Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:05 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Игроки: Зоич, шут, Kristi aka Chaos, Метирис, kassara

Жанр: слеш (возможен, но не обещан)

Минимальный размер поста: ???

Возможность дополнительных игроков: пока игра не ушла слишком далеко добавление игроков возможно. Далее по договоренности.

Комментарии, не относящие непосредственно к игре, НЕ принимаются.

Песочница - для тех, кто хочет пообщаться с соавторами игры, что-то спросить, внести свои предложения, покидаться в авторов тухлыми помидорами, или распить с ними бутылку водки. А так же тут можно отслеживать диалоги соавторов друг с другом и получать представления о том, как дальше будет развиваться игра. Любые пожелания и критика приветствуются, если они конструктивные.

Творчество игроков:


От Зоич, шут:



От Метирис:




Дьявола я пока не дорисовал, но обещаю исправиться))

URL комментария

От kassara:

Вот такой Крюгер:


И приключения в Припяти:

Комментарии
2011-01-10 в 18:30 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
...они всю жизнь прожили вместе, вместе и пришли в Зону. Два брата - Труба и Грач, настолько непохожие друг на друга, что мало кто мог поверить в их родство. Труба с первого дня появления на Кордоне сдружился с половиной местных новичков - душа компании, рубаха-парень, веселый пьянчуга, первый трепач на деревне. Вряд ли нашелся бы во всей Зоне сталкер, настолько же нахальный, любопытный и настолько же бесстрашный...до глупости бесстрашный. С одним пистолетом на шестерых бандюков? Легко. Пробежаться за артефактом по узкому проходу между "воронками", экономя болты? Запросто. Хотя не сказать, что Труба выходил из приключений абсолютно целым... но среди новичков он уже заслужил репутацию записного везунчика. Вот только удача - дама капризная, а Зона не даст долго жить тому, кто относится к ней панибратски.
Младший - Грач - смотрелся на фоне Трубы бледной тенью. Его редко видели в шумной компании у костра... его вообще редко видели. Одиночка, осторожный и скрытный, он был дружен с немногими, а возле себя терпел только брата, к которому был до странности (учитывая разницу характеров) привязан. Грач по большей части промышлял, таская недорогие, но часто встречающиеся артефакты. Его не смущали перестрелки, но он, в отличие от Трубы, долго приучал свои руки не дрожать, стреляя не "в живого человека", а в противника.
В тот день Сидорович попросил принести "кусок мяса". Грач согласился, вспомнив, что в прошлый поход по Свалке приметил небольшую поляну, сплошь окруженную "воронками" - там вполне мог обретаться сей "кусок", а может даже и не один. Зона знает, с какого перепою за ним увязался и Труба. Впрочем, как показало время, с перепою вполне заметного...
В середине поляны, окруженной пологими холмами, действительно светились два артефакта - рядом с искомым "куском мяса" прыгал "кровь камня".
- Вот и пожива, братишка, - Труба радостно крякнул. - Щас мы их рраз! и на матрас.
Грач улыбнулся и, достав десяток болтов, попытался наметить безопасный путь между гудящими аномалиями. Не тут-то было. Воронки составляли сплошную стену - сталкера едва не затянуло в одну из них. В отдалении матерился Труба, видимо, получив тот же результат.
Уверившись, что прохода между "воронками" нет, Грач вздохнул и проверил, сколько у него осталось антирада. Окружавшие поляну холмы нещадно фонили, но сталкер понимал, что лезть придется именно ему и именно туда. Заставить пьяного Трубу стрелять по артефактам - только пули зря переводить.
Выстрел. Выстрел. Еще три. "Кусок мяса" вертелся, и медленно подплывал к границе аномалий - туда, где его можно было безбоязненно взять руками. Предельно собранный Грач отправил в рот очередную порцию антирада, тщательно прицелился, и...
Его внимание привлек Труба, собирающийся швырнуть в "воронку" увесистый булыжник. Черт знает, что взбрело в голову пьяному, но находился он так близко от аномалии, что...
- Ты что творишь, долбодятел! - Грач не успел даже шага сделать. Разрядившаяся воронка зацепила Трубу, и втянула его в вихрящийся кокон.
Онемевший от ужаса и горя сталкер мог только наблюдать, как то, что минуту назад было самым дорогим ему человеком, разлетается по поляне, забрызгивая кровью траву и подпрыгивающий в ней второй артефакт.
А потом не стало ничего. Не было ни мыслей, ни желаний. Сил жить одному - тоже не было. Грач мог часами сидеть возле костра - там, где обычно сидел и хохмил Труба - и смотреть, смотреть, как потрескивает пламя в оплавленной бочке. Кто знает, может, он и пошел бы за братом в ту самую "воронку", если бы не один из его старых знакомцев. Он приходил, поил его до полусмерти, выслушивал бессвязные речи, давая выговориться - и пустота, грызущая душу Грача, ненадолго отступала, вытесняясь неким подобием благодарности.
Время лечит. Через несколько недель Грач немного пришел в себя, и обнаружил, что продолжительный запой сказался на его кошельке весьма фатальным образом. Сидорович, недовольно оглядев помятого сталкера, объявил, что работы у него нет, но Волк наверняка что-то сможет предложить - у него она, работа эта, никогда не переводится.
Выслушав Грача, Волк согласно кивнул.
- Тут новичок недавно пришел. Молодой, задиристый...вот и отправили его бандюганов пострелять, у нас тут под боком снова их целая кодла обосновалась. Сходи, подстрахуй незаметно на всякий пожарный - жаль будет, если малец так быстро загнется. Вернется целехоньким - с меня награда. Он вышел недавно, так что если не будешь тормозить - догонишь быстро. Согласен? Отлично. Удачи, Грач.
Приземистая фигура, уверенно топающая по направлению к бандитской базе, отлично просматривалась со всех сторон. Чешет, как по своему двору, ей-богу... словно в магазин идет, а не на задание. Грач немного отстал и свернул чуть в сторону, прокравшись за густым кустарником и стараясь не терять из вида своего подопечного.

2011-01-10 в 19:47 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
День начинался как-то слишком сумбурно, и Крюгер уже не знал, радоваться ему или злиться. Сначала все было хорошо, он спокойно возвращался от Болотного Доктора, и даже немного удивился тому, как легко удалось избежать стычки с парочкой кровососов. Но, оторвавшись от мутантов, не успел преодолеть и километра, как нарвался на парочку бандюков, разгружавших нехилых размеров ящик, неизвестно каким образом попавший в Зону - разве что его доставил тот самый вертолет, что Крюгер слышал, пока топал по перелеску. С бандитами он разобрался быстро, и как истинный хохол, перепрятал добро в свой схрон. Пришлось набегаться, зато теперь он имел и сигареты, и патроны, и жратвы на год вперед. Настроение поднялось, и он уже прикидывал, что и как может достать для Доктора, чтобы тот смог привести его морду в порядок – ожог от жарки обезобразил правую часть лица и к тому же сильно чесался, зараза. Доктор смог сохранить сталкеру правый глаз, хотя по всем признакам Крюгер должен был ослепнуть, а теперь вот Доктор обещал, что сможет поправить ему фейс так, что от него перестанут с перепугу шарахаться приятели. На самом деле все было не так уж и плохо, Зона видела и не такое, но Крюгеру казалось, что он видел жалость в глазах товарищей, а это его несказанно угнетало.
Убедившись, что все сделано как надо, Крюгер первым делом решил пожрать, как только найдет подходящее для этого место. Распадок был удачным выбором – достаточно далеко от сталкерских троп, чтобы ни одна тварь не помешала наслаждаться трофейными консервами и ароматными сигаретами. Но не тут было – не успев, как следует, раскурить сигарету, Крюгер внезапно заметил крадущуюся среди кустов фигуру, смутно показавшуюся знакомой. Присмотревшись, он понял, что действительно знает сталкера, но какого хрена он тут делал, было не понятно и слишком подозрительно.
Крюгер обладал неуемным любопытством, вкупе с осторожностью давший странный сплав – с одной стороны он всегда оказывался в гуще событий, но с другой стороны ему удавалось уворачиваться от гибели даже тогда, когда это казалось абсолютно невозможным. Вот и стой жаркой так же вышло – если бы не любопытство он бы в нее не вляпался, но если бы не природная осторожность, то никогда бы из нее не выбрался живым.
Теперь же любопытство подстегивало его двинуться следом и разузнать в чем дело.
- Дурная башка ногам покоя не дает, - проворчал Крюгер себе нос, подхватывая рюкзак и осторожно двинувшись следом за предполагаемым знакомым. Если это и в правду тот, о ком думал Крюгер, то возможно, совсем не помешает проследить за ним – как бы парень не натворил чего-нибудь непоправимого. Крюгер хоть и провалялся долгое время у Доктора, но последние новости слышал, и теперь не был уверен, что у парня после смерти брата не поехала крыша. Но если же он обознался, то просто повернет обратно и спокойно потопает на Кордон, куда собственно с утра и собирался.
Вскоре он понял, что не ошибся – это был Грач собственной персоной. Теперь предстояло решить, стоило ли обозначить свое присутствие, или все-таки пока оставаться незамеченным. На всякий случай Крюгер решил держаться в тени, и только в случае крайней необходимости ввязываться в дело, которое пока никаким боком его не касалось, разве что утоляло его любопытство.

2011-01-11 в 02:48 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Зона перекликалась на все голоса. Шуршала травой, шумела листвой редких деревьев, стрекотала лопастями военной вертушки где-то вдалеке, подвывала со стаей слепых собак на холмах. Умеющий уши да услышит, и распознает в миллионе звуков шорох чужих шагов, ворчание чернобыльских псов и треск автоматных очередей на месте очередной стычки.
Идущий по Зоне Шалый умел слушать очень хорошо. Вот и сейчас, придерживая одной рукой АК-47, сталкер на ходу вслушивался в окружающую его симфонию звуков, не забывая, впрочем, поглядывать назад. Пространство впереди и по бокам пеленговал верный, проверенный не одной ходкой напарник Тень, чья узкая спина маячила на расстоянии метра от Шалого. Его друг периодически поглядывал на детектор аномалий, благо бродяги уже прошли Свалку и потихоньку двигались к Кордону, и на их пути попадались исключительно одиночные трамплины, видимые невооружённым взглядом.
Шалый бросил ещё один задумчивый взгляд на товарища. В принципе, сталкер вполне мог прослеживать дорогу через его макушку, ибо рост Тени не дотягивал и до ста семидесяти сантиметров, когда как его напарник перемахнул отметку в метр девяносто. Вообще, на фоне богатырского сложения Шалого, второй сталкер выглядел наивным подростком - худощавый, по-мальчишески угловатый и нескладный, с простодушным миловидным лицом, Тень вовсе не казался серьёзным противником. Однако, он умудрился прожить в Зоне год без напарника, да и на самом деле внешность парня мало соответствовала его стервозному и вредному характеру. Экипирован одиночка был в камуфло, лёгкий пластинчатый броник и пыльник поверх, на плечах висел чехол с СВД и небольшой рюкзак. Большую часть груза тащил на себе Шалый, ибо, помимо пяти кило снайперки и некоторого количества снаряги, не отличавшийся особой физической силой Тень нёс на ремне ещё и АС "Вал".
Сам же Шалый, одетый в сталкерский комбез, усиленный кевларовыми вставками, запросто пёр на себе основной запас еды, аптечек и прочих полезных ништяков, здорово оскудевших после их рейда вглубь Зоны. Силой, как и ростом, природа сталкера не обделила. Кроме стати, бродяга выделялся тремя параллельными глубокими рваными шрамами от чьих-то когтей, шедший через всю левую половину лица ото лба до подбородка. На бледной коже они выделялись весьма ярко, особенно, когда сталкер начинал впадать в состояние крайней ярости. Однако неприятную дрожь нагонял Шалый не этими отметинами, а взглядом мутно-зелёных, словно тина в болотах у Тёмной долины, глаз, на дне которых загорались и гасли безумные искры. Сталкер был отморожен на всю голову, и только Тень, в силу каких-то неясных причин, мог сдерживать его шизу.
В остальном же напарники особо ничем не выделялись среди опытных бродяг. Да, опасная пара, да, в обиду себя не дадут, но те, кто топчет Зону больше года, отличаются этими качествами, или гниют в земле. Сталкеры предпочитали в легенды-однодневки не выбиваться и делами не светить.
Сейчас же Шалый и Тень держали путь на Кордон, к Сидоровичу. Особого желания переться к Периметру у напарников не было, однако они обещали Бармену (не за "так", естественно), отнести торговцу очередную папку "секретных докУментов). Поэтому и пришлось одиночкам делать в конце ходки крюк, заворачивая к сталкерской деревушке.
- Тень, - негромко позвал друга Шалый.
- Чего тебе? - недовольно отозвался тот, кося глазом на ПДА.
- У нас в аптечках бинты кончились. И тушенки бы приобрести не мешало на обратный путь.
- И чего ты меня дёргаешь по пустякам? Сидорович этим торгует.
- Да у него гнильё одно, а не бинты. И денег за них ломит, как за научные аптечки. Про консервы я вообще молчу!
- Вот и молчал бы! Чего предлагаешь, до бара так топать?
- Там база бандитская недалеко, всё равно крюк заложили, можно и к ним наведаться. Я слышал разговоры одиночек, совсем они оборзели, суки. Сидят своей бандой, новичков выцеливают. И нам полезно, и всем приятно. Рискнём? - сказать по правде, Шалому было совершенно положить с пробором на новичков, но вот у его напарника сохранились ещё остатки совести и порядочности, взращенных детством в интеллигентной семье, и их следовало давить сходу и вескими аргументами. А вот недобитые до конца идеи о всеобщей справедливости и непременном возмездии за зло следовало в такие моменты щедро сдабривать.
- Ножом всех перекоцаем, или патроны лишние? - проворчал Тень, осторожно обходя по широко дуге очередной трамплин. Однако по его интонациям было понятно, что идея пришлась ему по душе. Чрезмерно борзеть в Зоне было опасно для здоровья.
До бандитской базы напарники дошли молча - зачем слова, если и так всё понятно? Молча кивнув другу, Тень забрал у того тяжёлый рюкзак и растворился в кустах, выбирая для снайперки позицию повыше. Шалый преспокойно перевесил автомат за спину и вытащил ПМ. Для кучки урок с пукалками этого хватит за глаза. Высокий сталкер бесшумно начал пробираться к кирпичным строениям базы.

2011-01-11 в 04:26 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач выругался про себя, и в который раз беспокойно оглянулся, сожалея об отсутствии на затылке второй пары глаз. Его вечная настороженность, кажется, начала перерастать в паранойю - сталкеру давно казалось, что ему сели на хвост. Не видно и не слышно ничего подозрительного - вот впереди беспечно чапает новичок, вот шуршит на ветру листва кустарников, вот собака вдали завыла... Все тихо-мирно, тишь да благодать. А Грачу все слышались чужие крадущиеся шаги и чудился взгляд в спину - такой, что тянуло свести лопатки. Еще раз оглянувшись и устроив АКМ поудобнее, сталкер на цыпочках преодолел открытое пространство между краем зеленой стены кустарника и погнутым фургоном чуть поодаль от базы бандитов, за которым и затаился, наблюдая за юнцом и не забывая прислушиваться к шумам сзади, пытаясь приглушить нарастающую тревогу.
"А мозги у мальца есть" - подумалось Грачу. Новичок, против всех ожиданий, не принялся бестолково палить по бандюкам, спрятавшись за дырявым забором, а обошел базу, выбрав довольно удачное место: сектор обстрела - целый двор, а укрыться можно за углом, заваленным всякой железной дребеденью. Черт знает, как с меткостью, а со стратегией у парня было все в порядке.
Первый же выстрел потонул в истеричном "Ай, бля!" и хриплых матюгах. Грач довольно кивнул, и пальнул в пролом в кирпичной стене, дабы отвлечь бандитов. Судя по воплям и просвистевшим мимо пулям, он тоже не промахнулся.
"Надо как-то подобраться к мальцу. Не дай Зона, во двор полезет" - стукнулась мысль.

2011-01-11 в 07:33 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Как бы Крюгеру не хотелось быть незамеченным, но все-таки сталкеры народ чуткий. Не чуткие долго не живут, а Грач явно собирался еще долго топтать Зону, иначе не озирался бы по сторонам, выискивая того, кто сел ему на хвост. Ощущение, что с башкой у Грача все в порядке и он не собирается кидаться в воронку или еще как-нибудь мудрено покончить с жизнью, привели Крюгера в благодушное настроение. Он даже немного поотстал, чтобы не давить на психику своим незримым присутствием, тем более что всегда мог найти старого знакомца по следам, но услышав начавшуюся стрельбу, поспешил на шум.
- О, как! – хмыкнул сталкер, глядя как Грач прикрывает совсем юного парнишку. – Значит, пасем юную задницу…
Он потер руки в предвкушении развлекухи – в конце концов, бандюки совсем распоясались и уже успели достать всех сталкеров, поэтому ничего зазорного в отстреле отмороженных уродов Крюгер не видел.
- Нет, сегодня явно мой день! – улыбнулся он, прежде чем засадить пулю меж глаз первому бандюку и внося еще большую сумятицу в ряды и без того ошалевших от внезапного нападения бандитов.
Взяв на прицел очередного бандита, Крюгер крайне удивился, когда тот рухнул как подкошенный, получив пулю точно в лоб. Где-то засел снайпер. Хм, интересно, сегодня тут медом всем намазано, что ли? Хотя, конечно, это хорошо, одной шайкой-лейкой меньше и в Зоне сразу дышать станет легче. Удивительно, что народ сюда сбежался без предварительной на то договоренности. Такие вещи иногда случались в Зоне, но скорее в виде исключения. Видать, и в правду эта шваль уже всем плешь проела, да так что народ готов просто так, за спасибо, очистить Зону от мрази. Хотя про «спасибо» говорить еще рано, вот Крюгер бы от бутылки водки не отказался бы, а может даже и от двух. Впрочем, после хорошей охоты там не только водкой можно будет разжиться.
Еще бы понять, кто именно к ним присоединился и не придется ли потом еще и с этими выяснять отношения.
Крюгер хмыкнул, вообще-то делить шкуру неубитого медведя не в его правилах, но сегодня что-то у него слишком игривое настроение, подумал он, взяв на прицел нового отморозка.

2011-01-11 в 12:52 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Теь расположился выше по склону за небольшим кустом, воздевшим сухие ветки к небесам. Присел, сноровисто расчехлил и собрал СВД, залёг. Окинул цепким взглядом базу - Шалого, понятное дело, видно уже не было. Зато мимо забора до угла с железным хламом пробрался неизвестный снайперу сталкер. Судя по походке и экипировке - новичок.
"Что он забыл у бандитов?"
Прежде, чем Тень успел что-то предпринять, одиночка пальнул в первого бандита. Чуть попозже сухо треснул АК, а ещё через минуту в какофонию звуков включился шум третьего огнестрела. То, что это был не Шалый, было ясно и дебилу. Тот бы не сунулся так быстро в драку, давая возможность напарнику занять позицию. И одиночку бы не стал прикрывать. Да и звуки стрельбы на хлопки ПМ-а напарничка были совершенно не похожи.
Очнувшись от размышлений, Тень ещё раз огляделся по сторонам, не увидел ничего подозрительного, затем вырубил ПДА. Взял поправку на ветер и дальность, пощёлкал планками прицела, поймал в перекрестье оптики первую жертву, задержал дыхание и на выдохе спустил курок. Во лбу выбранного бандита расцвёл алый бутон, и он рухнул, как подкошенный. Неподалёку от него мелькнула и пропала тень ещё одного неизвестного сталкера, снова послышались хлопки выстрелов и мат бандитов.
Ещё раз сухо треснул АК, новичок вполне толково палил по неосторожно высовывающимся из укрытий уркам, Шалого, как всегда, не было видно.
Тень сделал ещё один удачный выстрел и сменил позицию на сто метров левее и немного выше, укрывшись на этот раз за гранитным валуном. Он был уверен, что бандиты не могли в суматохе вычислить его первую лёжку, поэтому и уходил только после втрого выстрела. Эту простую истину в срочника вколотили ещё в учебке несколько лет назад, а в Зоне эта простая истина постоянно находила себе подтверждение.
Тем временем Шалый наблюдал за разворачивающейся потехой, притаившись около бывших ворот. Одна створка ещё болталась на соплях, и сталкер вполне себе удачно обозревал происходящее сквозь ржавые дыры в металле. Мысленно отметив противников, бродяга неслышно скользнул внутрь. Первый встреченный им бандит пятился к сталкеру спиной, выцеливая кого-то через прицел обреза. Шалый беззвучно сунул ПМ в кобуру, вытащил широкий десантный нож и одним плавным движением приблизился к урке. Тот не успел даже сообразить, что происходит, как у него появилась яркая улыбка от уха до уха. Аккуратно уложив труп на землю, Шалый оскалился, вновь сменил нож на пистолет и двинулся дальше. Он успел снять ещё троих, когда всё наконец закончилось. Стихли звуки выстрелов, вопли "Вали быков!" и хриплый мат бандитов.
Первым из укрытия выполз новичок. Напряженно выцеливая окрестных ворон, он начал медленно подходить к первому трупу. Если бы не уверенность в том, что новичок не один, Шалый бы снял его в момент, а Тени бы набрехал, что его бандиты завалили, - делиться добычей у сталкера не было никакого желания. Однако явственный треск АК наводил на мысль, что у желторотика было прикрытие. Поэтому Шалый убрал ПМ в кобуру, включил ПДА и, не таясь, вышел во двор. Новичок вздрогнул и, кажется, едва не пальнул. Рожа вышедшего из-за угла бродяги вызывала не доверие, а желание позвонить в милицию.
Шалый молча попрессовал одиночку взглядом, а потом оглядел окрестные кусты, всем своим видом показывая "я знаю, что вы здесь. Вылазьте, братцы-кролики".

2011-01-11 в 19:33 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Едва Грач успел додумать свою мысль и напрячься для перебежки за угол, как вокруг него начало твориться что-то несусветное. Поодаль, словно из ниоткуда, возникла смутно знакомая фигура с "Абаканом" наперевес, быстро прицелилась, и всадила пулю в одного из бандитов, что в панике метались по всей базе. А услышав выстрелы СВД, Грач и вовсе охренел - снайпер! это на Кордоне-то! Неужто отряд "свободовцев" по накурке заплутал?
Это был не бой, а избиение младенцев - все закончилось буквально через несколько минут. Фигура с "Абаканом", при ближайшем рассмотрении, оказалась Крюгером - старым знакомым Грача...знакомым, которого он не сразу узнал. Усилием воли сохранив спокойное лицо, Грач приветственно взмахнул рукой, и подходя ближе, оглянулся, ища своего подопечного.
Тот, целый и невредимый, хоть и перепуганный до чертиков, обнаружился посреди двора - видать, собирался ревизовать свою первую добычу. И все было бы прекрасно, если бы рядом с ним не замаячил неизвестного происхождения амбал, одним своим видом наводящий на нехорошие мысли. И пусть даже этот амбал стоял спокойно - было понятно, что напасть может в любой момент, и тогда молодому сталкеру придет кирдык быстрее, чем от снайперской пули.
"В Зоне иные люди страшнее мутантов" - вспомнилась Грачу оброненная кем-то фраза.
- Спасибо, Крюгер. Не знаю, какого хрена ты здесь забыл, но с меня беленькая. А теперь пойду-ка вытащу отсюда вон того мальца, а то, кажись, вляпался он в нечто похуже, чем даже я предполагал.
Отпихнув ногой лежащий в воротах труп, Грач вошел во двор, и встал между амбалом и новичком, вызвав у последнего новый приступ паники. Видимо, намерение мальца заделаться героем-одиночкой на этот раз провалилось, и вряд ли возникнет в ближайшее время. Ободряюще хлопнув мальчишку по плечу, Грач окинул взглядом возвышающегося над ним сталкера.
"Разодранное лицо. Мутные глаза. И тянет от него чем-то...неправильным. Будто звук с помехами".

2011-01-11 в 20:37 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Крюгер, приветливо махнув рукой Грачу, вразвалочку подошел к группе сталкеров, в которой явственно ощущалось напряжение между Грачом и высоким незнакомым сталкером.
- Здрассьте, девочки!
Шутки здоровяк не оценил, уставившись мутным взглядом прямо на Крюгера.
- Ну, чего пялишься? – оскалился в кривой улыбке Крюгер. – Никогда обожженных не видел, что ли? Кстати, ты свою подружку-снапершу сюда зови, а то я человек нервный, могу ненароком и пристрелить.
Дуло автомата словно невзначай уставилось в живот здорового сталкера, а сам Крюгер будто бы и не смотрел на здоровяка, но любому в группе было ясно, что это только видимость. Напряжение нарастало, и казалось вот-вот опять начнется стрельба, но к счастью, благоразумие взяло верх, и снайпер, выкатившись из кустов, осторожно приблизился к группе.
Крюгер расслабился, убирая оружие, Грач, похоже, тоже немного успокоился.
- Ладно, давайте спокойно поговорим, раз все мы здесь сегодня собрались. Итак, как добычу делить будем?

2011-01-11 в 22:56 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Одного взгляда, мимоходом брошенного во двор, хватило, чтобы понять - дело пахнет жаренным. Шалый молча буравил взглядом двух мужиков, закрывавших спинами офигевшего новичка. Ан-94 одного из них смотрел точно в пузо напарнику Тени. А ведь с того станется поиграть в терминатора, пока из головы не выветрился кровавый туман предыдущего боя. И плевать, что старый сталкерский комбез, пусть даже с кевларовыми вставками, - это вам не экзоскелет, и выстрел из "Абакана" с такого расстояния пробъёт его насквозь. А свернуть башку стрелку прежде, чем сдохнуть от пули в брюхе, Шалый успеет. Снайпер грязно выругался и, зачехляя на ходу винтовку, бросился вниз по склону с максимально возможной для Зоны скоростью.
Тем временем, Шалый медленно, но верно зверел. Появившийся первым одиночка особых эмоций не вызвал. Ясно дело, работает нянькой желторотика. А вот второй сталкер своими шуточками раздражал вольного бродягу. Обожженая рожа его не показалось Шалому чем-то значимым. Лицо как лицо, два глаза, один нос, один рот, нашёл, из-за чего париться. Пухлые губы сталкера скривились в мимолётной презрительной усмешке. Он видел и полностью обожженые трупы, и людей, чьи лица превращались в мессиво после катастроф или раздувались сизыми буграми после укусов некоторых южных насекомых. В общем, физиономию мужика с "Абаканом" страшной или какой-то особенной Шалый не находил. Собственный уродливый шрам бродягу совершенно не волновал. Он просто был, как и множество различных отметин на могучем теле бывшего военного, как родинки на бледной коже, как руки или ноги. Говоря по-правде, шрам был таким жутким по причине кривых ручек "хирурга". Рожу Шалый штопал себе сам, закрывшись в хижине в небольшом горном ауле, и используя в качестве наркоза и обеззараживающего самогон, реквизированный у тех же местных жителей.
Но вот то, что одиночка позволил себе обозвать Тень "подружкой", вызывал у Шалого желание медленно снимать с живого сталкера кожу тонкими полосками, а оставшуюся тушку скормить по кусочкам слепым псам. Высокий бродяга знал, как бесится его друг, когда его путают, или - не дай Б-г! - сравнивают с бабой. И только сам Шалый имел право доводить напарника мелкими подколками на эту тему.
Бродяга уже прикидывал, как бы нейтрализовать всех троих и поговорить по душам с абаканоносцем, но в дело вмешалось неизбежное зло. Со стороны, противоположной первой нычке Тени, прошуршали кусты, и невысокий сталкер выбрался из переплетения колючих ветвей, уже включив мод "улыбаемся и машем".
- Поздорову, уважаемые! - снайпер, казалось, сейчас засветится от переполнявшей его радости, словно он встретил посреди Зоны любимую маму, а не трёх незнакомцев. Тень лёкгой походкой прогарцевал до Шалого и повис у него на руке, отчего напарники мигом стали похожи на отца и сына. Не смотря на то, что мрачный "папаша" был старше товарища всего на семь лет, из-за разницы в комплекции и мальчишеской внешности Тени, параллель приходила на ум сразу. Однако картинка только выглядела идилистичной - снайпер вцепился в руку напарника не просто так, а незаметно нажимая ему на болевую точку чуть повыше локтя. Боль Шалый чувствовал слабо, но вот степень недовольства напарника таким образом вполне понял. Пару секунд он ещё давил "вероятного противника" взглядом, а потом словно сдулся и закрылся в неведомую раковину, мигом потеряв интерес к происходящему. Мутные зелёные глаза сталкера остекленели, словно он стал заглядывать внутрь себя. Конечено, он продолжал наблюдать за одиночками и общей обстановкой, но нить переговоров была полностью отдана в руки Тени. А тот заливался соловьём:
- Меня зовут Тень, а это - Шалый! Не представитесь, уважаемые? - тёплые ореховые глаза снайпера посмотрели на одиночку, затем на двух сталкеров с автоматами, с любопытством задержались на пару секунд на страшном ожоге одного из них. Не дав кому-либо вставить и слова, Тень продолжил трещать, - Предлагаю каждому забирать добычу с тех бандитов, кого тот убил. Всё по-чесному мужики, вы не подумайте ничего! А там уже кому чего не хватает, можно и на месте махнуться, чего до Сидоровича топать? Ну вообще нафиг этих торговцев, жулики те ещё, с них станется просроченной тушенки насовать, да денег содрать, как за золотой запас Пиндостана. И нычки их на всех распотрошить, у них наверняка хабар заныкан по углам, нам с Шалым пятьдесят процентов, и вам столько же, как раз поровну выйдет...
Снайпер на секунду замолк, набирая в грудь воздух, и у одиночек наконец-то появилась возможность вставить хоть слово в длинный монолог.

2011-01-12 в 03:16 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач чувствовал, как внутри него начинает закручиваться стальная пружина. Он неслышно вздохнул, унимая разошедшееся сердце, пальцы его нервно сжались на рукояти АК. Ситуация мирного исхода не предвещала. Сталкер чуть ли не кожей ощущал, что воздух между амбалом и Крюгером сейчас заискрит, словно меж ними бесилась невидимая электра. Здоровяк прямо-таки излучал дикую, звериную ярость, Крюгер же выглядел по обыкновению расслабленно - но Грач знал, что реакция у него молниеносная. Дуло крюгеровского "Абакана" чуть ли не в упор нацелилось в живот чужому сталкеру. Еще минута, и...
- Поздорову, уважаемые! - треск кустов и молодой голос, принадлежавший новому незнакомцу, заставили всех четверых синхронно дернуться. Из зарослей вылез юноша в обнимку со снайперкой, ослепил всю честную компанию широченной улыбкой, и тут же повис на напарнике, пытаясь его утихомирить. Крюгер, чуть слышно хмыкнув, опустил автомат дулом вниз в знак мирных намерений, и Грач, следуя его примеру, убрал оружие. Новичок во все глаза рассматривал СВД, и только что не капал слюной на асфальт - он, видно, уже перестал удивляться все прибывающим сталкерам, которых, по идее, вообще не должно было здесь быть.
Ситуация немного разрядилась: амбал под рукой младшего напарника как-то сразу погас, замкнулся, и уже не делал попыток ни заговорить, ни вообще как-то контактировать с окружающими (что очень удивило Грача: парень, должно быть, прирожденный командующий, если даже этот ослепленный яростью шкаф подчиняется ему на раз). Удовлетворившись результатом, молодой сталкер повернулся к столь же безмолвной троице, снова облучил их улыбкой, и начал трещать не хуже пулемета.
- Грач, - сталкер успел вставить слово, пока Тень набирал воздух в легкие для очередного монолога. - Это Крюгер. Это... - он вопросительно посмотрел на новичка.
- Андрей, - представился тот, отодвигаясь подальше от Шалого и поближе к Крюгеру. - Погоняло еще не получил. Очень приятно.
- Ага. В общем, с хабаром поступим, как ты и предлагал, - Грач повернулся и посмотрел на Крюгера. - Не против, друг? Кстати, если не секрет, каким ветром вас вообще сюда занесло? - этот вопрос уже адресовался молодому снайперу. - Судя по снаряге, народ вы тертый, а таких на Кордон мало забредает, и то только что пожрать да отоспаться в тишине. А уж чтобы бандюков гонять...Развлекухи захотелось?

2011-01-12 в 05:11 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Пока Тень подыскивал правдоподобное объяснение появлению их слаженной парочки, Крюгер выковырял из кармана распечатанная пачку сигарет, щелчком выбил одну и сунул в зубы. Потом, подумав, предложил курево по очереди сначала Грачу, пацаненку без клички, и только потом протянул пачку незнакомым сталкерам.
Тень от предложенной сигареты не отказался, Шалый же для порядку поколебался, но тоже принял сигарету.
- Ну, вот и отлично, - хмыкнул Крюгер. Почему-то после появления низкорослого улыбчивого снайпера хохмить отпала всякое желание. Да и повода для этого уже не было. Если, конечно, эта парочка не задумала перестрелять их в спину. Но Крюгер был уверен, что и Грач не станет поворачиваться спиной к незнакомым во избежание, разве что Андрюха в их тройке был слабым звеном. Но убивать мальца теперь, когда с ним двое сталкеров, смысла особого не было.
Все время, пока они курили, Крюгер внимательно рассматривал и амбала и его напарника, сделав для себя вывод, что при хлипких размерах мозговым центром был все-таки Тень, а Шалый был исполнителем, инструментом, на котором низкорослик умело выводил нужные ему мелодии.
Прав Крюгер был или нет в своих выводах, это то он и хотел узнать.
Отщелкнув окурок в сторону, он первым отделился от группы, направившись к трупам, которых сам уложил. Договор он нарушать не собирался, да и по большому счету ему и брать то не особо что-то хотелось, сегодня утром у него уже был достаточно хороший улов, который теперь хранился в личном схроне. Но если бы Крюгер отказался от своей доли, это могло бы вызвать лишние подозрения у тех двоих, что и сами наводили на неприятные мысли.
Обшарив парочку, Крюгер разжился водкой, копченой колбасой, парочкой Глоков, и несколькими запасными обоймами к ним, и перебрался к третьему трупу, заодно боковым зрением стараясь не упускать из виду Шалого и Тень. Третий труп неожиданно преподнес парочку Медуз, один Выверт, парочку Бенгальских огней и россыпь дешевых Батареек.
- Эк я удачно зашел, - буркнул Крюгер себе под нос, аккуратно перекладывая контейнер с артефактами к себе в рюкзак. – На печеньки хватит, еще и останется. Надеюсь, друг, у тебя будет улов не хуже, а то и лучше моего.
Крюгер оглянулся на Грача, но тот был занят своим делом, не забывая присматривать за парнишкой. Зато парнишка аж светился от счастья, откопав в рюкзаке отстреленного им бандита контейнер. Что именно лежало в контейнере Крюгеру было не видно, но хотелось подойти и отвесить сопляку подзатыльник – вместо того, что бы побыстрее убрать добычу в свой тощий рюкзак, парень словно приклеился взглядом к артефактам и пялился на них уже несколько минут. Похоже, у Грача возникли те же мысли, потому что пацан все-таки отхватил свою порцию оплеух.
- Сопли подбери, игрушками будешь любоваться в более подходящее время, - шикнул на парня Грач, и перебрался к очередному трупу.
Крюгер улыбнулся – из Грача выходил неплохой воспитатель детского сада. Вообще Крюгер и раньше замечал у Грача талант к преподаванию хороших жизненных уроков, еще когда его брат был жив, мир его праху. Правда, Грач старательно это отрицал и очень обижался, когда кто-нибудь ему на это намекал. Но талант у него несомненно был, нравилось ему это или нет.
Покончив с поисками, Крюгер вразвалочку вернулся на то место, где они все вместе курили, и усевшись на обломок бетонной стены, стал поджидать остальных. Он почему-то не сомневался, что вскоре все снова соберутся в одном месте.
- Итак, господа сталкеры, предлагаю перебраться в более уютное местечко и выпить пару чашек чаю за встречу, а заодно и поговорить по душам, - улыбнулся Крюгер, обнажив в улыбке выбитый в драке зуб. – Я тут одну полянку неподалеку приметил…

2011-01-12 в 14:42 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Обстановка во дворе разрядилась. Одиночки представились, Крюгер предложил всем закурить. Сигарету Тень взял чисто из вежливости, однако прикуривать не стал, сунул за ухо - снайпер вредной привычки не имел. Шалый же повторил действия напарника механически - курить он бросил во время службы, но привычка угощаться табаком осталась.
На всякий случай улыбнувшись ещё лучезарнее, Тень ответил на вопрос Грача:
- Так получилось. Были дела на Свалке, зашли в конце ходки, а оказалось, что мелочь всякая вроде бинтов закончилась. Решили совместить приятное с полезным, - честные глаза Тени лучились наивным простодушием. Шалый слегка пихнул товарища локтём в бок - молчи, мол! - закрепляя враку. В принципе, напарники почти не лгали, ибо какой дурак в Зоне распространяется о незаконченых делах? Малознакомым одиночкам точно не следовало знать о документах Бармена, лежащих в рюкзаке у Шалого. - А вы чего сюда полезли?
- Трепло, - беззлобно буркнул Шалый, развернулся и потопал к дальнему концу двора, выворачивать карманы убиенным бандюкам.
- Шпала! - отозвался его напарник, на миг отрываясь от беседы с Грачом.
Причины, по которым сталкеров занесло на бандитскую базу, Шалого интересовали так же, как прогноз погоды в Зимбабве на неделю. Краем глаза выглядывая Крюгера, ушедшего собирать трофеи первым, бродяга начал споро лишать жмуриков материальных ценностей.
Тем временем Тень, договорив с одиночкой, обыскивал базу урок в поисках нычек с хабаром. За своих настрелянных бандитов он не беспокоился - Шалый и без напоминания обыщет их тоже, не первый раз замужем. А вот распотрошить НЗ жмуров не мешало, на постоянной базе он должен был быть неплохими.
Первая нычка обнаружилась в углу бывшего КПП. Наугад пнув кучу битых кирпичей вперемешку со щебёнокой, снайпер выворотил слабо присыпанный хламом ящик, сбить с которого ржавый замок стало делом двух секунд. Вторая была рапсположена на чердаке на перекрестье подгнивших стропил, рядом с "гнездом", устроенным дозорным бандюг. Однако улов Тень не впечатлил - запас стандартных аптечек, пять пачек бинтов, патроны к ПМ и "Гадюкам", два армейских сухпайка, три Медузы, Грави и Ломоть мяса. Видно было, что бандиты общак сделали весьма условный, предпочитая всё своё носить с собой. Тем более, что в контейнерах у напарников мирно лежали две Ленты Мёбиуса, пяток Джокеров, "Гомункулюс" и Душа, стоящие примерно в полтора раза дороже, чем добытое из нычек. Повертев перед собой всё найденное богатство, снайпер скорчил кислую рожу и потащил добычу во двор.
К тому времени остальные одиночки закончили с мародёрством и снова сползлись на исходную позицию. После предложения Крюгера, напарнички молча переглянулись. Тень вопросительно приподнял бровь, Шалый же пожал равнодушно плечами.
- Мы согласны! Заодно и добычу поделим спокойно, хватит здесь светиться. Верно, Шалый?
Высокий сталкер снова пожал плечами, скользя по окрестностям задумчивым взглядом.
- Веди, - подытожил Тень, поправляя чехол снайперки, в котором новичок явно решил протереть дыру влюблённым взором. Шалый согласно перехватил поудобнее автомат спокойным и медленным движением, собираясь по привычке охранять тылы.

2011-01-12 в 21:29 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Отвесив плюху хлопающему ушами новичку и прошипев ругательство в его адрес, Грач отошел к очередному трупу, стараясь не терять из вида веселую компанию, и, уж конечно, не поворачиваться к ним тылом. Если Крюгеру он еще мог доверить свою спину, то колоритная парочка после монолога юного снайпера начала казаться ему вдвое подозрительней. Уважение к Тени этой настороженности не мешало - Грач знал, что скорее всего, перед ним были враги; враги сильные, и тем более опасные, что ожидать от них можно было всего, что угодно, и в любой момент.
"Наверное, мы с Трубой когда-то смотрелись похоже" - толкнулась неожиданная мысль, подогревая настороженность острой болью.
Грач попытался сделать каменное лицо, чтобы не выдать свои мысли, но попытка провалилась, как только он увидел Крюгера, с улыбкой глядящего на него и копошащегося рядом желторотика. Мысленно выругавшись, сталкер послал ему испепеляющий взгляд и отвернулся.
"Похоже, все эти долбодятлы считают, что я поперся за сопляком по доброте душевной" - зло думал он, обшаривая последнее тело. "А вот хрен вам. О мелких ушлепках пусть у Волка голова болит, а я в няньки не нанимался! Получу своё, и свалю за артефактами куда подальше. Может, тогда хотя бы на время бухать расхочется."
На Кордоне Грач (не в последнюю очередь из-за идиотских баек Трубы, обожавшего подкалывать брата за излишне мягкий, на его взгляд, характер) считался местной матерью Терезой для новичков - впрочем, совершенно безосновательно. Да, он пару раз выручал попавших в беду желторотых, делился аптечками и дотаскивал до поселка - но какой нормальный сталкер поступил бы иначе?
Осмотр последнего трупа был закончен, улов вышел довольно средним, хоть и это тоже сойдет. Несколько аптечек, пара бинтов, две РГД-5, "Каменный цветок", "Выверт" и "Медуза". Почему-то очень повезло на водку: Грач обнаружил аж восемь бутылок, и долго раздумывал, нужен ли ему в рюкзаке такой соблазн. В конце концов вспомнив о своем обещании Крюгеру, запихал их следом за артефактами, удобно устроил свой изрядно потяжелевший рюкзак на спине, и, гремя стеклотарой, пошел к уже собравшейся в полном составе компании.
Предложение Крюгера встретило общее одобрение. Почти общее. Грач явно предпочел бы поскорее развязаться с нежданными попутчиками, сдать желторотого с рук на руки Волку, и забиться в свое гнездо. Или уж, на крайний случай, спаивать Крюгера, расколов его на рассказ о недавних похождениях. Но сомнения, как и недовольство, он загнал поглубже, сделал непроницаемую морду, и потянулся за остальными, выругав себя за потакание стадному инстинкту, и мельком взглянув на начинающее темнеть небо.

