сторону сталкеров, и, вскоре, недобитые твари поспешили ретироваться.
Шалый осмотрел рану Грача, буркнул "Жить будешь", после чего залил её перекисью, перебинтовал на ткань комбинезона и обколол обезболивающим и противостолбнячным. Из кустов, озираясь, выкатился Фёдор, подпрыгал боком к амбалу и боднул его головой в бедро. Сталкер не обратил на снорка никакого внимания, и тогда он толкнул сильнее. Шалый хотел было оттколкнуть разошедшуюся животину рукой, но его окликнул Тень:
- Постой. Сходи с ним, там что-то есть неподалёку, не опасное. Я посижу с Грачом.
Амбал пожал плечами, хлопнул Грача по спине и двинулся за Фёдором, перехватив поудобнее автомат. Снорк, похрюкивая и тряся обрывком шланга, довольно быстро привёл его к небольшому оврагу. Трава на одном из его склонов пожухла, образуя ровный прямоугольник. Шалый предполагал, что это такое, но в условиях Зоны подобного рода преположения могли стать летальной ошибкой. Впрочем, сомнения рассеял Федя, нетерпеливо протоптавшейся по рыжей траве. Не медля больше, Шалый внимательно огляделся, передвинул автомат на спину и, вытащив нож, принялся быстро обкапывать дёрн. Вскоре его взгляду предстала дверца закопанного холодильника, из которого кто-то сделал схрон. Причём это кто-то явно не хотел делиться своим добром, установив растяжку на дверце, которую, однако, Шалый обезвредил в два счёта. Находки радовали глаз. Артефктов не было, однако на полках обнаружился пяток ручных гранат и десяток коробочек с патронами, не только к Калашу, но и к Грачовскому "Хеклеру". Кто-то явно позаботлся о боеприпасах на пути к Припяти. Шалый сгрёб все, оставив только аптечки, обнаружившиеся за гранатами. Группа в них пока не нуждалась, а кто знает, какому бедолаге они спасут жизнь. Установив растяжку обратно и заложив холодильник дёрном вновь, Шалый двинулся обратно.
Грач и Тень молча ждали товарища, сидя спина к спине на большом камне. Почувствова приближение напарника, Тень поднялся и произнёс:
- Сваливаем!
- Я без Крюгера не пойду, - мрачно процедил Грач, не поднимая головы.
Шалый покачал головой, сплюнул и отвернулся. Тень внимательно поглядел на сталкера, словно прикидывая, сможет ли он без особого вреда довести его на ментально поводке до Доктора. Грач вскинулся, почувствовав неладное, однако снайпер внезапно потерял к нему интерес, прислушиваясь к происходящему.
- Спокойно, Маша, я Дубровский! Я чую Крюгера... но он не один, - напряжённо сообщил Тень, поднимая "ВАЛ" и направляя его в сторону ближайших кустов.

2011-03-13 в 13:47 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Он честно пытался не заорать от боли, но вскрик все равно сдержать не удалось - это Грача и спасло. Последние патроны из пустого магазина ушли мимо цели - раненая рука отказывалась повиноваться, и в этот же момент приготовившегося к финальному прыжку снорка снесла в сторону очередь из АК напарника.
"Один-один" - ни к селу ни к городу подумал Грач, прежде чем скорчиться от нового приступа боли.
Похоже, Шалый в команде взял на себя тяжкий крест походного лекаря. Грач, шипя и щурясь от боли, баюкал руку, помогая напарнику перетягивать ее бинтом, и чувствуя, как сквозь постепенно уходящую боль вновь пробивается уже привычное тягучее чувство, на этот раз смешанное со смущением и благодарностью.
Наверное, тяжело возиться с перевязкой, когда сзади тебя бодает снорк, пусть и небольшой. После очередного пинка Шалый с рычанием обернулся, готовясь к решительным действиям, но был остановлен Тенью, который посоветовал прислушаться к животине, и сходить туда, куда она так упорно тянет. Грач счел за лучшее оставить мысли насчет доверия к мутантам при себе, и даже ехидный комментарий по поводу «я посижу с Грачом» остался невысказанным. Не следовало задирать раздухарившегося после боя снайпера. Вот когда остановятся в безопасном месте – тогда и отведет душу.
А вот что серьезно испортило ему настроение – так это разодранный рукав комбеза. Сидя на камне в ожидании напарника и напряженно сканируя окрестности, Грач предавался мрачным мыслям о бренности сущего, потрепанной снаряге, еще больше подтаявшем боезапасе, запропавшем Крюгере, непонятном притяжении к амбалу, и какой-то близящейся пакости, которая, несомненно, должна была случиться. Словом, благодатное воздействие бродячей ночи иссякло, и Грач вернулся в привычное состояние «что у нас плохого?».
Через десяток минут в поле видимости снова появился Шалый, ведомый снорком. Сталкер явно тащил что-то объемистое, но Грач не успел разглядеть, что именно – Тень сорвался с места, отдав команду поскорее сваливать.
Похоже, не один Грач ощущал приближение зверя-песца. Вот только без Крюгера он никуда идти не собирался, о чем и известил соратников. Кажется, их это не порадовало, особенно Тень, который уже было изготовился залезть к товарищу в голову и как следует вправить ему мозг…
…но Грачу не довелось побороться с упрямым контролером. Тень вдруг вскинул ВАЛ, и уставился в сторону ближайших кустов, за которыми располагался выход из катакомб, откуда они недавно выползли. Сообщение о близящемся Крюгере заставило Грача подхватиться с камня, а весть о довеске, что друг тащил на хвосте - сцапать автомат с двумя последними обоймами, и встать рядом с напряженно выжидающими напарниками.
- Рядом, - негромко произнес снайпер. – Двое.
Крюгер, целый и невредимый, практически бесшумно появился из кустов, приветственно махнув рукой – свои! Чуть поодаль от него раздавался треск - кто-то, видимо его довесок, завязшего в растительности, и усиленно пытался выпутаться, сдабривая попытки заковыристым матерком и истошным хрустом ветвей. Грач, что уже было собрался обнять успешно выбравшегося из передряги друга, ошалело уставился на незнакомого заросшего, грязного, худющего мужика. С тем же немым вопросом на него вылупилась и команда.

2011-03-13 в 20:24 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
Они плутали по коридору уже с полчаса, и с каждой минутой Крюгер становился все мрачнее и мрачнее. Во-первых, мужчина был сильно истощен голодовкой, во-вторых, он припадал на левую ногу, и от этого не мог идти быстро, хотя и старался изо всех сил – казалось, его поддерживает какое-то внутреннее чувство освобождения, иначе он давно бы уже загнулся. В-третьих, он был одет в нечто полосатое, отдаленно напоминающее больничный халат грязно серого цвета с длинными рукавами, но без пуговиц и с широкой горловиной, чтоб можно было натянуть через голову. Но даже не это было самым худшим – на мужике не было нижнего белья, не то что обуви. Он звучно шлепал босыми ногами по полу, уводя в лабиринт коридоров, и только изредка останавливался, чтобы осторожно заглянуть за угол, прежде чем продолжить путь. Через полчаса они вынырнули в одном из коридоров, показавшимся Крюгеру знакомым, похоже он здесь бродил, пока не вышел к шахте…
- Мы пока из Лабиринта выбрались, - торопливо зашептал незнакомец. – Там множество ловушек и аномалий, но смогли обойти их все… Но теперь тебе придется идти впереди… Я только буду тебя направлять… Здесь охраны не много, но она неплохо вооружена, правда, эти идиоты как правило дурака валяют – не ожидают, что на них кто-то напасть может…
Незнакомец оскалился в кровожадной улыбке, и Крюгер вздрогнул. Это ж как надо было человека довести, чтоб он походил на хищника?
- Я постараюсь отвлекать их внимание, но не сильно… боюсь тебя ментальным контролем задеть… ты уж прости меня… помощи от меня много не будет…
Он говорил отрывисто, часто потирая рукой горло и сглатывая, словно оно у него сильно першило.