2011-01-13 в 03:56 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
То место, куда привел группу Крюгер, не было поляной в обычном понимании этого слова. Пересохшее русло реки с одной стороны было закрыто высоким утесом, вершины которого опасно поблескивали остриями выступающих камней, с другой стороны крупные валуны образовали нечто вроде заграждения, благодаря которому костер можно было разжигать даже ночью – камни хорошо скрывали от постороннего взгляда отсветы пламени. Это место не пользовалось особой популярностью из-за близости к Кордону, сталкеры предпочитали останавливаться на ночлег именно там, но кто-то все-таки не поленился и соорудил из сухих веток навес, покоившийся на четырех столбах, вкопанных в землю. От Выброса это сооружение не спасало, зато от дождя можно было укрыться, не опасаясь вымокнуть до нитки. Кому и зачем понадобилось строить это недалеко от Кордона, Крюгер не имел ни малейшего понятия, но после того, как однажды нашел это место, иногда захаживал сюда, чтобы спокойно перекусить и погреться у костра, когда ему хотелось побыть в одиночестве.
Под навесом посередине полукруглой поляны, начавшей зарастать травой, стоял импровизированный стол, сооруженный из двух бочек и положенной на них деревянной облупленной двери, непонятно откуда притащенной. Поодаль из камней был сооружен очаг, и рядом лежала солидная вязанка дров, которую Крюгер притащил еще в прошлое свое посещение. Крюгер совершенно не ожидал, что дрова будут на месте, за то время, что он отсутствовал, гостеприимной поляной мог воспользоваться кто угодно.
Хмыкнув, он скинул рюкзак, и первым делом взялся разжигать огонь, через минуту весело защелкавший в сухих дровишках. Потом вытащил пару старых газет, которые прибрал у Доктора, постелил их вместо скатерти, и поверх них уже бросил рульку домашней копченой колбасы, обнаруженную у одного из бандитов, банку маринованных огурцов, взятых у другого бандита, и которые сильно удивили самого Крюгера – ведь продукты в стеклянной таре не пользовались популярностью в Зоне из-за хрупкости тары – батон белого хлеба, две бутылки водки и пачку сигарет. Этого даже при всем желании не хватило бы напиться в стельку такому количеству сталкеров, но вполне хватало, чтобы поговорить по душам и разойтись с миром.
Впрочем никто из группы жадностью не страдал, и на столе появилась еще закуска и бутылки, и Крюгер впервые задумался о том, что именно собирался делать и зачем. По большому счету ему хотелось избавиться от Шалого с Тенью – не убивать, а разбежаться мирно по своим делам – и остаться наедине с Грачом и его желторотиком. Он так давно не видел старого приятеля, что у него просто чесались руки расспросить того о новостях в Зоне и на Кордоне в частности. Но раз уж не разбежались сразу, то приходилось доигрывать роль до конца.
Разлитая по кружкам водка, казалось, только и ждала того, чтобы кто-нибудь произнес первый тост.
- Андрюха, - обратился Крюгер к новичку, - я не знаю, за каким хером ты приперся в Зону, - торжественным тоном начал он свою речь, - но раз уж приперся, то пусть тебе светит удача.
Поморщившись, Крюгер опрокинул в себя содержимое своей алюминиевой кружки, и весело захрустел огурчиком, оглядев товарищей – казалось, те немного удивились подобному тосту, но тема новичка казалась Крюгеру сейчас самой безопасной, тем более, что Андрюха залился ярким румянцем, и выглядел крайне забавно. Это отвлекло внимание всей группы от самого Крюгера, и он внимательно оглядел Тень, стараясь понять, что именно у этого недорослика на уме. Шалый хоть и выглядел грозно, но у него все мысли на лице были написаны, зато Тень умел прятать свои эмоции и делал это весьма неплохо.
Проклятье, грустно вздохнул Крюгер, задумчиво подперев голову кулаком, ну и какой хер я во все это ввязался? Точно говорят, дурная башка ногам покоя не дает.

2011-01-13 в 11:59 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
"Уютное местечко", прорекламированное Крюгером, действительно оказалось вполне себе неплхим временным прибежищем. Навес, стол, выжженое пятно костра, огороженное камнями, вязанка дров - было ясно, что поляна далеко не запущена.
Тень был уверен, что одиночки быстро поделят общую добычу из нычек, и можно будет с лёгким сердцем наконец-то разбежаться, сдать документы Сидоровичу и отвалить на базу Долга, отсыпаться в "Ста рентгенах". Однако Крюгер начал споро накрывать на импровизированный стол, доставая из рюкзака добытую в бою провизию. И вот тогда Шалый мысленно хлопнул себя по лбу и так же мысленно выматерился. Продукты с стеклянной таре в Зоне оказывались ну очень редко, ибо торговцы её не закупали из принципа - в Зоне при транспортировке возможны всякие форсмажоры, а вдруг ящик в дороге хлопнут? Консервам, хлебу и колбасе нихерасеньки не будет, а вот огурцы придётся есть со стеклом, если найдутся экстремалы-желающие. По тем же причинам стеклотару не таскали из-за Периметра сталкеры. Исключение составляла только беленькая, но её при каждом удачном случае старались перелить во фляги. Но проблема была не в этом. При взгляде на маринованные огурчики глазки Тени зажглись фанатичным нездоровым огнём. По вышеописанным причинам этот продукт в Зоне было днём с огнём не сыскать, когда как снайпер, как вечно беременный, был падок на него до дрожи. Шалый каждый раз притаскивал напарничку банку-другую из-за Периметра, но он и сам выбирался из Зоны крайне редко. Так что первоначальный план "пришли-поделили-свалили" строем пошёл коту под хвост. Пока банка не опустеет, Тень не успокоется, а таскать их он будет медленно, будь трижды проклято воспитание в приличной семье!!!
Не смотря на внутреннюю бурю, эмоций своих Шалый, как всегда во время спокойного состояния, не выдал, оставив рожу кирпичом. Зато развязал рюкзак, вытащил две банки тушенки и банку рыбы в масле. Мог бы вытащить и побольше, в конце ходки еды было не жалко, но появившихся на столе продуктов должно было и так хватить на целую роту голодных солдат.
Тем временем посиделки превращались в сместь боевого крещения с днём рождения. Крюгер церемонно пожелал рдеющему от такого внимания новичку удачи, сталкеры чокнулись кружками.
Шалый символически пригубил алкоголь - пить во время рейда, пусть и у Кордона, он считал слишком опасным. Тень вообще только сделал вид, что пьёт, моментально потянувшись к огурцам. Снайпер слишком хорошо знал собственную нестойкость перед зелёным змием, и не хотел идти до Сидоровича зигзагом, а то и ехать на Шалом остаток пути.
После первого тоста дело замерло. Грач с новичком сидели молча, Крюгер предавался грустным размышлениям, Шалый привычно играл роль тупого шкафа с пустыми антресольками, Тень маниакально хрустел огурчиком.
Наконец, снайпер вспомнил о включенном моде "улыбаемся и машем" и снова обратился к Грачу:
- Скажите, уважаемый Грач, как дела на Кордоне? Возможно, нам придётся заглянуть к Сидоровичу, продать ему часть добычи. Тащить это всё обратно будет тяжело, - Тень не переставал лучиться улыбкой, однако взгляд его предательски съезжал с лица собеседника на банку с огурцами.

2011-01-13 в 17:27 

Elstiks
- Знаете, что всех спасёт? Члены. (c)
- Ничего так не бодрит дух, как радиоктивный запах ясного утра в Зоне, - Дьявал потянулся, смачно зевнув, и потом обернулся назад.
Сталкер шёл по высженно траве, которая так и не определась со своим оттенком: то желтым, то коричневым. Она сминалась под ногами мужчины, оставаясь в таком положении ещё несколько минут, пока её стебли не выпрямлялись, заметая за собой следы человека. Сзади, вдали, раздавалась сирена, военные били тревогу. Кто-то разворошил их буфет, так уютно ютившийся на улице, кто-то украл спальный мешок, лежавший рядом с закрытым вагончиком. Пока они смотрели десятый сон, вор успел переночевать недалеко в канаве, а потом продолжить свой путь по Кордону.
А как, Дьявол оказался на Кордоне, на начале пути в Зону, он сам не помнит. Куда-то забрёл ночью, бежал от бандитов, прятался от мутантов, и в итоге, пришёл сюда. Надо было найти укрытие для ночовки, та как со сном сражаться, сил оставалось мало. Сталкер насвистывал незамысловатую мелодию какого-то немецкого марша, услышанного ещё давно, за периметром. Так заинтересовавшись второй мировой, он решил углублённо изучить немцев, как морально, так и физически. Поговаривали, что немчики в постеле хороши. Но сейчас не о них, надо было срочно найти какое-нибудь укрепление, лагерь сталкеров, группировку, что бы переконтоваться, а потом уже по своим делам ступать. Вообще, Дьявол имел неплохие союзы с Долгом, Свободой и Бандитами, хотя Наёмники в него не часто стреляли, друг у него там был. Хорошо ещё, Долг и Свобода не знали о том, что сталкер союзничает с ними обоими. Это было ему на руку.
Дьявол, вдруг, вспомнил, что не подалёку, должна быть небольшая деревня сталкеров-одиночек. Там и Сидорович в бункере, а у сталкера за спиной, контейнер с артом полный. И деньги, и бесопасная ночёвка. что ещё может быть лучше.
Теперь, надо было как можно быстрее добраться до "стоянки" сталкеров за светло. А то снова шастать по темноте, а на утро оказаться там, где и присниться не могло, не хотелось. Кидая один и тот же болт, с, когда-то, белой, лентой, мужчина преодолевал небольшие растояние всё быстрее. Чувство сна с каждым шагом было ещё сильнее, и приходилось поторапливаться.
- Лагерь недалеко, ещё чуть-чуть и я буду на месте, - прошептав он, кинув болт вперёд.
Не тут-то было, болт закрутился в бешенном вихре, и поднявшись на 5 метров вверх, разлетелся на маленькие отрывки.
- Ка-ру-сель, - как бы пробуя слово на вкус, произнёс сталкер, и тут же добавил. - Ё*аная дрянь!
Отшагнув назад, сталкер взял немного правее, пытаясь обойти аномалию. Но в очередной раз ему помешало другое. В двадцати метрах от него, в кустах, что-то заревело, за хрюкало. Огромная туша кабана выглянула из кустов и уставилас ьна Дьявола, а потом издала громкий хрюк. Сталкер перхватил с плеча АК - 103, он направил ег ов голову мутанта. Тот сорвался с места и побежал на человека. Тогда Дьявол плавно надавил на крючок, и пули врезались прямо в голову кабану. Но сталкеру пришлось открыгнуть. Уже мёртвая туша мутанта, продолжала нестить вперёд, и тем самым, угодила прямо в голодную аномалию. Дьявол, пренебрегая всеми правилами Зоны, побежал вперёд, зная о стайной жизни кабанов. Мало ли в кустах отдыхали сородичи мутанта.
Через две минуты мужчина выбежал на асфальтированную, местами продробенную дорогу, уходящуюю в две стороны.
- Дорога, значит, одиночки уже недалеко.
И как бы в подтверждение его словам, недалеко уже были видны одноэтажные кирпичные домики, со сломанными крышами и облупившейся штукатуркой на стенах. Ускорив шаг, Дьявол ухмыльнулся своему везению. Мисс Удача снова посчитала его симпотичным, или же она просто любит брутальных мужиков трахающихся друг с другом.

2011-01-13 в 20:34 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Он уже бывал здесь когда-то - Грачу с первого взгляда полюбилось тихое, безлюдное место, где можно было не бояться чужих глаз и быть в одиночестве столько, сколько требовалось. Еще в первое свое посещение сталкер вознес мысленную хвалу неизвестным, по непонятным причинам позаботившимся о каком-никаком уюте: под навесом можно было с относительным комфортом переждать дождь, а при желании и устроиться на ночь возле очага из камней. Здесь было как-то по-особенному спокойно - кабаны и собачьи стаи обходили это место стороной.
Солнце потихоньку катилось на закат, золотя верхушки деревьев и подкрашивая красным лица пятерых сталкеров, что оживленно толклись у свежеразожженного костра. Тот, что казался постарше, с запекшейся коркой ожога почти на всю щеку, сноровисто накрывал импровизированный стол нехитрой походной снедью: на аккуратно расстеленной газете появились колбаса, хлеб и водка. В заключение на стол гордо опустилась нехилых размеров банка с огурцами. Черноволосый вихрастый парень, стоявший рядом, секунд пять задумчиво пялился на отсветы огня, пляшущие на стекле банки, и спросил, повернувшись к старшему:
- А красной икры у тебя, часом, не припасено?
...каждый добавил провизии от себя, и стол стал напоминать скатерть-самобранку. "Пикник на обочине, вашу мать" - подумал Грач, с удовольствием избавившись от части оттягивавшей плечи водки и консервов. Желторотый, то ли от усталости, то ли от нервов, то ли от всего вместе - проворно хомячил тушенку с хлебом, алчно поглядывая на колбасу и водку. Словно поняв его, Крюгер разлил огненное пойло по кружкам, и, подняв свою, разразился тостом за удачу новичка.
- Доброй Зоны, - тихо сказал Грач себе под нос, и глотнул жгучую жидкость. Дернув головой и поморщившись, он отчекрыжил ножом порядочный кус колбасы, и поскорее зажевал водочный привкус на языке. Покосившись на Андрея, он заметил его румянец и улыбку от уха до уха, и досадливо сплюнул. Мысленно, конечно.
"А ушлепок прямо кайфует. Уши развесил, и наверное уже скоро поверит в благородных рыцарей-сталкеров, стоящих на страже Зоновской справедливости в перерывах между обжорством и буханием. Сталкерское братство, мать его так. Романтика. Вот скоро нарвется на подонков, получит перо под ребро из-за какой-нибудь копеечной фигульки - и все, кранты всякой благородной хренотени. Хорошо если потом сам подонком не станет, а то и трупом..."
Сидевший рядом Крюгер опустил голову на руку, печально глядя к себе в стакан - то ли умаялся, то ли спутники ему изрядно надоели. Грач незаметно, но ободряюще ткнул его локтем в бок... и тут Тень вдруг решил завести светскую беседу. По всей видимости, это был тактический маневр, призванный отвлечь сталкеров от огурчиков.
Если бы в этот момент Грач что-то пил, он бы наверняка подавился. Вопрос, заданный интеллигентным чудовищем, какое-то время переваривался у него в голове, а разум искал адекватную месть за "уважаемого Грача".
- Да, дражайший сударь, тащить целый рюкзак хабара обратно - это, конечно, непорядок, это вы правы, - Грач изо всех сил пытался сдерживать бешенство. - Что же до обстановки на Кордоне, то рад сообщить, что у нас поспел зеленый горошек (быстрый взгляд на новичка). А также некоторые осведомленные господа рассказывали о существе, именуемом псевдособакой, но абсолютно белой масти. Удивительно, не правда ли? И хер его знает, правда это, или брешут.
Сталкер одним махом вылил в себя остатки водки из кружки, и мрачно оглядел своих спутников.
- Хорош ходить вокруг да около. Как хабар разделим? Кому что нужно?

2011-01-14 в 04:11 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Крюгер повернул голову и хмуро свел брови. Дело принимало плохой оборот. Если бы Грач не вышел из себя, все могло бы кончится вполне мирно, а так хрен его знает, что теперь ждать от этих отморозков. На всякий свободная рука Крюгера скользнула под стол, вторая рука так и осталась подпирать щеку на виду у всех. Свободной рукой Крюгер извлек пистолет и снял его с предохранителя, положив себе на колени. Он всеми силами души желал избежать перестрелки, но считал себя обязанным быть готовым к ней.
- Ребята, давайте жить дружно! - Крюгер потянулся и разлил по кружкам огненное пойло, благо небольшие размеры стола позволяли делать это не вставая с места, и даже пододвинул банку с огурцами поближе к Тени, заметив с каким удовольствием тот их уплетает. Вообще-то заявление о дружбе в такой обстановке выглядело более чем глупо, но Крюгеру была противна мысль, что сталкеры – свободные сталкеры, а не шваль подзаборная, что иногда гордо себя так именует – не могут придти к мирному соглашению.
В этой ситуации, казалось, только Андрюха и не понял какие тучи сгустились над головами нынешних собутыльников – сидел себе и наворачивал жратву за обе щеки, хомяк недоделанный. Зуд в обожженной щеке усиливался, и это мешало мыслить трезво, впрочем, выпитая водка тоже этому не способствовала.
По правде говоря, Крюгер то ли от навалившейся усталости, то ли еще по какой причине не понимал, чего они вообще собирались делить – ведь еще во дворе договорились, что каждый берет то, что сможет найти у убитых им самим бандитов. Ему казалось это вполне справедливым решением, а если же кому-то – как, например, Тени – пришла в голову светлая мысль пошарить по базе, то это был его улов и только его. И о какой дележке тогда базар? Крюгер вздохнул, задумчиво почесал обожженную морду, и щелчком отстрелив из пачки сигарету, сунул ее в зубы. Уставившись почти не мигающим взглядом на Тень, он, как и напряженный Грач, ждал, когда тот заговорит о дележе. Исходя из его слов, Крюгер готов был или убрать оружие, или начать стрелять – рука его давно незаметно упала под стол, и дуло пистолета теперь смотрело точнехонько в пузо Шалого. Ситуация накалялась, и этого становилось тошно – надо было во что бы то ни стало мирно разрулить дело, но вот порос – как?
Резкий сигнал ПДА, заставил Крюгера подпрыгнуть на месте, он совершенно забыл о том, что у этой адской машинки включен звук. Вытянув его на свет, он быстро прочитал сообщение и поднял взгляд на собутыльников, которые одновременно на него уставились, когда ПДА сработал. По взглядам сталкеров Крюгер понял, что он в их компании один такой идиот, забывший отключить игрушку, когда вышел на дело. Как бы там ни было, а теперь это могло сослужить им хорошую службу.
- Так, ребята, - хлопнул ладонью по столу Крюгер, - вы как хотите, а я на Кордон. Тут сообщение пришло, что ожидается внеплановый Выброс, вроде как кто-то там предсказал его… Короче, кто хочет испытывать судьбу, остается и допивает, а я пошел. Андрюха, и тебе советую идти, - с нажимом сказал Крюгер, глядя в ошалевшие от такого поворота глаза парня, жалобно смотрящего на жратву. Идиот так и не понял, что может остаться тут навсегда с простреленной башкой, но полным брюхом хавчика. Ничего, живы будут, Грач быстро вобьет в мальчишку науку о самосохранении.
– Да, кстати, будете уходить, не забудьте убрать за собой мусор, - последняя фраза была сказана уже на ходу, когда Крюгер подняв за шиворот пацана, пинками погнал его на выход.
Оставлять Грача наедине с парочкой странных сталкеров было крайне не разумно, но у Крюгера было предчувствие, что не пройдет и пятнадцати минут, как Грач их нагонит. Правда, Крюгеру предстояло выслушать в свой адрес очень много не лестного, но он надеялся, что сможет это пережить, в отличие от внепланового Выброса.

2011-01-14 в 19:27 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
На язвительность Грача Тень не обратил ровным счётом никакого внимания (ну что на дураков-то обижаться?), а вот обстановка за столом моментально накалилась. Шалый, как всегда в своём репертуаре, оч-чень выразительно начал прессовать взглядом "обидчика", готовясь вломить ему в челюсть. Лапа Крюгера, обеспокоенного, видимо, делёжкой хабара, подозрительно уползла под стол. Грач явно кипел от едва сдерживаемого бешенства. Даже предложенный обожженым сталкером тост как-то не способствовал мирному исходу событий. И только ничего не заметивший новичок продолжал хомячить тушенку с хлебом.
Снайпер приготовился снова разряжать обстановку своей болтовнёй, но положение спас сигнал Крюгеровского ПДА. В тот же момент Тень почувствовал вибрацию собственного наладонника и гаджета напарника, сидящего для этого достаточно близко. Весть была не из приятных, однако позволяла похватать манатки и наконец-то заявиться к Сидоровичу.
Крюгер, не откладывая в долгий ящик, схватил Андрея за шиворот и потащил его на выход, галантно предоставив право уборки оставшимся.
- Восхитительно, - буркнул Тень, начиная собирать харчи со стола. - Свалил, а уборку на нас скинул. Шалый, харе с Грачом в гляделки играть, помогай!
И снова гигант молча повиновался, мигом теряя интерес к сталкеру.
Когда дело было сделано, Тень на ходу, уже сосредоточено глядя в детектор, бросил Грачу:
- Раз такое дело, то в деревне найдёте нас, там хабар разделим. Удачной дороги!
И парочка растворилась в окрестных кустах.
Ориентируясь по показателям приборов и ПДА, снайпер специально повёл товарища до Сидоровича немного кружной дорогой, дабы не пересекаться с Крюгером, Андрюхой и наверняка догоняющим их Грачом.
Чуть погодя напарники вышли точно к бункеру торговца.
- Поздорову, уважаемый! - привычно улыбнулся Тень, разглядывая помещение схрона так, словно первый раз явился к Сидоровичу.
- Поздорову, мужики! Принесли? - барыга слишком хорошо знал снайпера, и на его лыбу не обратил никакого внимания, сразу взяв быка за рога. Было видно, как сквозь маску равнодушия на лице толстяка просачиваются нетерпение и алчность.
Шалый спокойно вытащил из рюкзака стопку листов, запаянных в непрозрачный пластик. Упаковка была нетронутой - Тень подозревал, что может находится в документах, и даже дотрагиваться не хотел до демона-искусителя, строчками текста лёгшего на бумагу. Снайпер был страшно рад, что разделался с просьбой бармена без особых приключений.
Сидорович жадно схватил протянутые документы, ножом вскрыл упаковку, вчитался в первую страницу. Первёл взгляд на сталкеров, довольно кивнул.
- Молодцы, касатики, деньги свои честно отработали, - на стол перед сталкерами легла стопка купюр. Шалый сгрёб их похожей на лопату ладонью, персчитал и, кивнув согласно, убрал подальше - Сидорович опытных одиночек предпочитал не обсчитывать, и расценки держал для них более-менее сносные. Поэтому Шалый снова полез в рюкзак, доставать контейнеры с артефактами и часть снятой с бандитов добычи. Тень для приличая поторговался с торговцем, однако видно было, что ему хочется свалить скорее куда-нибудь, рухнуть и отоспаться наконец. Его напарник, видя состояние друга, побыстрее упрятал деньги и купленные патроны к АК и первым, не прощаясь, пошёл на выход. Снайпер же попрощался с Сидоровичем и поспешил за товарищем.
Когда они выбрались из бункера, в небе бушевали алые всплохи. Зарницы вспыхивали и гасли где-то над Припятью, у четвёртого энергоблока, готовясь излить поток смертоносной для людей и живительной для мутантов энергии. Тень поёжился то ли от пронизывающего ветра, то ли от неприятных воспоминаний, передёрнул плечами.
- Гитару бы сейчас, - бесцветно произнёс снайпер, неподвижно глядя в пространство.
Шалый тревожно посмотрел на своего друга, на его обычно невыразительном лице промелькнула тень очень сильного беспокойства - сталкеру никогда не нравилось такое состояние своего друга. Сейчас, когда напарников никто не видел, с Тени слетела личина милого мальчика. У уголков лучистых ореховых глаз собралась едва заметная сеточка мимических морщин, уголки тонких губ опустились, а взгляд стал сосредоточенным и острым, словно сталкер глядел на мир через оптику винтовки Драгунова. На душе у Тени было мерзкое предчувствие, что эпопея с документами далеко не закончена.
- Выпей - может, выйдет толк, обретешь свое добро, был волчонок - станет волк, ветер, кровь и серебро, - внезапно негромко начал напевать снайпер. Шалый слегка сжал ладонью его плечо, и напарники двинулись в сторону схрона.
- Так уж вышло - не крестись - когти золотом ковать, был котенок - станет рысь, мягко стелет, жестко спать! Не ходи ко мне, желанная, не стремись развлечь беду - я обманут ночью пьяною, до рассвета не дойду, - негромкий голос Тени совершенно терялся, уносимый прочь порывами ветра, вестника выброса, однако сталкер продолжал мурлыкать себе под нос песенку, совершенно не обращая внимания на мир вокруг. Шалый крепко держал напарника за руку, контролируя и его движение на всякий пожарный. Он знал, что снайперу надо немного времени, чтобы придти в себя.
Одиночки дошли до схрона, расположенного в подвале одного из полуразрушенных домов. Убежище было хорошо укреплено и приведено в божеский вид, и постоянно поддерживалось в хорошем состоянии, ибо уже который выброс здесь находили прибежище как многочисленные новички, так и матёрые бродяги, забрёдшие за каким-то радиоактивным лешим на Кордон. Сталкеры позаботились даже об уюте, притащив в подвал несколько матрасов и керосиновых ламп.
- Ох, встану, выйду, хлопну дверью я - тишина вокруг села - опадают звезды перьями на следы когтистых лап. Пряный запах темноты, леса горькая купель, медвежонок звался ты, вырос - вышел лютый зверь, - на этих словах Тень оборвал песню и первым спустился в подвал. Вход в него караулил высокий мрачный одиночка с калашом.
- Поздорову, Волк! - на лице снайпера не было ни следа грусти или серьёзности, только радостная, лучистая улыбка, казалось, освещала подвал на три метра вдаль.
- Поздорову, Тень, Шалый, - "нянька" желторотиков по очереди пожал напарникам руки и снова отвернулся ко входу.
Одиночки сразу же свернули в угол, к одному из немногих незанятых матрасов. Аккуратно сложили в углу оружие, рядом кинули снятые рюкзаки. Шалый присел в изголовье матраса, распотрошил рюкзак и принялся неторопливо чистить и смазывать ПМ. Тень стащил броник, положил его сверху рюкзаков, свернулся калачиком рядом, накрылся пыльником и положил голову напарнику на колени - снайпер плохо переносил выбросы. Шалый мимоходом потрепал его по макушке и вернулся к прерванному занятию. Напарников никоем образом не беспокоила некоторая двусмысленность происходящего - чужое мнение их не волновало. К тому же, Волк, к примеру, знал, что между напарниками нет ничего, кроме крепчайшей мужской дружбы, приправленной толикой отцовской заботы со стороны Шалого. Так же одиночка знал, что все, кто в свое время пытался величать друзей пидорасами, сгинули в Зоне буквально на следующий день.
А наверху продолжал завывать безжалостный ветер.

2011-01-15 в 18:11 

Elstiks
- Знаете, что всех спасёт? Члены. (c)
Когда КПК завибрировал, и просигналил о входящем сообщении, Дьявол не обратил на это внимание. Сталкер был занят, уносив ноги подальше от места новой аномалии, именуемой “Воронка”. Её гравитационное поле было слишком сильным, и справиться с ним, было не просто. Добежав-таки до деревни, он шмыгнул в первый попавшийся дом, и, прижавшись спиной к стенке, съехал вниз. Безопасное место, это главное, теперь нужно было посмотреть, что за сообщение пришло. Сталкер достал свой КПК и посмотрел на светящийся экран. Сообщение о выбросе. Хмыкнув, мужчина, выглянул из дома.
Небо стало потихоньку краснеть, предвещая о своём коварном плане. Вдалеке уже слышались рёвы мутантов. Деревня новичков-одиночек, опустела. Сейчас надо было быстро добраться до бункера Сидоровича, и повстречать одного из знакомых сталкеров, который просветил бы Дьявола о последних новостях. Сталкер выскочил из полуразрушенного дома, чья крыша была обвалена, и ринулся к бункеру.
Наверное, удача шла за ним по пятам, потому что бункер оказался открытым. Радостная улыбка озарила лицо Дьявола, и он ринулся внутрь.
Волк, “нянька” одиночек, направлялся из бункера на выход, что бы плотно затворить его стальные, тяжёлые двери. Оставалось пару шагов до выхода на поверхность, где небо уже залилось ядовито-оранжевой краской, но вдруг в проход вылетел чей-то силуэт, и налетел на одиночку, тем самым опрокинув его на пол.
Дьявол приподнялся на локтях и заметил два голубых глаза, уставившихся на него с толикой презрения. Улыбка, как всегда, не озаряла лицо этого человека. На лбу виднелись морщины, свидетельствующие о его недовольстве.
- О, Волк, какие люди, а я, вот, решил к тебе заскочит. Можем провести время с пользой для обоих, - хитро заулыбался Дьявол, приблизившись к губам одиночки.
Тот, в свою очередь, даже не сопротивлялся, но и не собирался отвечать на ласки знакомого. Дыхание Дьявола сбилось. Ещё никогда он не был так близок с тем, кого мечтал попробовать целый год хождения по Зоне. Не редко, оставаясь один на чердаке, и дожидаясь Волка из рейда, мужчина запускал руку в штаны, и обхватывал ею стоящий член. Откинув голову, он начинал медленно поглаживать головку, тихо шепча только одно слово: Волк. С этим же словом он доходил до пика, и кончал.
Но по иронии судьбы такая идиллия прервалась чьими-то шагами, постепенно приближающихся в направлении двух сталкеров.
Дьявол встал и помог подняться Волку.
- Принесло же тебя, - прокряхтел одиночка и, оттолкнув от себя мужчину, стал закрывать стальные двери, что бы обезопасить людей в бункере от чудовищного влияния выброса.
Дьявол отряхнулся и, оглядевшись на сталкера, чей упругий зад обтягивал простой костюм одиночек, посмотрел в коридор, откуда вот-вот должен был появиться тот самый человек, прервавший только-только начавшуюся страсть двух мужчин.

2011-01-15 в 20:31 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач и не ожидал, что его резкая отповедь зажжет такие страсти за столом. Еще больше его удивило поведение Крюгера - одного из самых миролюбивых сталкеров, неожиданно начавшего готовиться к перестрелке. Затем Грач словил тяжелый, словно оплеуха, полный злобы взгляд Шалого, и понял, что опасения Крюгера не напрасны. А вот реакция Тени его удивила. Один из младших сталкеров, это интеллигентное чудовище, посмевшее обратиться к нему на "вы", оказался самым разумным, попросту наплевав и на ядовитую фразу, и на самого Грача. Лучшего способа осадить кусачего сталкера не существовало.
Собравшись сказать что-то столь же нелицеприятное про крюгеровское "давайте жить дружно", Грач моментально заткнулся, когда Крюгер подпрыгнул от резкого писка наладонника.
"Выброс, значит", - понимающе кивнул он, посмотрев на стремительно краснеющее, словно от заката небо. - "То-то Крюгер сидел, словно ушибленный".
А последний тем временем бодро вытащил из-за стола пошатывающегося новичка, дал ему ускоряющего пендаля по направлению к поселку, и обернулся, наставительно напомнив все еще взирающим на него трем сталкерам о необходимости блюсти чистоту в Зоне. После чего, схватив едва бредущего желторотика за шкирку, с завидной скоростью утопал к поселку, где прятались от выброса все, кто волей судьбы очутился в это время на Кордоне.
Грач тоже собирался прокомментировать исчезновение Крюгера, только в гораздо более цветистых выражениях, чем Тень, однако нашел силы удержать язык - неизвестно, через сколько времени шарахнет, лучше поторапливаться, а для разговоров время еще найдется. Быстро кинув в рюкзак непочатую водку и неоткрытую тушенку, он сухо кивнул на прощальную фразу Тени, и ушел своей дорогой.
Порывы ветра становились все злее, небо наливалось кровью - не закатной, мертвой. Грач шел, чувствуя, как постепенно уходит клокочущая ярость, и на ее место приходит обреченное спокойствие. Последняя вспышка бешенства, казалось, выжгла его дотла - внутри была пустота, но это было даже приятно после привычной уже слепящей боли. Наверное, так же себя ощущает человек после ампутации чего-то загнившего.
"И нет ни печали, ни зла,
Ни гордости, ни обиды.
Есть только северный ветер,
И он разбудит меня,
Если взойдет звезда - Аделаида..."
Грач вспомнил почти позабытые уже строки песни "Аквариума", и тут же его едва не впечатало в дерево порывом ветра. Низкий, утробный гул приближающегося Выброса был уже отчетливо слышен, и сталкер, потерев заболевшие глаза, поспешил к схрону.
- Будь здоров, Волк, - он приветственно кивнул одиночке, приняв в ответ сдержанную улыбку. - Желторотый вернулся? Чего смеешься-то?
- Здоров, Грач, - Волк протянул ему несколько купюр, пытаясь сдержать смех. - Держи, заслужил. Ага, этот в подвале сидит. Вернее, лежит, потому как пьяный в дюндель: его Крюгер чуть ли не на себе приволок, рассказал все... Я просил тебя его постеречь, а не спаивать. Ну да ладно, главное - все живы-здоровы. Иди давай, минут через двадцать уже начнется.
Грач кивнул, спускаясь в тускло освещенный подвал, где тихо гудел нестройный хор голосов. У дальней стены он приметил Крюгера, полулежащего на одном из матрасов, и двинулся к нему, краем глаза отметив знакомую коренастую фигуру, богатырски храпящую в темном углу и распространяющую по схрону дивный водочный перегар.
Сев рядом с одиночкой, он кивнул ему, устало привалился спиной к стене, и обвел взглядом помещение, тонувшее в приятной полутьме. "Опаньки...а вот и наши красавцы" - отметил Грач, заметив в соседнем углу здоровую мускулистую фигуру давешнего амбала, и притулившийся рядом клубочек, накрытый пыльником. Шалый, подняв голову, тоже заметил его, и сталкер снова поймал тяжелый, упорный взгляд, обещающий ему все муки ада. Грач смотрел ему в лицо абсолютно пустыми глазами.
- Пас меня еще от самого поселка, верно, бродяга?... - тихо спросил Крюгера Грач, не опуская взгляд. Шалый мог переглядеть питона, но противник ему попался достойный.

2011-01-16 в 03:28 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
- Не совсем, - буркнул сонно Крюгер. – Черт, скорей бы уже выброс! Щека чешется так, что ее просто разодрать хочется! - Он пошевелил пальцами в воздухе, имитируя звериную лапу, рвущую плоть. – От этого с ума сойти можно!
Крюгер страдал от напавшей внезапно нестерпимой чесотки, и с трудом удерживался от того, чтобы не разодрать щеку до крови. Ему пришлось даже ухватить правую руку левой и зажать их между коленями, иначе все могло плохо кончится. Крюгер до сих пор помнил, что было при последнем выбросе, но тогда был у Доктора, и это спасло его. А ведь мог запросто и глаз сковырнуть, со всей дури расчесывая ожог. Доктор ему тогда от всей души прописал, потом конечно подлечил, и даже зуд стал менее болезненным, но все-таки… Казалось, весь мир для Крюгера сосредоточился на его обожженной щеке – правый глаз опух и почти не открывался, белки налились кровью, а рот исказился в немом крике. Крюгер зажал посильнее руки коленями – боль усиливалась, а, значит, вот-вот будет выброс, а значит, как только это случится, боль тут же отпустит. Надо только переждать, перетерпеть… Последние слова он повторял про себя как мантру, до тех пор, пока пол в бункере не вздрогнул, словно от подземного толчка.
- Началось, - тихо сказал Волк, взглянув на потолок, с которого отвалился кусок штукатурки.
И в тот же момент Крюгера отпустило, он расслабился, отдыхая и пытаясь отдышаться. Потом, не глядя, что делает, сунул руку в рюкзак, достал початую бутылку водки и сделал щедрый глоток, зажевав его добрым куском колбасы. Почувствовав себя значительно лучше, он огляделся по сторонам, и легонько ткнув локтем Грача в бок, тихо поделился наблюдением:
- Слышь, ну и компания сегодня подобралась – отморозок на отморозке. Впрочем, мы с тобой не лучше. Кстати, ты про Коршуна ничего не слышал? – увидев отрицательный кивок приятеля, Крюгер тяжело вздохнул: - Я ему задолжал. Это он меня, сука, в жарку пихнул. Надеюсь, он не сдох, пока я у Доктора валялся. Хочу вернуть должок.
Крюгер повернул голову и взглянул на желторотика Андрюху.
- Слышь, Грач, а птенчика ты насовсем под свое крылышко взял, или это временное явление? А то я сначала думал не сходить ли нам на пару в какую-нибудь ходку в Зону поглубже, а теперь вот не уверен, что пойдешь. Впрочем, я пока сам не уверен, что пойду – надо бы кое с чем и кое с кем разобраться, не люблю, когда долги на темечко давят.
Крюгер сунул руку в карман, пошарил в поисках сигарет, и сплюнул.
- Бля, кажется, сигареты я на столе оставил, - огорченно вздохнул сталкер, - жаль, там почти полная пачка была.
- А, держи, я забрал ее, когда уходил, - Грач сунул Крюгеру смятую пачку, и сталкер просиял, словно солнышко. Сунув сигарету в зубы, он чиркнул зажигалкой и глубоко затянулся.
- Слышь, Крюгер, ты сигарету затушил бы, не все ж готовы тут дымом давиться.
- Да ладно, Волк, - примирительно махнул рукой Крюгер, - тут такой аромат перегара стоит, что табачный дым лишь придаст ему очарования. – Он усмехнулся, и, прислушавшись к ощущениям на правой щеке, посоветовал: - Иди лучше ворота отворяй, выброс закончился. Зуб даю.

2011-01-16 в 14:17 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
В глубоком подвале, под слоем земли и бетона, за стальными дверьми не было слышно шума ветра и не было видно аномальных зарниц, полыхающих так, словно боги ветров решили устроить дикую языческую оргию. Однако многие сталкеры чувствовали происходящие над ними. Шалый к их числу не относился. Здоровяк спокойно и немного меланхолично перебрал, почистил и смазал сначала ПМ, а затем АК и "Вал". Нетронутой осталась только СВД - для Тени это было святое, он даже напарнику редко отдавал снайперку. Изредка Шалый принимался пялиться на Грача, ловил его взор и начинал мрачно прессовать его взглядом. Сталкер каждый раз отвечал, начиная пилить бродягу глазами, из чего Шалый сделал вывод, что такая игра в гляделки Грачу нравится.
Тем временем пружина выброса над АЭС закручивалась всё сильнее, понял бродяга - Тень начал дышать часто, с присвистом, пальцы его сжались так, словно он хотел пробить ногтями ладонь насквозь. Отложив в сторону "Вал", Шалый неловко погладил друга по макушке, растрепав ещё сильнее выбившиеся из короткого хвоста пряди волос. Высокий сталкер особенно не беспокоился за Тень, знал, что снайпер сильный, хоть и не выглядит таковым. Но дурость и принципиальность парня иногда выводила его из себя - знает же, как облегчить страдания, но никогда этого не сделает.
Наконец, всё закончилось. Тень задышал ровнее, а руки его ощутимо потеплели. Морщинки на лице снайпера наконец разгладились, и он провалился в глубокий сон.
Крюгер попросил Волка открыть ворота, видимо, тоже каким-то образом почуял окончание выброса. Можно было отправляться обратно на базу Долга, поспрашивать Бармена насчёт работы, однако чутьё Шалого подсказывало ему, что до рассвета осталось всего-ничего. Пусть Тень отоспится, а утром напарники выдвинутся в обратный путь. С этими мыслями бродяга подвинул ПМ к себе поближе, расстегнул ножны десантного ножа, надвинул капюшон поглубже на лоб и задремал.
***
А в это время в бункере по соседству, Сидорович отодвинул в сторону банку энергетика, дотянулся до баклахи с пивом, сделал большой глоток и вытер жирной лапищей испарину со лба. Вдумчиво рыгнув, торговец снова перелистал бумаги, доставленные ему Тенью и Шалым. В неверном свете "лампочки Ильича" под потолком барыге порою казалось, что на месте текста посверкивала чешуёй из типографской краски ядовитая змея. За информацию в документах могли убить не одну сотню душ сильные мира сего. Такого компромата Сидорович не видел уже давно, и, если продать его нужным людям, можно было менять бункер в Зоне на личный коттедж где-нибудь на Мальдивах. Но клад, что охраняла свернувшаяся кольцами гадина, был гораздо более прибыльным. Нужны были только люди, способные дойти до места, указанного на последней странице, и ключ к безбедной старости был бы в руках у скромного (тут Сидорович усмехнулся в пышные усищи) торговца.
Но вот кого бы отправить таскать каштаны из огня? Связаться с Ворониным, пусть пошлёт пару квадов "Долга"? Нет, не вариант, Воронин слишком себе на уме и очень идейный мужик. Наверняка его бойцы принесут информацию сначала начальству, а после этого бесценный клад превраться в стопку бумажек для подтирания. Тайна, известная многим, не стоит и стрелянной гильзы. Поговорить со "Свободой"? Они хоть и раздолбаи, но серьёзные дела проворачивают. Но опять же, где гарантия, что Лукаш не увидит добычу первым? Короче, с кланами и группировками связываться не хотелось. К наёмникам обращаться тоже - они как проститутки с автоматами, ублажают тех, кто платит больше. В общем, следовало собрать команду из одиночек, надёжных по отдельности, но не особо доверяющих друг другу, чтобы группа не решила переметнуться на другую сторону.
Сидорович надеялся, что Шалый и Тень не ломанулись в обратный путь сразу после выброса. Их присутствие в любой компании мигом увеличивало градус недоверия и беспокойства, да и как боевая единица парочка успела зарекомендовать себя для знающих людей с лучшей стороны. Так же стоило позвать Грача и Крюгера (Волк успел предупредить торговца, что обожженый сталкер вернулся от Болотного Доктора и скоро наверняка придёт с заказом для эскулапа). Парочка находилась в дружественных отношениях и могла составить противовес Шалому и Тени. Грач, правда, далеко в Зону ещё не забредал, но всё случается в первый раз, с Крюгером не пропадёт. Хорошо бы было добавить кого-то пятого со стороны, но в лагере оставались только зелёные новички и хронические неудачники, влачившие своё существование на Кордоне в надежде, что здесь аномалий здесь меньше, а мутанты добрее.
Торговец уже всерьёз стал размышлять, чтобы послать кого-то из людей Волка, как вдруг наверху прогрохотали шаги...