- Ничего, - буркнул Крюгер, - обойдемся как-нибудь…
- Первый пост будет через два коридора… я скажу когда точно…
Крюгер недовольно мотнул головой, и они продолжили путь.
- Здесь… за углом… один… - незнакомец ухватил Крюгера за рукав, заставив остановиться. Его глаза были широко распахнуты и горели каким-то неестественно ярким огнем – даже от дури, иногда попадавшей в Зону такого блеска в глазах не наблюдалось. Крюгер вздохнул и отвернулся.
За поворотом действительно было устроено что-то наподобие контрольного пункта, но не очень крепкого – видимо, предполагалось, что до этой точки противник не сможет пройти или придет сильно потрепанным. И никто не подумал о том, что противник может придти с тыла…
Монолитовец на посту расслабленно курил папироску, прикрыв глаза и присев за валом из бочек и металлических ящиков. Он даже не понял, кто именно его убил, когда Крюгер затянул ему удавку на шее.
- Быстрее! – рявкнул сталкер на бывшего заключенного. – У нас нет вагона времени! Переодевайся!
Мужчина, до этого стоявший колом и с каким-то наслаждением всматривавшийся в мертвое лицо мололитовца, наконец, отмер и стянул с себя рубаху, оставшись совсем голым, пока Крюгер выковыривал из одежды труп часового. Одежда оказалась слишком большой по размеру, вернее, случайный попутчик Крюгера был настолько изможден, что на нем любая одежда висела мешком. Рукава пришлось закатать повыше, а брюки затянуть потуже, чтоб не спадали при ходьбе. Конечно, в Зоне в одном камуфляже шибко не походишь, но все равно это было лучше, чем больничная грязная и драная пижама.
Зато обувь пришлась по размеру, хотя, как оказалось, бывший зек от нее сильно отвык и довольно быстро натер мозоли. Но жажда вырваться на волю возрастала в нем с каждым шагом и вскоре он, казалось, забыл про натертые ноги.
- Осталось немного. Через проход будет еще один пост, как правило, там несколько бойцов, и нам с ними не справиться… Я постараюсь их отвлечь, а ты сразу в правый коридор ныряй, как только они отвлекутся, и жди меня.
Сатлкеру идея с отвлечением не понравилась, по похоже, другого выхода не было – незнакомец вел его по коридорам уверенно, ни разу не сбившись с дороги, не то что Крюгер…
На посту действительно была усиленная охрана, стояло несколько пулеметов, да и бойцы были собраны и отлично экипированы.
Крюгер почувствовал, как его сознания коснулась что-то мягкое, заставив напрячься и обратить все внимание в глубину коридора, кода смотрели стволы пулеметов охраны. Бойцы на посту заметно напряглись и уставились в коридор, явно ожидая нападения. Только пинок сзади привел Крюгера в чувство и он понял, что именно сейчас и надо перебираться в ответвление коридора, пока охрана занята высматриванием невидимого врага.
Ждать Графа Монте-Кристо, как Крюгер мысленно окрестил бывшего заключено пришлось долго. За это время он почувствовал несколько резких всплесков ментальных волн, таких сильных, что пришлось отбежать подальше в глубь коридора, чтоб выдержать такой мощный натиск…
Появившийся Граф выглядел слишком довольным, и Крюгер понял, что тот развлекался, убивая монолитовцев силой мысли. Ему стало не по себе, и он уже готов был вновь пожалеть о том, что выпустил монстра на свободу.
- Не бойся, я тебя не трону. Я вообще больше никого не трону, если конечно, меня не заставят… - Граф болезненно поморщился и вновь потер горло ладонью. – Там, наверху, будет полегче…
- Может расскажешь, что с тобой случилось?
- Чуть позже, сейчас дойдем до конца тоннеля, там будет небольшой зал, нам придется немного переждать, пока активируются некоторые аномалии, но они всегда действуют в определенных временных рамках, так что нам бояться нечего.