2011-01-16 в 17:56 

Elstiks
- Знаете, что всех спасёт? Члены. (c)
Дьявол шмыгнул в первое помещение, попавшееся на глаза, и не увидел, кто вышел во внешний коридор. Резко выдохнув, он огляделся. Похоже, это была комната для сбрасывания всякого барахла, типа, исчерпавших свой срок, консервных банок, изрезанного, порванного белья, растерзанных матрасов, и каких-то стеклянных банок, ютившихся на полках, вбитых в стенку. Дьявол заинтересованно обводил взглядом пустые банки, и пытался придумать, зачем они вообще нужны, как в ногу, чуть выше голени, впились острые зубы. Сталкер прикусил язык, что бы ни закричать от неожиданности, и посмотрел на ногу. К левой ноге, через, достаточно плотные, штаны, вцепилась небольшая, тощая, серая крыса.
- Дьявол тебя подери, - тихо выругался мужчина и попытался отцепить от себя зверька, потянув его за хвост.
Крыса отпустила ногу и, только хотела развернуться и цапнуть сталкера за руку, как он сжал её шею в другой руке и свернул, как это делают, когда пытаются выжить всю воду из мокрого белья. Тихо хрустнули позвонки, и на холодный пол упало мёртвое серое тельце, постепенно теряя своё тепло.
- Надо убираться, а то прибежит тут подмога, к этой дряни, - Дьявол ещё раз оглядел комнату и подошёл к двери.
Прижавшись ухом, он не услышал ничего. Это хороший знак, значит, коридор пуст, и путь на волю свободен. Приоткрыв дверь, мужчина, на всякий случай, осмотрелся и, ещё раз убедившись, что никого нет, он побрел вниз по бункеру.
Наверху, небо теряло свой пламенный окрас, звук, проносящегося выброса, стихал. Аномалии меняли своё место расположения, а мутанты уже вовсю расхаживались по территориям, покинутыми людьми, не ожидая, что сталкеры ещё вернуться. Кабаны заселяли большие пространственные территории, вытесняя слепышей и псевдособак. Кровососы не прятались больше в домах, а выходили наружу, дабы поохотиться на свежую дичь.
Дьявол потёр, укушенное крысой, место на ноге. “Сейчас к Сидоровичу, как раз у него должны быть медикаменты. Меня закончилась аптечка ещё два дня назад. Эх, я, почти, уверен в том, что этот жирный, самодовольный толстяк, запросит деньки за очередную аптечку. А крыса-то была в его бункере, значит, она – его”. Странные мысли поселились в голове сталкера, даже, не давая осмотреть коридоры самого бункера. Но тряхнув головой и отогнав от себя рассуждения, будто назойливых мух, он спустился по лестнице и остановился около железной двери, ведущей в кабинет торговца. Натянув капюшон на голову, а маску на нос, скрывая пол лица, Дьявол толкнул приоткрытую дверь и шагнул в кабинет.
Яркий свет, от лампочки на потолке, ударил прямо в глаза, и потребовалось несколько секунд, что бы картинка перед сталкером стала чёткой. Перед мужчиной, за столом, на котором лежали бумаги, ручки, один из артефактов Зоны, сидел, сложив руки на стол, местный барыга. На лысой макушке, отдраенной до блеска, отражался свет лампы. На морщинистом лице виднелась слабая улыбка.
- Здравия желаю, Сидорович, - голос сталкера был серьёзным, каждое слово чётко отлетало от зубов, как будто перед разговором, мужчина много раз репетировал один и тот же текст. “Я, как раз, решил к тебе заскочить. У тебя, случаем, не найдётся лишняя аптечка? А я тут с поля боя притопал”.

2011-01-16 в 21:32 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Пол под ногами начал уже ощутимо вибрировать. Грач прекратил наконец сверлить взглядом Шалого, тем более что и тот решил отвернуться, и закрыл лицо руками, чувствуя как его глаза усердно пытаются спрятаться от Выброса внутрь черепа. Крюгеру, судя по всему, было не легче: Грач чувствовал, как тот еле слышно шипит от боли, и съежившись, крепко стискивает коленями собственные руки.
- Потерпи, брат, - вид приятеля добавил Грачу еще немного боли, но помочь ему он не мог. - Не смертельно же.... вот Жаба месяц назад в Выброс от сердечного приступа загнулся - это я понимаю...
Пол подпрыгнул, и кусок штукатурки, упавший с потолка, едва не приложил по темечку одного из молодых сталкеров. Глаза Грача наконец перестали жить собственной жизнью, он сморгнул слезу, и слегка потряс головой, разгоняя плывущие перед глазами черные пятна.
"Н-да, похоже, сивушных паров здесь скоро станет еще больше", - Грач скептически посмотрел на понемногу оживающего Крюгера с бутылкой водки в руках. Новость о Коршуне стала для него сюрпризом: зная неугомонное любопытство товарища, Грач был уверен, что тот влез в жарку по несчастливой случайности. Неосторожность исключалась - Крюгер был осторожнее любого зверя, что Грач пытался перенять у него с самого знакомства. Но чтобы сталкер кинул напарника в аномалию... интересно, что за причина была у этого Коршуна? Хабар? Или Крюгер ему чем-то насолил? Впрочем, как бы там ни было...
- Коршун получит свое с процентами, - тихо отозвался Грач. - Вместе вернем. Кинуть в жарку своего... такого даже Свистун не творил. Гнида.
Услышав вопрос про желторотика, Грач не удержался от смешка.
- Крюгер, я Грач, а не курица, - он покосился на Андрея, все еще храпевшего в облаке перегара. - Мальца Волк опекает, уж он-то ему пропасть не даст: будущий стрелок же. Меня ничего здесь не держит, если ты об этом спросил. Но я бы сказал, что тебе нужно не в дальнюю ходку, а к Доктору, да поживее. Если ты так при каждом Выбросе будешь мучиться, рано или поздно раздерешь себе пол-лица. Оно, конечно - баб здесь нет, таблом сиять не перед кем, но жить станет зело неприятно, - в привычной манере закончил он, поднимаясь на ноги. - Идем к Сидоровичу, бродяга. Ты, вроде, бумажку ему передать хотел? Вот и пошли, а то подвал скоро в газенваген превратится. По дороге обмозгуем насчет дальней ходки, что-то идея твоя меня зацепила...
Негромко переговариваясь, двое сталкеров попрощались с Волком, и покинули схрон, направляясь к одному из самых известных (и прижимистых) торговцев Зоны. Грач собирался сдать парочку найденных артефактов - если уж они собирались куда-то идти, не грех было бы и снарягу обновить, и докупить патронов, и прочей нужной мелочи. Осторожно, высматривая возможные аномалии, переместившиеся в опасную близость от лагеря, Грач и Крюгер дошли до бункера, и спустились по лестнице, уже поняв, что их кто-то опередил. И, судя по голосу, это явно был незнакомец.

2011-01-17 в 08:19 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Крюгер заметно повеселел, когда Грач отбрыкался от «почетного» звания «наседки». С одной стороны это было хорошо, если они соберутся в глубокий рейд, то будет лучше, если пойдут вдвоем. Крюгер был уверен в том, что Грач в любом случае прикроет его спину, а сам Крюгер за Грача любому бы глотку порвал, ибо надежные товарищи на дороге не валяются. А за то время, что Грач был в Зоне, он показал себя исключительно надежным, в отличие от того же Коршуна. Коршун все-таки свою кликуху не зря получил, для него все окружающие были только жертвами. Хоть и пытался он прятать свою хищническую сущность, но она то и дело брала верх, вырываясь из-под контроля сталкера. Крюгер все ждал, когда же Грач спросит его о том, что с ним приключилось, и потребует подробностей. Но вопроса так и не последовало. Сначала это сильно удивило Крюгера, но потом вдруг до него дошло, что, возможно, это доверие – доверие без вопросов и оговорок. От этого внезапного озарения Крюгер замер. Грач не сразу заметил, что шедший рядом Крюгер остался торчать столбом посреди дороги, а когда заметил и обернулся, то Крюгер уже пришел в себя и снова зашагал к бункеру Сидоровича. На душе у сталкера потеплело, и он готов был от избытка чувств крепко обнять Грача, но боялся, что тот не правильно поймет и засветит ему в глаз, прежде чем Крюгер успеет объяснить, что он не имел в виду ничего этакого.
С другой стороны, если бы Грач решил взять с собой Андрюху, Крюгер не стал бы возражать. Хотя бы потому, что тогда мог бы быть уверенным, что парень вернется живым, а заодно и слегка поумневшим – после первого более или менее глубокого рейда в Зону практически у всех выветривалась из головы романтика, словно ее и не бывало. Оставалась только суровая действительность, а она мало кого привлекала. И многие бывшие романтики возвращались на большую землю живыми и здоровыми, поняв, что ничего привлекательного в жизни в Зоне отчуждения нету. Хотя были те, кто навечно упокаивался в Зоне. Почему-то такой судьбы для Андрюхи не хотелось, и Крюгер мучительно пытался понять, а какого хрена, собственно, его так взволновало то, что станет с этим парнем? Может быть, просто у него давно не было напарника? Из Андрюхи мог бы получиться неплохой сталкер, если лишнюю дурь выбить. Правда, на это требовалось немного времени и терпения.
Поток мыслей прервался только когда в бункере послышался голос незнакомого сталкера. Приятели переглянулись, и нерешительно потоптавшись у входа, решили немного обождать в сторонке. Все-таки нарываться на неприятности у Сидоровича не стоило, во-первых, этот жмот мог в наказание такие цены взвинтить, что мама не горюй, а во-вторых, незнакомый сталкер наверняка тоже не из лохов, так что и с этой стороны можно было огрести ненужных проблем.
Логичнее всего было переждать: как правило, у Сидоровича никто долго не задерживался, обмен товар-деньги-товар совершался быстро, а после этого торговец быстро вышвыривал покупателя на улицу. Он вообще мало с кем церемонился, но если такое и случалось, то причину такого поведения не знал никто.
Сталкеры скрылись за развалинами ближайшего дома и приготовились ждать появления незнакомца. Когда тот, наконец, вышел из бункера, Крюгер впился в него взглядом, стараясь запомнить все – лицо, поворот головы, походку, жесты, заодно оценивая экипировку и оружие. Это могло пригодиться в будущем, фотографическая память ни разу его не подводила.
- Ты когда-нибудь с ним сталкивался?
Грач отрицательно мотнул головой, так же пристально рассматривая незнакомого сталкера.
- Пошли, пока еще кто-нибудь к барыге с визитом не пожаловал, – Грач толкнул в бок Крюгера, когда незнакомец удалился на почтительное расстояние. – А торчим тут, как неприкаянные.
Передав торговцу список необходимых инструментов и медикаментов для Доктора, Крюгер продал артефакты и тут же отсчитав половину, оставил ее у Сидоровича с наказом передать деньги Доктору, как только появится возможность это сделать. Барыга хоть и был страшный жмот, но в одном ему можно было доверять – он никогда и ни при каких обстоятельствах не пытался надуть Доктора. И если его просили что-то сделать для него, то он это делал.
Вторую половину денег Крюгер собирался потратить на патроны, когда Сидорович неожиданно подорвался с места и, нырнув в каморку позади своего кабинета, вытащил на свет солидных размеров брезентовый мешок, бухнул его на стол, сверху бросил пару Глоков, один из которых раньше принадлежал Крюгеру, а второй – Коршуну.
- Тут один тип заходил, просил передать тебе вот это барахло, и записку оставил…
- Хм, - буркнул Крюгер, пряча в карман записку. – Не тот ли тип, что недавно от тебя ушел? Как его зовут, кстати?
- Нет, только что у меня Дьявол был, но это не он припер сюда твое барахло. Этот просто за аптечками заходил, а того типа я впервые видел. И он не захотел представляться. А что у тебя за дела с ним? – словно невзначай поинтересовался торговец, плохо пытаясь скрыть любопытство.
- А я почем знаю? – удивился Крюгер. – Сам же сказал, что тип не представился. А телепатией я пока не обладаю.
- Так ты записочку то почитай, глядишь, и все разъясниться…
- Почитаю, почитаю, - ухмыльнулся Крюгер. – Как только найду место тихое и спокойное, так сразу и почитаю.
Сидорович нахмурился, уставившись на Крюгера тяжелым взглядом.
- Да что не так? – удивленно развел руками Крюгер. – Ты что-то знаешь, но не говоришь?
- Ничего я не знаю, - отмахнулся Сидорович. – Тут работенка намечается, хотел тебя с Грачом попросить никуда не отлучаться из деревни, пока все не проясниться. А там глядишь, может ты и согласился бы взяться за задание – оплата будет щедрая… Но если у тебя другие дела, то придется искать замену.
Наигранное огорчение в голосе торговца развеселило Крюгера. Торговцу явно не терпелось узнать, что за дела Крюгер проворачивает, но поскольку Крюгеру скрывать было нечего, то поиграть на нервах барыги он считал делом чести.
- Не знаю, не знаю, - Крюгер задумчиво пошкрябал пальцами щетину. – Щедрость она разная бывает, если бы я был уверен, что… - фразу он не договорил, заговорщицки подмигнув торговцу.
- Даже не сомневайся!
Уже на выходе из бункера Крюгер вспомнил, что патронами так и не закупился – записка от неизвестного и брезентовый мешок словно память отшибли. Крюгер поудобнее перехватил мешок, и дождавшись, когда Грач вылезет из бункера, сказал:
- Что-то не нравится мне эта конспиративность. Пошли, что ли, взглянем, что мне тут оставили. Если, конечно, тебе интересно, что там внутри.
Грач пожал плечами, но за товарищем пошел, на всякий случай.
Они зашли в пустующий, и расположились на полу комнаты, друг на против друга, положив между собой брезентовый мешок. Крюгер первым делом развернул записку, прочел, почесал в недоумении затылок.
«Коршун получил сполна».
Ни подписи, ни пояснений.
Неприятный холодок пробежал по спине – кроме Крюгера и Коршуна никто не знал, что случилось на самом деле. Вернее Крюгер так думал до этой минуты, но, видимо, это было не так. Кто-то знал не меньше, и этот кто-то стал незримым мстителем.
- Хрень какая-то… - буркнул Крюгер, поежившись.

2011-01-17 в 11:21 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Напарники быстро собирались в обратный путь. Тень наскоро перечесал волосы в короткий хвост, с неудовольствием отметив, что пора бы уже и помыться, одел броник, пыльник и рюкзак, подхватил чехол со снайперкой и "Вал". Уже собравшийся Шалый проверял почту, тыкая в кнопки ПДА.
Однако не успели напарники выкатиться за границу деревни, как их перехватил Волк, неспешно вывернувший из-за полусгнившего плетня.
- Поздорову, мужики!
- Виделись, - немного удивлённо откликнулся Тень. Шалый уставился на матёрого одиночку коронным немигающим взглядом. Особой дружбы с нянькой желторотиков они не водили.
- Мужики, вас Сидорович просил заглянуть. Говорит, работёнка есть, - Волк прикурил беломорину, пристально глядя на друзей.
Тень словно заледенел внутри, предчувствуя нехорошее.
- Мы только ему документы притаранили, хотим после ходки в баре отоспаться. Имейте совесть! - снайпер развернулся обратно и уже собрался уйти, как его догнала фраза Волка, брошенная спокойным голосом:
- Ты же неглупый мужик, Тень. Зайди к Сидоровичу и скажи это прямо, чего с ним отношения портить? Вы хоть на Кордон забредаете, слава богам, редко, но чем Зона не шутит?
Пару секунд снайпер буравил одиночку взглядом, затем сплюнул и зашагал обратно, к бункеру барыги.
К Сидоровичу Тень буквально влетел, не касаясь берцами ступеней, и кипя от гнева.
- Поздорову, уважаемый! - последнее слово снайпер чуть ли не прошипел, если вообще можно прошипеть слово с одной шипящей согласной.
Однако торговец не обратил внимание на закипающего, словно чайник, одиночку. Расплывшись в маслянной улыбке, барыга начал вещать:
- Поздорову, касатики! Рад, рад, что вы не ушли ещё! Работёнка подвернулась для вас небольшая, но как раз для вас!
- Небольшая работёнка подразумевает небольшую прибыль, - мрачно буркнул снайпер.
- Ну что ты, Тень! Как можно! Оплата будет достойной!
- Насколько... достойной?
Сидорович наклонился вперёд, навалившись необъятным пузом на прилавок и заговорщицки прошептал:
- После ходки получите столько бабла, что сможете спокойно удалиться за Периметр.
При этих словах у Тени слегка дёрнулась бровь, лицо сталкера словно закаменело.
- Нам что, надо Монолит тебе принести? - голос снайпера всё же прозвучал ровно и немного насмешливо.
- Ой, не смеши, касатик! - торговец сморщился, словно лимон разжевал. - Кому сейчас нужна эта эфемерная глыба, кроме законченных романтиков и дураков? Это будут настоящие деньги, хватит по гроб жизни десяти таким, как мы.
- Так что делать-то надо? - прервал поток словоизлияний Тень.
- Вот что, мужики! Или вы соглашаетесь, или нет. Полробности я вам после изложу, - осторожно начал Сидорович, однако был прерван насмешливым фырканьем снайпера.
- Ха! Ты хочешь, чтобы мы вслепую согласились сунуться туда, куда слепая собака х.. хвост не сунет?
Торговец печально вздохнул. Провести матёрых одиночек, конечно же, не получилось, но попробовать-то стоило.
- Короче, дело такое. Нужно заявиться в Припять. У меня есть точные координаты одного места, где вам нужно будет собрать информацию. Всё, что найдёте, документы из сейфа, его место нахождения я вам на ПДА скину, флешки, диски, в общем, всё, что будет валяться на месте.
Снайперу показалось, что ему в живот вцепилась ледяными когтями химера.
- Это... это ты из тех документов узнал, что мы принесли? - вопрос звучал скорее как утверждение, поэтому Сидорович не стал хитрить и кивнул.
- Мы отказываемся, - голос Тени прозвучал, как лязг затвора АК.
Торговец всполошился, однако внешне этого не показал, всё так же медово улыбаясь.
- Ой, зря, касатики! Да и пойдёте не одни, я вам в помощь троих отряжу! - "Главное, чтобы эти трое о такой формулировке не узнали".
- Мы отказываемся, - повторил снайпер с теми же интонациями.
Однако внезапно произошло то, чего не ожидал никто - в разговор внезапно вмешался Шалый. За два года совместных ходок все уже настолько привыкли, что в тандеме одиночек говорит Тень, что некоторые сталкеры считали великана немым.
- Нам надо поговорить, - безапелляционно заявил бродяга, хватая напарника за руку и утаскивая обратно в предбанник. Плотно прикрыв дверь, Шалый наклонился и прошептал в ухо друга:
- Соглашайся.
- С хуя ли? - рявкнул Тень, пытась отскочить от напарника, однако тот поймал его за локоть и притянул обратно. Если воспитанник интеллигентной семьи начинал материться, то это означало, что он ослеплён яростью, но Шалый не оставил попыток достучаться до его сознания.
- Не глупи. Ты сможешь отомстить. Или найти что-то интересное. Кто сказал, что ты не можешь прочитать материалы раньше Сидоровича?
- А вдруг это не она? Вдруг это вообще старый заброшенный бункер? Да и не хочу я мстить, спасибо, что жив остался, больше в осиное гнездо не полезу, - яростно, но тихо зашептал снайпер.
- Вряд ли... За тайны СССР столько денег не отвалят, а вот за свежую информацию... - Шалый ухмыльнулся. - А отомстить могу и я.
Снайпер замер, напряженно обдумывая ситуацию. С одной стороны, конечно, сталкер уже два года как даже думать о Припяти себе запрещал, а с другой... кто знает, какую полезную информацию они смогут добыть? Цель оправдывала риск, в этом Тень не сомневался. Если бы он ещё был точно уверен в том, что найдёт именно то, что ищет...
- А тебе-то какой резон туда переться? - буркнул сталкер.
- А я давно мечтал на мёртвый город посмотреть, - Шалый широко оскалился. - Между прочем, в прошлый раз именно ты мне помешал наслаждаться его красотами.
Тень раздражённо фыркнул и первым зашёл обратно к Сидоровичу.
Торговец сидел, словно на иголках, и изнывал от любопытства.
- Ну что, касатики? - спросил он, не успел снайпер и порог переступить.
- Сколько?
Барыга просиял и назвал сумму. Внутренне Тень присвистнул, однако рожу скорчил кислую.
- Я что, грузчиком у тебя нанимаюсь? - и махом удвоил пердложение.
Некоторое время Сидорович и снайпер ожесточённо торговались, а Шалый украдкой позёвывал, ради развлечения вспоминая воинский устав. Наконец, спорщики церемонно пожали друг другу руки.
- Нужен аванс, идти на Припять надо подготовленными. И кстати, ты говорил, что мы отправляемся не одни?
- Будет тебе аванс, вымогатель! А в напарнички я вам прочу Грача, Крюгера и Дьявола, - ловко вывернулся барыга, замолчав о том, что не все ещё согласны.
Друзья переглянулись.
- Писец, - коротко и ёмко прокомментировал Тень, представляя рожи двух сталкеров, с которыми они встретились у бандитской базы, когда они узнают, с кем им придётся переться в поход на мёртвый город.
***
Напарники выбрались наружу. Тень бухтел, не переставая, жалуясь всему миру на нерадивого напарничка-психа, который подписал его на массовое самоубийство, Шалый, как всегда пропускал его ругань мимо ушей.
Войдя в деревню обратно, напарники опустились у костра, перед которым сидела ещё парочка одиночек, дабы дождаться остальных участников похода. Снайпер попросил у одного из них гитару, тонкие пальцы коснулись струн ласковым перебором:
- На чужих берегах - переплетение стали и неба,
В чьих-то глазах - переплетение боли и гнева;
Эй-ох! - взрезаны вихри узорами крылий;
В вое ветров мы слышали песни последних валькирий.

2011-01-18 в 22:17 

Elstiks
- Знаете, что всех спасёт? Члены. (c)
Улыбка торговца сразу спала на нет.
- Ты тут каким выбросом?!
- А вот сейчашним. Он, правда, уже закончился, но и всё-таки.
- Чего тебе? – недовольно отозвался Сидорович
- А чего так грубо?! – рявкнул на него Дьявол. – Мне бы аптечку, ну, и есть задания, какие либо, а то скучно стало в Зоне.
- Аптечка – 100 рублей, - не успел торговец договорить, как сталкер приблизился и стукнул кулаком по столу.
- Сто рублей, охренел?!
- А ты мне тут по столу не стучи, сталкер!
- Да я сам, лично, своими руками, придушу тебя. Тридцать рублей! – гаркнул Дьявол, сверкнув глазами.
Сидорович только хотел встать и возразить, как в лицо уставилось дуло “Вальтера”.
- Сидеть, - скомандовал сталкер.
- До сих пор остался этот командный характер после твоей исчезнувшей группировки, - ехидно улыбнулся торговец, и плюхнулся в кресло. – Вот аптечка, 50 рублей.
Он кинул на стол оранжевую коробочку.
- И есть тут одно задание. Подробности пока не обговорены, но ты пойдёшь не один. Ещё сталкеры будут, тебе не знакомые.
Дьявол кивнул, и, порывшись в карманах, выудил кошелёк, с рисунком необычного глаза. Развернув его, он положил на стол пятьдесят рублей, взяв аптеку.
- Подойду позже, - произнёс сталкер и поспешил удалиться.
Выйдя из комнаты, он наткнулся на сталкеров в коридоре. Не обратив на них внимание, он прошёл мимо, и стал подниматься к выходу по лестнице.
Дьявол только вышел на улицу, и осмотрелся. Не заметив ничего, что заинтересовало бы его, он зашагал в деревню одиночек, в надежде отыскать там Волка. Одиночка же просто так не отделается от него .

2011-01-19 в 00:40 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
"В очередь, сукины дети, в очередь..." - мрачно думал Грач, поднимаясь по ступенькам вслед за Крюгером, дабы подождать своей очереди в ближайшем развалившемся домике. Устроившись там, и удобно привалившись спиной к Крюгеровой спине, он смотрел, как выползают из схрона сталкеры, как они разбредаются по деревне. От костра, бывшего центром стоянки, уже доносился смех, обрывки разговоров, тянуло густым табачным дымом, кто-то уже принялся настраивать гитару, оглашая окрестности истошным треньканьем. Кто-то уходил отсыпаться, кто-то присоединялся к веселой компании - обычная жизнь обычного сталкерского поселка снова вошла в колею.
Грач едва не задремал, пригревшись на чужой спине, когда почувствовал, как локоть Крюгера тычется ему в бок. Подпрыгнув, он обернулся, и увидел причину их ожидания, бодрым шагом выходящую из логова Сидоровича.
- Ты когда-нибудь с ним сталкивался? - на тихий вопрос Грач отрицательно мотнул головой. Предрассветные сумерки не способствовали остроте зрения, но даже увиденного Грачу хватило, чтобы признать сталкера (по росту и выправке напоминавшему долговца) незнакомым. Вместе с этим осознанием, где-то в глубине души шевельнулась привычная настороженная враждебность: очень редко Грач принимал людей с первого взгляда. Исключениями стали лишь Крюгер, да Вьюр - тот, что вытащил Грача из самоубийственной хандры и вверг его же в грандиозный запой, дав ему сил жить дальше.
Шевельнулась вражда - и затихла, когда незнакомец удалился.
Грач вернул Крюгеру тычок в бок, и оба сталкера, грохоча берцами, наконец спустились в вожделенный бункер.
Пока Крюгер улаживал свои дела с Сидоровичем, Грач стоял, слившись со стенкой, и скучающе разглядывал до тошноты знакомую обстановку бункера. Интересней стало, когда торговец, вдруг засуетившись, бухнул перед Крюгером объемистый мешок и вручил ему записку, вполголоса что-то объясняя. Уловив краем уха "Тут работенка намечается, хотел тебя с Грачом попросить никуда не отлучаться из деревни...", сталкер усмехнулся про себя, но виду не подал, продолжая терпеливо ожидать.
Против его ожиданий, Крюгер вышел из бункера, так ничего и не купив. Поглядев вслед задумчивому товарищу с мешком на плече, Грач легонько хмыкнул, и повернулся к Сидоровичу, выжидательно смотревшему на него.
Как выяснилось, у Сидоровича как раз был заказ на "Медузу", которую, по случайности, Грач ему и принес, получив оплату чуть ли не вдвое больше, чем обычно. "Цветок" и "Выверт" пошли по стандартной цене, но вырученного вполне хватило для пополнения боевых запасов. На этот раз, помимо обычных патронов для АК, Грач взял натовские патроны, и несколько Ф-1 для полного счастья. Гранаты он любил, и пользоваться ими умел.
- Так что думаешь-то... насчет задания? - осторожно начал торговец. Говорить с Грачом он не любил: слишком колючим и неприветливым был этот тип, хоть и таскал ему артефакты с завидной регулярностью.
Грач помедлил с ответом, укладывая коробки с патронами в рюкзак.
- Мне уже нечего терять, - бросил он, шагнув за порог. - Вернусь чуть погодя. Бывай, Сидорович.
- Позёр, - хохотнул торговец, когда за Грачом захлопнулась дверь. - Что ж, трое - уже толпа.
***
-...дай-ка сюда, - Грач выхватил у приятеля мятый кусочек бумаги, и, хмурясь, вчитался в те несколько слов, что были там написаны. "Коршун получил сполна" - весть, конечно, радостная, но Грач предпочел бы открутить подонку голову собственными руками. Или, по крайней мере, на пару с Крюгером, чтобы было честно.
- Видать, кто-то на вас из кустов любовался, - сделал вывод Грач.
- Не было там никого, - махнул рукой растерянный Крюгер. - Зуб даю, на километр вокруг - ни души.
Грач завис над письмом на пару минут, бессильно пожал плечами, и вопросительным кивком указал на нераспакованный мешок поодаль. Крюгер понял его без слов, вытряхивая таинственное содержимое.
Головной фонарь. "Беретта". Пара детекторов последней модели. Старый, видавший виды бинокль. Потертая синяя флэшка. Одинокая граната для подствольника. Неизбежные аптечки, несколько пачек антирада, одна - початая. Следом выкатились несколько банок энергетика. Последним был извлечен почти новый Акм 74/2у с глушителем, и запечатанная упаковка с надписью "Носки мужские, хлопчатобумажные". Обозрев выросшую перед ними кучу барахла, Грач поднял глаза на Крюгера... и широко улыбнулся, что случалось с ним не чаще раза в неделю.
- Снарягу вернули, верно, бродяга? Я твой бинокль ни с каким другим не перепутаю. И что, все это барахло ты на себе таскал?...
Со стороны дверного проёма донеслись тяжелые шаги и деликатное покашливание.
- Крюгер, - низкий голос Волка заставил их обернуться. - Тебя Сидорович хочет. Загляни поговорить, старикан будто на гвоздях сидит.

2011-01-19 в 05:56 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
- Спасибо, Волк, сейчас подойду, я все равно к нему собирался - забыл патронов купить…
Крюгер перевел взгляд на рассыпанное по полу барахло – бинокль был действительно его, тут Грач прав. Аптечки и антирад тоже вполне могли быть его – в том рейде Крюгер закупил побольше этого добра, на всякий случай. Энергетик Крюгер не любил, но иногда таскал с собой пару банок, благо они много места не отнимали, но в том рейде энергетика у него не было. Носки вообще были на пару размеров меньше, чем носил Крюгер, зато, кажется, походили по размеру Грачу. Впрочем, эта мелочевка его мало интересовала, он с напряженным вниманием разглядывал автомат, очень похожий на тот, что был у него самого, но только слишком новый – его собственный был сильно потрепан в последнем рейде, и к тому же сгинул в пламени жарки – той самой, в которой чуть было не поджарился и Крюгер. Собственно он и спасся благодаря тому, что пожертвовал своим автоматом – а что было потом, он не помнил, когда очнулся, то уже загорал на койке у Болотного Доктора. Сам Доктор наотрез отказался сообщить ему имя того, кто его принес для лечения, лишь сказав, что сталкер пожелал остаться неизвестным.
А теперь Крюгер смотрел на новенький АКМ и мучительно раздумывал, не будет ли плохо, если он сменит свой Абакан на АКМ. В конце концов, у оружия мог найтись хозяин.
- Слушай, Грач, - вздохнул Крюгер, устав бороться с самим собой. – Как думаешь, вот если часть барахла чужое, то… получается, что его хозяева мертвы, так? Или нет?
Грач с любопытством взглянул на приятеля.
- Надо полагать, что мертвее не бывает.
- Я просто к тому, что за мелочевку, если что, никто особо воевать не будет…
- Блин, Крюгер, если ты про АКМ, то бери уже его и перестать любить мне мозги! – раздраженно рявкнул Грач. – И вообще, знаешь, что я думаю? Я думаю, что это чужое барахло осталось от тех, кого Коршун как тебя… того… обуть пытался.
- С чего ты взял, что Коршун кроме меня еще кого-то обул?
Грач вздохнул и прикрыл на секунду глаза. Он часто так делал, когда внутри него бушевали сильные эмоции, и чтобы немного снизить их градус, Грач старался чуть-чуть выждать, прежде чем выплеснуть их наружу.
- Бляяяя, - протянул Грач, и снова вздохнул. – Крюгер, если бы ты сегодня водки жрал поменьше, то мозги у тебя работали не в пример быстрее. Ну, сам посуди – тебе возвращают мешок с барахлом, половина из которого, как ты говоришь, не твоя. К ней прилагается записка, из чего можно понять, что Коршуна пришили не за красивые глаза, а за дело. И к тому же ты вряд ли можешь похвастаться, что имеешь высокого покровителя, - Грач гнусно хихикнул. – Короче, мой вердикт: Коршун помимо тебя пришил еще кого-то, кто как раз таки таким покровительством обладал. Правда, в этом случае все равно не понятно, с какого перепугу он в Робин Гуда заделался. Ведь вполне мог и себе все трофеи оставить.
- Мегрэ ты наш, - одобрительно хмыкнул Крюгер.
- Шерлок Холмс, - оскорбился Грач, и вытянул из кучи «Берету».
- Слушай, возьми ее себе, - Крюгер продемонстрировал Глок 17 и армейский пистолет 6П35. – Мне «Беретта» ни к чему.
Быстро поделив барахло на две примерно равные кучи, Крюгер одну кучу пододвинул к Грачу.
- Вот что хочешь, то с этим барахлом и делай, хочешь продай, хочешь выброси…
Крюгер положил на колени АКМ и любовно провел по нему пальцами.
- А этого красавца, я так и быть, возьму себе…
- Ладно, хватит сопли развозить, там Сидрыч уже заждался, небось.
- Кстати, да, - встрепенулся Крюгер. – Он чего-то там про работу гундел… Пойду-ка ему Абакан спихну, да патронами разживусь. Если и в правду дорога дальняя светит, то лучше бы чтоб запас был приличный. И, кстати, работу он вроде нам обоим обещал, но почему-то позвал только меня. Пошли вместе!
- Иди один, - махнул рукой Грач, - раз тебя звал, значит, хочет наедине с тобой побалакать. Небось уже извелся весь, строя догадки, что там у тебя в мешке было. Хотя удивительно, что он нос в него не сунул, пока тебя дожидался. Потом расскажешь, о чем треп был…
Грач вытянулся на полу, закинул руки за голову и уставился в потолок, насвистывая под нос какую-то песенку. Крюгер быстро собрал шмотки в рюкзак, привычно утрамбовав все так, что рюкзак казался полупустым и быстро направился к Сидрычу.
Обратно Крюгер вывалился слегка ошалевший и от предложенной суммы, которую он смог удвоить, потому как давно знал о привычке барыги занижать цену, и к тому же страстному любителю поторговаться, и от того, что узнал, с кем им придется топать в рейд. Второе обстоятельство его раздосадовало – мало того, что Шалый и Тень и так вызывали подозрения, так еще на к ним и Дьявола прикомандировали, а этот чувак вообще для них пока был темной лошадкой.
Крюгер нырнул в дом, где он только что с Грачом разбирал барахло, но того уже в доме не было. Почесав в затылке, Крюгер решил, что Грач, не дождавшись его, пошел в деревню, откуда доносились тихие гитарные переборы и смех сталкеров, сгрудившихся у костра. Как оказалось, Грач действительно сидел на корточках у костра, протянув ладони к огню, и слушал очередную байку, посмеиваясь над наивностью парнишки, ее рассказывавшего. Завидев Крюгера, он неспешно поднялся и подошел к товарищу.
- Ну и? – поинтересовался приятель, глядя, как Крюгер пытается справиться с одурелым выражением лица.
- Не, ты прикинь, чего Сидрыч предложил, - сказал Крюгер, и в точности передал ему разговор у торговца.
На секунду лицо Грача вытянулось, но он быстро взял себя в руки.
- Вот, значит, какая у нас компания… Ну что ж, пошли поищем этих кренделей, да договоримся о времени выхода…

2011-01-19 в 10:37 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Тень играл уже десятую песню, прерываясь только на то, чтобы глотнуть воды, а заскучавший Шалый стал подумывать о том, чтобы придремать на таком редком для Зоны солнышке, когда от костра к сидевшей в отдалении компании "меломанов" отделились две фигуры.
"Идут, красавцы", - прищурился Шалый, мигом сбрасывая сонное оцепенение. Сталкер подобрался, кинул взгляд на снайпера. Напарник намёк понял, однако петь, аккомпанируя на старой гитарке, не прекратил.
- Обернуться бы лентой в твоих волосах...
Крюгер с Грачом остановились рядом с компанией, однако не успели приятели ничего сказать, как в игру вступило новое действующее лицо. К группе одиночек подошёл высокий сталкер, мельком виденный Шалым в бункере во время выброса. Ясные глаза оббежали всех присутствующий и вольный бродяга произнёс:
- Здорово, мужики! Мне Волк сказал, что здесь я найду Шалого и Тень?
Снайпер резко оборвал игру, вдарив по струнам так, что все присутствующие поморщились от резкого звука.
- Поздорову... уважаемый. С кем имею честь разговаривать и по какому поводу?
- Меня зовут Дьявол, - с этими словами одиночка протянул Тени руку. - Волк сказал, что бы я шёл на звук мучимой кошки - там обязательно найдётся Тень с гитарой, а рядом точно будет дрыхнуть Шалый.
- Тень, - ответил снайпер, поднимаясь и пожимая протянутую конечность. Взгляд его на миг стал острым, но после засветился привычным дружелюбием.
- Это Шалый, - высокий сталкер повторил манёвр напарника, - А Волку надо пару раз стукнуть в бубен, дабы отличал мучения кошки от музыки. Отойдём, поговорим? И вы, мужики, - Тень повернулся к Крюгеру с Грачом, - с нами, как я понимаю?
Грач кивнул, и пятеро сталкеров прошли к крайнему дому, стоящему немного наособицу, расположились на веранде.
- Ну что, уважаемые, все согласились на задание Сидоровича, - осведомился снайпер и пытливо оглядел собравшихся.

2011-01-20 в 21:21 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Пока Крюгер толковал с Сидоровичем, Грач улучил момент, чтобы подготовиться к ходке. Почему-то он не сомневался, что бродяга согласится на авантюру, предложенную торговцем… в чем бы она ни состояла. Награда, судя по всему, обещала быть на редкость крупной – а какой сталкер откажется от такого дела? К тому же, сталкер столь же любопытный, как Крюгер?
Еще когда Труба был жив, братья сделали небольшую общую нычку, дабы складывать туда добытое ценное, но пока не пригодившееся добро. Грач с грустью поглядел на старый «Чейзер» (Труба, в отличие от брата, обожал дробовики), переложил плотную кожаную куртку черт знает какого размера (Труба по объемам не уступал Шалому, если не превосходил), и достал из-под нее немецкое чудо – ГП37, найденную братом в схроне где-то возле Темной долины. Сталкер влюбился в нее сразу же, едва взяв в руки и сделав первый выстрел, но в недалеких вылазках предпочитал все же АК: и легче, и патроны дешевле.
Однако ходка их обещала стать нелегкой, запасное оружие не помешает. Грач ласково погладил автомат по рукояти, и занялся утрамбовкой патронов в рюкзак.
Сборы заняли не больше получаса. Грач нашел время даже соскрести щетину с лица: вожделенная когда-то борода наотрез отказывалась расти, останавливаясь на отметке «недельная небритость», чем повергала хозяина в непреходящее раздражение от уколов острых волосков. Облачившись в привычный сталкерский комбез и затянув ремни рюкзака, Грач закинул за спину ГП, и в последний раз оглядел свое гнездо, вспоминая, не забыл ли, как обычно, что-то важное. Ничего важного не вспомнилось, и он, на автомате засунув в карман флешку, принесенную Крюгером, вышел искать товарища.
Не обнаружив его среди бродивших по лагерю сталкеров, Грач сел у костра: как разберется, сам отыщет. Он полусонно слушал молодого Змия, травившего очередную бородатую байку, слегка дурея от множества голосов, табачного дыма и тепла огня, согревавшего озябшие пальцы.
Толчок в плечо едва не опрокинул сталкера носом в огонь. Крюгер подошел сзади, и теперь активно утягивал Грача за локоть в сторонку, явно собираясь что-то рассказать. И, как понял Грач, посмотрев ему в лицо, не очень-то приятное.
Да, новость оказалась та еще. Грач минуты две моргал, пытаясь переварить ее, после чего тихо взвыл «Твою мать», и прикрыл глаза рукой. Крюгер сочувственно похлопал его по плечу.
- Судьба у тебя такая, мужик. Не ссы, прорвемся.
- Ладно, пошли, что ли, искать этих кренделей, - вздохнул Грач. – Вот напарничков-то привалило…заклевал бы.
… «А вот это, наверное, Дьявол» - отметил про себя Грач, когда к веселой компании быстрым шагом подошел давешний, виденный у Сидоровича, сталкер. Наконец вся будущая команда была в сборе, начались первые рукопожатия.
- Грач, - бросил через плечо сталкер, шагая за Тенью к разрушенному дому, куда потянулись все пятеро, чтобы обсудить задание и план его выполнения. – Крюгер, - кивнул он на старшего; тот улыбнулся, и получил в ответ такую же хитроватую улыбку.
Грач даже не понял, что вызвало у него большее раздражение: сам оратор, его извечное «уважаемые», или вопрос, ответ на который был очевиден. Но, памятуя недавнюю болезненную реакцию на свои речи, он благоразумно запихал злость поглубже, поправил автомат на плече, и негромко сказал:
- Все согласились, договорились, и все уже решили, дражайший Пе...то есть, Тень. Давайте же немедля обсудим наши цели и план действий, и наконец-то уже покинем этот долбаный Кордон.
Совет и объяснения не заняли и десяти минут (Грач, еще не уходивший дальше Свалки, мысленно присвистнул и поёжился, узнав, куда им предстоит попасть). На одиннадцатой минуте еще пока совсем не дружная пятерка, держа курс на север, ровным шагом уходила от лагеря новичков, что постепенно скрывался за деревьями и кустарником.
Оглядываться назад - плохая примета. Но Грач оглянулся.

2011-01-20 в 21:24 

Elstiks
- Знаете, что всех спасёт? Члены. (c)
Задание было получено, и это главное. Теперь осталось дождаться всех остальных членов команды, и можно отправляться в путь. Но, пока, эта самая команда набиралась, Дьявол решил скоротать время за чем-нибудь ещё, а точнее с кем-нибудь ещё.
Мужчина остановился как раз у подвала, в деревне одиночек. Это был собственный подвал Волка, где он ночевал, ел и трахался с кем-нибудь. Волк был хорошим учителем для новичков в Зоне. Он рассказывал им что-то новое, из аномалий, артефактов, мутантов. Показывал окрестности Зоны. А так же в водил всех в курс дела по одной очень хорошей штуке в Зоне. То, что тут одни мужики. Некоторых Волк даже учил, так сказать, ебаться. Хотя, Дьявол ещё не видел ни одного зелёного сталкера, который бы уложил Волка в кровати. Хотя, может такое и было, но не при Дьяволе.
Сталкер, недолго думая, решился, всё-таки, спуститься внутрь. Оказавшись в маленьком холле, мужчина приложил руку к деревянной двери, за которой находилась комната одиночки. Всегда, прежде чем зайти, нужно постучатся, что бы случайно не сорвать, чью либо идиллию. Дьявол не всегда повиновался этому правилу, но сразу после этих мыслей он постучался в дверь. В ответ ничего не послышалось, это могло свидетельствовать только об одном – Волка там нет. Так как если бы одиночка в комнате, сейчас, “учил” новичка, то это было бы слышно по несдерживаемым крикам юного сталкера, не привыкшего ещё, к таким подаркам Зоны. Дьявол только собрался уходить, как щёлкнул замок, и дверь распахнулась. Перед сталкером предстал, во всей своей красе, Волк, одетый в свою повседневную форму. Хотя, какая из них была именно эта, Дьявол не знал, у Волка их было несколько. На голове, как всегда, был капюшон, скрывающий чёрные, коротко-стриженные волосы мужчины. Лицо было, даже, слишком серьёзное. Что-то Волк перестарался, пытаясь сделать себе самый, что ни на есть, хладнокровный вид.
- Добрый день, Волк.
- Добрый, - равнодушно ответил одиночка.
- Пока Сидорович набирает ребят для очередного задания, в которое, кстати, я тоже вхожу, я решил заглянуть к тебе, скоротать время. Ты же не против? – слащаво улыбнулся Дьявол.
Вопрос был похож на утверждение. Волк нахмурился, и отошёл в сторону, приглашая сталкера внутрь.
Комната одиночки была, довольно, уютна. Ничего лишнего, что мешало бы проходу. Никаких статуэток, никаких картин, висящих на стене. Только кровать, придвинутая к дальнему углу, немного левее двери, стол, стоящий прямо у самого выхода, но не мешающий проходу, и огромная тумба, на которой стоял маленький радиоприёмник, и пустые контейнеры для артефактов. Не смотря на то, что одиночка, по сути дела, должен был хранить какие-то отдельные вещи, снарягу, для новичков, комната была убрана и чиста, будто её помыли.
- Я хотел спросить… - Дьявол не договорил, как Волк перебил его.
- Презервативы есть, смазка есть.
- О, так ты сразу приготовился. Значит, ты держишь меня за озабоченного? – наигранно возмутился Дьявол. – Просто у меня уже несколько недель не было секса.
- За озабоченного я тебя не держу, а вот для секса, тебе не мешало бы попасть в плен к военным. Они тебя и так, и сяк отделают, - улыбка озарила лицо одиночки.
- Ага, а потом пулю в лоб? Ну, уж нет, - покачал головой мужчина, скидывая рюкзак на пол, возле стола.
Оружие оказалось возле рюкзака, а костюм был уже, аккуратно сложен на свободном стуле.
Волк расстегивал пояс на штанах, когда его верх от костюма уже лежал на кровати. Тут, к одиночке сзади, приблизился мужчина, обвив его талию руками.
- Какой же ты нетерпеливый, Дьявол, - прорычал Волк, запутавшись с простым механизмом ремня из-за нахлынувшего возбуждения.
- Эх, да, я такой, ничего не могу с этим поделать.
Дьявол легко расстегнул пояс на штанах одиночки, и, вытащив его, бросил на кровать, расстёгивая штаны мужчине. Немного приспустив штаны Волка, Дьявол провёл руками по его упругой заднице, и сжал ягодицы.
- Всегда дивился твоей попкой, - хитро улыбнулся сталкер.
Волк ничего не ответил, и хотел убрать руки мужчины, но тот оказался проворнее, запустил руки в трусы спереди, обхватив, тем самым, возбуждённый член одиночки. Сжав стоящий орган сталкера в руке, Дьявол прижался своей эрекцией к Волку, уткнувшись тому в плечо.
- Дьявол, - простонал, сквозь зубы, сталкер, и только поддался назад, сильнее прижавшись к телу мужчине.
- О, Волк, а ты и сам не прочь потрахаться, - усмехнулся Дьявол и впился в шею товарища.
Послышался негромкий стон, и одиночка кончил в руку сталкеру.
- Ты, что, уже всё? – с улыбкой, заметил Дьявол, отстранившись от мужчины.
- Я, между прочим, уже, достаточно, давно возбуждён. Ты хоть видел, с кем ты пойдёшь на задание? Я, почти уверен, что ты захочешь заняться с ними сексом, ну или, даже, займёшься. Кстати, там, у костра, тебя будут ждать Шалый и Тень, сталкеры, с которыми ты отправишся на задание - проговорил Волк.
Дьявол вздохнул и посмотрел на наручные часы.
- Пора, - мужчина отлип от сталкера и пошёл одеваться.
Волк резко развернулся.
- И всё? Ты не закончишь начатое?
- У меня нет времени, пупсик. Но я, обязательно, вернусь к тебе, и мы продолжим ворковать вместе, - пустил смешок Дьявол, быстро расправившись с одеждой. – Ладно, бывай, я пошёл.
И, даже, не дождавшись ответа, сталкер шмыгнул за дверь, а там поднялся по лестнице и оказался на улице. Вдохнув полной грудью радиационный воздух, мужчина, чьё лицо закрывала мародёрская бандана и капюшон, направился к костру, около которого уже толпились четверо.
- Здорово, мужики! Мне Волк сказал, что здесь я найду Шалого и Тень?
Дьявол осмотрел присутствующих оценивающим взглядом и поздоровался с Тенью, пожав ему руку и назвав свою кличку. После короткого разговора и смены области, был задан вопрос, на который Дьявол ничего не ответив, только кивнул, впившись взглядом в Крюгера.

2011-01-21 в 03:19 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Крюгер, прищурившись, наблюдал, как Грач, сдерживая раздражение, взял на себя миссию еще раз представиться и представить Крюгера для компании. Впрочем, переговоры прошли на удивление быстро и, поскольку, как оказалось, Тень и Шалый лучше всего представляют, куда именно они идут, то все сразу согласились, что Тень будет ведущим, а Шалый замыкающим. Дьявол встал сразу за Тенью, потом шел Грач, и уже следом за ним Крюгер, в затылок которому дышал Шалый.
Крюгер так и не понял, радоваться этому или нет. С одной стороны, такой порядок его устраивал – во-первых, парочка друзей оказалась на разных концах цепочки, во-вторых, замыкающему всегда было труднее, чем ведущему, но Шалый сам по себе внушал страх, и любому зверю сильно не поздоровилось бы, реши он напасть сзади. Так что за свой тыл в этом случае можно было не беспокоиться. Но с другой стороны, вполне можно было бы и пулю в затылок получить. В общем, Крюгер был в несколько раздерганных чувствах, и в который раз задавал себе вопрос, а на кой хрен он на все это безобразие подписался? Неужто его жадность одолела?
Первые два часа пролетели незаметно, группа двигалась в хорошем темпе, стаи слепых собак их не беспокоили – вблизи Кордона они были пуганными и на большие группы не нападали. Псевдоплоти и без того отличавшиеся трусостью быстро сваливали в сторону, зная, чем может кончиться стычка с вооруженными людьми. Но чем дальше продвигалась группа, тем опаснее и злее делались мутанты, да и псевдоплоти с собаками становились не самой главной проблемой людей. Чем ближе группа подходила к Свалке, тем большая вероятность была наткнуться на снорков, а это уже грозило серьезной проблемой – тварь даже в единичном экземпляре отличалась непомерной живучестью и невероятной прыгучестью. А если учесть, что они любили нападать целыми группами, то приходилось держать ухо востро, а глаза широко открытыми.
Еще одной проблемой для группы могли стать бандиты, численность которых за последнее время невероятно выросла. И откуда только эти сволочи брались? Методом почкования размножались, что ли? Сколько не коси их, а меньше их не становилось. А учитывая тот факт, что их группа недавно слегка проредила их ряды, то бандиты вполне могли затаить на них обиду. Ведь не факт, что никто не видел, как именно погибли те уроды, которых четверо из пятерки сталкеров навечно успокоили. В общем, куда ни кинь, везде клин. Вот и Грач, идущий перед Крюгером, в какой-то момент оглянулся, и Крюгер от досады чуть было не залепил приятелю подзатыльник – нефиг, блин, оглядываться, примета не хорошая даже на большой земле, а в Зоне тем более. Впрочем это было не разумно и Крюгер попытался запихать свою досаду куда подальше – сейчас они должны держаться друг друга, двое против двоих, не считая одиночки Дьявола, который вообще не понятно на чьей стороне. Вполне возможно, что он исключительно сам за себя, а может и нет, больно какой-то странный.
Когда до Свалки оставалось не более полукилометра, Тень внезапно поднял правую руку, и группа, следуя указанию старшего, резко замерла. Где-то вдалеке слышалось редкое стрекотание автомата, над головой парила стая воронья, хрипло каркая на всю округу, ветер носил сухие листья – вроде бы ничего необычного, и в то же время чувствовалось, что что-то не так. Группа ощетинилась стволами, выискивая неведомую опасность, и тут словно из-под земли на них ринулся здоровенный кровосос. Первым его увидел Дьявол, и не дожидаясь команды «огонь», влупил в него очередью, выводя мутанта из режима «стелс». Тут же подключились и остальные стволы, и только тогда удалось его окончательно завалить, ведь кровососы обладали способность очень быстро регенерировать. Но при таком количестве свинца, которым угостили его сталкеры, ни один кровосос не способен выжить даже регенерируя.
Не успели стволы смолкнуть, как завибрировали ПДА, передавая сообщение о том, что на Свалке группа сталкеров под командованием Кижуча столкнулась таки с бандитами и просит помощи от всех, кто находится в Зоне досягаемости. Решение помогать или не помогать попавшим в беду сталкерам всегда принимал старший группы, и теперь все уставились на Тень, ожидая его решения.

2011-01-21 в 15:16 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
После короткого разговора группа наконец вышла с Кордона. Ведущим неожиданно поставили Тень, чему он немного удивился. Впрочем, снайпер был неплохим проводником, да и хорошо представлял, как и куда идти, чтобы добраться до промежуточного пункта назначения с минимальными проблемами.
Шалый, замыкающий цепочку, смотрел на такой порядок совершенно философски. Раз уж судьбе было угодно посмеяться над напарниками, сведя вместе их вместе с незнакомыми сталкерами, то так тому и быть. Авось, новые знакомцы и окажутся полезными в этой ходке. Конечно, доверять им полностью Шалый не собирался - он, может, и был психом, но не идиотом. Однако постоянно предаваться параное, ожидая от них внезапной пули в спину, ножа под рёбра или плевка в кашу было не разумно - только сам себе нервы съешь постоянным ожиданием подвоха.
А вот молодого снайпера, сказать по правде, наличае группы сильно нервировало. Сам он ходил по Зоне в компании кого-то, кроме Шалого, всего два раза - примерно год назад, когда они встретили по дороге к "Ста рентгенам" возвращавшийся на базу квад "Долга", и давно-давно, во время первой своей ходки за Периметр, когда никто ещё не называл собачей кличкой молодого солдата-срочника. Теперь же постоянное присутствие других сталкеров давило на одиночку, никак не хотело отпускать ощущение толпы за спиной и подсознательное ожидание пули между лопаток. Утешало только то, что в случае предательства Шалый успеет положить всех и отомстить за товарища. Снайпер тряхнул лохматой башкой, заставляя себя сосредоточиться на показателях ПДА и окружающей местности. Как оказалось, не зря.
Молодого кровососа, глупого и, как и весь молодняк, уверенного в себе, Тень скорее почувствовал каким-то шестым чувством, чем заметил взглядом перешедшего в "стелс" мутанта. Просто внезапно по хребту словно мокрым пером скользнуло ощущение чужого злобного взгляда, и появилось ощущение присутствия ещё кого-то. Ветер не доносил до сталкеров отчётливый мускусный запах - даром что молодая, тварь подбиралась с подветренной стороны. Однако это не спасло мутанта. Глазастый Дьявол первый дал очередь в подозрительное мутное пятно, рванувшее в сторону группы. Приняв монстра в пять стволов, сталкеры завершили расправу буквально за пару минут. Какими бы регенератами не были кровососы, от града свинца с растояния в тридцать метров не спасёт ничего.
Однако на этом сюрпризы не закончились. Не успел монстр в последний раз дёрнуться в агонии, когда завибрировали наладонники. Снайпер вытащил ПДА-шку, прочёл короткое, но ёмкое послание с просьбой о помощи. Взгляды всех в группе обратились на Тень. Сердце сталкера на миг пропустило удар - он привык рисковать своей жизнью и жизнью всецело доверяющего ему Шалого, но вот отвечать, пока он ведущий, за кого-то ещё для него было в новинку. Кто знает, какую подлянку выкинет Зона? Однако помочь попавшим в беду сталкерам, если у тебя был боезапас, а время не поджимало, было одним из неписанных, но от этого не менее уважаемых, законов. Не придти на помощь ближнему своему могли лишь бандиты да полные подонки, тем более, что сегодня в беду попал другой, а завтра сигнал "СОС" придётся рассылать тебе.
"Десяти смертям не бывать, а одной - не мновать!"
Снпайпер поднял голову от приборчика, решительно оглядел группу и кивнул в ответ на витавший в воздухе вопрос.
- Поможем бродягам.
В этот раз снимать с плеча снайперку Тень не собирался. На Свалке было полно радиоактивного мусора, и найти там подходящую лёжкку было трудно. Тем более, затаившегося стрелка мог захомячить проходящий мимо снорк. Подкрадётся неслышно, прыгнет на спину, и всё, прощай, Вася, не обижайся. Поэтому Тень поудобнее перехватил "Вал" и свернул с намеченной тропы в сторону. Буквально через пять минут стали совершенно отчётливо слышны звуки перестрелки, а потом и на экране наладонника высветились точки-маркёры чужих машинок. Едва они вспыхнули зелёными светляками, как снайпер вырубил гаджет - лучше всего атаковать не ожидающих беды бандитов. Остановившись около старого, изъеденного ржавчиной грузовика, фонившего в пределах нормы, Тень знаками показал группе "рассредотачиваемся и заходим в тыл".
Аккуратно скользнув между рядами медлено истлевающей техники, снайпер снял АС с предохранителя. Внезапно рядом послышался топот тяжелых ботинок, злой матерок и шёпот "Сейчас мы этих сук положим!", заставившие Тень машинально вздрогнуть. В проход влетели двое бандитов, вероятно, вознамерившихся обойти своих жертв с тыла. Но судьба и злодейка-Зона рассудили по-своему. Первый мародёр умер, так и не заметив неприметного стрелка, почти сливавшегося в своём камуфляже с окружающим пространством - Тень полностью оправдывал свою кличку. Второй успел лишь выкатить глаза и раскрыть пасть, собираясь заорать что-то вроде "шухер, патсаны!" Третий же "патсан" шарахнулся в сторону, вскинул ПМ, да так и умер, словив пулю между глаз. По старой снайперской привычке Тень даже из "Вала" целился в голову.
Чуть в стороне пару раз сухо кашлянул АК Шалого, совсем рядом, где-то на два ряда техники левее отозвался Хеклер-Кох Грача. Совсем в отдалении были слышны выстрелы Энфилда Дьявола и "Абакана", наверняка Крюгеровского, но Тень был не уверен. Это вселяло надежду в то, что никто из группы не пострадал. Пока.

2011-01-21 в 21:13 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач как-то очень быстро вошел в темп передвижения: за два часа быстрой ходьбы ощущалась только легкая усталость, которую было легко запить энергетиком. А вот нервозность группы давила на макушку чугунной плитой: предельная собранность была обычной для всех сталкеров в ходке, но нигде не могло быть настолько давящего молчания, как в этой компании. Тень уверенно вышагивал во главе отряда (видно, Грач не ошибся, с первого взгляда распознав в нем талант вожака), сам Грач упирался в затылок Дьяволу, спину ему прикрывал Крюгер (чему Грач был очень рад), а где-то сзади шел Шалый, спокойно оглядывая весь отряд поверх голов.
Грач знал, что иногда на дороге, по которой они шли, встречаются военные патрули, моментально открывающие огонь по любому замеченному сталкеру, не щадили даже неосторожных зеленых новичков. Последние либо гибли смертью храбрых (что чаще) с одиноким пистолетом против пяти неплохих стволов, либо разживались новым оружием, кое-какой снарягой, и уходили дальше, на Агропром и Свалку, постепенно матерея в стычках с бандитами и мутантами и становясь опытными сталкерами. Зона жестока, и выживают в ней сильнейшие.
Но на этот раз им повезло: путь был чист. Стаи собак, несколько псевдоплотей и пара кабанов в счет не шли, ибо разбегались при появлении большой, хорошо вооруженной группы. Грач уже было начал расслабляться, что с его стороны было непростительной глупостью... но тут отряд резко остановился по жесту ведущего, что каким-то шестым чувством учуял опасность.
Опасность не преминула заявиться в облике крупного кровососа, лелеявшего надежду поживиться кем-то из пятерых аппетитных сталкеров. Увы, удача показала ему "фигу" - сегодня её любимцем был Дьявол, который и всадил первую очередь "Энфилда" в быстрого до неприличия мутанта. Полминуты - и несчастная тушка была нашпигована свинцом по самые щупальца. Грач, перезаряжая автомат, все больше жалел об оставленном в гнезде "Чейзере": дробовик (хотя этот вид оружия Грач ненавидел до дрожи) был очень удобен против мутантов, а этого кровососа при удаче можно было укокошить одним-двумя выстрелами. Но жалеть было поздно, сталкер и так был загружен, а если бы он попер с собой третий ствол, то и вовсе стал бы похож на вьючного верблюда.
Он раздумывал, не срезать ли кровососьи щупальца, когда истеричная вибрация наладонника заставила его подпрыгнуть. Одного взгляда на экран хватило: группа сталкеров просила помощи, что было обычным явлением на Свалке, где постоянно шарились бандиты и бегали стаи псевдособак. Грач выжидательно глянул на нахмурившегося Тень.
- Поможем бродягам, - прозвучал голос ведущего. Грач кивнул, мысленно похвалив снайпера, поудобнее перехватил автомат, и ускоренным шагом двинулся к источнику сигнала.
А там уже было горячо. Группа Кижуча вяло отстреливалась из-за ряда ржавых машин: видимо, экономили последние патроны. По жесту Тени, команда разбежалась, быстро перемещаясь между кучами металлолома и ведя беглый огонь по еще ничего не понявшим мародерам. Грач облюбовал точку за древним автобусом: отсюда было удобно выцеливать бандитов, одновременно прикрывая Кижуча и следя за обстановкой у Шалого. Остальных Грач не видел, но судя по отдаленной пальбе, они старались вовсю.
Шалого накрыло ураганным огнем из трех стволов: бандиты работали слаженно, стоя за нагромождением ржавой техники, достать их оттуда было довольно сложно. Грач впустую дострелял обойму, чертыхнулся, и достал любимую Ф-1. Жалко было тратить драгоценные гранаты в самом начале ходки, но ничего лучшего в ситуации он придумать не мог. Риска зацепить своих не было, так почему бы нет?
- Пасаны, граната!! - истошный визг мародера слился с грохотом разрыва и чирканьем осколков по ржавому металлу. Никто не умер, а жаль. Двоих посекло осколками, третий остался невредим, но плотный огонь был сбит, и бандиты снова оказались в поле зрения. Шалый не зевал, несколькими короткими очередями положив всех троих.
Пуля отрикошетила рядом с щекой Грача. Сталкер пригнулся, и резво перебежал за соседний машинный ряд, выцеливая нового засранца, который, как на грех, не только был глазастым, но и умел хорошо прятаться.

2011-01-22 в 06:04 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Бой закончился так же быстро, как и начался. Бандиты, не ожидавшие нападения с тыла, как тараканы полезли из всех щелей, и давить их огнем оказалось не просто легко, а даже приятно. Впрочем, бандюки тоже отстреливались, и несколько пуль чуть было не достали Крюгера, но все обошлось.
Вскоре команда опять собралась вместе, и Тень, как старший группы, коротко переговорив с Кижучем, махнул рукой, требуя вернуться на маршрут. Пока этого не случилось, Крюгер успел снять с одного трупа парочку запасных магазинов. На контейнер с артефактами он решил не зариться, ибо перегружать себя в начале пути не имело никакого смысла. Они, конечно, могли по дороге остановиться на ночлег в баре «Сто рентген», но кто сказал, что до бара им на пути больше никто не попадется? Даже не смотря на то, что долговцы регулярно зачищали свои территории от всякой швали, бандюки туда перли, словно им там было медом намазано.
Отряд снова выстроился в том же порядке, в каком и шел до начала перестрелки, но теперь в группе такого напряжения не ощущалось, как в начале пути. То ли все немного спустили пар, поучаствовав в охоте на великовозрастных «пацанов», то ли еще что, но то, что группа стала чуть-чуть сплоченнее, это явственно ощущалось. На долго ли этого хватит, не известно, но если после каждой перестрелки сплоченность группы будет немного возрастать, то, глядишь, до Припяти они доберутся старыми добрыми друзьями. И тогда любому, вставшему у них на пути, сильно не поздоровится.
Свалку они преодолели практически беспрепятственно, мутанты заслышав шум стрельбы разбежались кто куда – эти твари были пуганные и хорошо знали, чем встреча с человеком может для них кончится. Впрочем, сноркам на это было наплевать, но и их уханья не было слышно – либо твари нашле себе какую-то забаву на стороне, либо их численность слегка проредили до того, как Тень привел свою группу на Свалку.
Не успел Крюгер додумать мысль до конца, как Тень снова поднял руку, и группа замерла, как вкопанная, дружно уставившись на поле, сплошь усеянное аномалиями, образовавшимися после последнего выброса, преградившее им путь. Визуально оценив размеры и продолжительность поля, стало понятно, что придется идти в обход – это займет немного больше времени, но и для группы будет лучше.
Тень свернул влево, обходя поле по границе, и уводя группу все дальше на север.
Обогнув препятствие они почти вернулись на старый маршрут, оставив поле справа и чуть позади, когда внезапно группу накрыло звуковым ударом от крика множества снорков. Ошалев от неожиданности, сталкеры растянулись на земле, и осторожно высунув головы из кустов. Дорога, параллельно которой держали курс сталкеры, была забита остовами машин, среди них виднелись два автобуса с распахнутыми настежь дверями и выбитыми стеклами салонов. На крыше одного из автобусов восседал огромных размеров снорк, широко расставив колени и уперевшись руками в продавленную собственной тяжестью крышу. Внизу бесновалась стая снорков, ухая, она прыгала по ржавым машинам, сталкиваясь и рыча. Над всей этой суетой иногда в воздух взлетал круглый предмет, отдаленно напоминавший мяч, и снорки особенно громко начинали ухать, когда пытались его поймать.
Присмотревшись, Крюгер внезапно понял, что то, что он принял за мяч, на самом деле им не являлся. Снорки играли оторванной человеческой головой, подбрасывая ее высоко в воздух, ловя и снова подбрасывая. Крюгер передернулся от отвращения и мысленно посочувствовал тому несчастному, которому довелось стать игрушкой после смерти.
Количество снорков не поддавалось даже примерному подсчету, они постоянно перемещались, и не было понятно, кого из них уже посчитали, а кого уже нет. Впрочем, по звуку можно было предположить, что здесь сконцентрировалось около полусотни хоботообразных тварей. При таком раскладе пятерым сталкерам ввязываться в бой было опасно, и группа осторожно отползла к ближайшей заросшей кустарником канаве, тянувшейся далеко на северо-запад.

2011-01-22 в 13:26 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
И снова перестрелка с бандитами не заняла много времени. Необученные урки, привыкшие выцеплять возвращавшихся с маршрута уставших одиночек, не смогли вовремя перегруппироваться и организованно отбить атаку. Пока Тень разговаривал с Кижучем, Шалый, набивая пустой магазин патронами, внезапно подумал, что, возможно, их группе и суждено неплохо сработаться. По-крайней мере, с Грачом, очень вовремя кинувшим Ф-1 в засевших мерзавцев, можно было иметь дело.
И снова потянулась дорога. Тень шёл достаточно быстро, было видно, что он хочет успеть в Бар до темноты. Однако об осторожности сталкер не забывал - когда перед группой появилось поле, набитое аномалиями под завязку как коммуналка соседями, он всё же решил сделать крюк, хотя проход в череде ловушек всё же был. Но это на Большой Земле кратчайший путь между двумя точками - перпендикуляр... да и то не всегда.
А вот когда весь отряд залёг за кустами и ошалело рассматривал огромное стадо снорков, Тень почувствовал, что не может поверить в реальность происходящего. За три года в Зоне, а особенно в первый, он навидался столько всего, что другому могло показаться только дурным сном. Однако это выходило за рамки привычных представлений, ещё раз подтверждая теорию о том, что в Зоне нельзя быть ни в чём уверенным. Традиционно считалось, что в такие большие стада сбиваются только собаки и кабаны, снорки же слишком неуживчивые тварюхи, чтобы существовать в огромном количестве на небольшой территории. И вожаков у них нет. Но перед глазами снапера на небольшом пятачке, заваленным сгнившими остовами машин, резвилось примерно пять десятков "слоников", а на крыше автобуса бесновался явный альфа-самец.
Ввязываться в драку было абсолютным самоубийством - в таком количестве сталкеры, может, и выиграют "по очкам", успев положить восемь-десять монстров, но остальные устроят вкусные поминки по павшим. Поэтому Тень, с трудом сглотнув ставшую вязкой слюну, начал медленно отползать, наблюдая, как рядом осторожно отступают его сотоврищи.
Дальше некоторое время шли без приключений. Один раз в кустах осторожно зашуршала плоть, но Тень даже не стал тратить патрон, чтобы пугнуть монстру - плоти трусливы, связываться с пятерыми вооружеными до зубов мужиками они не будут. Снайпер сверился с картой, немного неспокойно поглядел вперёд - после выброса могла пройти волна мутантов, бегущих, словно безумные, к Периметру, чтобы полечь, но увеличить границу нарыва на теле Земли хоть на полметра. Однако, и встреченные группой снорки, и плоть, вели себя спокойно. Обычно мутанты, пережившие один выброс, чуют гон собратьев, и прячутся в норах, зная, что те не пощадят никого на своём пути. Пройдя ещё немного, Тень свернул немного в строну от основной тропы. Там, рядом с поваленным самосвалом, не пойми как оказавшимся так далеко от дороги, была устроена сталкерская стоянка. Привал, однако был коротким - полчаса на пожрать/покурить/оправиться.
Потянулись нахоженные за два года места, но Тень только удвоил внимательность. Знакомая местность могла создать иллюзию безопасности, когда как Зона изменялась постоянно, а не только от выброса к выбросу. Действительно, на приметном пригорке недели полторы назад, когда напарники шли через это место, располагалась карусель, а теперь дрожание воздуха и обгорелые соседние кусты выдавали притаившуюся жарку. Снайпер внимательно глядел в оба, периодически обкидывая подозрительные участки болтами, полностью не доверяя забугорной технике, обходя вызывавшие смутное беспокойство участки по дуге, а то и забирая немного назад - местность перед базой "Долга" кишела аномальными полями.
Не смотря на все усилия, к блокпосту група вышла уже в зыбких сумерках. Тень первым убрал оружие, не дожидаясь оклика часовых. Сегодня за старшего был Перец, что немало порадовало снайпера - высокий, кряжестый мужик с сединой в волосах хорошо знал напарников.
- Кто такие? - рявкнул караульный, светя фонариком в лицо снайпера.
- Поздорову, уважаемый! - ответил ведущий, лучезарно улыбаясь. - Привет, Перец! Рад видеть.
С конца цепочки уважительно пробасил приветствие Шалый - "долговец" был одним из немногих людей, с кем сталкер общался помимо Тени. Пару раз бродяги даже вместе поглощали в "Ста рентгенах" беленькую, но кто кого перепьёт, так выяснить и не смогли.
- Здорово, радиоактивное мясо! - весело откликнулся Перец, повернулся к караульному, - Это свои, пропускай.
Тень прошёл за бетонные блоки, пожал лапищу "долговца". Внезапно тот стиснул ладонь сталкера, слегка притянул его к себе и, не меняя добродушного выражения лица, подозрительно прошептал:
- Тень, сколько вас помню, вы всю жизнь с Шалым вдовоём ходите. А это что за гуси лапчатые? Помощь не нужна?
Снайпер хмыкнул:
- Подозрителен, как и всегда. Спасибо за предложение, Перец, но в этот раз мы подписались на совместную авантюру с этими молодчиками. Так что всё в порядке.
- Ну-ну, - только и ответил "долговец", однако некоторое напряжение спало, особенно после того, как за заграждение вошёл Шалый, и они с Перцем сжали друг друга до хруста в приветственных объятиях.
Дальнейший путь до "Ростка" прошёл совершенно спокойно, разве что в мутных сумерках аномалии стали почти не заметны вооружённым взглядом, и к базе "Долга" путники подползли уже в темноте. Миновав ещё одну заставу, Арену и ряд бывших складских помещений, сталкеры наконец-то добрались до "Ста рентген". Ёрш, новый вышибала, ворча, принял у вновь прибывших всё оружие, проводил их недовольным взглядом.
Тень первым сошёл по ступеням и оказался в густо накуренном помещении - хоть два топра вешай, - полном народу. Тут были и вольные бродяги, решившие переждать ночь в гостеприимном заведении, и свободные от дел "долговцы", и какие-то совершенно непонятные личности, гордо именующие себя "торговцами информацией". Снайпер с ходу ввинтился в толпу и стал прокладывать себе путь, работая локтями. Добравшись до стойки, сталкер слегка хлопнул ладонью по столу, привлекая внимание. Бармен, немолодой мужчина с обрюзгшим лицом и руками, сплошь увитыми синими татуировками, недовольно оглянулся, однако узнал Тень и подошёл, вытирая руки замусоленной грязно-серой тряпкой.
- Поздорову, Тень. Принесли что-то хорошее? За комнату давно платить пора.
Снайпер обернулся. Сквозь толпу, как нож сквозь раскалённое масло, прошёл Шалый. За его спиной следовали Грач, Крюгер и Дьявол. Высокий сталкер подошёл к напарнику, скинул рюкзак, вытащил контейнеры с артефактами, передал их Бармену. Тот удовлетворённо оглядел их содержимое.
- За две Ленты накину вам кварплату ещё на месяц. Согласны?
Тень кивнул. Грабёж, конечно, но у них было с Барменом что-то вроде негласного соглашения - напарники переплачивают, а торговец никому не сдаёт их комнату, пока бродяги слоняются по Зоне.
- За остальное деньгами возьмёте?
Шалый покачал головой, глянул на напарника.
- Нет. Шалый собирается свой автомат на АК-М менять. В качестве доплаты пойдёт. Плюс мне нужен будет комбез типа "Берилла". Успеешь найти мой размер?
- Вот вырастёшь сантиметров на десять, хоть три найду! - буркнул Бармен, осёкся, поймав очень выразительный взгляд Шалого, - Поищу.
- Ну и антирад, "СМС", обеззараживающие таблетки для воды, патроны калибра 7.62x39 мм и 7.62x54R, бронебойные и обычные. Всё. Остаток деньгами доплатим.
Бармен кивнул.
- К утру выдам. Пожрать соорудить?
- Было бы кстати. Мы в комнату заскочим и вернёмся.
Сталкеры поднялись наверх, дошли до последней комнаты на пролёте, которую Тень отомкнул полученным от бармена ключом. Обстановка была скудной - умывальник с жестяным тазом, двухярусная кровать, тумбочка рядом с положенной сверху подушкой (как выяснилось, для того, чтобы Шалый мог вытянуть не помещающиеся на койке ноги).
- Заходите, располагайтесь, чувствуйте себя как дома, но не забывайте, что вы в гостях, - снайпер критическим взглядом оглядел помещение. - Надо у Бармена матрасы попросить, не на голый пол же вас класть? Ладно, Шалый, пошли, подхомячимся.
Высокий сталкер согласно кивнул, скинул в угол рюкзак, стянул капюшон, провёл рукой по торчащим жёстким ёжиком белёсо-бесцветным, словно вытравленнм намертво пергидролем, волосам.
- Вы с нами, уважаемые? - уточнил Тень.

2011-01-22 в 18:43 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
"Сборная Чернобыля по волейболу" - нервно хихикнуло сознание похолодевшего от ужаса Грача. Он видел снорков три раза в жизни, наедине - один раз. Все они всегда ходили парами, но то, что он видел сейчас, выходило за всякие рамки. Дыхание сталкера сбилось, когда он представил, что станет с отрядом, если чуткие твари их заметят или унюхают.
Стоило свалить из этого места как можно скорее, желательно не влетев ни в одну из разросшихся до безобразия аномалий. Нервно сглотнув, Грач стал незаметно отползать назад, стараясь не издать ни шороха. Ветер, на их счастье, дул в их сторону.
...в сумерках они перешли границу, за которой Грач ни разу не бывал. Он и обычных одиночек старался обходить за версту, а к долговскому посту и подавно старался не подходить близко. Подозрительно оглядев затянутых в черные комбезы сталкеров, и получив в ответ порцию не менее нехороших взглядов, Грач прошел мимо, краем глаза отметив перешептывание Тени и караульного. Ведущий отряда должен пользоваться полным доверием группы. Но Грач чувствовал, как в нем поднимается новая волна подозрительности - он не мог не ожидать от него какой-либо подлянки.
С этими мыслями он и шагнул за заграждение, стараясь держаться поближе к Крюгеру, которому отныне предстояло быть бальзамом на натянутые нервы приятеля.
Обстановка в Баре его ошеломила. Грачу даже компании у костра в лагере новичков казались опасными толпами, здесь же творилось настоящее столпотворение. Внутренне подобравшись, сталкер следовал сквозь гудящую толпу вслед за Шалым, чувствуя тяжелый взгляд из толпы, и пытаясь заметить его источник.
...Возможно, издерганные нервы тому виной - но Грач даже не знал, чего он хочет больше: спать, или есть, потому на вопрос Тени ответил не сразу.
- Идем вниз, - согласно кивнул он наконец, сбрасывая рюкзак у стены, и с облегчением разминая плечи. - Пожуем - и набок, чтобы выйти пораньше.
Компания расположилась у одного из столиков возле стены, недалеко от стойки Бармена. Сзади расположилась уже порядком подвыпившая компания долговцев, немного слева одиночка задумчиво пялился в стакан с кофе, а в углу громко о чем-то спорила в дупель пьяная компания молодчиков, по поведению и лексике подозрительно напоминавшая бандитов.
Впрочем, ерунда. Бандюков пришили бы еще на подходе к первому долговскому посту.
Тень отошел к Бармену, дабы договориться о дополнительных матрасах и взять приготовленную для компании кормёжку. Один из гоп-компании - рослый светловолосый сталкер - вдруг снялся со своего места в углу, и нетвердым шагом направился к снайперу, по дороге едва не влепившись в Крюгера. Нестройные голоса его компании "Белый, иди допивай нахер" и "Белый, хорош уже доёбываться" его не останавливали.
- Опаньки, какая харя здесь нарисовалась, - заржал он, с заносом остановившись перед Тенью. - Еврейская рожа Зону поганит, пацаны! Перо ему под ребро, пусть у русских отсасывает!

2011-01-22 в 20:39 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Бар потряс Крюгера количеством сталкеров, разом собравшихся здесь. Сколько раз доводилось Крюгеру в нем бывать, но всегда все было чинно и благородно – сталкеры по одиночке или небольшими группами жрали свои харчи, запивали дешевым пивом, и отправлялись либо отдыхать в комнаты, что сдавал бармен, либо валили в Зону по своим делам. Но сегодня все словно сговорились, собравшись в тесном помещении бара. Дым стоял такой, что даже у Крюгера, любившего покурить, заслезились глаза. Пришлось проморгаться, прежде чем восстановилась нормальная резкость зрения.
Крюгер пялился по сторонам, когда в него чуть не врезался рослый придурок, сходу прицепившийся к Тени. Подумав о том, что морда придурка еще видимо ни разу не успела познакомиться с кулаком Шалого, Крюгер отвалил в сторонку и приготовился смотреть разворачивающееся на его глазах представление, грозившее со временем перерасти в массовое побоище. Впрочем, о массовых драках в баре Крюгер был наслышан, но ему самому ни разу не довелось в них поучаствовать – как на зло всегда, когда он появлялся в баре народу было мало и никто не спешил чесать кулаки. Что ж, все случается в первый раз.
Светловолосый придурок что-то проорал. В царившем шуме Крюгер, к его великому сожалению не смог разобрать слов, но понял по мгновенно набычившемуся Шалому, что это было оскорбление. Заметив рослого сталкера, возвышавшегося на толпой почти на голову, толпа расступилась, уступая дорогу амбалу, двинувшегося к обидчику с изяществом раненого слона.
Становилось все интереснее и интереснее.
Крюгер даже подпер ладонью подбородок, устроившись в темном уголке бара, и с интересом глядя на разворачивающееся действо. В толпе одиночек он даже приметил несколько старых приятелей, с которыми успел обменяться приветственными кивками и приглашениями выпить водочки за встречу.
Тень, как только заслышал голос белобрысого, на секунду замер, а потом начал медленно разворачиваться тому на встречу. На лице у него было такое выражение, что Крюгер моментально вспомнил, как Грач однажды в приступе гнева прошипел проклятия в сторону «интеллигентного чудовища», и оскалился в гнусной ухмылке, преставляя как снайпер сейчас припечатает словом неугомонного белобрысого выскочку.
Но увы, мечтам Крюгера не суждено было сбыться. Внезапно рядом с Тенью вырос Дьявол, уже успевший где-то набраться, и споткнувшись на ровном месте и потеряв равновесие, ухватился обеими руками за Белого и повис на его шее.
- Эй, я хочу с тобой выпить! – рявкнул он, обращаясь к снайперу. Потом перевел взгляд на Белого, сфокусировал взгляд, и радостно расплылся в улыбке. – Красавчик, не хочешь со мной уединиться?
Крюгер поперхнулся пивом, глядя как Белый, охренев от такой наглости, пытается оторвать от себя Дьявола, решившего во что бы то ни стало завладеть вниманием одиночки.
- Вот паразит, - чертыхнулся Крюгер, - такое представление испортил.