- Хм, странно, что тут нет поста, если аномалии действительно работают как часы, - удивился Крюгер, когда они добрались до места и аномалии сработали точно в указанный промежуток времени – одновременно вспыхнуло несколько жарок, полыхнули голубоватым огнем электры, а по центру зала выделялось круглое пятно гравиконцертрата, обрисовывая в пыли четкий круг.
Тоненкьий смешок за спиной заставил нахмуриться сталкера.
- Эти идиоты, - Граф кивнул куда-то в сторону, - думают, что аномалии срабатывают в хаотичном порядке, но я знаю, что это не так. Я знаю, да… Я их чувствую… они само совершенство…
Что именно видел в хаосе растревоженных аномалий Граф, Крюгер даже боялся представить, но на лице исхудавшего до неприличия мужчины светилось восхищение…
- Слышь, ты обещал рассказать…
- Да, да, да… - быстро заговорил Граф. – В моей истории, на самом деле, нет ничего интересного… Я живу… жил в деревне, недалеко от Кордона… как-то раз возвращался домой затемно из соседней деревни, был пьян… в общем, на меня кто-то напал. Стукнул по башке, а утром я уже сидел в ящике. Какое сегодня число?! – неожиданно напрягся Граф, уставившись своими невозможно яркими глазами на Крюгера. Сталкер глянул в ПДА, назвал дату, и Граф разом как-то сник. – Надо же… Как много времени прошло. Наверное, меня уже давно похоронили…
Он на замолчал на пару минут, разглядывая всполохи голубых молний на полу, а потом продолжил:
- Оказалось, я сюда попал не случайно, за мной долго время наблюдали, и когда пришли к выводу, что я им подхожу по установленным параметрам, приволокли сюда. И действительно, из нашей группы подопытных я единственный кто смог все перенести и выжить…
- А что с вами делали?
- Поверь, тебе лучше не знать. Но если сможешь, сделай что-нибудь, чтобы эта лаборатория исчезла с лица земли – так будет лучше для всех.
Вскоре разгул стихии в коридоре закончился, и они спокойно пересекли коридор по странной траектории – Граф заставил идти Крюгера след в след, хотя и уверял, что аномалии не должны их побеспокоить. Но Зона на то и Зона, чтобы не верить ей до конца. Перестраховщики живут дольше – это уже многократно доказано.
Через узкую дверь они выбрались наружу и, отойдя на несколько метров, Крюгер оглянулся – если бы он не знал, что там есть вход, он никогда в жизни бы об этом не догадался – сухая трава, свисавшая со склона, полностью маскировала дверь от постороннего взгляда.
Они прошли еще пару километров вместе, когда Граф внезапно остановился.
- Здесь мы с тобой расстанемся, - он протянул руку Крюгеру и с силой, неожиданной для изможденного человека, пожал ее. – Я сейчас не самый лучший попутчик, но без меня у тебя есть шанс выжить, а со мной нет.
- Но…
- Не возражай. За нами идет погоня, я ее чувствую. Я один справлюсь, а тебя могу погубить.
Крюгер вынул один из пистолетов, приложил к нему пару запасных обойм и отдал Графу.
- Держи, на всякий случай. Это лучше чем совсем ничего.
- Вряд ли мне понадобиться оружие, но спасибо.
В этот момент тишину прорезала автоматная очередь, и щепки от ближайшего дерева щедро осыпали мужчин.
- Все, не поминай лихом. Тебя уже ждут, и помни, когда приземлишься, там будет контролер с ведомым.
О каком приземлении говорил Граф, Крюгер понял только тогда, когда Граф сделал мягкую подсечку, подтолкнув сталкера в грудь.
- Бляяяяяяяяяяяяяяяя! – только и смог проорать Крюгер, рухнув в Трамплин, выплюнувший его, словно пробку из бутылки шампанского.
Приземление оказалось гораздо мягче, чем он ожидал, но все равно не очень приятным – пока летел вниз, Крюгер успел пересчитать ребрами все ветви, но земли так и не достиг, зацепившись рюкзаком за дерево и повиснув на лямках, словно долбанный парашютист.
- Здрасьте, девочки!