2011-01-22 в 22:12 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Сказать по-правде, услышав за спиной грубый голос сзади, вещавший на рассистские темы, Тень сначала даже не понял, что обращаются к нему. Снайпер был евреем наполовину, и вот так навскидку отличить его от русского мог, видимо, только закоренелый антисемит. Однако белобрысый здоровяк положил лапищу на узкое плечо снайпера, давая понять, что обращаются именно к нему.
"Сейчас ты у Шалого будешь отсасывать, причём с причмокиванием. Ушлёпок!", - подумал Тень, ме-едленно разворачиваясь лицом к обидчику. Пока не подоспела тяжёлая кавалерия в лице напарника, уже раздвигающего толпу, как ледокол весенную ломкую наледь, снайпер собирался сначала высказать сталкеру всё, что он думает о вот таких псевдорасистах недоделаных, их родителей, которые сначала детей не доделывают, а потом честным бродягам отдувайся, о том, что может свернуть в трубочку, куда засунуть и как провернуть лично Белый и то, в каком пешем маршруте по эротическим достопримечательностям Зоны видел отморозка лично Тень. А во время отвлекающей внимание обвинительной речи можно было чуть сместиться в лево, садануть здоровяка носком берца под колено, туда, где даже у качков болевая точка не прикрыта слоем мышц, затем, когда этот слон отшатнётся, рвануть вперёд, словить его на реверсе в "солнышко" (сам напорется на кулак по инерции) и добавить коленом в переносицу. И оставить Шалого добить оставшееся. Тень редко считали хорошим рукопашником, и, на самом деле, зря. До Джеки Чана или Кости Цзю снайперу, конечно, было как пешком до Нью-Йорка, но в учебке его обучили драться точно и отчаяно, а скорость и вёрткость сталкера давали ему неплохие шансы именно в такой толпе, когда физически более сильному и массивному противнику было тяжело развернуться. Правда, будучи пойманым в совсем ближний бой, снайпер был обречён.
Однако не успели события накалиться, как на горизонте нарисовалось новое лицо. Хорошо так нетрезвый Дьявол повис на Белом, жарко дыша в ухо охреневшему отморозку перегаром.
- Эй, я хочу с тобой выпить! - видимо, в этот момент внимание сталкера случайно перепрыгнуло на объект, оказавшийся в его захвате. Тень был моментально забыт, и Дьявол плотоядно оскалился, - Кра-асавчик, не хочешь со мной уединиться?
Где-то за столиком ожидавший развлекухи Крюгер прыснул пивом, Белый натурально отвалил челюсть (зря, кстати, ибо Дьявол тут же попытался воспользоваться моментом), а Тень откровенно насмешливо фыркнул, ядовито пробормотав что-то вроде "Как на нашей лесосеке объявились гомосеки... а ещё евреем дразниться пробовал, нетрадиционный наш". Цапнув за рукав пыхтящего, как паровоз, Шалого, снайпер отбуксировал напарника к столику:
- Шалый, блин, отставить злобствовать! Подумаешь, евреем назвал, это ведь правда. Да, за остальное ему не мешало бы уши оторвать, ну да Земля круглая, попа скользкая, авось, встретимся на узенькой дорожке. Ну не убивать же дурака за длинный язык?
- За такие вещи я этому Белому так очко откалибровал бы, всю оставшуюся часть жизни кирпичами гадил, - мрачно буркнул высокий сталкер, позволяя Тени усадить себя за стол.
- Чует моё сердце, Дьявол ему это сейчас точно устроит, - хихикнуло "интеллигентное чудовище", наблюдая за попытками черноволосого бродяги утащить непутёвого расиста в подсобку. Шалому оч-чень не хотелось оставлять этот инцидент без внимания, но с напарником он не спорил. Но кто знает, как суждено умереть Белому в Зоне? Возможно, тот просто повстречает Шалого, который будет в этот момент ждать его с любимым десантным ножом, и обидчик узнает, что такое "сокол раскрывает крылья". Тем временем снайпер продолжил, - Кстати, насчёт матрасов я с Барменом договорился. И, если кто-то хочет устроиться с комфортом, могу уступить верхнюю койку. А я и на нижней посплю.
Шалый хмыкнул - нижняя койка была его, - но промолчал. Ему было как-то параллельно, где дрыхнуть, а для Тени закон гостеприимства был свят. Согнать при этом напарника спать на пол этот закон ничуть не возбранял.
Снайпер довольно быстро расправился с принесённой помошником Бармена картошкой с луком, опрокинул вместе с напарником пятьдесят беленькой за успех похода (Крюгер при этом согласно отсалютовал кружкой, а немного подавленный обстановкой Грач вяло опрокинул собственный стакан) и утопал наверх - отсыпаться. Шалый же задумчиво посмотрел на стоящую на столе бутыль и решил немного задержаться. Сталкер вытащил из подсумка карманный томик в потрёпанной обложке, раскрыл на закладке и углубился во вдумчивое чтение. Оставшиеся за столом Крюгер с Грачом временно перестали его интересовать - говорить отморозку не хотелось, напиваться в компании... пожалуй, он был бы не против, но время было неподходящее. А вот философия автора книги - "падающего - толкни", - вызывала у Шалого весьма сильный интерес. Многие в Зоне считали амбала эдаким шкафом с пустыми антресорльками, живым танком, мощным, но тупым, которого ушлый снайпер успел прибрать к рукам как рабочую скотину. Высокому сталкеру это определение льстило, и он активно поддерживал сложившийся образ.

2011-01-22 в 23:42 

Elstiks
- Знаете, что всех спасёт? Члены. (c)
Белый упёрся руками в тело Дьявола, отстраняя одиночку от себя, но тот, присосался, как пиявка.
- Пидарас, что ли? – рычал Белый.
Дьявол вдруг ослаб хватку и отпустил свою жертву. Руки повисли, и одиночка остался в одном положении, будто статуя. Белый отряхнулся, и посмотрел на сталкера. Дьявол опустил голову.
- Ты, считаешь, меня, педиком? – спокойно спросил он, подчёркивая каждое слово.
- А что, не так, что ли? – усмехнулся Белый, но когда Дьявол поднял голову, его улыбка сразу испарилась.
Выпрямившись и протрезвев за секунду, чёрноволосый одиночка сжал кулаки, и оскалился.
- Ты своё хлебало-то закрой, а то не только маслину всхлопочешь, но и ребра лишишься.
- Ты мне угрожаешь?
- Я тебя предупреждаю, - осведомил его Дьявол, лицо которого приобрело равнодушный вид.
Не дождавшись ответа и заметив, несильную, но всё же, расслабленность Белого, Дьявол ринулся к сталкеру, и схватил его за грудки. Пока он его тряс, тот успел обхватить руками шею одиночки, и попытался его задушить. Тогда Дьявол повалил Белого на пол и попытался раздавить живот сталкера, уткнувшись туда ногой.
Первый, кто заметил потасовку, был Шалый. Он сразу же вскочил со стула, на которые, его так старательно пытался усадить Тень, и ринулся к дерущимся, вокруг которых стала собираться свистящая и гогочущая толпа.
- Вдарь ему, Белый!
- Придуши проныру!
Не смотря на поддерживающие крики, Белый проигрывал. Колено Дьявола, сильно упёршееся ему в живот, давило ещё сильнее. Казалось, что желудок, скоро, превратится всмятку, съеденная еда норовила вылезти изо рта. В глазах мутнело, из-за того, что Дьявол, перехватив инициативу, вывернул руки противнику, и впился ладонями в его шею. Воздуха катастрофически стало не хватать. Белый попытался сопротивляться, но всё без толку. Дьявол оказался сильнее сталкера.

2011-01-23 в 12:44 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
В какой-то момент Грачу показалось, что никакой драки не будет: оба противника были достаточно пьяны, чтобы дружно удалиться в подсобку, куда так настойчиво приглашал Белого Дьявол. Но, как показало время, он ошибся. Пока Дьявол висел на шее молодого идиота, а тот пытался отклеить его от себя, воцарилась некоторая заминка, в течение которой Тень успел успокоить Шалого, слопать тарелку картошки и уйти спать, а остальная команда - выглушить по стакану водки. Но это было всего лишь затишье перед бурей.
Дьявол слез со своей неудавшейся пассии, и двое застыли друг против друга, словно белый и черный боевые петухи. Ритуальный обмен тихими оскорблениями - и вот уже Дьявол вцепился в горло Белому, повалив его на пол. Белый хрипел, бился и извивался под противником, пытаясь задушить его... или хотя бы сбросить. Но у него мало что выходило.
Когда стало ясно, что Белый скоро лишится сознания, в драку ринулись его дружки - три коротко стриженных амбала, каждый из которых не уступал Дьяволу ни ростом, ни силой. И пришлось бы плохо одиночке, если бы не вмешался Шалый, танком поперший в мордобойную толпу, дабы отвести душу на засранце, задевшего его подопечного снайпера. Грач сорвался со своего места секундами позже - он видел, что грозит Дьяволу, и ужас за одного из спутников моментально превратился в холодную ярость. В верткости они с Тенью были равны; но Грач намного уступал ему в технике, беря силой и злобой.
Свист и гогот стали всеобщими, даже Бармен с интересом и беспокойством смотрел на них из-за прилавка. Драки в Баре случались регулярно, но массовые были редким зрелищем. Потасовка потихоньку перерастала в массовое побоище: число участников выросло до десятка - включились долговцы (видимо, отстаивавшие порядок в родном Баре), а потом и вовсе образовалась непонятная куча мала, в которой каждый кого-то бил, кто-то орал, ржал и матерился.
По прошествии пятнадцати минут буря начала утихать. Грач с серьезной мордой тащил из эпицентра упирающегося Дьявола, потирая глубокую царапину на скуле и морщась от многочисленных ушибов. Шалый уже удовлетворил свою жажду мести, ушел за столик, и допивал остатки беленькой, плещущиеся на дне бутылки, собираясь на боковую. Грач внимательно посмотрел на него, поймал ответный подозрительный взгляд, и тихонько кивнул. Это все, что он мог сделать: говорить было трудно, ибо зверски болела челюсть.
Кажется, Дьявол был самым счастливым и довольным. Ему крепко прилетело по затылку, но раздухарившийся одиночка был полон боевой отваги, и рвался начистить нюшку еще кому-нибудь, пока все не разбежались. Грач мысленно пожелал ему удачи, цапнул со стола бутерброд с колбасой и, дожевывая его на ходу, отправился наверх – после прилива адреналина резко навалилась усталость, и спать хотелось просто неимоверно.
На цыпочках, чтобы не разбудить уже сопящего на кровати Тень, он оттащил свой матрас в дальний угол, достал из рюкзака спальник, и окуклился до следующего утра.
***
Неспящий в эту ночь мог бы наблюдать странную картину: ближе к середине ночи спальник Грача словно подбросило. Сталкер, не открывая глаз, вылез из спальной шкурки, плавным шагом подплыл к стене, прижался к ней лбом, что-то прошептал, и, слепо тычась в нее, начал ощупывать, скользя пальцами по пожелтевшим обоям. Передвигаясь вдоль стены, он дошел до двери, ощупал дверной косяк, и слегка толкнул ее, явно намереваясь выйти.

2011-01-23 в 15:09 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Крюгер зря переживал, что драки не будет - развернулось такое побоище, что он только и успевал следить за тем, кто кого мутузит, и даже присмотрел себе одного сталкера странной наружности, вызывавшего какие-то смутные подозрения. Но увы, битва закончилась еще до того, как Крюгер достаточно набрался, чтобы влезть в общее веселье. Зато Грач обзавелся украшением на морде виде царапины, и Крюгер даже ему поаплодировал. Грач метнул в Крюгера хмурый взгляд и уперся спать вслед за Тенью. Крюгер вздохнул, купил себе еще одну бутылку пива, и немного посидел в углу, и решил все-таки идти спать. Наверняка, завтра с утра Тень всех пинками поднимет и выведет на маршрут, так что засиживаться допоздна не имело никакого смысла.
Но перед тем как пойти в комнату, Крюгер вышел на улицу, нащупал пачку сигарет в кармане, и глубоко затянулся сигаретным дымом, запрокинув голову назад и пялясь в ночное хмурое небо. Увидеть звезды в ночном небе Зоны почти так же нереально, как и легендарный Монолит. Но только почти. Все-таки очень редко, но небо очищалось от свинцовых туч. Но сегодня оно было привычно затянуто плотным покрывалом облаков.
Вздохнув, и щелчком отшвырнув окурок, Крюгер развернулся и медленно побрел спать.
Когда до комнаты оставалось всего несколько шагов Крюгер услышал легкое шкрябанье, но определить, откуда шел звук так и смог. Казалось, что он идет со всех сторон сразу. Дурацкий коридор отражал звуки, отчего трудно было определить источник так заинтересовавшего его звука. К тому же, слух немного притупился из-за количества выпитого в тот вечер пива. Впрочем, гадать долго не пришлось – дверь комнаты, в которой должна была заночевать группа, отворилась с тихим скрипом и из нее, словно в замедленно съемке, выплыла фигура человека. Крюгер в приглушенном свете коридора даже не сразу разобрал кого именно он видит перед собой, но когда фигура приблизилась, Крюгер с удивлением понял, что видит перед собой Грача. «Пернатый» приятель выглядел очень странно, и казался невероятно заторможенным, медленно пробираясь на выход. Почесав в затылке, Крюгер преградил приятелю дорогу, но тот, ощупав его, попытался сдвинуть с места, а когда это не удалось, то попробовал сам обогнуть внезапно возникшее препятствие. Крюгер протер усталые глаза, и внимательно вгляделся в лицо Грача, приподняв его подбородок ладонью. То, что он увидел, было странно и непонятно. Крюгер пощелкал пальцами перед лицом товарища, помахал ладонью, даже за нос дернул, но тот словно крепко спал и совершенно не замечал ничего вокруг.
- Бляха муха, вот только нам твоих сонных прогулок не хватало. И вроде Луны на небосводе не видать.
Крюгер надеялся, что правильно определил симптомы, хотя в медицине и не был силен от слова совсем. Ну разве что раны перевязать, но этому Зона быстро учит.
- Ладно, дружок, а ну-ка, пошли спать. Гулять завтра будешь, когда на маршрут выйдем. Вот там свежим воздухом и надышишься.
Крюгер положил ладони Грачу на плечи, развернул его лицом вперед, и, слегка подталкивая в спину, привел обратно в комнату. Теперь надо было как-то уследить за тем, чтобы «птичка» не упорхнула из клетки, пока он сам будет спать.
Прислонив Грача к стенке носом, он тихо прошипел ему на ухо, чтоб тот не смел дергаться. Крюгер слышал, что лунатики не реагируют на внешние раздражители, но эта предосторожность скорее была для него самого, а не для Грача. Так ему было спокойнее, когда слышно было хотя бы свой собственный голос. В конце концов, со стороны лунатизм выглядел несколько странным, а вкупе с нетрезвой головой создавал вообще унылое зрелище.
Распотрошив свой рюкзак, Крюгер достал спальник, развернул его как одеяло и постелил на пол, тоже самое он проделал со спальником Грача. Потом осторожно взял Грача за плечи и не сильно, но настойчиво заставил того улечься вдоль стенки. Сам Крюгер пристроился рядом, тем самым заблокировав Грачу свободный выход. Теперь «птичке» пришлось бы перелезать через Крюгера, а Крюгер спал чутко. Некоторое время все было спокойно, и Крюгер чуть было не упустил второй раз товарища, когда тот опять попытался отравиться погулять. Решив больше не рисковать, он запихнул Грача поближе к стенке, почти лишив того места для маневра, укутал одеялом, полученным из развернутого спальника, сам улегся рядом, и чтоб на душе было совсем спокойно, закинул одну ногу на Грача.
- Вот теперь ты хрен куда от меня денешься, - ласково пробормотал Крюгер, засыпая.
В таком положении их и застало утро.

2011-01-23 в 21:35 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Утром первым вскочил Тень. Потянувшись и протерев кулаком сонные глаза, сталкер обвёл взглядом помещение и едва не подавился широким зевком. В углу, обнявшись, в унисон сопели Грач и Крюгер. Нога обожженого бродяги была перекинута через тушку напарника, а рукой тот фривольно обнимал друга за шею.
"Ещё чуть-чуть, и можно смело переименовываться в "Голубые Береты"", - философски подумал снайпер, покосившись на раскинувшегося посреди комнаты Дьявола, дрыхнувшего в обнимку с подушкой. Аккуратно и неслышно выбравшись из комнаты, Тень проворно сбежал вниз по ступеням, насвистывая под нос "Голубую луну". Вернулся он довольно скоро, жутко довольный, сытый, вымывшийся в самодельном "долговском" душе, жутко дорогом из-за расхода дефицитной воды.
- Р-р-ро-о-ота-а-а па-а-адъё-о-ом!!! - рявкнул снайпер. Дрыхнущий на койке Тени Шалый, не открывая глаз, швырнул на звук вытащенным из-под подушки томом в яркой конфетной обложке. Ехидный сталкер легко увернулся, подскочил к кровати и пощекотал свисавшую с койки богатырскую пятку. Из-под одеяло донеслось протестующее мычание, и здоровяк сел на постели, сонно щурясь на окужающую действительность. Окружающая действительность щурилась на него в ответ, выползая из спальников. Мельком отметив компрометирующую позу обнявшихся Грача и Крюгера, Шалый спрыгнул на пол (доски протестующе заскрипели), сдёрнул со спинки кровати полотенце и отправился кормиться и мыться, почёсывая пузо под тельняшкой.
Снайпер же поднял кинутую напарником книгу (фэнтезийная девица на обложке, одетая в кольчужный лифчик и бронетрусики, пялилась в пространство охреневшими анимешными круглыми глазками, словно пытаясь придти в себя после перелёта), вернул её на место и принялся распутанный выданный Барменом бронекостюм, модернизированный местными умельцами из стандартного "Берилла-М", попутно поясняя остальным ситуацию:
- Я поговорил со знакомыми утром, они только сегодня утром вернулись с ходки из окрестностей Припяти. "Монолит" недавно крупно сцепился с военными, их силы пока оттянуты ближе к АЭС. Появилась пара относительно безопасных коридоров, - Тень натянул штаны комбеза и сосредоточенно воевал с ремнями, подгоняя обновку по размеру. - Но вечная халява - это миф покруче "Монолита", поэтому чем раньше мы доберёмся до места, тем лучше. Посему на всё - про всё у вас есть двадцать минут. Жрачка ждёт вас в Баре, душ, если внезапно кому-то надо, во дворе справа. Только Бармену сначала за него заплатите.
Оставшись один в комнате, Тень мигом растерял показную браваду. Немигающим взглядом он уставился на мелко подрагивающие пальцы и просидел так, пока дверь тихонько не отворилась и в проёме не нарисовался Шалый. Амбал мигом прочувствовал ситуацию, подошёл к другу, сел рядом. Снайпер так же молча уткнулся лохматой башкой напарнику в грудь. Псих потрепал Тень по волосам, сжал его плечо.
- Ну, пора собираться! - наконец, провозгласил снайпер, вскакивая с матраса. - Не век же тут торчать, нас ждут великие дела!
Здоровяк согласно ухмыльнулся, на дне мутных зелёных глаз зажглись азартные искры радостного предвкушения. Вчерашняя драка лишь слегка остудила его пыл.
В ожидании остальных участников похода напарники споро перебирали содержимое рюкзаков, укладывая нужные вещи покомпактнее и вытаскивая ненужные контейнеры для артефактов.

2011-01-25 в 20:26 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач великолепно выспался, и выспался бы еще лучше, если бы его не вырвал из мягкого сонного марева вопль снайпера-садиста. Мысленно послав проклятие на голову не в меру ретивого ведущего, он заворочался, ища удобное положение и попутно дивясь необычно теплому спальнику....и моментально охренел, уткнувшись носом в нос мирно сопящего рядом Крюгера. Пытаясь выпутаться из спальника и сбросить с себя чужую конечность (и поминутно морщась от боли - ушибы все еще давали о себе знать), он принялся лихорадочно вспоминать прошедший вечер - вспомнить, как выяснилось, было что. Придя в конце концов к выводу, что все же был не настолько пьян, чтобы приглашать в спальник друга, Грач немного успокоился, выбрался наконец из опутавшего его одеяла, и пихнул в бок потихоньку продирающего глаза сталкера.
- Проснись и пой, бродяга. И расскажи-ка мне, с какого это хера мы валяемся на полу, аки два голубца, обнявшись?
Новость Тени застала его врасплох. Он никогда особенно не копался при сборах, но успеть позавтракать и вымыться за жалких двадцать минут... Словом, предстоял тяжкий выбор между чистым телом и сытым желудком. На разговоры и объяснения, судя по всему, времени и вовсе не отводилось.
Ладно, это можно было наверстать в пути.
- Потом расскажешь, - он многозначительно покосился на друга и отвесил ему прощальный пинок, стараясь как можно скорее оказаться за дверью, дабы не словить ответную, куда более тяжелую плюху. На свою беду, на пути у него оказался Дьявол, что неспешно собирался на выход. Слишком неспешно на взгляд Грача, потому и был на приличной скорости вынесен за дверь, откуда раздался забористый мат, перемежающийся смехом и быстрым, убегающим топотом берцев по лестнице.
В это утро Грача словно подменили. Вместо нервного, затравленного одиночки, по базе "Долга" носился живой сгусток энергии. Сталкер, прежде чем отправиться мыться, долго толковал о чем-то с Барменом, объяснял, рассказывал, и, судя по хитрой и довольной роже Грача, в конце концов они договорились. Бармен вернулся к созерцанию маленького телевизора над стойкой, а сталкер отправился чистить перья перед долгой дорогой.
Он уложился. Ровно через двадцать минут, встряхивая еще мокрыми прядями волос, свежий, подобно майской розе, Грач ввалился в комнату, где уже ждали команду Тень и Шалый. Крюгер с Дьяволом куда-то запропали, но, зная обычную пунктуальность друга, он был уверен, что ждать их нужно в самое ближайшее время.
Грач оглядел сидящих рядом напарников, и впервые почувствовал, что у него не осталось к ним ни злобы, ни раздражения. Доверия, правда, тоже не наблюдалось, но он знал, что со временем оно должно возникнуть - иначе до Припяти они не дойдут. Да и перестрелка на Свалке, когда они сообща прикрывали попавших в беду сталкеров и друг друга, о многом говорила.
Грач мысленно вздохнул, и улыбнулся.
- Утро, уважаемые. Ждем народ и выдвигаемся?

2011-01-26 в 08:55 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
- Я готов, - выдохнул Крюгер, вваливаясь в комнату. – Дьявол сейчас подойдет, он следом за мной шел.
Пока дожидались Дьявола, Крюгер еще раз проверил рюкзак, переложил в разгрузку пару запасных магазинов, и присел на дорожку вместе с товарищами. Ввалившийся через пару минут в комнату Дьявол уже проверял барахло на ходу - Тени словно батарейку «энерджайзер» вставили в задницу, он чуть ли не подпрыгивал от нетерпения и постоянно всех подгонял. Успокоился только после того, как группа покинула территорию завода «Росток» и вышла на маршрут.
Темная Долина по праву носила свой титул мрачного и неуютного места во всей Зоне, и только Крюгер так не считал. По его мнению, окрестности завода Росток были самыми неприятными. Не раз бывая в этой местности он постоянно ощущал какое-то психологическое давление, и старался как можно быстрее убраться из этих мест. Поэтому, когда проводник взял быстрый темп, Крюгер только обрадовался, надеясь поскорее избавиться от неприятного чувства. «Мертвая земля» эта фраза постоянно долбилась у него в мозгу, пока они двигались по прилегающим к заводу землям. «Мертвая, мертвая земля».
Отойдя на почтительное расстояние, Крюгера наконец отпустило, и некоторое время он шел вполне спокойно, пока не ощутил пристальный взгляд между лопаток. Удивленно обернувшись на Шалого, Крюгер понял, что это не его взгляд только что сверлил спину сталкера – Шалый осматривал окрестности поверх голов группы с таким звериным вниманием, что Крюгера даже слегка передернуло.
Через сотню-другую метров Крюгера опять накрыло ощущение, что его спину прожигает чей-то взгляд, и теперб сталкер был уверен, что это не Шалый на него пялится. Это был взгляд постороннего, следующего за ними по пятам. Крюгер резко обернулся, но никого не заметил, и, нахмурившись, потопал вперед. Ощущение пристального взгляда не пропало, а скорее усилилось, и теперь Крюгеру казалось, что между лопаток у него светится маленькая красная точка целеуказателя.
«Хм, если это не Шалый, а это не он, я уверен, то кто? Кому понадобилось за нами следить? Если бы кто-то в меня целился, то скорее целился бы в голову. И потом, за мной Шалый топает, уж он-то наверняка бы обратил внимание, если бы заметил точку на моей спине. Интересно, а чтобы он сделал, если такое случилось? Я ему не друг, не брат, и даже не хороший знакомый. Хм, а сам бы я что сделал, будь на его месте? Скорее всего, свалил бы сталкера с ног, стараясь убрать с линии огня – и не потому что так сильно бы беспокоился за его жизнь, а потому что первым делом попытался бы узнать, какого хера нас кто-то преследует, и что именно этот хрен успел натворить, если за ним вышли на охоту. И чем это вообще может грозить всей группе. Одно дело если это месть одному сталкеру, другое дело, что кто-то мог прознать про задание, и тогда все становится намного сложнее.
Ну предположим, что так бы все и случилось. И что именно я натворил? Вроде ничего, кроме той самой вечеринки у бандитской базы, которую мы дружно покрошили в капусту, и где, собственно, и познакомились. Но там никого не осталось в живых, так что мстить некому. До этого я у Болотного Доктора ошивался, там вообще кроме любимых Доктором мутантов больше никого не было. Даже Бенито мне ни разу на глаза не попался, словно ушел куда-то. Или Бенито умер? А какая хрен разница, не в этом дело. Дело в том, что кто-то нас преследует…
Остается только думать, что причина в текущем задании. И кто мог протрепаться? И вообще, что именно мы должны добыть, если к этому предмету или бумагам проявлен такой интерес?»

Крюгер снова оглянулся, но тут уже шалый не вытерпел:
- Чего крутишься, как заведенный? – процедил он сквозь зубы.
Мельком бросив взгляд на Шалого, Крюгер подумал, что замыкающий тоже выглядит несколько обеспокоенным. Неужели тоже что-то почуял?
- Слышь, командир, - обратился Крюгер к ведущему. – За нами хвост есть, точно тебе говорю. Уже полчаса как минимум. Уводи группу в сторону, давай проверим, кто нам на хвост сел.

2011-01-26 в 16:48 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Суета вокруг дивана, поднимаемая горящим нездоровым энтузиазмом Тени, наконец-то улеглась, и отряд организованно вышел с базы "Долга".
Окрестности "Ростка", как всегда были спокойны, собаки - вечная беда этих мест - на глаза не появлялись, а через аномалии снайпер проводил команду на "ура". И всё бы было хорошо, если бы не одно "но". Не особо крупное, но весьма неприятное. Примерно минут сорок спустя у Шалого появилось чёткое ощущение, что за ними следят. Причём, вроде бы и грамотно, ибо, осторожно оборачиваясь или пытаясь поймать отражение преследователей вытащенным на ходу из рюкзака куском зеркала, бывший военный никого заметить не смог. Но следили очень грубо и назойливо, ибо чужой взгляд почти материально ощущался между лопаток.
"Может, мутанты? Кровососы там или контролёры? Хотя, Тень же... Впрочем, чем Зона не шутит? Люди? Точно не мародры, они бы так не сунулись - в чистом поле, вдали от Периметра, на пятерых мрачных бродяг. Белый ублюдок или кто-то, так же дружелюбно настроенный? Наёмники? Тогда какая-то птичка-сучка напела им о ншем походе и пообещала снести золотое яичко, если мы не донесём Сидоровичу информацию".
Крюгер, видимо, тоже почуял слежку, ибо начал нервничать и суетиться. И оборачиваться так резко, словно ему на плечо каждый раз клал руку кровосос и спрашивал, как пройти в библиотеку. Нельзя было давать понять, что "хвост" обнаружен.
- Чего крутишься, как заведённый? - не выдержал Шалый. Крюгер не ответил, зато Обратился к Тени. Ведущий кивнул, не отрываясь от детектора.
Снайпер поступил хитро, верно подгадав момент. В одном месте дорога проходила через земляной вал, густо поросший высоким кустарником и утыканный кривыми древесными стволами. Грунтовка вгрызалась в него, образовывая крутые склоны. Анамоальные поля давали только этот проход. Тень провёл отряд немного вперёд, вырубил ПДА и прошептал:
- Вырубаем ПДА. Я, Крюгер и Дьявол - направо. Шалый и Грач - налево. Залегаем по кустам и ждём гостей. Оставьте одного хоть в живых, "язык" нам не помешает.
Напарник первым кивнул и зашагал к предполагаемому месту засады.
Шустро доведя Крюгера и Дьявола на место, Тень залёг за раскидистым кустом, расчехлил и собрал СВД и начал пристально оглядывать окрестности в оптику. Не "Сусат", конечно, но тоже неплохо.
- Шалый с Грачом на месте, - шепнул Крюгер, заметив мелькнувшего на секунду в противоположных кустах высокого сталкера.

2011-01-26 в 23:01 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Сначала Грач не обратил внимания на легкое беспокойство, словно идущее извне - ему пока неоткуда было знать о спасительной сталкерской интуиции. Но когда вернулось напряжение, которое он чувствовал, когда Крюгер крался по его следам, игнорировать его стало уже невозможно. Снова появилось ощущение нехорошего давящего взгляда со стороны, да и скрытое волнение всей группы он ощущал чуть ли не кожей.
Снайпер сориентировался быстро и четко - видно, он знал местность, и не раз уже здесь бывал. Отряд дружно выключил ПДА, разделился, и исчез в высоком кустарнике по обе стороны дороги.
Грач удобно устроился в маленькой ложбине, покрытой редкой растительностью, что почти не закрывала обзор. Густые кусты давали отличную защиту: даже здоровенного Шалого было практически невозможно заметить (особенно неподвижного). Грач настороженно огляделся, надавил на спину напарнику, когда он попробовал приподняться чуть выше, перезарядил автомат, и прильнул к прицелу.
Кто бы их ни преследовал, идиотами они не были. Дорога оставалась пустынной, окрестности не вызывали никаких подозрений. Пару раз ему почудились силуэты за дальними зарослями, но он не успевал даже прицелиться, как они исчезали. Преследователей явно озадачило одновременное исчезновение сигналов их ПДА, и теперь они должны были быть втрое осторожней.
Напряжение нарастало - неизвестность всегда страшнее самой перестрелки. Грач почувствовал, что конечности его затекают, хотел было пошевелиться... и тут, на грани слышимости, он почувствовал, как зашуршала трава в паре десятков шагов от них. Преследователи, осознанно или нет, повторили их же маневр, неслышно пробираясь по кустам и, видимо, намереваясь догнать бродяг на той стороне земляного вала. Или же просто решили накрыть затаившуюся группу, но малость ошиблись с их местонахождением.
Как бы то ни было, команде удалось застать нападающих врасплох и первой открыть огонь: расположение на склоне давало им явное премущество. Грач успел пожалеть, что не сменил ГП37 на АК для ближнего боя - но думать об этом было уже, мягко говоря, поздно. Пуля едва не зацепила плечо, сталкер дал короткую очередь в ответ, свалив раненого противника в траву, и помог огнем Шалому, что точными выстрелами добивал выживших преследователей.
Последние огрызались недолго. Судя по затихающей пальбе по правую сторону дороги, незадачливые противники попали под плотный огонь, и вряд ли кто-то из них уцелел. Когда стих последний выстрел, Грач быстро окинул взглядом Шалого на предмет повреждений, удовлетворился осмотром, и выглянул из укрытия, оценивая обстановку. Головы целой и невредимой троицы показались из-за противоположных кустов, и сталкер, облегченно вздохнув, направился осматривать нежданных гостей.
Они с Шалым угробили четверых, еще четверо обнаружились на другой стороне дороги. Все - молодые, крепко сбитые парни с наголо обритыми головами, словно братья-близнецы похожие на тех, с кем они еще вчера сражались в "Ста рентгенах". На рукавах комбезов - странная символика, не виденная еще никем из команды: белая надпись "Krieg" на фоне языков пламени.
Грач собрался было что-то спросить у снайпера, но его вопрос перебил тихий стон из-под куста. Один из нападающих был еще жив....или доживал последние минуты.

2011-01-27 в 06:25 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Раздавшийся стон в кустах заставил обернуться команду на звук.
- Крюгер, ну-ка, проверь, что там… - бросил Тень, и сталкер кивнув головой, влез в заросли в поисках того, кто мог стонать. Через пару минут он выбрался наружу, волоча за собой раненого. Единственный преследователь, который остался жив, был ранен в левое плечо и правое бедро. Нога сильно кровила, надо было что-нибудь предпринять, или добить сразу.
- Командир, что с ним делать? Добить или?..
- Нет, нам нужна информация, зачем они нас преследовали.
- Понял, командир, - Крюгер присел у раненого, и, вытряхнув из своего рюкзака аптечку, принялся оказывать первую помощь. – Надо бы собрать рюкзаки убитых, да пополнить запас аптечек, а то мы на него все свои запасы переведем, вон крови сколько…
Пока Крюгер перетягивал ногу, Грач рывком сдернул маску с лица раненого и присвистнул.
- Опаньки, да это ж наш давешний знакомец! Ну, тот, что в баре к Тени пытался пристать.
Все с любопытством уставились на белобрысого парня, в котором без всякого сомнения можно было признать Белого.
- Точно! На нем еще Дьявол повис… Кстати, а где Дьявол?
Тень, Шалый, Грач и Крюгер переглянулись.
- Он рядом со мной сначала был, - нахмурился Крюгер, - потом его автомат замолчал, я думал, у него патроны кончились, и он перезаряжает. А потом все стихло, и я как-то про него забыл.
- Проклятье! – процедил сквозь зубы Тень. – Вот только проблем нам и не хватало. Живо всем искать Дьявола!
Дьявол нашелся неподалеку. Он лежал на спине, широко распахнутые глаза смотрели в небо, а рука зажимала рану на груди.
- Эй, приятель, не смей подыхать! Слышишь, не смей! Сейчас мы тебе поможем! Только держись, слышишь?
Если бы проблема была только в Белом, то ее можно было бы решить проще – привести в состояние, в котором он мог бы говорить, а потом либо убить, либо бросить и пусть сам выбирается в безопасносе для него место. В конце концов, сталкеры обязаны помогать друг другу, но не в том случае, когда на них нападают, а группа Белого явно шла не с целью подружиться. Так что совесть сталкеров была бы чиста, если бы они его спокойно пристрелили и продолжили бы маршрут. Но все осложнилось с ранением Дьявола – своего никак нельзя было бросать. Тут хоть кровь из носу, но надо было его доставить туда, где ему могли бы помочь. И самое лучшее сейчас было вернуться на «Росток», от которого ушли не так далеко.
- Слышь, командир, Дьяволу помощь нужна, и как можно быстрее. У долговцев она точно есть…
Тень на минуту прикрыл глаза и сжал губы в тонкую ниточку. Было очевидно, что он уже принял решение, и оно ему было не по душе.
- Можем даже не заходить на территорию завода, дойдем до первого поста охраны, оставим раненого, долговцы сами о нем позаботятся, - мягко попытался надавить Крюгер. – А сами на маршрут вернемся. Дьявол подлечится, и если успеет, то нагонит группу, а не успеет, ну отдохнет малость. Что скажешь, командир?

2011-01-27 в 12:30 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Перестрелка вышла короткой, но жаркой. А снятые с трупов маски только подтвердили размышления Шалого - это были ребятушки Белого. Радовало, что не наёмники, а значит, цель похода всё ещё была тайной.
Сам Белый стонал, истекая в кустах кровью. Тень зачем-то пожелал оставить недруга живым, хотя его напарник и не совсем понимал мотивы снайпера. Какая информация? Ёжику понятно, что придурки хотели отомстить за произошедшее в Баре. А таких дебилов живыми не отпускают.
И тут судьба выкинула очередной фортель - выяснилось, что шальная пуля нашла Дьявола. Выглядел одиночка откровенно хреново - пуля, хоть и прошла навылет между рёбрами, но прошила лёгкое. Обеими руками бродяга пытался зажать дыру в груди, сквозь скрюченные пальцы весёлыми ручейками выплёскивалась кровь, на губах пузырилась розовая пена. Мельком взглянув на побледневшего снайпера, Шалый опустился на колени перед раненным, вытащил из рюкзака аптечку и перевязочный пакет. Рана мерзкая, но при быстром оказании медпомощи пневмоторакс не опасен. Руки сталкера двигались быстро и чётко, словно на учениях - вколоть обезболивающее прямо через штанину, разжать сведёные судорогой пальцы Дьявола, обеззаразить обе раны, обколоть противостолбнячной вакциной, замазать дырки кровоостанавливающей мазью, закрыть стерильными салфетками и туго-натуго перевязать бинтом, чтобы не давать больше воздуху попадать в плевральную полость. Шалый наклонился и прислушался к хрипам Дьявола. Судя по всему, он успел вовремя - повреждённое лёгкое не успело схлопнуться. Однако следовало срочно доставить раненного куда-нибудь, где он сможет отлежаться под наблюдением врача. Эту мысль и озвучил Крюгер.
Тень одновременно грызло страшное чувство вины - надо было продумать засаду получше, тогда и Дьявол бы не пострадал, с чего снайпер вообще решил, что Белый поведёт своих по дороге в такую явную ловушку? - и нежелание сходить с маршрута. Возвращаться - вообще плохая примета, а уж тем более в Зоне. Но не бросать же товарища?
- Шалый! Потащишь Дьявола. Грач - прикрывает, Крюгер следит за маршрутом. Я скину сообщение Перцу, пусть вышлет навстречу своих парней, примут у вас Дьявола. Я буду ждать вас вечером у стоянки, Шалый знает, где это.
- А ты?... - невысказанный вопрос Грача повис в воздухе.
Тень отвернулся от компании, передёрнул плечами, сказал наконец глухо:
- Мне надо поговорить с Белым, - повернулся, сверкнул глазами, - Что стоите, Дьявол сам доползти успеет, пока вы на меня любуетесь!
Шалый фыркнул, аккуратно подхватил раненного и первым направился обратно к заводу. Дождавшись, пока сталкеры уйдут, Тень вытащил нож, задумчиво и аккуратно провёл пальцем по острому лезвию, спустился по склону ниже, туда, где остался лежать Белый. Увидев снайпера, бритый скорчил насмешливую мину (обезболивающее, вколотое Крюгером, уже подействовало) и проговорил:
- Что, ножичком меня пугать вздумал? Я всё равно сдохну, но вот рассказывачть что-то еврейской роже и не подумаю!
Тень присел на корточки рядом с болтуном и заглянул в его глаза...
***
Дьяволу повезло - квад "долговцев" встретил сталкеров сразу на границе контролтруемых группировкой территорий, принял раненного на руки и оперативно доставил до госпиталя. Жизни одиночки ничего не грозило.
Шалый, Грач и Крюгер, обогнув место схватки по широкой дуге, вышли к сталкерской стоянке уже в темноте. Тень уже ждал их там, меланхолично подкидывая веточки в горевший костёр. Стоянка представляла собой небольшую полянку, окружённую валунами, так что отсветы огня, запертого в хитроумном очаге, не пробивались наружу. Когда вновьпришедшие расселись по брёвнам, Тень заговорил:
- Господа, хочу сообщить вам пренеприятнейшее известие - всё тайное становится явным. Белый рассказал, что среди вольных бродяг прошёл слушок, дескать, Сидорович выдал нам черезвычайно денежное задание. Думаю, найдётся много любителей лёгкой наживы, стоит утроить осторожность. Утешает только то, что не все считают слух правдой, да никто не знает, что именно и где мы должны это задание выполнить.
Снайпер привстал, хлопнул себя по штанинам, отряхивая:
- Извините, мужики, мне до ветру надо. Шалый, прикроешь?
Напарники скрылись за валунами, отшли подальше. Тень подошёл к дереву, однако расстёгивать комбез не спешил.
- Шалый,.. - снайпер посмотел на напарника в упор. Глаза ведущего блестели холодным, стальным блеском. - Я принял решение. Хватит убегать. Мы всё равно идём в Припять, так что, думаю, стоит довести дело до конца. От прошлого не убежишь, поэтому, даже если координаты Сидоровича приведут нас в старый советский бункер, мы не отступим и найдём ту самую лабораторию. Ты ведь со мной?
На миг взгляд Тени сделался по-детски просящим, однако Шалый не обратил на это внимание. Ему было плевать, что от него ждёт или не ждёт напарник. Он просто пойдёт с ним до конца. Высокий сталкер буркнул:
- Давай, делай уже дела свои, а то остальные решат, что тебя проблемы какие-то с этим.
Вернувшись на стоянку, Тень первым делом улыбнулся и предложил.
- Мужики, может, кто-то байки потравит, пока спать не легли?

2011-01-28 в 01:56 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
К раненому Белому Грач абсолютно никакого интереса не проявил, что было для него нетипично. Пока сталкер напряженно оглядывался вокруг, сканируя взглядом местность - кто знает, не была ли это всего лишь передовая группа неизвестного клана? - отряд заметил потерю бойца. Четверо были на месте, абсолютно невредимые, а вот их драчливый пятый спутник куда-то затерялся...
...Грачу еще не приходилось сталкиваться с настолько серьезными ранениями. Терять бдительность в опасном месте не следовало, но он старался как можно внимательнее наблюдать за действиями старшего напарника, дабы в будущем хотя бы иметь представление, что делать с подобными ранами. Шалый окончил перевязку - и Дьявол задышал ровнее, хоть его дыхание по-прежнему напоминало шипение проколотой шины. Идти дальше с ним - об этом и речи не шло. Нужно было поворачивать обратно. По крайней мере, части отряда.
Дорога была все так же мертва, как и в начале их сегодняшнего пути, только солнце начинало потихоньку уходить на закат. Час пути - и вот уже на горизонте замаячил квад "Долга", вызванный Тенью на подмогу. Четверо затянутых в черное мужчин молча и осторожно приняли у них раненого, и быстро удалились по направлению к базе.
Грач проводил их глазами, чувствуя, как подкрадывается усталое отупение. Ходка только началась - а один уже выбыл. Пять стволов явно были куда лучше, чем четыре, дьяволовский "Энфилд" здорово выручал их в тех стычках, что им пришлось пережить вместе. Да и сам сталкер ловил себя на том, что успел привыкнуть к задиристому темноволосому товарищу, и было странно думать, что в отряде их отныне четверо.
Крюгер дернул его за рукав, подгоняя и выводя из задумчивости. Шалый уверенно вел их кружной дорогой, периодически давая краткие указания; Крюгер сканировал местность на предмет аномалий, а Грач следил за обстановкой в окрестностях. Последнее было все труднее из-за сгущающихся сумерек - вечно нервный сталкер только и ожидал появления какой-нибудь голодной твари, из тех, что охотятся только по ночам.
Но Зона миловала - до стоянки они добрались без приключений; разве что Крюгер исхитрился выцепить по дороге "Ломоть мяса" возле слабенькой карусели. Около костра сидел нахохлившийся Тень, и одного взгляда на него хватало, чтобы понять, что вести будут неутешительными.
- Верно, теперь нам только и беречь задницы от хвостов, - кивнул Грач. - А вот если дойдем, да еще и нужное возьмем... на обратном пути будем пробираться перебежками на цыпочках, по самым глухим местам. Нас выгоднее ловить на выходе, чем на входе. Узнать бы только, кто про нас этот слушок пустил...
Через некоторое время Тень с Шалым отошли, оставив костер на попечение Грача и Крюгера. Грач, наскоро дожевав первый за день бутерброд с тушенкой, думал о чем-то своем, не теряя напряженной бдительности и вслушиваясь в звуки ночной Зоны.
- И все-таки, - тихо прозвучал его голос будто бы в никуда, - Главное, что на месте Дьявола - не ты.
***
- ... а еще рассказывали, - делился Грач, - что кто-то из одиночек мелкого кровососа сумел приручить. Пасюк, слышали про такого? Он часто на заставе одиночек ошивался, оттуда и байка пошла - фиг знает, верить этому, нет ли. Про Пасюка вообще много треплют - то какую-то фигню неизученную достанет, то в аномалию невиданную вляпается, то в такую задницу залезет, куда сам Черный сталкер носа не сунет. Но я вот что скажу...
Тень пытался расшевелить и разговорить усталых сталкеров - и в конце концов это ему удалось. Как обычно и бывает, беседа завязалась сама собой: кто-то вспомнил недавно слышанные вести, кто-то не поверил и принялся спорить, остальные включились в словесную перепалку - не молчали даже обычно немногословные Грач и Шалый. Словом, вечер прошел весело, и сталкеры не сразу заметили, что он плавно перетек в ночь.
У костра нес вахту Крюгер. Первые два часа были его, следом в дозор заступал Грач, после чего его должен был сменить кто-то из неразлучной парочки. Но Грач, слушая ровное сопение спящих рядом бродяг, никак не мог уснуть, хоть день и выдался насыщенным. Проворочавшись двадцать минут, он не вытерпел, выбрался из спальника, и тихонько, чтобы не разбудить спящих, подсел к костру.
- Иди ложись, - он посмотрел на друга и кивнул на спальник. - У меня снова бессонница.

2011-01-28 в 06:29 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Крюгер сидевший у костра и гревший протянутые к огню ладони, поднял взгляд на друга.
- Уверен? В смысле, проблем с ночными прогулками не будет?
Грач покачал головой, и уставился на пламя, тянувшееся горячими языками к ночному небу.
- Мне тоже не спится, - посетовал он. – Я все дождаться не мог, когда ж они спать улягутся, сил не было слушать все эти разговоры.
Крюгер замолчал, думая сказать другу или не сказать, то, что его так сильно гложет. Но решив, что если он не сможет доверится другу, то тогда кому сможет? Кроме Грача, у него уже давно никого не осталось.
- Это ведь моя вина, что Дьявола ранили. Он ведь рядом со мной был, я обязан был его прикрыть… А я не доглядел… Азарт перестрелки мне словно глаза отвел, я вообще на него внимания не обращал, а должен был. Понимаешь? Если бы был внимательнее, то и Дьявол сейчас с нами был бы…
Эта мысль грызла Крюгера, выедала изнутри, не давала покоя. Какое тут к черту спать, разве он сможет уснуть в таком состоянии?
Кажется, Грач был готов сказать, что-то в утешение, но в этот момент невдалеке хрустнула сухая ветка и оба сталкера напряглись, вслушиваясь в ночную тишину. Крюгер переложил на колени автомат, передернул затвор, и затих. Вскоре послышались чьи-то острожные шаги, и оба сталкера свалились на землю, чтобы не светиться на фоне костра. Судя по звуку, кто-то шел мимо, но в какой-то момент шаги затихли, словно человек заметил костер и задумался, подходить ближе или нет. То что шаги были именно человеческие не было никаких сомнений, вот только вопрос был в том, друг это или враг. А после недавней стычки любой чужой воспринимался как потенциальный враг, и оба сталкера уже готовы были открыть огонь, если неизвестный приблизится настолько, чтобы стать угрозой.
- Эй, - приглушенно позвал незнакомец. – Не стреляйте! Я не враг! Если вы люди, пустите у костра погреться! Сил нет никаких…
- Ты один? – напряженно поинтересовался Крюгер. – Назови себя!
- Август, ты что ли? – в голосе незнакомца послышались нотки надежды. – Я твой голос узнал.
- Брайт, ты что ли? – от удивления Крюгер приподнялся на локте, всматриваясь в ночную тьму. – Выходи, где ты там прячешься? Ты один?
- Да один, я один, - подтвердил Брайт, выходя из-за ствола большого дерева. – Теперь уже один.
Крюгер поднялся на ноги, и когда Брайт подошел поближе, шагнул ему на встречу и от души крепко обнял его.
- Слушай, а я ведь думал, что тебя в живых нет. Да и слухи такие ходили, что ты того…
- Да я почти того… - согласился Брайт, подходя поближе к костру, у которого уже примостился грач и с любопытством посматривал на новоприбывшего.
- Грач, это Брайт, мой старый приятель. Он многому меня научил, да и вообще это гуру Зоны. Кстати, ты должен его помнить, мы когда с тобой только познакомились, как-то встречались с Брайтом. Не помнишь? Ну да ладно, ты тогда только-только в Зону пришел, и для тебя все лица были новыми, может, и не запомнил.
Крюгер явно повеселел, увидев старого знакомого живым и относительно здоровым. Когда пламя костра осветило лицо сталкера, Крюгер чуть было не отшапнулся от товарища – настолько бледным и измученным было лицо товарища, которого он помнил ярким, загорелым и улыбчивым. Сейчас же он напоминал привидение – все краски сошли с лица, кожа некогда бронзовая от природы, была белой, под глазами залегли глубокие тени от постоянного голода и недоедания.
- Красавчик, - хмыкнул Крюгер. – Расскажешь, что случилось?
- Ты свою рожу давно в зеркале видел, Август? – усмехнулся Брайт.
- Кстати, меня теперь Крюгером кличут… Доктор, добрая душа, кличку дал, а она взяла да приклеилась.
- Так прав твой доктор, ты и есть вылитый Крюгер, - губы сталкера расплылись в улыбке, рассматривая покалеченную рожу приятеля. – Я знал, что с тобой случилось, но не знал, что ты имя сменил. Даже Сидоровичу посылку оставил на твое старое имя.
- Стоп! Стоп, стоп, стоп. Так это ты прислал мне мешок?
- Я, кто ж еще.
- Ну-ка, ну-ка, давай-ка, к огоньку поближе подсаживайся! Держи вот банку тушенки, сейчас еще дам, - Крюгер полез в рюкзак, выискивая на самом дне банку с гречневой кашей. – Вот, держи. Ешь, давай, я сейчас чайку для тебя вскипячу, и рассказывай, рассказывай!
- Да чего рассказывать-то, - хмыкнул Брайт, набросившись на еду, словно не ел неделю до этого. – Коршун, мать его…
В этот момент Брайт оторвал зубами большой кусок батона, щедро предложенный Крюгером и говорить уже не смог, пытаясь его прожевать. Ел он жадно, вгрызаясь в еду так, словно ожидал, что ее вот-вот у него отберут, и пытался съесть как можно больше до того, как это произойдет. Крюгер с грустной улыбкой наблюдал за товарищем, и не мешал ему насыщаться, понимая, что с ним произошло что-то такое, что еще не каждому на долю выпадает.
Наевшись до отвала, и запив еду горячим душистым чаем, Брайт, наконец, отвалился от еды, улегся на спину у костра и, поглаживая рукой набитое брюхо, заговорил.
- Так, на чем я остановился? Ах, да, на Коршуне… Помнишь, перед вашим выходом Коршун в ьаре то к одному сталкеру подсаживался, то к другому? Так вот, после вашего ухода по бару пополз слушок, что Коршун хочет свою банду сколотить. И вроде как, даже кто-то согласился. Другим это не понравилось, и они начали копать, что это Коршун задумал, а когда пропали несколько сталкеров, которые волокли для Доктора продовольствие и медикаменты, прошел слушок, что мол, это коршуновские ребята добро под себя подмяли. Дальше хуже – пропали подряд три сталкерские группы, в одной из которых мой брат был. А когда узнали, что у одной из групп были важные документы, и Бармен волосы на жопе рвет от досады, что его бумаги кто-то прибрал, вот тогда все и началось. В баре «100 рентген» собрались недовольные нахрапистостью Коршуна – к тому времени уже стало известно, что это его рук дело и его банды – и решили с ним разобраться. И пока ты с ребятами и Коршуном в рейде был, вашу группу пасли несколько сталкеров… Дело в том, что Коршун вышел на след одной лаборатории, котрую давно найти не могли – ну там все знаешь, что я тебе рассказываю – и на обратном пути Коршун вас всех должен был замочить. Ты, кстати, единственный кто выкрутился…
В общем, тебя ребята-долговцы потом вытащили, а Буйвол на себе через болота до Доктора допер. Коршун, к сожалению, тогда свалить успел, пока ребята тобой занимались. И пока ты у Доктора валялся, у восточной границы Зоны, между Военными Складами и Радаром, настоящая война развязалась. Там у Коршуна свое убежище было, какая-то заброшенная военная база под землей – мы его от туда еле выкурили…
Кстати, Август, у тебя сигарет нет? Уже сто лет не курил…
- Есть, конечно, - улыбнулся Крюгер, и протянул ему мятую пачку, в которой оставалось еще около десятка сигарет.
Брайт вытянул из костра веточку, прикурил, глубоко затянулся и выпустив в небо тонкую струйку, продолжил:
- Мы после того, как Коршуна выкурили, много чего интересного у него обнаружили. Этот гад хотел всю Зону под себя перекроить… Революционер недоделанный.
- Значит, это я Буйволу должен спасибо сказать… - Крюгер задумчиво пошкрябал заросший щетиной подбородок. – И ребятам из Долга…
- Никому ты спасибо не скажешь, - хмуро продолжил Брайт. – Все, кто тебя тогда спасал, полегли. Я сам их хоронил.
- А… - Крюгер подумал, что сейчас, наверное, не время спрашивать про сумку, которую он получил у Сидоровича, но не знал, будет ли еще возможность об этом узнать, и потому продолжил: - а сумка, которую мне барыга отдал? Она откуда?
- Так ее Буйвол нес вместе с тобой, - удивленно ответил Брайт. – Коршун когда деру дал, много чего бросил. Он, думая, что ты погиб, пытался схрон устроить из того, что с вас снял – там твое оружие было, и Князя, и Лешего… А сумка недалеко от тебя лежала, вот ребята и решили, что это твое барахло. Но тащить тебя и сумку оказалось тяжеловато даже для Буйвола, он ее прикопал в лесочке, чтоб полегче было, тебя до Доктора допер, а когда вернулся приятелю своему координаты оставил, и просил чтоб тебе передали, если с ним что случится. А когда Буйвол погиб, вот его друг его последнюю просьбу и исполнил – отволок твое барахло к Сидоровичу с наказом тебе передать.
- Охренеть… - только и смог вымолвить Крюгер. – Ну, ты и новости принес.
- Да, вот еще что – я слышал вы в сторону Припяти направляетесь… Да-да, не удивляйся, тут такие слухи быстро расходятся, так вот поосторожнее там – банду Коршуна не всю накрыли, небольшая часть в лес ушла. Они там сейчас орудуют, но думаю, что монолитовцы их быстро вышибут, и все-таки будьте поосторожнее.
- Ты сам как?
- Да я ничего, до «Ростка» доберусь, а там все пучком будет.
- Может, мне проводить тебя? Все-таки вдвоем спокойнее.
- Не надо. Теперь уже все в порядке. Я с вами тут до зари посижу, а там меня долговцы встретят.
Крюгер замолчал, переваривая услышанное. У него еще куча вопросов была, но спрашивать уже было поздно – Брайт наевшись и разомлев у костра, задрых, лежа прямо на земле. Крюгер вздохнул, достал свой спальник, и аккуратно подсунул его под спящего Брайта. В целом можно было и не церемонится, измученный сталкер спал так крепко, что не проснулся бы, даже если бы у него под ухом начали палить из пушки.
Ночь прошла на удивление спокойно, не считая воя чернобыльского пса где-то в отдалении, но этот звук настолько был привычен для Зоны, что на него уде пости никто не обращал внимания.
Как только первые лучи солнца коснулись неба, Брайт подскочил на ноги, словно в нем распрямилась пружина, наскоро передал сообщение по ПДА, чтоб его встретили, попрощался с Крюгером и Грачом, и быстрым шагом удалился в направлении завода «Росток».
Ни Крюгер, ни Грач так и не сомкнули глаз, размышляя о том, что услышали.

2011-02-01 в 00:33 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Ночь прошла неспокойно. Хотя никто не нападал, даже жалкая псевдособака из-за ближайших кустов не полаяла, но вот припёршийся на стоянку незнакомый сталкер изрядно потрепал Тени нервы. Если к Грачу и Крюгеру он потихонечку менял отношение, ползшее из графы "еда отравлена, топор наточен - спиной не поворачивайся!" в "нормальные мужики", то явление Брайта честной компании всколыхнуло старые страхи - а вдруг сталкеры только притворяются белыми и пушистыми, пока не заполучат искомое? А вдруг это заговор? Короче говоря, снайпера мучала родная для каждого второго бродяги параноя, поэтому придремывал он украдкой, крепко сжимая нож под рюкзаком, заменявшим подушку. Да и то, поспать Тень решился зная, что Шалый бдит. Здоровяк вполне мог обходиться без сна несколько суток, правда, после этого мог продрыхнуть, не просыпаясь, чуть ли не неделю кряду. К тому же, Брайт рассказал много интересного, косвенно подтверждая слова Белого.
Утром пошёл мерзкий моросящий дождь. Костёр потух, развести его заново удалось только с помощью таблеток сухого горючего, однако толку от него было мало. Продрогшие и потихоньку намокающие сталкеры поспешили выдвинуться в путь. Шалый как можно пристальнее прислушивался к звукам Зоны, однако сегодня "хвоста" не было. Мутно-зелёные глаза великана равнодушно и флегматично глядели на мир - в отличае от напарника, его совершенно не волновали истинные мотивы, заставившие Грача и Крюгера подписаться на самоубийственную авантюру. Слова Брайта так же не смогли поколеать душевного равновесия здоровяка - первый раз, что ли, за ним охотится толпа недружелюбных мужиков с автоматами?
Особых приключений не было, разве что пришлось пугнуть стаю слепых псов, сдуру увязавшихся за людьми, да пережить пару минут настороженного ожидания, когда Крюгер заметил вдалеке группу одиночек, спешаших по своим делам.
Ещё не было полудня, когда перед сталкерами замаячили Склады.
- Зайдём на огонёк, - задумчиво сообщил Тень. - Те, кому надо, нас всё равно заметят, а так и петлю вокруг лагеря закладывать не придётся, и аптечек прикупим. Так что двинули, мужики.

2011-02-01 в 19:48 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
…они до утра просидели в молчании, изредка лишь перебрасываясь короткими фразами. Грач косился на так неожиданно свалившегося на них Брайта, и обдумывал его рассказ. Борьба за влияние в Зоне его никогда особенно не интересовала, но из головы почему-то не шла непонятная эмблема непонятной группировки «Krieg». Сердце ныло, подсказывая, что от этих молодчиков им еще перепадет несколько подлянок.
С рассветом Брайт ушел, подгадав как раз к началу дождя. Грач проводил его взглядом, посмотрел на потихоньку просыпающихся напарников, глянул на небо, и понял, что засиживаться им не придется.
- И вот еще что, - тихо сказал Грач, наклонившись к Крюгеру так, чтобы остальные их не услышали. – Дьявол топчет Зону втрое дольше тебя, так что и прикрывать тебя обязан был он. Полез на рожон, вот и схлопотал – урок нам обоим. И если еще раз вздумаешь обвинить себя в какой-то ереси – получишь в жбан лично от меня.
Для верности чувствительно ткнув Крюгера кулаком в бок, Грач споро утрамбовал спальник в рюкзак, и обернулся, оглядывая готовых выдвигаться товарищей.
Мелкая морось усилилась до полномасштабного дождя, который, скорее всего, зарядил надолго. Окрестности «Ростка» казались мертвыми, местность же вокруг Складов кишела живностью, но приятнее от этого не выглядела. Кругом тянулся на редкость унылый, болотистый пейзаж, дополняемый свинцовым небом, треском электр на близлежащих холмах, и визгом невидимой в мокром тумане стаи псевдоплотей. По левую руку виднелась заброшенная деревня: в мареве смутно проглядывали несколько прогнивших домов, заросший пруд, ямы, рытвины, несколько крестов с надетыми на них противогазами. По рассказам бывалых, кровососы здесь не переводились, сколько их ни истребляли.
Грач натянул на голову капюшон, и поёжился, услышав вдали за шумом дождя раскатистое рычание и уханье.
«Еще и снорки для полного комплекта», - подумал он, наблюдая, как насторожилась команда. – «Судя по рыку, не меньше троих. Логово у них тут, что ли…»
***
Ближе к полудню Грач потихоньку начал сдавать. Может, свое дело сделал дождь, может – бессонная ночь, но сталкер чувствовал, насколько труднее стало сохранять сосредоточенность, как тяжелеет голова и слипаются веки. Сонный сталкер на маршруте – сталкер уже почти мертвый, посему Грач счел за лучшее выдуть банку энергетика, а заодно и немного облегчить тяжелый рюкзак. Сил прибавилось, но, скорее всего, ненадолго. Что удивительно – Крюгер, тоже ни разу за ночь не сомкнувший глаз, безмятежно топал поодаль, не выказывая никаких признаков усталости. Грач покосился на него, перехватил то ли сочувственный, то ли насмешливый взгляд, и отвернулся, ощутив укол легкой зависти и недовольства собой. Совсем как тогда, еще в самом начале…
По-настоящему его взбодрило известие Тени о близком лагере «Свободы». Неизвестно, планировал ли отряд оставаться там на ночь, или это была просто короткая остановка – но, даже если не удастся выспаться, перспектива обсушиться и согреться у костра казалась более чем заманчивой.
Тень был прав - снайперы, бдевшие на вышках, заметили их еще на подходе к перекрестку дорог. Бойцы из передового поста «Свободы» пристально осмотрели новоприбывших одиночек. Крюгер, ранее здесь уже бывавший, был опознан, поприветствован, и вместе с напарниками пропущен на территорию Складов.
Отряд еще не миновал широкий каменный мост, ведущий к базе группировки, а до их слуха уже долетели бренчание гитары, хохот и многоголосый ор пьяных голосов, нескладно выводящих:
…К тигру нужен подход и к любому коту,
У пираньи есть зубы, но только во рту,
При желании можно впердолить кроту,
Только ежика ты обходи за версту!
Песню заглушили протестующие вопли, и Грач улыбнулся – сталкер Крот был одним из немногих, кто успел примелькаться ему на Кордоне. Встретить его здесь было неожиданно, как и старину Вьюра, что, узнав их, полез обниматься сначала к Крюгеру, потом к Грачу, а затем облапил и Тень.
- Здорово, бродяги, - пожилой, но еще крепкий сталкер Вьюр осветил их щербатой улыбкой, пожимая лапищу Шалого. – тоже на огонек зашли? Ишь дождина-то какая, как бы на неделю не застрять тут: в болота выйдешь, так смоет нахрен. Да и со жратвой беда – ребята вон от Барьера жирного кабанчика приволокли, так от него за вечер копыта только и остались. А теперь вот сидят и не рыпаются – как снова в те края сунулись, так на стаю снорков нарвались, еле задницы унесли. Вот тушенкой да колбасой пока пробавляемся, но как ту свининку вспомню – так прямо слюни ручьем. Вот ежели б кто-то сподобился еще одну тушку сюда притаранить – знатный был бы шашлык к вечеру…

2011-02-01 в 21:27 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Слова Грача, сказанные перед самым выходом, крепко засели в башке Крюгера, и хорошенько все обдумав, сталкер решил, что Грач действительно способен разукрасить ему табло, которое и так красотой не блистало. Ребра вон до сих пор ноют. И это учитывая, что тычок сам по себе не был сильным, зато удар пришелся по какой-то болевой точке, от чего его словно током прошибло. Намеренно Грач его так ткнул или это случайно получилось, было не важно, а важно то, с какой решимостью были сказаны те самые слова. Неожиданная поддержка была как нельзя кстати, и настроение улучшилось, и сонливость как рукой сняло. Он был благодарен другу за моральную поддержку, вот только не представлял, в какой именно форме он мог выразить свою благодарность. До самых Складов Крюгер ощущал какой-то душевных подъем, и радостно скалился, когда на него косился Грач. Правда, Грач не мог видеть его улыбки – Крюгер намеренно затянул нижнюю часть лица повязкой, спасавшей от пыли, и одновременно прикрывавшей его уродливую щеку. Хотя, когда дождь ливанул со всей дури, повязка быстро напиталась влагой и скорее служила помехой, но зато никто не мог видеть его улыбки, которая больше напоминала кривой звериный оскал из-за поврежденной щеки.
Впрочем, если рейд выгорит, и он вернется живым, то первым делом наведается к Доктору, узнает, получил ли тот необходимые для пластической хирургии инструменты, и если получил, то сразу и морду себе поправит. Во всяком случае, Доктор обещал, что морда станет не хуже чем была до ожога. Тогда и улыбаться можно будет открыто, а не пугать честной народ кривой ухмылкой.
Впрочем, самого Крюгера красота собственной рожи не очень беспокоила, больше всего его напрягала чесотка, нападавшая на него перед выбросами, и переходившая в нестерпимую боль. Во время рейда это могло стать проблемой, если Крюгер внезапно перестанет себя контролировать. Впрочем, зависимость боли от близости к ЧАЭС была не доказана, так что можно было надеяться, что в Припяти он не свихнется.
На Складах внезапно обнаружились старые знакомцы, с которыми Крюгер радостно пообнимался, а Вьюр на радостях так сжал в своих объятиях, что Крюгер забеспокоился о том, чтобы сохранить свои ребра в целостности. У костра горлопанили песенки, и дружное ржание волнами расходилось по базе. Хотелось присоединиться ко всеобщему веселью, хорошенько пожрать, выпить водки, познакомиться со всеми, с кем еще не был знаком, потравить байки, а потом бухнуться где-нибудь в темном углу, свернувшись калачиком и проспать до следующего утра. И чтоб где-нибудь рядом сопел в своем спальнике Грач, иногда тихонько всхрапывая, перед тем как перевернуться на другой бок.
Но все мечты улетучились сразу, как только кто-то заикнулся о жареном кабанчике. В желудке неприятно заурчало, и Крюгер внезапно понял, что с утра они дружно выперлись на маршрут, не пожрав.
- Не, ну это натуральное свинство, мужики, - с чувством сказал Крюгер, тревожно прислушиваясь к голодному урчанию в животе. – Вы, блин, хоть чаю горячего налейте, что ли…
Не успел он договорить, как ему протянули большую алюминиевую кружку с горячим чаем и солидных размеров ломоть батона, на котором щедрыми кусками красовалась колбаса.
- Давай, лопай, и пошли… - заржал Сивый, и пихнул Крюгера в бок. – Помнишь, какого кабанчика мы в прошлый раз завалили?
- Помню, - с набитым ртом откликнулся Крюгер, и весело подмигнул Грачу. – Слышь, друг, давай с нами на охоту, хоть и дождина льет, но я уверен, что у нас сегодня будет дико вкусное жаркое на ужин.
По другую сторону костра что-то активно обсуждалось. Прислушавшись, Крюгер услышал, как Шалый подбивает кого-то на охоту на снорка, и никогда бы не подумал, что этому человеку свойственно воодушевление. И, тем не менее, он собственными глазами наблюдал, как потихоньку разгораются глаза некоторых сталкеров, готовых все бросить и сию же минуту ринуться за добычей.
Вскоре группа разделилась на две части, и даже заключила пари, у кого добыча окажется жирнее. Не в буквальном смысле, разумеется, снорка при всем желании жрать ни кто не стал бы, даже если бы подыхал от голода, а чисто визуально. Командира базы уговорили поучаствовать в качестве судьи, и это было самым верным решением – командир был мужиком суровым, но справедливым, так что все было по-честному.
Впрочем, Крюгеру было наплевать на победу, больше всего он страшился скуки и одиночества, а сегодняшнее приключение обещало избавить его и от одного и от другого. И если еще и Грач согласится поучаствовать в авантюре – а в такой ливень охота на кабана была чистой воды авантюра – то это могло бы стать идеальным приключением.
С надеждой во взгляде Крюгер уставился на Грача, ожидая решения друга.

2011-02-01 в 23:55 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
До территории "Свободы" сталкеры добрались быстро и без приключений, хотя их постоянно сопровождали рык и вой всевозможных созданий Зоны. Шалого и Тень на территории вечных противников "Долга" знали и приветствовали весьма тепло, да и, как выяснилось, Крюгер тоже был желанным гостем на Складах. Но спокойной стоянки, как всегда, не получилось. Тень готов был своими руками придушить предложившего "пойти поохотиться" умника. Подогретая тушёнка, горячий чай, уютный костёр и смена сухой одежды были пределом мечтаний продорогшего снайпера. Да вырости сейчас из-под земли "Монолит", сталкер заказал бы не вселенское могущество, славу или богатство, а сухую лёжку и чего-нибудь пожрать. Однако давняя идея Шалого поохотится на снорка на этот раз нашла достойных последователей. Сидящие у костра сталкеры разделились на две группы и занялась традиционной мужской забавой - меряньем кхм... мужскими достоинствами с особым шиком, по-зоновски. В группу "кабанятников" вошли Крюгер и Грач, а в группу "снорчатников" - Шалый и Тень. Позадиравшись вдоволь, обе команды похватали амуницию и выдвинулись на дело.
Как на зло, лёжка кабанов и логово снорков располагались довольно близко друг от друга. В тот момент, когда группа, руководимая Шалым, начала сужать кольцо, подбираясь ближе к ухающим мутантам, раздался громкий треск кустов, и на полянку вылетели припять-кабаны, подгоняемые второй командой охотничков. Ну а потом "смешались в кучу люди, кони", и в завязавшейся сваре обе группы как-то мигом слились в одну, ощетинившуюся оружием и орущую, как стая мартовских котов. А вот Шалый неожиданно выпал с этого праздника жизни. От основной массы людей его оттеснили два матёрых снорка, нападающих слаженно и с разных сторон. Они постоянно нападали и отступали по очереди, не давая сталкеру прицелиться, и заставляя его отступать, вертясь, как угорь на сковороде. Однако Фортуна снова нежно улыбнулась бродяге - на пути Шалого попалась неплохих размеров "карусель". В очередной раз прыгнувшего снорка здоровяк встретил точным ударом приклада по кумполу. Поменявшего траекторию мутанта мигом втянула вечно голодная аномалия. Покончить со вторым "слоником" не составило труда.
Шалый огляделся. Схватка увела его довольно далеко от первоначального поля боя - шум охоты доносился далеко справа. Но стоило только сталкеру отправиться в обратный путь, когда как его внимние привлёк треск сучьев и злобное сопение на соседней поляне. Здоровяк свернул на звук, и вскоре его взгляду предстала следующая картина.
На небольшой полянке рыл землю мощными копытами и исходил пеной матёрый припять-кабан. Здоровенный секач сверкал маленькими глазками, искрившимися лютой злобой, его бока, покрытые щетиной и намертво всохшей в неё коркой грязи, мощно вздымались и опадали. Напротив него стоял на четвереньках мужик в противогазе и судорожно тряс головой. Оружие у него Шалый не увидел, да и сейчас оглушённый, по всей видимости, сталкер , не смог бы им воспользоваться. Молодой совсем парень ростом был примерно с Тень, что и решило его судьбу. Мысль о напарнике молниеносно пронзила тело Шалого, и он, больше не раздумывая, ринулся на помощь. Кабан скакнул, собираясь насадить жертву на клыки, но амбал прыгнул, сметая невезучего мужика в сторону. Тело под сталкером задёргалось, но мощная рука Шалого придавила его за загривок, лишая возможности сопротивляться. Хладнокровно дождавшись, когда кабан развернётся, Шалый разнёс ему череп длинной очередью из АК. Мутант захрипел, сделал несколько заплетающихся шагов, рухнул и издох. Сталкер сдвинул автомат набок и скатился со спасаемого, собираясь двинуться прежним курсом. Однако спасаемый внезапно рявкнул и рванулся вперёд, едва не откусив Шалому пальцы. Здоровяк ничтоже сумняшеся приложил нападающего пудовым кулаком между окуляров противогаза.
- Охренел, припадочный? - рявкнул сталкер и осёкся. До бродяги дошло, что его спасённым оказался снорк. Видимо, ещё детёныш, ибо, получив отпор, мутант не стал нападать снова, а рухнул на спину, подставыляя незащищённое горло и жалобно скуля.
- "Совсем как щенок", - задумчиво подумал здоровяк, вспоминая расказы знакомых по долгу службы кинологов. Собак Шалый любил, поэтому он подощёл к снорку, немного придавил его рукой, обозначая своё старшинство, а затем залез в рюкзаку, вытащил банку тушёнки, ловко вскрыл ножом и стал скармливаать мясо монстрику, пальцами запихивая куски в слюнявую пасть под противогазом. За сохранность собственных хваталок отмороженный сталкер не беспокоился - он знал, что снорк признал в нём старшего, вожака стаи, и теперь не осмелиться его тронуть. По крайней мере, пока не вырастет.
Когда мутант покончил с едой, Шалый молча поднялся, отшвырнул пустую жестянку в кусты и отправился прочь с поляны. Мелкий снорк короткими прыжками носился вокруг него и радостно ухал, выражая свой восторг. Взрослые сотоварищи по стае никогда не кормили малышей, оставляя им только объедки, а тут большой и сильный вожак сам отдал ему всю пищу! Шалый даже не подозревал, какой головной болью он себя обеспечил, привязав снорка к себе.
Наконец, сталкер и мутант добрались до места охоты. Основная масса бродяг уже ушла на Склады, утаскивая трофеи, и только Крюгер, Грач и сходящий с ума Тень остались искать товарища. Психующий снайпер первым увидел приближение напарника, и уже вдохнул побольшек воздуха, собираясь устроить ему форменную истерику, да так и застыл с раскрытым ртом. Вид здоровяка в сопровождении повизгивающего снорка деморализлвал и парализовал всех троих бродяг.
- Ш-шалый, ч.. что это? - наконец пролепетал Тень, дрожащий рукой указывая на "слоника".
- Это? - отморозок на секунду задумался. - Это Фёдор.
- А? - интеллектуально смог выдавить снайпер.
- Это Фёдор, - повторил начинающий сердиться Шалый. - Чего непонятного? У сталкеров - клички, значит, у снорков - имена!
Сражнный железной логикой Тень плюхнулся на попу, бессмыслено таращась на друга. Мутант принял это действие за угрозу и попытался ринуться на "врага", громко ухая и потрясая шлангом противогаза. Кулак Шалого снова опустился ему на маковку, да так, что снорк свёл окуляры в кучку.
- Свои, - рявкнул амбал. Затем перевёл тяжёлый взгляд мутных глаз на Грача и Крюгера. - Это, - отморозок чуть помедлил, буравя напарников взором, - тоже свои.
Мутант заскулил и снова плюхнулся на спину. Шалый потрепал его по пузу и подошёл к другу. Рывком подняв охреневшего снайпера на ноги, здоровяк уточнил:
- Остави Федю себе?

2011-02-02 в 19:42 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Предложение Вьюра вызвало нездоровый энтузиазм в их команде, да и вообще в лагере. Идти на охоту с хорошо вооруженной четверкой захотели многие: большой группе не страшны никакие мутанты, даже стайные. Прущую из сталкеров дурную энергию подогрело еще и известие о снорках: Шалый, видно, давно мечтал посостязаться в ловкости с этими тварями, да и очистить местность для нормальной охоты было необходимо. Энтузиазма разгоряченной толпы не разделяли, кажется, только двое – Грач и Тень, мечтавшие как можно быстрее оказаться в тепле и покое, и отдохнуть после неспокойной ночи и утомительного пути. Но напарников бросать не хотелось ни тому, ни другому. Грач метнул на Крюгера мрачный взгляд, демонстративно широко зевнул, поёжился, и закинул АК на спину, показывая готовность переться за товарищем хоть к Монолиту.
Так уж получилось, что кабанов, загнанных по всем охотничьим правилам, пригнали аккурат к сноркам, которых в это время обрабатывала вторая группа. Такого не ожидали ни кабаны, ни снорки, ни сталкеры, посему на небольшом болотистом пятачке образовалась разношерстная куча мала. Грач, молясь, чтобы сталкеры в горячке не постреляли друг друга, и пытаясь одновременно защищать Тень и пасти Крюгера, в азарте залезшего в самую кашу, не сразу понял, что Шалый пропал.
А когда понял – почувствовал, как холодеют пальцы. Не хватало только потерять еще одного, а то и двоих: кто знает, что будет с Тенью, если он лишится своей половины? Грач напряженно оглядел радостных бродяг, что тащили к базе аж трех здоровенных свиней и с десяток снорочьих лап, уверился, что знакомой белёсой макушки среди них не наблюдается, и отошел к Тени, что бинтовал длинную рваную царапину на руке довольного Крюгера.
- Шалого никто не видал?
- Я думал, он с тобой, - Тень поднял на него глаза, быстро наполняющиеся паническим ужасом.
- Как заваруха началась, так я его и потерял, - покачал головой Грач, мысленно сжимаясь от боли и жалости под взглядом снайпера. – Может, в башку стукнуло самолично в нору залезть да проверить, не выжил ли кто из лапчатых?
- Он может…, - голос Тени помертвел. – В прошлый раз едва не…
- Хорош трястись, - резко, почти грубо оборвал Грач, до смерти боявшийся, как бы Тень не сорвался в недостойную мужчины истерику. – Напарник твой еще и не из такой задницы вылезал – на лбу же написано, что вояка бывалый. Ждём, скоро вернется.
И Шалый вернулся. В обозначившемся в туманных сумерках высоком силуэте Тень первым признал напарника, приготовился к убийственной отповеди в его адрес, и… осел на траву, безмолвно хлопая глазами на чудо, прыгающее вокруг высокого сталкера и едва достающее ему до колена.
«Никак, наш амбал детенышем обзавелся» - Грач смотрел на мелкого мутанта со смесью жалости и брезгливости. До окончательного перерождения снорк был, наверное, даже меньше Тени – совсем зеленый мальчишка, неведомым образом заброшенный в радиоактивное пекло. Позвоночник его еще почти не открылся, практически целые стекла противогаза еще не были заляпаны кровью и гноем, разложение едва тронуло кожу зеленью – словом, судя по всему, мутировал он не так давно. – «Но почему не пристрелил за компанию с семейкой? Жалость? Да ну. Шалый – машина смерти, подобные глупости наверняка в нем давно выжжены. Хотя…тогда почему Тень? Или все-таки…»
Грач запутался в догадках, и пообещал себе при случае осторожно выяснить, что же за бульон варится в голове у их непонятного сотоварища. Шалый был единственным, кого Грач пока не мог понять и принять до конца.
- Оставим Федю себе?
На этот вопрос снайпер лишь махнул рукой, поднимая упавший ВАЛ, и забрасывая его себе за спину. Жест «Делай, что хочешь и будь что будет», был лучшим ответом на вопрос. Что бы он там ни думал – Шалый все равно поступит по-своему. В некоторых вещах бугая не мог переупрямить никто, и маленький снорк, видимо, был одной из таких вещей.
- Предлагаю крепко подумать, сталкер, - тихий голос Грача раздался совсем рядом с Шалым. Сталкер оторвал взгляд от детеныша, и угрожающе уставился в спокойное лицо напарника. – Пока он мал – ты его хозяин. Но попробует людской крови, заматереет – жди когтей в спину: снорк есть снорк. Тогда под удар будет подставлен и твой подзащитный. Ты это знаешь. Тебе решать.
"А лучше - пристрели его сразу" - закончил он про себя.
Снорк, словно поняв его, злобно рыкнул, но Грач уже отошел в сторону, обнял за плечи весьма недовольного Крюгера, и мягко подтолкнул его в спину, следуя за удаляющимся в сторону Складов Тенью.
- Мне тоже это не нравится, - прошелестел он неслышно. - Но "свободовцы" не пустят его на территорию с тваренышем. А там...что-нибудь придумаем.
Последняя фраза прозвучала более зло, чем ему хотелось.
Шалый нагнал их уже на подходе к блокпосту, и снорка при нем не наблюдалось. В молчании группа миновала каменный мост и вступила на территорию Складов, где царило небывалое оживление.
***
Веселая суматоха немного отвлекла сталкеров от тяжелых мыслей и наваливающейся усталости. Кабаньи тушки свежевались под руководством повара-пьянчуги, сталкеры - и вольные, и "свободовцы" - дружно пили за удачную охоту. В таком состоянии всем уже было абсолютно наплевать на результаты спора, главное - жратвы было вдоволь, а снорочьи лапы можно сдать ученым, и разжиться неплохой деньгой. Словом, дождливый и слякотный вечер обещал теплую компанию, вдоволь еды, байки до утра, и полную безопасность. Чего еще желать вольному сталкеру?
Вот только Грач, полуживой после дороги и неожиданного приключения, немного обсушившись у костра, наотрез отказался от грядущего свиного шашлыка, и отправился искать место, где можно было бы свалиться. Место отыскалось в одном из помещений, застеленном матрасами - Грач, уже с трудом соображая, расстелил спальник на приглянувшемся матрасе в углу, и моментально провалился в глухой сон без сновидений.