И без того ошалевшие морды товарищей еще больше вытянулись, когда Крюгер свалился с неба, и теперь явно не понимали в чем дело. Зато Крюгер понял, о чем сказал Граф. На поляне, помимо группы, находился сам Крюгер, вернее его двойник, и кто-то еще, отдаленно напоминавший Графа. Автоматная очередь не заставила себя ждать – контролер, запудривший мозги сталкерам свалился замертво, а зомби поковылял в лес, но был добит метким выстрелом Тени.
- Ну что уставились? Не ждали? Снимите меня с дерева, мать вашу!

2011-03-20 в 22:50 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Явление Крюгера народу произошло феерично. Сначала он в сопровождении небритого хмыря выпутался из кустов, а потом ещё и заправским истребителем спикировал сверху, матерно выражая "радость" от полёта. "Карлосон улетел, но обещал вернуться", - успело промелькнуть в мозгу ошарашенного Тени. Определить, кто из сталкеров оказался настоящим, стало делом доли секунды, да и вообще, снайперу стало ужасно стыдно, что он сразу не распознал в выбравшихся из кустов зомби и контролёра. Сказать по правде, мутант-телепат в первый раз напал на Тень. Он довольно-таки часто встречал их во время года самостоятельных скитаний по окрестностям Припяти, однако контролёры по натуре были одиночками и близко не подходили. Кроме одного раза, запомнившегося Тени навсегда.
Это произошло месяца за два до исторической встречи будующих напарников. Тень, почти обезумевший от одиночества и уже почти не управляющий своими способностями, рыскал по небольшому посёлку в получасе ходьбы от Припяти в поисках хоть какой-нибудь еды. "Уговорить" сталкеров расстаться с консервами с помощью внушения больше не удавалось, подсмотреть за кем-то, устраивающим нычку - тоже. Последний труп, с которого парню удалось снять рюкзак с буханкой хлеба и четвертинкой палки подтухшей колбасы, встретился ему четыре дня назад. От голода Тень потерял всяческую осторожность и, обшарив посёлок сверх донизу, плюхнулся в пыль прямо на дороге, прислонившись спиной к забору. Кажется, он на некоторое время выпал из реальности, ибо он закрыл глаза и очнулся от шума. Посреди дороги стая псевдопсов трепала свежий труп сталкера. Видимо, пока Тень бредил, мутанты загнали бедолагу прямо перед ним. Успех тварей стал понятен окончательно, когда из-за угла одного из домов вышел контролёр. Он пристально посмотрел на сидящего парня, потом склонил уродливую голову и прикоснулся тыльной стороной ладони ко лбу. Будующий снайпер бессмысленно повторил его жест, и тогда одна из псевдособак подхватила зубами валявшийся в стороне рюкзак погибшего и отволокла к Тени. Дрожащими руками парень развязал горловину и обнаружил там целых три банки тушенки и армейский сухпаёк. Когда он смог оторвать взгляд от свалившегося в руки богатства, контролёра уже не было, а собаки утаскивали труп во двор одной из развалюх.
Снайпер тряхнул головой и вернулся к реальности. Шалый, повидавший контролёров ещё до знакомства с Тенью, флегматично снимал Крюгера с дерева, что, благодаря росту и силе амбала, было не такой уж и сложной задачей. Спустив "Карлосона" с небес на землю, здоровяк хлопнул его ладонью по плечу и отошёл, пропуская Грача к напарнику.
Восторги по поводу возвращения Крюгера прервал всё тот же Шалый, "тактично" напомнивший о том, что Болота сами не придут.
Тень, радостно лыбившийся блудному сталкеру, мигом посерьезнел.
- Ты прав. Надо возвращаться на маршрут. Мы и так сегодня не дойдём до Доктора, надо хоть до стоянки добраться. Патроны, спасибо Феде, у нас теперь есть, доберёмся, не заходя к "Свободе".
Отряд привычно выстроился в походную колонну, однако любопытный снайпер всё же уточнил:
- Кстати, Крюгер... Что это за мужик с тобой был?