2011-02-02 в 20:56 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Мяса добыли даже больше чем ожидалось, и Крюгер, расплывшись в довольной улыбке, уже предвкушал сытный ужин и горячий чай, после которого можно завалиться спать с до отказа набитым брюхом. В конце концов, сталкерам не часто выпадало вот так вот от души наестся, иногда приходилось подолгу обходиться вообще без еды. Он даже не сразу заметил, что его рука разодрана до крови, и только когда к нему подошел Тень и предложил помощь с перевязкой, то Крюгер сначала долго и удивленно рассматривал свою руку, и только потом согласился и протянул лапу снайперу, которую тот ловко продезенфицировал и замотал бинтом.
Когда Грач неожиданно вспомнил про Шалого, возбуждение от прошедшей охоты немного спало, и Крюгер, нахмурившись, наблюдал, как Тень начинает потихоньку впадать в панику. Сталкер даже собрался самолично идти искать Шалого, когда тот неожиданно появился сам. И не один.
Крюгер даже не сразу понял, кого именно приволок с собой амбал, и только присмотревшись, офигел на столько, что несколько секунд просто не мог двигаться. Он только смотрел и смотрел, как мелкий монстрик радостно скачет у ног Шалого. В себя его привел голос друга, что-то говорившего, но что именно, Крюгер не разобрал. Он все смотрел и смотрел на это, и никак не мог отвести взгляд. Рука невольно потянулась к автомату, и только толчок Грача в спину, привел Крюгера в чувство.
- Мне тоже это не нравится, - прошелестел он неслышно. - Но "свободовцы" не пустят его на территорию с тваренышем. А там...что-нибудь придумаем.
«А хули там придумывать, убить и дело с концом», подумал Крюгер, но вслух ничего не сказал, лишь покосился на мелкую тварь, недобро прищурившись.
Недавняя эйфория от охоты сошла на нет, и теперь Крюгер мрачно сдвинув брови, шагал к базе, раздумывая, что же делать дальше. В голову не приходило ни одной светлой мысли, кроме желания пристрелить тварюжку, пока не выросла, и не попробовала первой крови. Потом будет это сделать намного сложнее. Внутри сталкера комом нарастало отвращение при каждом взгляде на это мелкое чудовище, и он рад был бы не смотреть, но скотина крутилась под ногами, так и напрашиваясь на полновесный пинок в морду тяжелым армейским ботинком. После недавнего ранения Дьвола, они лишились одного бойца в группе, и Крюгер никак не мог предположить, что пополнение у них случится так скоро, да еще и подобным образом. Кому расскажешь, не поверят. Ну кто в здравом уме решится заменить доброго бойца на психованного мутанта? Только такой же псих. Да еще и друзья руку перестанут подавать…
И только чертов Шалый, словно мамашка после недавних родов гордо взиравшая на отпрыска, чувствовал себя в своей тарелке.
«Блять, лучше бы бабу себе нашел, да нормальных детей нарожал, или, на худой конец, собаку где-нибудь раздобыл, только не мутированную, а нормальную»…
Ярость бурлила и клокотала в Крюгере, порываясь вот-вот вырваться наружу, и он даже не заметил, как они дошли до базы, и когда именно снорк пропал из виду. Оказавшись у бетонной стены, Крюгер со всей силы саданул по ней кулаком, чуть не переломав себе костяшки, но боль, отозвавшаяся в плече, отрезвила его, и алая пелена тумана, застилавшая глаза, спала. Несколько раз моргнув, он осмотрелся по сторонам, и даже удивился тому, что совсем не помнил, как пришел в лагерь. Сталкеры уже начали праздновать удачное завершение охоты, не дожидаясь, пока мясо, нанизанное большими кусками на вертела, прожарится до съедобного состояния. Водка лилась рекой, закуска тоже не осталась без внимания, и сталкеры снова начали распевать на весь лагерь песенку про ежика. Вот только Крюгеру было не весело, усталость навалилась на плечи, основательно прижав к земле… Крюгер хлопнул стакан водки, и оглянувшись, только успел заметить, как Грач торопливо пробирается между народом, и уходит в барак. Проводив взглядом приятеля, Крюгер мрачно уставился в огонь, чувствуя как тепло от водки разливается по всему телу, и раздумывая, не уйти ли ему вслед за товарищем или все же еще немного посидеть среди веселящейся компании. Он даже попробовал прояснить вопрос, кому именно присудили победу, но, услышав ответ, тут же о нем позабыл.
И даже не заметил, как пролетело время, пока ему под нос кто-то не подсунул тарелку с дымящимися кусками хорошо прожаренного мяса. Он ел, совершенно не чувствуя вкуса, вгрызался в сочные куски крепкими зубами и почти не замечал, что именно он делает. И все пытался разобраться, что именно его так напрягло – то, что Шалый заменил Дьявола на вонючего снорка, или то, что он поинтересовался только мнением Тени, совершенно не подумав, что и другие в группе имеют оружие, а следовательно имеют право голоса.
Так и не придя к какому либо выводу, он тихонько выбрался из толпы, и уныло поплелся в барак, где уже дрых Грач. Постелив себе на соседнем матрасе и забравшись в спальный мешок, Крюгер перевернулся на спину, закинул руку за голову и уставился в потолок. И не заметил, как провалился в глубокий беспокойный сон.

2011-02-03 в 12:29 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Тень молча негодовал. Шалый, уникум недоделанный, не мог придумать ничего лучше, как притащить снорка на всеобщее обозрение. Хорошо хоть, в лагерь это прыгучие чудовище не попёр, приказав ждать возвращения. Каким образом мутант слушался своего "альфа-самца", снайпер мог только гадать. В принципе, ничего против зверюшки в команде Тень не имел. Возможно, отмороженность Шалого была заразной и передавалась воздушно-капельным, возможно, сталкер всё ещё несерьёзно относился к некотрым вещам, всецело доверяя напарнику в вопросах безопасности, но снорк Тени глянулся. Снайпер даже успел почесать тварюху за краем противогаза, чем вызвал её довольное ворчание. Но вот то, что присутствие мелкого мутанта внесло серьёзный диссонанс в и без того не особо слаженную команду, видно было и невооружённым глазом. И если Грач почти не возмущался, молча кидая неодобрительные взгляды на Шалого со снорком, то Крюгер явственно кипел, едва сдерживаясь, чтобы не начать разборки. Шалому, естественно, всё было коллинеарно. Оба сталкера воспринимались им уже гораздо более спокойно, чем во время вынужденного знакомства, но воспринимались им как временные объекты. Что они думали насчёт снорка, здоровяка не волновало - после Припяти отряд разбежиться в разные стороны. Но вот недовольствие Тени отморозок смутно ощущал, и это заставляло его мрачнеть на глазах. Снайпер же напряжённо думал о том, как вернуть в группу прежнее спокойствие и не допустить ссоры.
На Складах пировали. Водка текла рекой, свиной шашлык поглощался в неимоверных количествах. Часовые мрачно прислушивались к шуму гульбища и глотали слюни. Тень быстро прожевал сунутое ему кем-то мясо, схватил неспешно жующего Шалого за руку и отвёл в ближайший безлюдный закуток. Вот там-то снайпер и отвёл душу, ругаясь на напарника, как пьяный сапожник. Здоровяк с философским спокойствием слушал излияния друга, изредко откусывая от шашлыка. Выдохшийся Тень отвесил другу профилактический подзатыльник (ему для этого пришлось встать на цыпочки, а Шалому - слегка наклониться) и утопал спать. Отморозок ещё немного посидел у костра, слушая песенку про ёжика, звучавшую уже раз двадцатый подряд, а потом ушёл следом за напарником.
Утром снайпер вскочил как можно раньше и отправился на поиски Крюгера. Тот уже не спал, а обнаружился во дворе около костра. Тень подошёл, некоторое время хмуро потоптался рядом, а потом собрался с духом и выпалил:
- Доброе утро, Крюгер! Не держи, пожалуйста, зла на Шалого! Насчёт снорка можешь не опасаться, он не тронет, честное слово! И я уговорил Шалого отпустить его перед Радаром и не тащить в Припять, так что это останется только нашим с напарником делом, - сказав это, снайпер развернулся и стремительно пошёл прочь. Его грызли сомнения, что сталкер пошлёт его далеко и надолго. Тем более, нужно было выдвигаться в путь.

2011-02-03 в 21:12 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Утро для Грача начиналось совсем не радостно - он знал, что это была последняя спокойная ночёвка в их ходке. Так уж вышло, что сталкер продрал глаза позже всех в команде, да и то только после третьего пинка Крюгера. С чувством выматерив заботливого друга, Грач с трудом выполз из спальника, подхватил рюкзак, и, лавируя между храпящими телами, отправился на выход.
Небо хмурилось, но дождь кончился - и на этом Зоне спасибо. Во дворе, помимо нескольких залётных бродяг и компании "свободовцев", обнаружилась вторая половина отряда, на вид вполне себе бодрая и готовая к приключениям. Не готов к ним был только зверски выдернутый из спальника Грач, хотя кофе, что плескался в его термосе, все же немного сгладил положение.
Шалый неспешно доедал свиное мясо, Тень торопливо перебирал рюкзак, почему-то стараясь держаться подальше от Крюгера, который с безмятежным видом тянул чай возле почти прогоревшего костра. Грач успел затолкать в себя кусок колбасы, сбегать к местному торговцу и, почти уже проснувшись, почистить оба автомата, так что был в полной готовности, и лишь ждал команды Тени, чтобы выдвигаться по дороге на Радар.
Покидая пределы базы "Свободы", Грач снова поймал себя на желании оглянуться. А вслед уходящим неслось, неугомонное и нестройное:
Если хочешь прослыть извращенцем навек,
Ты Лемура люби - он почти человек,
Монолитовца, если совсем поприжмет,
Только ёжика трогать не смей, идиот!
Веселье кончилось. Грач чувствовал, как к нему, да и ко всей команде, возвращается привычная сосредоточенность и настороженность, походка вразвалку превратилась в легкий, упругий шаг, и все чувства обострились, работая не хуже детекторов. Впереди был Барьер, дальше на десяток километров тянулась дорога к Радару, а уж от него было рукой подать до Припяти, "монолитовской" базы, где и должно было развернуться главное действо.
На пути к Барьеру группа дважды отбивалась от больших, необычно агрессивных собачьих стай. Еще веселее вышло с троицей матерых кровососов, один из которых едва не достал Грача, который и получил украшение на шею в виде отпечатков присосок. На кровососов было истрачено немеряное количество патронов (зверюги попались хитрые и ловкие), так что, хоть команда и основательно затарилась боеприпасами, впредь стоило быть экономней. Ну и внимательно обыскивать тушки врагов, конечно.
... поваленные деревья за дырявым забором. Искореженные машины, автобусы, покрытые десятилетней ржавчиной. Вездесущие деревянные кресты. И - трупы. Десятки изрешеченных пулями трупов в зеленой "свободовской" броне. Путники достигли Барьера, но зрелище, что их встретило, было совсем невеселым.
В живых остались не больше десятка бойцов, но и они понимали, что положение их - хуже некуда. Подмога с базы обещала прийти лишь к полудню, за это время жалкую горстку людей, пусть и неплохо вооруженных, просто сметут шквальным огнем.
- Прут, как танки, сволочи, - сплюнул дюжий "свободовец" с багровым шрамом во все лицо, поднялся из-за импровизированного убежища в виде прогнившего остова машины, и махнул рукой, привлекая внимание ведущего группы.
- Вольняги, пособите волну отбить! За "Свободой" не заржавеет!

2011-02-04 в 13:24 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Уснуть то Крюгер уснул, но проспал всего ничего. На улице еще было темно, рассвет вот-вот должен был занятся, а Крюгер уже топтался у входа в барак, раздумывая чем бы заняться, пока все спят. В лагере стояла непривычная тишина, перед самым рассветом угомонились даже самые заядлые забулдыги.
- Не спится?
Вопрос застал сталкера врасплох, он вздрогнул, прежде чем обернуться на звук. Оказалось, что командиру базы тоже не спалось, и он тихонько курил, сидя на стволе поваленного дерева и прикрыв ладонью огонек от сигареты. Присутствие командира оказалось как нельзя кстати, Крюгер выпросил у него старый помятый чайник, в котором нагрел на костре воды. Выбрив морду до зеркального блеска, Крюгер почувствовал себя значительно лучше. Настроение, вечером упавшее ниже плинтуса, медленно, но верно ползло в гору. Правильно когда-то говорил его лучший друг Плинтус – если есть проблема, надо с ней переспать. Не в буквальном смысле, разумеется, а просто к утру проблема может оказаться не стоящей выеденного яйца. И теперь Крюгер и сам не мог понять, что именно его вчера так выбесило – ну подумаешь мелкий звереныш в команде объявился… Пока мелкий он не проблема, а если начнет выкаблучиваться, то вопрос решится быстро и не в его пользу. Даже Шалый не станет держать зверюгу, если она станет слишком опасна хотя бы из уважения к своему напарнику.
Постепенно двор начал наполняться заспанными сталкерами, и Крюгер решил, что пора бы и разбудить Грача. От души попинав товарища, ибо тот нив какую не желал просыпаться, он с усмешкой выслушал сердитое бурчание друга. Вскоре компания собралась во дворе, готовясь к выходу с базы. Крюгер постарался накипятить чаю побольше, так чтобы хватило на всех, и как раз жевал холодное мясо, оставшееся с ужина, когда к нему внезапно подкатил Тень:
- Доброе утро, Крюгер! Не держи, пожалуйста, зла на Шалого! Насчёт снорка можешь не опасаться, он не тронет, честное слово! И я уговорил Шалого отпустить его перед Радаром и не тащить в Припять, так что это останется только нашим с напарником делом.
От неожиданности Крюгер подавился. А Тень словно так и нужно было сразу отвалил в сторону. Кусок мяса, ставший поперек дыхательных путей, перекрыл кислород, и морда Крюгера начала наливаться кровью от того, что он никак не мог вздохнуть. К его счастью, рядом оказался Вьюр, от души треснувший Крюгера по спине, да так, что кусок мяса выскочил и упал в костер.
- Скотина, - с чувством произнес сталкер, отдышавшись и утерев выступившие на глаза слезы.
- Хм, я на благодарность надеялся, а ты… - обиженно пробурчал Вьюр.
- Да это я не про тебя, тебе то я как раз благодарен.
- Хм, а он то чего тебе сделал?
Крюгер покосился на Вьюра, но отвечать не стал, слишком уж долго пришлось бы рассказывать о взаимоотношениях в группе. А времени было в обрез.
На самом деле он был рад, что все решилось, и по большому счету он сам должен был подойти к ребятам и поговорить. Ведь это он чуть не стал проблемой для группы, внеся некоторый разлад своим поведением.
Но поскольку он этого не сделал, то решил, что у него еще будет повод доказать товарищам, что он полезен.

***
- Вольняги, пособите волну отбить! За "Свободой" не заржавеет!
Группа перекатом дружно свалилась в первую же канаву, и вовремя – над головами сталкеров от пуль вздыбились фонтанчики, щедро осыпая их комьями земли.
- Твою дивизию! – выругался Крюгер, пытаясь отплеваться от пыли, забившей и рот и нос. – Вот только нам сейчас заварухи и не хватало для полного счастья…
Хуже всего было то, что где-то сидел снайпер и упорно долбил из гаусса.
- Так, мужики, вы дуйте к «свободовцам» и там осмотритесь, а я скоро вернусь.
Тень сбросил рюкзак, развернул свою снайпенрку, и через минуту исчез где-то в кустах. Даже Шалый не успел возмутться, лишь ошарашено глянул вслед другу.
- Слышь, Шалый, может ему подсобить надобно? – поинтересовался Грач, и Крюгер согласно кивнул.
- Нет, - хмуро свел брови Шалый. – У него явно какая-то задумка, мы можем испортить ему всю игру…
Он развернулся, и, пригнувшись чуть ли не до самой земли, побежал в расположение «свободовцев». Грач с Крюгером переглянулись и дернули вслед за высоким сталкером, изредка ругаясь, когда пули ложились слишком близко от них.

2011-02-04 в 18:19 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
И, как всегда, не было печали...
- Вольняги, пособите волну отбить! За "Свободой" не заржавеет!
Тень мысленно вздохнул - пройти тихо и спокойно они не успели. "Коридор", о котором снайперу рассказали знакомые бродяги, исчез, словно его и не было. "Монолит" вернулся обратно на свои позиции, о чём сведительствовали свежие трупы в продырявленной "свободовской" броне. Впрочем, в Зоне ли сетовать на изменчивость окружающей действительности? Решительно скинув рюкзак, снайпер скользнул в кусты, на ходу отправив группу к остальным. План охоты на своего коллегу по стрелковому цеху был безумным, но вполне мог оправдать себя.
Хмурый Шалый понёсся к укрытию "свободовцев", отчаяно желая хоть как-то помочь другу. Однако он хорошо понимал, что единственное, что он может сейчас сделать - это максимально отвлечь вражеского снайпера. Поэтому здоровяк перехватил поудобнее автомат и слепо огрызнулся короткой очередью, примерно прикинув место лёжки. Грач и Крюгер поддержали его слаженным огнём.
Тем временем Тень полз по канаве, полной какой-то мутировавшей крапивы. Жгучие листья размером с лопухи соскальзовали с ткани комбинезона, но приходилось быть очень осторожным. Тем более, пару раз путь снайперу преграждали гравиконцетраты, но пока, к счастью, их можно было обогнуть, не выбираясь из канавы. Стараясь пыхтеть как можно тише, Тень пробирался к покосившему сараю, стоящему на отшибе. Если он всё правильно рассчитал, то позиция "Монолитовского" стрелка будет видна, как на ладони. Но вот половник дёгтя в бочку мёда добавляло то, что канава круто поворачивала, не доходя до сарая. И до него было довольно далеко бежать по пересечённой местности, прекрасно простреливоемой со всех сторон. Мысль о том, что десяток секунд он будет открыт, как на ладони, отозвалась мерзким холодком между лопаток. Отогнав мрачные мысли, Тень выполз на стартовую позицию. Со стороны "сводобовцев" доносились звуки ожесточённой перестрелки.
"Молодцы, ребята" - искренне обрадовался снайпер. - "Отвлеките этих роботов".
Сталкер осторожно высунул нос, стараясь не шевелить заросли и оставаться максимально незаметным. Сейчас он видел картину боя сбоку. Справа была позиция своих, а вот правее и чуть дальше мелькали экзоскелеты "монолитовцев". Снайпера, конечно же, не было видно.
Тень прикрыл глаза и замер, глубко вдохнул и медленно выдохнул, мысленно внушая себе, что его сознание похоже на пустой пузырь, заполненный воздухом. И сейчас этот пузырь подхватил ветер и гонит в сторону сарая. С этой мыслью сталкер подскочил и ринулся к спасительной стене сарая. Мимо просвистели осколки разорвавшейся рядом гранаты, но целились явно не в снайпера. Ему повезло. Добежал Тень не только живым, но и незамеченным. Прислонившись к прогнившим доскам сарая, сталкер сполз вниз, судорожно хватая ртом воздух и вцепившись в СВД до побелевших фаланг. Дав себе пару секунд на успокоение, снайпер снова собрался. Углядев рядом лестницу, Тень возблагодарил Зону и резв вскарабкался на крышу. Доски скрипели и прогибались под тяжестью ползущего человека, но держались.
Снайпер замер на краю крыши, оглядывая окрестности в оптику. Выстрелы из гауссовки были редкими, но хорошо прослеживаемыми, так что Тень довольно скоро разглядел чёрную фигуру, приникшую к винтовке. Прицелится... задержать дыхание... выстрел! Фигура скорчилась и больше признаков жизни не подавала. Мысленно поздравив себя, сталкер огляделся. не заметил вокруг ничег опасного, и снова приник к прицелу. Стрелять из СВД в мужиков в экзоскелетах было трудно, но вполне реально.

2011-02-04 в 20:58 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Ждать пришлось недолго. При первых же залпах из-за ограждения, раздался подбадривающий рёв "Свободу не остановить!", и воспрянувшие духом из-за неожиданного пополнения бойцы открыли ураганный огонь по выскакивающим словно из ниоткуда монолитовцам.
Последние были прекрасно экипированы (даже слишком хорошо, по мнению Грача), и стреляли ничуть не хуже любого из бывалых бродяг - чувствовалась выучка покруче, чем у "Долга". Мысленно пожелав удачи снайперу, Грач рванул вслед за Крюгером и Шалым, с разбегу залетел за импровизированное укрытие, сооруженное свободовским стрелком, припал к оптике автомата, и несколькими выстрелами свалил метившего в их группу монолитовца.
Два десятка стрелючих товарищей потихоньку продвигались все ближе к свободовским позициям. Потери обеих сторон пока что были примерно равны, но, пока был жив вражеский гауссоносец, прогноз для защитников Барьера был совсем неутешительным.
- Бац! - и стрелок в зеленом бронике сдавленно застонал, валясь на землю рядом с Грачом и зажимая ладонью плечо.
Далекий выстрел СВД - и гаусс замолчала. "Ай да снайпер - не в бровь, а в глаз" - мысленно восхитился Грач, выглядывая из-за укрытия, пытаясь снять еще одного не в меру ретивого монолитовца, и одновременно отчаянно вспоминая, как же действовал Шалый, когда перевязывал Дьявола. Перед тем, как выпростать из рюкзака аптечку, сталкер метнул Ф-1 в троицу экзоскелетов, что организованным огнем пытались дожать Крюгера. Экзоскелет всем хорош, да бегать в нем нельзя, так что граната здорово попортила монолитовские шкурки, позволив Крюгеру добить двоих - последнего прикончил один из свободовцев.
Вкатить противостолбнячное, анестетик, антибиотик, помочь перетянуть бинтом - на первое время этого парню должно хватить. Грач, все еще беспокоясь, что сделал что-то не так, обернулся на подопечного, что скрылся за ржавым "Запорожцем", перебежал за соседнее укрытие, и метнул очередную гранату.
Ф-1 взорвалась, и за взрывом последовало еще три, гораздо более мощных. Грач с удивлением высунулся, и все понял: умница Крюгер (а может, и сведущий в таких делах Шалый) приметил стоящие возле ограждения небольшие бочки с зажигательной смесью, которые и расстрелял, вызвав цепную реакцию взрывов. На раздолбанном асфальте остались три неглубоких воронки, а вокруг - месиво из оторванных рук, ног, голов, оружия и запчастей от экзоскелетов.
Отряд из тридцати монолитовцев был смят за полчаса. Когда стало ясно, что из-за Барьера больше никто не лезет, уцелевшие бойцы выбрались из укрытий на недолгий перекур.
Шалый и Крюгер почти весь бой простояли плечом к плечу, снимая меткими очередями тех, кто подбирался достаточно близко. Оба напарника, все еще хмурые и напряженные, были абсолютно невредимы - пулю, к счастью, не словил никто. Как новенький сиял и Тень, с широкой улыбкой подходивший к команде и крутящий головой по сторонам в поисках Грача. Последний, пошатываясь (видимо, его слегка контузило), вылез из-за ближайшей машины, сфокусировал глаза на Шалом и Тени, и, все так же молча, протянул им руку для рукопожатия - жестом окончательного принятия и доверия.
- Как мы их, а? - здоровяк со шрамом радостно хлопал их по плечам. - Спасибо, вольняги! Как минута выдастся - сходите к Чехову, он вам гостинец приготовил. Теперь-то уж точно до прихода подмоги выдюжим.
- Чует моя задница, это еще цветочки, - почти шепотом сказал Грач, и, чтобы не свалиться от головокружения, оперся на Крюгера. - Друг, курить есть? А то я вас сейчас мозгами забрызгаю.

2011-02-05 в 08:55 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
- Твою мать! – с чувством произнес Крюгер, подхватывая друга подмышки и осторожно усаживая того на поваленное дерево. – Ты не ранен? Куда ранили, покажи!
Беспокойно ощупывая друга на предмет ранений, Крюгер мысленно костерил себя на чем свет стоит. За Дьволом не углядел, еще и Грача подставил, идиот. Нет, он точно одиночка, так и не научился работать в команде после того, как Патрон погиб. И того не уберег, и этого еще может потерять. Голова пошла кругом, и Шалый, заметив состояние сталкера, оттолкнул его в сторону.
- Да не ранен он! Хотя и контузило его… Ничего, отлежится. Ты, главное, сейчас сигарету другу дай, пусть и вправду покурит, а пока курить будет, погоняй по округе, поищи «Душу». Она позволяет быстро восстановить силы. Ну! Чего встал? Одна нога здесь, другая там!
Крюгер рванул с места, словно ему наподдали пинка для скорости. Еще когда они только-только подходили к «свободовцам», он заметил не вдалеке скопление аномалий, среди которых наблюдалось несколько «Мясорубок», в которых, как правило, и зарождалась «Душа». Стоило повнимательнее осмотреть это место.
Он бегом добрался до поляны с одной стороны под наклоном уходившей куда-то в густые заросли, а с другой стороны густо опутанной витками колючей проволоки между поваленными деревянными столбами. Лезть через проволоку не имело смысла, зато пробраться через кустарник, обойдя поляну кругом можно было попробовать. Если здесь и водились артефакты, то они могли быть только на отдаленных участках, которые до этого обстреливались монолитовцами. Сейчас царила тишина, если подкрепление от «Монолита» и могло подойти, то не раньше, чем через несколько часов. Так что Крюгер надеялся обшарить окрестности без особого для себя риска. Сбежав к зарослям вдоль граница аномального поля, он вломился в густые кусты, прокладывая телом тропу. Пару десятков метров он продирался сквозь заросли, стараясь защитить глаза от веток, так и норовивших выбить ему глаз. Но в какой-то момент он почувствовал, что идти стало легче, заросли словно раздвинулись, образовав узкий, почти неразличимый проход, уводивший куда-то влево. Прикинув расположение поляны относительно себя, Крюгер понял, что этой заросшей тропкой он как раз доберется в нужную точку. Идти стало не в пример легче…
Заросли закончились неожиданно, выведя его к заброшенному двухэтажному зданию с выбитыми окнами и обрушившейся крышей. Покосившаяся дверь уныло скрипела проржавевшими петлями. Впрочем, все постройки в Зоне отчуждения были похожи друг на друга, именно это здание казалось Крюгеру подозрительным. Он не сразу понял в чем дело, но прикинув, где именно располагается здание, и не обнаружив ни одной дороги, которая вела к нему, он решил, что это что-то из бывших хорошо засекреченных лабораторий. Вернее, само здание скорее было что-то типа административного корпуса, и строилось скорее как прикрытие.
Осторожно высунув нос наружу, Крюгер осмотрелся, но, не заметив ничего подозрительного, пригнувшись, бегом помчался под укрытие стен. Здесь явно никого не было, но ведь кто-нибудь мог наблюдать за ним издалека, так что осторожность все-таки следовало соблюдать.
Соблюдая все возможные меры предосторожности, Крюгер сунул голову в дверной проем, осмотрелся и нырнул в полумрак коридора. Изнутри здание казалось чуть больше, от входной двери шел небольшой предбанник, а за ним начинался коридор, деливший здание на два крыла. Потолок правого крыла обрушился, полностью заблокировав проход, зато левое крыло было в относительно неплохом состоянии. Первым делом, Крюгер забрался на второй этаж, но оказалось, что там совсем нечего делать – там, где еще межэтажные перекрытия не обрушились росла трава густым ковром и даже пробивались молоденькие березки.
Зато нижний этаж кое-где остатки былой «роскоши» - в кабинетах на стенах еще можно было наблюдать обшивку «под дерево» и гипсовые плитки, изображавшие лепнину. В бывших кабинетах царил беспорядок, столы и стулья были перевернуты, ящики столов выдвинуты, и их содержимое ровным слоем покрывало пол. Бумага давно пожелтела, а кое-где и почернела от вечной сырости. Крюгер медленно продвигался по коридору, осматривая каждую комнату, и иногда даже ворошил старые бумаги, мельком проглядывая, что там написано. Разумеется, ничего интересного там не было, да и быть не могло, всю секретную документацию, если она здесь когда-то была, вывезли сразу после аварии. Зато маленький чулан в конце коридора, в котором уборщица когда-то хранила свои ведра и тряпки, внезапно преподнес приятный подарочек в виде аретфакта «Светляк», что было даже лучше «Души». Но «Душу» все же следовало поискать – Крюгеру казалось, что он ее чувствует, что артефакт где-то рядом и надо только немного поискать. Может быть, ему это просто казалось, но уверенность в своей правоте придавала ему сил.
Оставалось осмотреть всего три комнаты, из которых двери в две из них были не заперты, зато третья и последняя дверь в коридоре оказалась не только плотно прикрытой, но запертой на пару крепких замков.
Не долго думая, Крюгер вышиб замки автоматной очередью. Дверь под напором стрельбы сама распахнулась, и перед глазами Крюгера показался чистенький, без единой пылинки, кабинет без окон, но зато с горящей электрической лампочкой в углу. Явно кабинетом пользовались и делали это не так давно. Даже чайник не успел остыть. Кто его покинул в явной спешке, бросив ворох бумаг на столе, и приоткрытый сейф. В сейфе две верхние полки пустовали, только в углу торчал обрывок бумаги. Видимо, тот кто покидал кабинет, собирался в спешке и вытаскивая бумаги нечаянно порвал один из документов, даже этого не заметив. Что бы это за документ ни был, теперь по обрывку все равно его узнать было не возможно. Зато на нижней полке красовались две «Береты», три магазина для калаша, которые Крюгер, разумеется прибрал себе, и какая-то ярко оранжевая пластиковая коробка, какие он часто наблюдал у научников, но понятия не имел, что в них находится. Аккуратно вскрыв замки, он присвистнул от удивления – это был контейнер, полностью забитый артефактами «Душа» и «Светляк». Тот, кто здесь был явно предполагал возможность ранения, и обезопасил себя, накупив, или насобирав артефакты с лечебными свойствами.
Становилось все интереснее и интереснее. Особенно, когда Крюгер рассмотрел среди бумаг карту. Потянув за край, он осторожно вытянул ее на свет и присвистнул. Карта имела в правом верхнем углу печать, расплывшуюся от влаги и почерневшую, но в которой до сих пор угадывался знак «Монолита». Сама же карта была вдоль и поперек испещрена значками, к некоторым из них были пояснения, другие же были без всяких пояснений. Разобраться, что к чему уже не было времени, надо было возвращаться назад. К тому же, у Крюгера появилось четкое ощущение провала во времени.
Когда он вернулся к друзьям, уже почти стемнело. Отдав контейнер с артефактами Шалому, сам он очумело смотрел на темнеющее небо – и никак не мог смириться с тем, что несколько часов жизни у него украли. Кто или что это было, не известно, но скорее всего он попал во временную аномалию, и задержись он там подольше, мог бы вообще больше никогда не вернуться.
Про карту, которую Крюгер благоразумно прихватил с собой, он напрочь забыл. Сложенная в несколько раз, она покоилась в рюкзаке, дожидаясь своего звездного часа.
Зато Грач почувствовал себя значительно лучше уже через полчаса после того, как Шалый пристроил ему в нужное место «Душу». А еще через полчаса Крюгер получил подзатыльник за то, что полез к черту на рога. Как ни странно, но настроение поднялось, а сгущавшаяся тьма звала устраиваться на ночлег.
- Так, мужики, - собрав всех вместе начал Тень, - ночевать мы здесь не останемся. Уже на подходе подкрепление для «свободовцев», группа прибудет сюда буквально через полчаса, так что мы отчаливаем. Здесь есть место неподалеку, где мы сможем переночевать без риска ввязаться в новую перестрелку. Ну, что стоим? Живо подъем, и за мной цепочкой шагом марш!

2011-02-05 в 23:32 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
После того, как схватка закончилась, а Грач более-менее пришёл в себя, отряд обшмонал карманы убитых, забирая ценную добычу, и отправился вслед за ведущим на ночёвку.
Место располагалось на заброшенном стадионе. Сегодня в его окрестностях было тихо, поэтому сталкеры споро расположились на ночлег. Быстро перекусив, Тень отвалил спать сразу, чуть позже к нему присоеденились Грач и Крюгер. Шалый же остался у костра, добровольно взяв первую вахту. Здоровяк сидел, чутко прислушиваясь к происходящему вокруг, да изредка подкидывал ветки в костёр. Впрочем, прозябать в одиночестве ему пришлось недолго - черноволосому сталкеру с птичьей кличкой не спалось. Осторожно присев рядом с амбалом, Грач кивнул на мирно сопящего Тень и задал первый же вопрос, пришедший на язык:
- Сын?
- Обалдел? - вопрос Грача на миг пробил привычную невозмутимость Шалого, уж больно дико для него прозвучало это предположение.
Сталкер дернулся, но озвучивать второе предположение не стал - для него это было бы не менее дико.
- Есть немного. Просто интересно понять, кто вы друг другу. Подобной связи и согласия я даже между близкими родичами не видел...но на братьев вы не походите.
- Ты ещё скажи, "любовники", - фыркнул Шалый и подкинул в костёр сухую ветку. - Я его всего на семь лет старше, какой, к кровососам, сын? А мы - просто напарники. У тебя вот, например, есть дети?
Грач подавился чаем, и на секунду заподозрил в Шалом контролера.
- Так-так, подожди-ка. Тени на вид..., - он уставился на спящего. - Восемнадцать от силы. Хочешь сказать - мы с тобой ровесники? Да не бывает такого - у тебя ж на лице написано, что ты огонь, воду и медные трубы прошел...
- Что же до детей..., - Грач помедлил. - Никогда не чувствовал потребности в чем-то таком. Мне трудно понять, что можно испытывать к вопящим кусочкам мяса. Но к чему ты спросил?
Шалого подсчёты Грача развеселили - мутно-зелёные глаза заискрились от сдерживаемого смеха.
- Тени - двадцать пять, - вдоволь полюбовавшись на вытянувшуюся рожу сталкера, здоровяк продолжил. - Эх, молодой ещё да глупый. Иначе знал бы, что вопящий кусочек мяса - это снорк в "карусели". И костьми бы лёг, а своего ребёнка в Зону не пустил. Даже под собственным присмотром.
"Двадцать пять, говоришь..." - Грач ошеломленно уставился на снайпера, слыша в голове треск разрываемого шаблона.
- Хорошо, бессмысленный вопящий кусочек мяса - так, наверное, будет точнее, - упрямо мотнул головой Грач. - Ибо снорк тварь хитрая, что-то да понимает. А Зона...знаешь, мне порой кажется, что здесь с людей шелуха опадает. Кто знает, может, подобное чистилище и было бы полезным для... кстати, у самого-то дети есть?
- Как будто в "карусели" кто-то вопит осмысленно,- отрезал Шалый. Затем порылся во внутреннем кармане, выудил на свет кусочек фотобумаги. На ней был отпечатан цветущий яблоневый сад, сам Шалый, в домашних трениках и растянутой майке, невысокая полная женщина с глазами не менее волевыми и пугающими, чем у сталкера, и двое детей - мальчик постарше и совсем маленькая девочка, восседавшая у Шалого на руках. - Двое. А в Зоне вместе с шелухой с большинства опадает ещё и человечность. При условии, конечно, что она была. Тебя сюда за этим, что ли, потянуло?
- Карусель - достаточная причина, чтобы вопить, - пожал плечами Грач. - Зов о помощи вызывает желание бросить все и идти помогать, беспричинные вопли - ничего, кроме желания приложить черепом о стену. И я не делаю разницы между детьми и взрослыми... хотя умом понимаю, что, быть может, где-то ошибся.
Грач внимательно рассматривал фото. Дети его не заинтересовали, а вот женщина... взгляд задержался на огромных темных глазищах - не могло быть у обычной женщины такого взгляда. Похожее ощущение возникало у Грача только раз, когда он глядел вниз с высотки.
- Ты не похож на себя, - улыбнулся сталкер, поднял глаза на напарника, и тут же помрачнел - будто свечу задули. - Меня отродясь сюда не тянуло, и тем более не для избавления от человечности. Я сбежал. И побег имел смысл до...недавнего времени. Теперь же смысла нет ни в чем. Вот разве задание выполнить - сделаем, и его снова не станет...
С минуту оба молчали, переваривая услышанное. Наконец Грач решился:
- Семья, дети... тебе есть кого любить, тебя кто-то ждет. Зачем тебе Зона?
- Как будто взрослые издают меньше беспричинных воплей. Пообщайся побольше с Тенью, узнаешь, как он орать может. И повод для этого ему точно не требуется. Просто взрослые - это выросшие дети.
Невдалеке сухо треснула ветка, сталкер подобрался, вскидывая автомат и напряженно вглядываясь во тьму. Однако что бы это ни было, стоянку оно обошло стороной.
- Я тоже сбежал. Вряд ли от того же, что и ты, но Зона для меня - отличная среда обитания. Здесь я живу так, как привык. А за Периметр мотаюсь только семью проведать, да Тени огурцов притащить. Там скучно. Что же до смысла. Зачем он тебе?
- Теперь я, кажется, понял, почему ты не пристрелил мелкого, - покосился на него Грач. - Правда, не думал, что в тебе осталось...такое..., - он минуту подбирал слова, да так и не подобрал.
- Просто ты тоже не казался образцом милосердия, - неловко закончил он, отводя глаза.
Шалый ничего не ответил, лишь уголок рта дернулся в немой усмешке.
Беседа кончилась, но молчание тоже выходило многозначительным. Немногие умеют правильно молчать, но собеседники явно нашли взаимопонимание в безмолвии. Полчаса - и Грач, наконец, почувствовал, что теперь-то сможет заснуть. Что-то внутри него наконец замолчало.
- Спасибо, - коротко кивнул он, поднимаясь на ноги. - Раньше я постоянно ждал от тебя ножа в спину. Теперь мне спокойней.
Шалый прикрыл на миг глаза, а потом произнёс вдогонку уходящему спать Грачу, всё так же глядя в костёр:
- Чтобы увидеть меня без жалости и милосердия, тебе стоило увидеть меня два года назад, до нашей встречи с Тенью.

2011-02-06 в 15:05 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
До предполагаемого места ночевки отряд добрался уже к глубокой ночи. На пути от Барьера им не встретилось ни единой живой души - Зона явно готовила какую-то подлянку, и Грач был уверен, что выдаст она ее в самый неподходящий момент.
Однако пока что вокруг стояла звенящая тишина. Изредка проблескивающие на горизонте зарницы освещали разбитую асфальтовую дорогу, по которой двигался отряд, огромное поле заброшенного стадиона, где впритык друг к другу бесновались электры, наваленные где попало бетонные плиты, железные трубы, полуразвалившуюся технику, возле которой счетчик заходился в истерике. Привал устроили чуть поодаль, там, где обнаружилось кострище - это место явно уже посещали, а в проржавевшем фургончике поблизости нашлись даже два матраца.
Грач, устроившись спиной к спине с Крюгером, снова не мог заснуть. Треск костра, тихое дыхание спящих - и непроницаемая пелена тишины снаружи. Неестественную тишь не нарушал ни привычный вой собак, ни шум ветра, ни крики ночных птиц, ни скрип ржавого железа - ничего из того, что сталкеры привыкли слышать, ночуя на открытой местности. Не могло быть в Зоне полного беззвучия - вот такого, до звона в ушах.
Снова кольнула тревога. Поняв, что сна опять не выйдет, Грач осторожно, чтобы не разбудить сопящего рядом напарника, выпутался из спальника, и ушел к костру, где нес вахту Шалый. Не то что бы Грачу хотелось докучать ему разговором, но нужно было хоть как-то отвлечься от окружающего мертвого безмолвия, которое, казалось, начало заползать прямо в голову, оставляя там вакуум. К тому же, Грача давно грызло любопытство - Шалый был единственным из команды, кого он так и не сумел понять.
Разговор длился долго, и оставил Грача в смешанных чувствах. Тревога, выгнавшая его к костру, поулеглась, но на смену ей пришли смущение и растерянность. У Шалого внезапно обнаружилась человечность - это в голове у Грача не укладывалось. Нужно было учиться смотреть на напарников другими глазами.
И еще одно не давало ему покоя. Грачу снова казалось, что Шалый, как и весь мир, понимает что-то, чего ему не удастся понять никогда. Мало приятного было чувствовать себя идиотом...впрочем, в последнее время его самолюбие часто трещало под сокрушительными ударами. Крюгер, учивший еще зеленого Грача правильно передвигаться и стрелять из АК, не мог знать, как ненавидел себя Грач, когда ему не удавалось скопировать учителя в точности. Вот и сейчас сталкер чувствовал ту самую обиду, непонимание, стыд, и глухое, щемящее бешенство.
Тихо пробравшись к матрасу, Грач завернулся в спальник, приткнулся спиной к чужой теплой спине, и сжался в комок. До его предутреннего дежурства предстояло о многом подумать.
Утро встретило их сопливым зеленоватым туманом и все тем же мертвым безмолвием. Грач, мрачный, как туча, хоть и снова не выспался, успел соскрести с себя щетину, слегка перекусить, и несколько раз сорваться с места, заподозрив в округе что-то неладное.
Через час с небольшим, сытый и отдохнувший отряд снялся с места. Отшагав с полкилометра, Грач заметил, что неестественная тишина постепенно исчезала, и сквозь нее проступали привычные звуки Зоны. Радуясь этому факту и чутко прислушиваясь к отдаленной перестрелке, он потерял бдительность - и если бы шел первым, отряд скорее всего можно было бы хоронить.
...больше всего это напоминало двухметровый кусок коричневой губки, густо усаженный опарышами. Неизвестная тварь (а может, и аномалия - чем Зона не шутит?) ползла к дороге, оставляя за собой след из вонючей густой желчи, и даже издали (отряд находился на возвышении, метрах в трехстах от мутанта - может, поэтому их еще не заметили) чувствовался запах гноя, исходящий от белых шевелящихся отростков.
Паниковать и принюхиваться к отвратительному амбре было некогда - тварь передвигалась довольно быстро. Несколько секунд - и предупредительно пискнул датчик химической опасности.