2011-03-26 в 01:09 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Они устроились в небольшом распадке в стороне от дороги, ведущей к Барьеру - несколько огромных валунов образовываали нечто вроде пещеры, где отряд и укрылся от хлеставшего с неба дождя. Лежбище устроили подальше от входа, в самом теплом и темном месте между костром и дальней стенкой импровизированного убежища. Вымотанные сталкеры молча слопали по банке тушенки (хорошо хоть в ней недостатка не было), и заползли в спальники, моментально отрубившись. Дежурить первым вызвался Грач, которого, несмотря на усталость, в очередной раз одолела бессонница.
Однако в одиночестве сталкер просидел недолго. Из темного угла послышалось шуршание спальника, и в круге света от костра, щурясь, появился Крюгер - видно, тоже не мог заснуть после всего пережитого. Грач слегка кивнул неспящему, залил очередной чайный пакетик кипятком из термоса, и приготовился выслушать подробную историю похождений друга.
История его заинтересовала и встревожила. Грач несколько раз переспрашивал Крюгера о направлении пути, которым он шел, о странной звуковой аномалии, и о подозрительных личностях, встреченных им. Он все больше уверялся, что страшилки о некой лаборатории, устроенной в нижних помещениях бывшей медсанчасти, не были сказкой. Правда, если верить тем же слухам, из этой лаборатории Крюгер – с проводником ли, или без него - точно живым бы не выбрался... по крайней мере, живым в общепринятом смысле.
Пока Грач пересказывал другу слышанные когда-то байки, попутно отгоняя безумные мысли об аккуратной зачистке научного гнезда, где ставят опыты на людях, разговор сам собой сместился сначала к предстоящему переходу нехожеными тропами до Янтаря, а потом, ближе к полуночи, когда Крюгер все же начал потихоньку клевать носом, и вовсе убрел в далекие воспоминания.
- ...нагибаюсь бирюльку подобрать, а тут из кустов рядом "хрю-хрю", и башка оттуда высовывается - что твоя тумбочка. И вот стоим мы с этим красавцем минуты две пятачок к пятачку, и думаем - кто первый чухнется? А кабаняка здоровый был... как Патрон, - Грач запнулся, и прервал рассказ, заметно погрустнев.
Крюгер изумленно воззрился на напарника. Патрон и Грач всегда, мягко говоря, не ладили. Однажды их разнимали всем лагерем, когда они надумали стреляться по какой-то ерунде – после этого Волк еще три дня ходил взбешенный, а Крюгер устроил обоим товарищам незабываемую взбучку (Грач огрёб еще и от Трубы, с которым Патрон был дружен). Потому удивление сталкера было вполне понятным.
- Чего заскучал-то? Вы же с ним всегда на ножах были – неужто до сих пор вспоминаешь?
- Вспоминаю. Как вот этот появился, - Грач кивнул в темноту за костром, откуда доносилось сопение Шалого и Тени, - так и начал вспоминать. Тупил тогда – дай боже, да видать, ничему так и не научился. Сначала Волк… ну да, он местный божок, на него все новички молятся… потом Патрон. А теперь вот этот…
Сталкер задумчиво отхлебнул чай, стараясь не глядеть на напарника.
- Да, мы с ним всю жизнь срались. Но ты бы тоже взбесился, если бы твой напарник, вместо очередной ходки за артефактами, обучал зеленого новичка, да еще такое хамло. Да и не только в ходках причина, честно говоря…
На этом Грач заткнулся, посчитав, что сказал и так слишком много. Крюгер, потеряв надежду вытянуть из друга что-либо еще, молча пил чай, переваривая информацию и горько посмеиваясь про себя, пока не почувствовал, что еще немного – и он упадет носом в костер. Грач видел, в каком состоянии находится товарищ, а потому настойчиво выпнул его от костра в сторону спальников, пожелав вдогонку спокойной ночи, и наконец-то оставшись наедине с невеселыми воспоминаниями.
***
С такой находкой стало очень трудно внимательно следить за окрестностями. Грач с любопытством пялился в собственный КПК, в котором торчала взятая на Кордоне и благополучно забытая в кармане комбеза синяя флэшка. Там обнаружились всего две папки – на первой стоял пароль, а вторая была до краев заполнена жесткой порнухой на любой вкус и цвет. Отметив про себя, что флэшку для взлома пароля нужно будет показать Вьюру, Грач погрузился в изучение содержимого второй папки, изо всех сил стараясь не терять из внимания окружающую обстановку. Время шло незаметно.
К трем часам ночи, когда сонный и помятый Тень выбрался сменить Грача, необычайно довольный сталкер торжественно вручил ему чудо-флэшку, и расслабленно растянулся в своем спальнике, между Шалым и Крюгером, почти моментально заснув.
Бессонницы не стало.

2011-04-03 в 03:05 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
Крюгер был невероятно рад видеть товарищей живыми и здоровыми. Он с силой сжал в объятиях Грача, как только оказался ногами на твордой почве, не так сильно, но очень душевно обнял Тень, и так же радостно оскалился в ответ на его улыбку, а с Шалым они так крепко пожали руки, что Крюгер уже не надеялся остаться с целыми костями правой конечности. Мелькнувшая и тут же пропавшая легкая улыбка на губах здоровяка была лучшей наградой за всю дорогу – ведь он ее увидел впервые.
- Кстати, Крюгер... Что это за мужик с тобой был?
Сталкер нахмурился, и почесал в затылке.
- Я имени его не спросил, ты ведь понимаешь, что он, скорее всего мне бы не ответил, в Зоне это не принято… Но зомбяка очень похоже его имитировал, пока контролер им управлял. Бедняга совсем исхудал, похоже, там не только опыты над ним ставили, но голодом специально морили, твари бездушные. Он, кстати, просил меня как-нибудь разнести это контору при удобном случае. Вот закончим с этим делом, и займусь, наверное, сбором возможной информации, а там, глядишь, и выгорит дело…
Крюгер болтал без умолку пока они добирались к месту ночлега, в подробностях пересказав свои приключения, и слегка приукрасив свои подвиги. Особым хвастуном Крюгер никогда не был, но справедливо считал, что если сам себя не похвалит, то этого никто не сделает. Зато в описаниях всего, что он видел внутри лаборатории, старался придерживаться точных фактов – и в душе надеялся, что Тень заинтересуется этим делом, и возможно, они снова станут напарниками на время разноса лаборатории на клочки. У Грача блестели глаза, и, похоже, он с трудом сдерживался, чтобы не отправиться громить лабораторию прямо сейчас. Шалый свел брови к переносице и что-то усиленно обдумывал, и почему-то Крюгер был уверен, что думает он о лаборатории, вот только не мог понять, хочет ли он ее уничтожить так же сильно как Крюгер или же обдумывает, как отговорить Тень не лезть на рожон. Если бы Шалый решил все-таки всеми силами оградить Тень от этого дела, Крюгер не обиделся бы – он понимал, что для Тени это может стать не только огромной победой в случае удачного исхода, но и полным поражением в случае провала…
Наконец, все утряслись на ночлег. Первым на дежурство вызвался Грач, и Крюгер забравшись в спальник, долго прислушивался к ночным звукам, но сон откровенно не шел. Выбравшись из спальника, он побрел к костру, в котором Грач задумчиво шурудил веткой угольки.
Воспомнинания, в которые внезапно ударился Грач, неожиданно вызвали боль в душе. Крюгер надеялся, что все давно уже отболело и отвалилось, но, увы, это было не так.
***
На утро Тень выглядел подозрительно бодро, понукая товарищей быстрее заканчивать завтрак и выходить в путь. Когда же наконец они тронулись гуськом, выстроившись друг за другом в привычном порядке, то тень взял такой темп, что за даже у Шалого полезли брови на лоб от удивления. Крюгер тихонько ухмылялся, надеясь, что Тени пришлась по душе мысль о разносе лаборатории, и он даже не особо следил за тем, куда именно ведет группу снайпер, погрузившись в свои мысли.

     

Ролевая игра в формате соавторства

главная