2011-02-06 в 17:21 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
- Всем надеть противогазы!
Команда прозвучала не громко, но жестко. Уговаривать никого не пришлось, через минуту уже все были в противогазах, и бодро двигались в обход мерзкой гигантской личинки. Как оказалось, та скорость, с которой передвигалась личинка до этого, была для нее прогулочным шагом…
Как она заметила команду – по запаху, или считала ментально, как контролер, не ясно – не ясно, но внезапно тварь ускорилась и буквально полетела на всех парах к группе, оставляя за собой склизский след на земле. Убегать не имело смысла, прятаться было негде, и группа, передернув затворы, ощетинилась автоматами, подпуская тварь на предельно возможное расстояние, чтобы под завязку накормить свинцом.
Двести метров, сто пятьдесят, сто…
Внезапно над головами что-то шарахнуло, словно запоздало долетел гром, вот только молний и тем более грозы не наблюдалось. Зато воздух завибрировал, сгустился, и в одно мгновение на высоте примерно 10 метров над землей пространство разверзлось, и из дыры вывалился псевдогигант, свалившись прямо на голову «благоухающей» личинке. Как только гигант рухнул вниз, пространство схлопнулось с чавкающим звуком.
Тварь не ожидала нападения, и взвыла так, что у сталкеров заломило затылок от боли. Низкий утробный вой, казалось, несся над долиной, приникая во все щели. Мужики дружно схватились за головы, и, превозмогая боль, дружно ринулись к перелеску, как только поняли, что обоим мутантам стало не до них – псевдогигант что-то орал и от души пинал губку своими мощными ногами, губка извивалась, плевалась из отростков зеленоватой жижей и визжала. Визжала так, что у людей уши словно ватой заложило, а в затылке молот стучал о наковальню.
Сталкеры ввалились в лес, и отойдя подоальше, так чтобы огромная личинка не смогла пробиться между деревьями, плюхнулись на задницу у старого дуба. Прижавшись затылками к стволу, они немного отдышались, и когда боль чуть утихла, кто-то спросил:
- Не понял, что это было?
- А хрен его знает… В первый раз такую зверюшку вижу.
- Да я не про зверюшку, хотя и про нее тоже. Я про псевдогиганта с неба свалившегося… Что это было?
Крюгер, помотал головой, стараясь стряхнуть остаточной звон в ушах, из-за которого он никак не мог разобрать кто из товарищей сейчас говорил.
- Я два месяца назад, еще перед тем как в жарку попал, слышал одну историю в баре, - начал Крюгер и поморщился, даже собственный голос казался ему каким-то ненатуральным, чужим. – В общем, сталкер один, вроде его Сивый кличут, рассказывал, как он в пузырь попал. Так вот он говорил, что в Зоне есть такие места, которые как бы закрыты для посещения. В смысле сама Зона туда никого не пускает, законсервировав местность на неопределенный срок. После Выброса участок может открыться, а может и нет, тут как повезет – некоторые секторы до сих пор находятся на консервации, а некоторые периодически то открываются, то закрываются. Вот он, Сивый в смысле, в такой сектор попал, и жил там три года, пока снова сектор не открылся. Самый прикол, что Бармен сказал, будто Сивый и вправду три года назад пропал и все его погибшим считали, а он взял и вернулся. Ну и старожилы признали его. Вот такие дела.
Грач присвистнул. Тень и Шалый переглянулись.
- И что? Совсем из этого пузыря выбраться нельзя? То есть попал в закрытый сектор и все, с концами?
- Да говорят, вроде, можно. Но для этого особый артефакт нужен, Компас называется. Я о таком и не слышал никогда, кроме того раза в баре, и тем более не видел. Так что если и удастся этот Компас найти, то еще неизвестно, как понять, что это именно Компас, и как им пользоваться. Уж очень редкий артефакт. Говорят, что его только один раз находили. - Крюгер вздохнул и признался: - До сегодняшнего дня, я честно признаться, думал, что Сивый просто красивую лапшу на уши всем развесил, а на самом деле он за Периметром три года прохлаждался. Но, судя по тому, что мы сейчас видели, все что он тогда говорил, правда.
- Мда… - протянул Тень задумчиво. – И как узнать, где эти закрытые секторы?
- Сивый говорил, что это просто – видишь, к примеру, впереди здание, идешь к нему, и в какой-то момент словно в невидимую стену упираешься. И все, дальше ни шагу.
- Да не, - недоверчиво буркунл Грач. – Этого просто не может быть… Это против всех законов физики…
- Кровососы тоже против всех законов биологии, как и снорки, и тем более зомбаки, но они существуют. Только в пределах Зоны отчуждения, но все же, - Крюгер устало потер ладонью лицо. – В Зоне нет ничего невозможного, я тебе это уже давно сказал. Даже того, что не может быть в принципе за Периметром, в Зоне может оказаться банальным делом или событием. Так что… В общем, мужики, вы все сами понимаете.
- Угу, чем ближе к Припяти, тем чудесатее и чудесатее.
- Типа того, - согласился Крюгер. – Ну что, топаем дальше, или так и будем сиськи мять на ровном месте?

2011-02-07 в 14:16 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Охренению, казалось, не было предела. Тень вытер вспотевший лоб, оглянулся назад, словно ожидал увидеть снова отвратительную личинку, решившую объединиться с псевдогигантом и схарчить-таки незадачливых людей. Однако ничего похожего на горизонте не наблюдалось, а уж после риторического вопрса Грача снайпер вспомнил, что он вообще-то ведущий группы.
- Ты прав. Оставим местные чудеса на откуп учёным, пусть у них над этим мозги кипят. А нам сейчас надо сделать марш-бросок до Припяти, осталось всего-ничего, если судить по координатам Сидоровича.
Уткнувшись в детектор, Тень вновь повёл отряд до места назначения. Вход в лабораторию находился на окраине города, однако в такой... кхм, труднодоступной местности, что немного погодя снайпер отрубил наладонник и принялся обкидывать границы аномалий болтами - тонкий механизм словно с ума сошёл, то показывая сплошные аномальные поля, то девственно чистую местность. Шедший последним Шалый бережливо собирал болты, отряд полз, как беременная улитка по полосе препятствий. Складывалось такое ощущение, что кто-то добрый согнал аномалии по всей зоне, натыкав их, как душе угодно, прямо на пути сталкеров. Идти приходилось очень осторожно, границы аномалий наползали друг на друга, сдвигались тесно-тесно, и даже малейшее движение воздуха могло разрядить, к примеру, карусель, и тогда цепная реакция не оставит от сталкеров и молекул. Пару раз пришлось возвращаться, обходя тупики, созданные сплошными рядами ловушек, однако в конце-концов бродяги выбрались на более-менее чистую землю. Тень хотел было объявить привал, однако Зона снова выкинула подлянку. Первым опасность заметил Грач. На небольшой кочке, нахохлившись и вздыбив редкую шерсть, сидела, блестя бусинами глаз, здоровенная жирная крыса. Медленно, глядя мимо грызуна, черноволосый сталкер подёргал за рукав Крюгера и одними губами шепнул "Смотри вперёд на три часа". Однако тварь словно почуяла, что речь идёт о ней, и юркнула в щель в асфальте. А через секунду оттуда хлынул сплошной поток грязно-серых тел.
- Делаем ноги! - рявкнул Крюгер и первым дёрнул в сторону ближайшей подворотни. Шалый успел кинуть осколочную гранату, однако крыс это не остановило - стая была голодна, а крысиный волк не пострадал, благоразумно не высовываясь вперёд своего воинства. От крыс, казалось, не было спасения. Изредка группа огрызалась огнём или швырялась гранатами, десятки грызунов гибли, однако новые твари появлялись, казалось, прямо из воздуха, как давнешний псевдогигант. Наконец, сталкеры были загнаны в ловушку - поспешное бегство привело их в тупик. Дома стояли вплотную, единственный выход на параллельную улицу загораживала здоровенная карусель, а все нижние окна были забраны поразительно крепкими решётками. Пожарная же лестница, как назло, поросла бородой из ржавых волос.
Перед глазами Шалого начал плыть алый туман. Осознание того, что он может не защитить своего напарника, вводила здоровяка в состояние боевого бешенства, он готов был рвать крыс руками и зубами, но не допустить гибели Тени. А сам снайпер в это время лихорадочно пытался найти выход из западни. У него был припрятан козырь в рукаве, однако применение его для сталкера было страшнее смерти. От сложного морального выбора Тень спас внезапно кинутый взгляд в сторону. Подпрыгнув, снайпер заорал:
- Мужики! Нам туда! - и ткнул пальцем в неприметную крышку канализационного люка.
- Охренел?! - рявкнул Крюгер, на миг отрывая взгляд от выхода из проулка, в который осторожно начали заскальзывать первые твари. - В туннелях они нас сожрут с потрохами моментально! Здесь есть хоть пространство для манёвра.
- Нахуй манёвры! - зарычал в ответ снайпер, поддевая тяжёлый крышку. - Помогите мне, идиоты! Это то самое место - вон вывеска!
На помощь товарищу пришёл Шалый - пока Крюгер с Грачом отстреливались от авангарда крысиного полчища, отморозок откинул крышку и первым скользнул внуторь. Тень спрыгнул вниз за ним. Оставшиеся на поверхности напарники переглянулись, отступили к люку и, слаженно метнув гранаты, последовали следом. Вопрос о том. что делать дальше, умер сам собой - в десяти метрах от входа в канализацию Тень и Шалый слаженно матерясь, раскручивали заржавевший засов гермотамбура. Сталкерам повезло - они успели юркнуть внутрь прежде, чем крысиное море хлынуло через люк в тоннель.
Оказавшись за спасительной дверью, Тень сполз на пол и пояснил:
- Добро пожаловать! Мы находимся в лаборатории, из которой должны вынести информацию для Сидоровича. Нам повезло, крысы загнали нас точно на нужное место - "Улица Советская, 14/2", рядом с вывеской "Продукты". Хорошо, что они ещё сохранилась, иначе бы я не догадался глянуть координаты на детекторе. А сейчас - десять минут на подготовку. и выдвигаемся. Нам ещё по тоннелям топать и топать до нужного места.

2011-02-08 в 18:27 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач сполз по стене и прикрыл глаза, чувствуя, как сердце пытается проломить грудную клетку. В какой-то момент ему показалось, что живыми им не выбраться – ловушка казалась безвыходной, но их снова спас счастливый случай. Крысы немного покоцали комбез, но до кожи, кажется, не добрались – осмотрев повреждения, сталкер решил, что аптечку тратить не придется. Еще несколько минут – проверка оружия и боезапаса: у Грача осталась ровно одна граната (он корил себя за то, что активно раскидывался ими на Барьере), чуть больше половины патронов от купленного на Складах (плюс найденные на монолитовцах бронебойные), и неприкосновенный запас аптечек. Не так уж радужно, особенно если учесть, что пополнить запасы придется нескоро.
Уверившись, что оба ствола во вполне боевом состоянии, Грач поднялся на ноги и кивнул Тени, что выжидательно смотрел на отряд. Тронулись.
Отряд в полной боевой готовности крался по туннелю. В коридорах пахло затхлостью: здесь явно уже давно никто не ходил – наверняка из лаборатории был второй, более удобный выход. Как обычно и бывает в заброшенных местах, в изобилии присутствовали обломки ящиков, лабораторной утвари, широкие деревянные щиты с бумажными лохмотьями на них, колотая плитка, заржавленные и запыленные кучи разнообразного хлама. Кое-где виднелись отблескивающие зеленью лужи, которые группа с осторожностью обходила. Грач ради любопытства запустил болтом в одну из них – и болт почти моментально растворился с тихим шипением. Сталкер впервые увидел «холодец».
Крюгер предупредительно ткнул Грача в плечо, и глазами указал на стену, которой сталкер едва не коснулся. По стене с утробным чмоканьем стекала какая-то липкая черная мерзость, на вид едва ли не живая. Проверять ее свойства Грачу почему-то не захотелось. Намек был понят: держи ухо востро - кто знает, какая пакость может водиться в научном логове.
Тень шел перед ним, и сталкер чувствовал, что их проводника едва ли не трясет, и чем дальше они забирались, тем это ощущение было сильнее. В другом случае он бы нашел, как его успокоить и ободрить, но сейчас он мог только красться вслед за ним, до боли в глазах вглядываясь в зеленоватый полумрак, чтобы, случись что, успеть прикрыть его.
Коридор вильнул влево, очередной поворот – и группа вышла в большую, тускло освещенную единственным работающим плафоном, комнату, заваленную обломками и мусором. Возле стены приютились несколько раздолбанных стеллажей, огромная лужа «холодца» булькала рядом с тяжелой бронированной дверью с кодовым замком. Но примечателен был вовсе не бардак и не дверь, а ящик, важно круживший под потолком.
Тень сориентировался моментально. Отряд дружно нырнул в укрытие, прячась за обломки стеллажей и ржавый шкаф, и вовремя – ящик полетел в то место, где пару секунд назад стоял снайпер, с грохотом разбившись о стену. Более-менее целый обломок ящика вновь поднялся в воздух, и прицельно полетел в Грача, что неосторожно высунулся из-за угла шкафа. Раздалось приглушенное «блять», и перепуганный сталкер дал очередь в пустоту, все еще не понимая, что за напасть на них свалилась.
Вот оно – в темном углу мелькнуло мутноватое облачко, словно слабая электра решила сняться со своего места и полетать. Глазастый Крюгер первым дал залп по быстрой полупрозрачной твари, его поддержал ВАЛ Тени, но в этот момент израненный и обозленный полтергейст метнул в них куском трубы.
И слава богам Зоны, что не попал (веса трубы было вполне достаточно, чтобы угробить как минимум двоих) – видно, состояние мутанта сказывалось на его меткости. Шалый с Грачом одновременно полосовали очередями полупрозрачный сгусток, что вспыхнул багровыми переливами, и наконец растворился в воздухе.
- Какой только хрени Зона не нарожала… что это было? – голос еще не пришедшего в себя Грача еле звучал.
- Полтергейст. Учись, сталкер, ветераном будешь, - немного нервно хохотнул Крюгер, перезаряжая АК. Казалось, произошедшее его только повеселило. – Хорошо, если он один здесь ошивается, только вот…
И тут они дружно замолчали. Из-за двери с кодовым замком доносился отчетливый детский плач.

2011-02-09 в 05:35 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Крюгер задумчиво пошкрябал подбородок.
- Мужики, вы уверены, что нам именно эта дверь нужна? Что-то сильно сомнительно мне, что за ней мы что-нибудь полезное найдем.
Грач пожал плечами, Шалый нахмурился, а Тень что-то выискивал на своем ПДА. Минута прошла в полном молчании со стороны сталкеров, зато заунывный плач за дверью усилился. Не известно, сколько бы они еще простояли перед дверью, если бы из темноты коридора не прилетел деревянный ящик, и шмякнувшись о стену над головой невысокого Тени не обдал сталкеров деревянными обломками. Получив по затылку щепкой, Крюгер рассвирепел, и дал несколько коротких очередей в темноту. Грач тоже вскинул автомат, Но Крюгер осадил его, потребовав прикрывать Тень на пару с Шалым.
- Парни, решайте быстрее, куда идем, вперед или назад. Я пока прикрою со стороны коридора, похоже, на нас тут полтергейсты зубы точат.
Патронов было не так уж и много, чтобы держать долгою оборону, так что приходилось надеяться только на чудо. Ну, или на удачу, это кто как предпочитает.
Тень пробурчал что-то невнятное, Крюгер в пылу стрельбы слов не расслышал, но понял, что все-таки это имена та дверь которая им и нужна, поскольку снайпер бодро защелкал кнопками на кодовом замке. Красная лампочка на дисплее мигнула зеленым, и дверь слегка приоткрылась. Шалый оттолкнув напарника, первым ворвался в помещение, за ним следом, потеснив снайпера, ринулся Грач. Зачистка помещения прошла быстро – семейка бюреров, поселившаяся в предбаннике, оказалась на удивление немногочисленной. Когда раскат автоматных очередей смолк, в дверь протиснулся Тень, а за ним, замыкая группу, задом пятился Крюгер, щедро полив свинцом двух полтергейстов. Одного ему удалось положить, второго похоже удалось ранить. Крюгер захлопнул за собой тяжеленную дверь, решив потом разобраться с полуживым мутантом.
Обернувшись и утерев пыль с лица тыльной стороной ладони, Крюгер присвистнул. Небольшая комната, видимо, раньше представляла из себя что-то вроде кабинета на несколько человек – вдоль стен стояли стеллажи с папками, середина комнаты была занята несколькими столами с компьютерами. Пара мониторов до сих пор еще светилась, немного разгоняя сумрак в комнате, хотя в ней царил сущий бардак – видимо, бюреры устраивали быт по-своему, перевернув пару столов и нагромоздив стулья горой в одном из углов.
- О, глядите-ка! Там еще какая-то дверь! – Грач ткнул пальцем в нужном направлении, и, присмотревшись, сталкеры и вправду разглядели темный силуэт двери, еле заметный при слабом освещении.
- Надо бы посмотреть, что там, прежде чем рыться в бумагах. Не дай господь, за дверью еще какая мразь притаилась…

2011-02-09 в 15:06 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Чем ближе сталкеры приближались к лаборатории, тем сильнее билось сердце Тени. Надежда сводила его с ума, снайпер едва сдерживался, чтобы не броситься перёд бегом. Полтергейсты, бюреры - всё это воспринималось уже не как опасные порождения Зоны, а как досадная помеха на пути... к чему? Тень боялся даже думать об этом.
Первая комната принесла горькое разочарование - бюреры изгадили, переделывая под своё мировоззрение, всё, до чего смогли дотянуться. Компьютеры были слишком старыми, а бумаги представляли собой кучу служебных инструкций и технической документации. Шалый сочувственно сжал плечо снайпера лапищей.
"Неужели, не то?"
Однако второе дыхание издыхающей надежде дал, сам того не ожидая, Грач. Вторая дверь была чуть ли не мощнее первой, и Тень пришлось повозиться, вводя код точно по инструкции - четыре цифры - отодвинуть засов вручную - ещё четыре - и дверь бесшумно распахнулась, лишь едва слышно зашумел на миг механизм. Во втором помещении властвовал хай-тэк. Хром, стекло, белоснежная стерильность. Стройные ряды новеньких компьтеров, штук пятнадцать, наверное, яркие бестеневые лампы под потолком, пластиковая обшивка на стенах и потолке, на противоположной стене - целая панель для просвечивания ренгеновских снимков. Непонятная установка в углу, накрытая стеклянным колпаком, вокруг на специальных столиках целые залежи поблескивающих хирургических инструментов зловещего вида. Но самое неприятное - на дальней стене была лестница, ведущая на длинный балкон. В стене была застеклённая галерея и ведущая в неё дверь с кодовым замком, до которой и можно было добраться, поднявшись на подозрительный балкончик. Шалый напряжённо выцеливал непрозрачные стёкла, пока Тень ковырялся с засовом.
- Бесполезно, - снайпер скатился по ступенькам и виновато развёл руками. - В информации от Сидоровича эта дверь вообще не упоминается, и кода от неё нет. Так что собираем документы и валим.
С этими словами Тень принялся деловито обшаривать ящики столов, бегло просматривая вытаскиваемые бумаги. Как бы снайпер не старался придать роже равнодушное выражение, заметно было, как лихорадочно блестят его глаза. Он явно искал нечто важное. Грач подозрительно зыркнул на бродягу и собрался было что-то спросить, но тут произошло то, чего не ожидал никто.
- Ну здравствуй, рядовой Дмитрий Орлов.
Сталкеры моментально ощётинились автоматами, моментально выцеливая источник опасности, но было поздно. Как открылась ведущая в другую комнату дверь, не заметил никто. Шагнувший в лабораторию учёный, окружённый пятью вооружёнными до зубов "монолитовцами" в экзоскелетах, презрительно оглядывал грязных и потрёпанных сталкеров.
Побледневший, как полотно, Тень шагнул назад, выронив стопку документов из трясущихся пальцев. На его роже был написан смертельный ужас, губы прыгали, не в силах выпустить наружу ни звука.
- Или мне лучше называть тебя по старому, образец номер сто восемнадцать-ка?

2011-02-09 в 23:31 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач, Шалый и Крюгер, не сговариваясь шагнули друг к другу, пряча за собой перепуганного снайпера. Два "калаша" и "Хёклер" смотрели вверх, прямо на группу из шести человек, предводительствуемую ученым.
- Или мне лучше называть тебя по-старому, образец номер сто восемнадцать-ка?
Ступор быстро превратился в страх, страх в свою очередь перетек в злобу - утробную злобу зверя, защищающего детенышей. И эта ярость требовала хоть какого-то выхода.
"Выстрелить - не вариант, группу моментально раскрошат на кусочки пять ВАЛов. Гранату так быстро не достать. Добежать до двери...нет, сейчас не успеем. Что же де..."
- Называйте его Тенью, уважаемый, - Грач заговорил неожиданно для себя, ногой незаметно пододвигая к снайперу ворох бумажек, что он уронил. Главное - отвлечь и заговорить зубы, а там авось и выдастся подходящий момент для побега. - Этот юноша, как я понимаю, на вас работал? Или... работает?
Учёный скрипуче похихикал, приподнял очки и вытер набежавшую от смеха слезу.
- Ох, юморист... Ох, насмешил... Работал, говоришь? Работал-работал, ещё как работал!
Тень сверкнул глазами, однако недвусмысленно направленное на него дуло автомата заставило снайпера воздержаться от решительных действий.
- Образцом ты у нас работал, сто восемнадцатый, да? - добродушно протянул яйцеголовый.
Тень скрипнул зубами, но промолчал.
- Образцом? - приподнял бровь Грач, незаметно тыкая в бок локтем кипящего от бешенства Шалого. - Образцом добродетели, надо понимать? Или использовался, как подопытная мышь, донор, и анатомическая модель в одном лице? Что вы с ним творили, изверги яйцеголовые?
Учёный нахмурился, слова сталкера ему явно пришлись не по нраву.
- О какой добродетели идёт речь, сталкер? - последнее слово очкарик презрительно выплюнул, - А ты знаешь, с кем ты делил всё это время хлеб? Смог бы ты повернуться к сто восемнадцатому спиной, зная, что означает литера "к"? А ты уверен, что...
- Заткнись! - истерично взвизгнул Тень. На снайпера было страшно смотреть, так исказилось бледное лицо с пылающими гневом и ненавистью глазами. Лопатообразная лапа Шалого легла на плечо напарника, сдавливая его едва ли не до хруста. Здоровяк сам почти терял контроль, мечтая только о том, чтобы посмотреть на цвет кишок яйцеголового, но понимал, что "монолит" изрешетит всех четверых, стоит только ему рвануть вперёд.
- Уверен, - безмятежно улыбнулся Грач, отпуская автомат висеть на ремне, прижавшись плечом к Крюгеру, и незаметно кладя ладонь на подсумок. - Доверие к ближнему чаще всего оборачивается дырой в спине или во лбу - это нормально, вполне в человеческой природе. Вот только и в человеческой природе встречаются приятные исключения, Тень давно уже доказал, что он - одно из них. По делам их узнаешь их, как говорится... Но вы не ответили на вопрос, уважаемый. Что вы сделали с нашим снайпером?

2011-02-10 в 06:06 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Крюгер ошалело таращился на научника, пытаясь осмыслить сказанное. Нихрена ж себе, они оборзели, естествоиспытатели хреновы – на живых людях опыты ставить! Да покрошить их в капусту мелко-мелко!
Вот только что с монолитовцами делать было не ясно, они и сами покрошили бы группу, сталкеры и пикнуть не успели бы, не то, что дать достойной отпор.
Заговоривший Грач немного снял напряжение первого момента, оторопь прошла и мысль заработала со скоростью пулеметной очереди.
Крюгеру предстояло сделать очень важное для себя решение – с кем он, с командой, если конечно команда существовала, или же он сам за себя.
- А ты знаешь, с кем ты делил всё это время хлеб? Смог бы ты повернуться к сто восемнадцатому спиной, зная, что означает литера "к"? А ты уверен, что...
Вопрос, адресованный Грачу, заставил Крюгера нахмуриться и на какой-то момент появились сомнения – ведь они все вместе дошли до Припяти, нашли лабораторию, и все время прикрывали друг друга, как могли, но вдруг это была только видимость? За Грача Крюгер не переживал – Грач оказался такой же пешкой в игре, как и сам Крюгер. И его отчаянный спор с научником только подтверждал догадку. Но Тень и Шалый… Может быть эти двое просто позволили дойти им до Припяти, потому что нужны были как лишняя ударная сила? Может быть, после выполнения задания и выхода за Барьер их с Грачом просто отправили бы к… Черному Сталкеру?
Нет, нет, нет…
Крюгер мотнул головой, отгоняя сомнения. Этого не может быть. Этого просто не может быть. Что-то кололо и грызло изнутри, пытаясь пробиться сквозь сомнения, но Крюгер никак не мог уловить мысль… Что-то, что он заметил в походе, что-то, что должно было снять все сомнения и помочь, наконец, принять решение…
Когда Тень взвизгнул, Крюгер от неожиданности оглянулся на него, и тут все понял. Вот оно! На лице Тени отражалась такая невыносимая мука, такая боль и душевное страдание, что Крюгер сразу ему поверил. Вопрос оказался решен в пользу товарищей. Что бы дальше не случилось, он был готов защищать группу от кого угодно, хоть от научников, хоть от монолитовцев, хоть от самого дьявола…
Крюгер медленно потянулся к верхнему карману, когда заметил движение Грача – следовало отвлечь внимание на себя. Стволы монолитовцев дернулись.
- Спокойно, детишечки, - ухныльнулся Крюгер, вынимая из кармана мятую пачку. Сунув в зубы последнюю сигарету, Крюгер смял пачку и словно невзначай небрежно отщелкнул ее в сторону крайнего монолитовца. Закурив, он выпустил густую струю дыма прямо в лицо научника, и тот закашлялся.
- Здесь нельзя курить, - почти жалобно промычал ученый, руками отмахиваясь от дыма.
- Неужели? – картинное удивление Крюгера привело ученого в ярость.
- Да! Здесь проходят важные научные исследования, и в лаборатории находится много приборов, слишком чувствительных к воздействию внешней среды!
Пока ученый орал, Крюгер успел еще дважды затянуться и выпустить дым.
Как и следовало ожидать, сработала противопожарная сигнализация. Замигали оранжевые лампочки, завыла сирена…
Одна минута, две, три, четыре…
За это время двое из монолитовцев отделились от своей группы и исчезли в соседнем помещении.
Пять, шесть минут…
Крюгер молча докурил сигарету, нагло разглядывая ученого, лицо которого от сдерживаемой ярости пошло бурыми пятнами.
- А вы в курсе, уважаемый, - Крюгер бессознательно скопировал манеру Тени говорить, ту манеру, что бесила его на заре их знакомства, - что в вашем положении нельзя волноваться?
Фраза «в вашем положении» прозвучала из уст Крюгера несколько двусмысленно, и научник побагровел еще сильнее.
- Сердечко то у вас поша-а-аливает… так и до инфаркта недалеко…
Наконец, сигнализация отключилась, и Крюгер довольно улыбнулся. Двое ушедших монолитовцев означали лишь одно - лабораторию больше никто не охранял, иначе сигнализацию отключил бы кто-то другой. Или на замену двум ушедшим пришли бы другие, но никого движения в лаборатории больше замечено не было.
Один научник с шестью монолитовцами против четырех сталкеров.
Не так уж и плохо, как могло бы быть.
Главное, сейчас изменить группировку сил, и желательно сделать это до того, как начнется стрельба. Тогда у них есть шанс уйти живыми – все-таки группа в последнее время показала себя слаженной. Он готов был начать осуществлять задуманное, но его останавливало только то, что у Тени и Шалого на счет научника могли быть иные планы.
Впрочем, он готов был поддержать их в любом случае. Ведь для себя он уже принял решение, с кем он пойдет до конца.

2011-02-10 в 09:00 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Грач пытался докопаться до истины, выгораживая параллельно товарища, Крюгер курил, доводя научника до белого каления, Шалый исходил злобой, пытаясь придумать хотя бы более-менее реальный план уничтожения противника, а Тень... Тень замирал от страха, ожидая, что научник сейчас скажет то самое страшное слово, мирно прячущееся за литерой "ка", и злился на себя за то, что не мог переступить внутренние границы, пусть это бы и означало спасение группы на данном этапе.
- Я бы не стал борзеть, юноша, - неприязненно буркнул яйцеголовый, дёрганными движениями протирающий очки полой халата. - Мы заранее подготовились к вашему визиту. Честно говоря, я ведь думал, что ты умер вместе с остальными, сто восемнадцатый.
Тень дёрнулся, как от удара. Похороненное за долгих три года жизни в памяти, вновь всплыло улыбающееся лицо Сашки, но снайпер усилием воли отогнал призрака прошлого.
- Но буквально два часа назад, когда ты дошёл до нужной точки, активировался маячок, вшитый у тебя под кожей, - теперь уже вздрогнули все четверо. Тень явно едва удерживался от того, чтобы не начать себя охлопывать. - Даже не дёргайся, ты его всё равно так просто не найдёшь. Знаешь, какого труда стоило загнать вас в нужную подворотню? Мои коллеги разработали установку, позволяющую управлять крысами с помощью ультразвука, но она очень далека от совершенства, пришлось попотеть, прежде чем они вышли на правильный маршрут.
Шалый нехорошо прищурился, вспоминая серое колышущееся море крысиных спин, но всё же сдержался от ругани в адрес яйцеголового.
- Это поразительно, что ты всё ещё жив и даже не сошёл с ума! - глаза учёного фанатично сверкнули, он вытащил из кармана халата предмет, напоминающий толстую ручку, и принялся вертеть в пальцах, - Ты последний образец, сто восемнадцатый, и с твоей помощью я смогу сделать новые, ещё лучшие модификации! Я не понимаю только одного... Тебя должно было тянуть развиваться, увеличивать свою мощь, но в твоей свите всего лишь один человек...
- Шалый - мой друг, он сам пошёл со мной! - рявкнул снайпер, дёрнувшись вперёд. Отморозок только сильнее сжал руку, удерживая его на месте. - Я человек, сволочь, человек, слышишь?!
- Да-а? - гаденько оскалабился учёный, тоже подаваясь вперёд. Заметив это, Крюгер чуть перенёс вес на левую ногу, чтобы удобнее было открыть по нему огонь. - Какой же ты человек, если ты можешь пережить Выброс на открытой местности? Какой же ты человек, если не можешь выйти за Периметр, не превратившись в радиоактивную жижу? Какой же ты челолвек, сто восемнадцатый?...
Глаза яйцеголового мстительно загорелись. Тень одними губами прошептал "нет", однако научник безжалостно продолжил.
- Потому что ты давно уже не человек, сто восемнадцатый, а модифицированный контролёр!!!
- Сука-а!!! - рявкнул снайпер и, немыслимым образом вывернувшись из-под руки Шалого, рванул вперёд. Учёный хладнокровно навёл на него "ручку", нажал на малюсенькую кнопку сбоку, и пневматический поршень сдвинулся, резко выталкивая шприц. Такими штуками пользуются сотрудники зоопарков в Европе, когда нужно успокоить взбесившееся животное, но на этот раз вместо транквилизатора был залит экспериментальный состав, разработанный в этой лаборатории. Тень рухнул на пол, как подкошенный, и затрясся, словно в эпилептическом припадке. Взревев, как раненный медведь, Шалый полоснул очередью, задевшей так неосмотрительно высунувшегося вперёд очкарика. Сталкеры прыснули в стороны, укрывшись за столами, но "Монолитовцы" и не думали стрелять. Бродяги недоверчиво высунулись из укрытий, чтобы увидеть, как зомбированные сталкеры, кто быстрее, кто медленнее, плавно задирают дула "ВАЛов", подносят их к вискам... шесть коротких очередей, и трупы так и остаются стоять, поддерживаемые сервоприводами "экзо".
Шалый рванул к напарнику, прижал пальцы к его шее. Тень бился в судорогах, на губах его выступала жёлтая пена, кожа покрылась испариной. Глаза закатились так, что видна была только полоска белков - снайпер уже был без сознания. Здоровяк распотрошил аптечку, секунду промедлил, но вколол противошоковое, поднял напарника на руки.
- Бежим! К ним наверняка придёт подмога, - рявкнул Шалый, пристраивая тушку Тени на плече.

2011-02-10 в 22:35 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач не заставил просить себя дважды: хоть в этом корпусе и находились, по-видимому, всего семеро - но кто знает, насколько велика лаборатория? Подмога действительно могла быть выслана в ближайшие минуты, и следовало исчезнуть из этого места максимально быстро и максимально бесследно. Хотя жаль, конечно, что времени на шмон трупов не осталось - там могли, чего доброго, и гранаты найтись...
Грач схватил брошенную Тенью толстую папку с документами, перекинул автомат за спину, и дал дёру вслед за Шалым и Крюгером, молясь, чтобы в азарте бега никто из них не навернулся в коридорных завалах.
"Противосудорожного бы ему, задохнется ведь" - это была последняя его связная мысль перед тем, как команда вырулила в коридор, где в них тут же полетел чудом уцелевший шкаф. Недобитые полтергейсты не дремали - уворачиваясь от летящих обломков, Грач искренне выругал себя, что не подумал об отступлении и не зачистил путь целиком...хотя кто знал, что лаборатория функционирует, да еще и хорошо охраняется?
Чувствительно получив по затылку неведомой железной дрянью, Грач выматерился уже вслух, поудобнее перехватил автомат, и изготовился было дать очередь по надоедливым тварям, но тут же получил добавки от Крюгера по уху, и хорошую порцию мата. Очередь мутантов не остановит, но задержит отряд - а отставать было нельзя, вполне возможно, что сейчас за ними по пятам идут вовсе не только полтергейсты.
Впрочем, последние по пятам уже не шли. То ли потеряли добычу в коридорах, то ли просто выгнали сталкеров со своей территории - но к тому времени, как сталкеры замедлили бег, подбираясь к выходу из туннелей, вокруг них стояла все та же мертвая тишина, наполненная бульканьем холодца, чвяканьем стекающей по стене жижи и их собственным хриплым дыханием. Грач и Крюгер держали на прицеле коридор, пока Шалый, бережно сгрузив потихоньку приходящего в себя снайпера к стенке, открывал затвор.
Мертвые улицы города встретили их сумерками, вечерней прохладой, и звуками перестрелки где-то неподалеку: видать, кто-то из вольных в очередной раз решил попытать счастья и прорваться на ЧАЭС. Ступая по трупам крыс, что ковром устилали асфальт вокруг люка, группа крадучись вышла из подворотни, пересекла несколько улиц, и устроилась на кратковременный привал в подъезде старой трехэтажки. Впрочем, кратковременный привал грозил обернуться ночевкой: темнело быстро, группа была измотана, да и снайперу нужно было прийти в себя.
- Как он? Не оклемался еще? - тихо спросил Грач, с помощью Крюгера бережно снимая Тень с плеча Шалого. - У меня желтая аптечка где-то валялась, там...
Речь прервал тихий стон: видимо, Тень наконец пришел в себя и делал попытку открыть глаза.

2011-02-12 в 12:15 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Выбравшись из тоннелей, группа обосновалась в подъезде относительно крепкой трёхэтажки. Грач предложил Шалому научную аптечку, однако не успел тот согласиться, как Тень застонал и попробовал открыть глаза. При всех своих габаритах, здоровяк умел передвигаться очень быстро, миг - и он уже сел на колени рядом со снайпером, нащупывая пульс на запястьи бродяги.
- Ш-ш-шалый, - сипло выдохнул Тень, не открывая глаз, - с-спаси С-саш-ш-шку...
Амбал молча достал из предложенной Грачом аптечки успокоительное и бесстрастно вколол напарнику половину дозы - сталкер боялся, что лекарство прореагирует с той дрянью, что находилась в шприце яйцеголового.
- Он рядом,.. - бормотал тем временем Тень, слабо мотая головой. - Его... его в с-соседнее помещ-щ-щение отвели... Он... он так кричал!
Последнюю фразу снайпер выкрикнул сам, резко садясь и распахивая невидящие глаза. Сталкеры почувствовали тонкий комариный звон в ушах - такой, который бывает при попытках метального воздействия. Шалый моментально сориентировался и опустил кулак на макушку напарника, пока потерявшийся в своих кошмарах Тень не наломал дров. Снайпер рухнул, как подкошенный, но, то ли успокоительное наконец-то подействовало, то ли кулак отморозка обладал целебными свойствами, но бродяга затих, посапывая. Убедившись, что напарник заснул, Шалый споро раскатал спальник, перегрузил на него друга, накрыл сверху термоодеялом, подложив под голову спящему свой рюкзак.
- Идите спать, - глухо сказал амбал, обращаясь к Грачу и Крюгеру. - Дальше сегодня не пойдём. Первая вахта на мне, затем Грач, затем Крюгер.
Сталкеры покивали, соглашаясь, принялись распаковывать спальники для ночлега. Грач, кажется, порывался что-то сказать, но всё-таки передумал.
Сумерки стремительно превратились в ночь, Тень половичком лежал на спальнике, даже не ворочаясь, Крюгер и Грач спали, костёр, разведённый прямо посреди пролёта, мирно потрескивал, вдалеке выли псевдособаки, да доносился редкий треск электры откуда-то из подвала. Шалый, похожий на мрачную грозовую тучу, сидел у огня, вслушиваясь в темноту и одновременно размышляя о произошедшем. То, что напарник - мутант-телепат, отморозок знал с почти с самого начала их знакомства, но это его волновало примерно так же, как курс монгольского тугрика в Зимбабве. А вот то, что за прошедшие сутки Тень дважды едва не погиб... да что там, во второй раз его могла ждать участь хуже, чем смерть, а он, Шалый ничего не мог поделать, кроме как геройски умереть... Стиснув зубы до скрипа, здоровяк уставился на огонь.
Настойчивыю мысль о том, что Крюгер с Грачом тоже имели все шансы не дожить до вечера, амбал пытался гнать. Следовало соблюдать дистанцию, но эти парни помогли ему спасти напарника, да и вообще, за весь поход они показывали себя только с лучшей стороны...
От мрачных размышлений Шалого отвлёк легкий шорох в углу. Моментально стряхнув с себя все мысли, амбал вскинул автомат и выцелил... фигуру Грача, поднимавшегося со спальника. Сталкер встал и, пошатнувшись, медленной походкой пошёл вперёд, направляясь прямо в костёр. Короко матюгнувшись, Шалый вскочил и перехватил лунатика поперёк живота, оттаскивая от огня.

2011-02-12 в 16:04 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач взвыл и схватился за голову, когда ее едва не расколол пронзительный звон. Он впервые попал под воздействие контролера - может, потому и оказался намного чувствительнее к нему, чем Шалый и Крюгер, услышавшие лишь занудный писк. Благо Шалый сориентировался быстро, и прекратил насилие над мозгом довольно радикальным способом...впрочем, другого здесь и быть не могло. Тень снова потерял сознание, а сталкеры снова обрели способность ясно мыслить.
"Что же он пережил?" - подумал Грач, содрогаясь от чужой боли и глядя на Тень, которого укладывал на спальник Шалый. Он хотел это знать - и знал, что никогда не спросит, а то, чего доброго, еще и за снайпера начнет кошмары смотреть. Да и последнее дело - бередить чужую душу, гораздо полезнее было подумать о том, как успокоить то, что было поднято из памяти. Измученный и издерганный снайпер был бы не самым лучшим ведущим.
Задание было почти выполнено - отряд был относительно цел, нужные документы были на руках, но сталкер не чувствовал никакой радости по этому поводу: его грызла тревога. Но несмотря на нее, едва приняв горизонтальное положение, Грач тут же отрубился - сказался полный событиями день. Вот только его беспокойство вылилось в очередную ночную прогулку...
... Солнце уже почти выглянуло из-за туч. Ярослав поёжился на холодном, совсем не летнем ветру, и попытался посмотреть вверх, ища разрыв между облаками, откуда должны были пролиться согревающие лучи. Где-то рядом тихо разговаривали домашние...
Грач повернулся в крепком захвате, и в лицо Шалому уставились прозрачные серые глаза с черными точками зрачков.
- Дед Кондрат, я в малиннике застрял, - вышло так обиженно, что сталкер едва не разжал руки. - А там снайпер... и Август. Лето ведь... в августе всегда солнце...
С этими словами Грач снова попытался уйти в костер, но Шалый, тихо выругавшись, снова оттащил его подальше, стараясь не перебудить спящих напарников, и устроился караулить, держа одной рукой автомат, а другой - бродячего товарища. Тот еще какое-то время продолжал шепотом звать родных и какого-то Августа, наконец замолчал, сделал еще несколько попыток подняться, и наконец засопел, уткнувшись носом в локоть отморозка и привалившись к нему спиной. Шалый же, опасаясь упустить лунатика, так и не отпустил его, пока не пришло время дежурства Грача.
Пронзительно запищал будильник КПК, оба сталкера подпрыгнули, и Грач, тихо шипя, выключил его, пока вся команда не проснулась. А затем обнаружил себя вовсе не там, где оставил вечером.
- Бабушка, я опять летал во сне? - мрачно поинтересовался он, растирая заспанные глаза и в очередной раз чувствуя себя виноватым. - Ты извини, если напугал. Нервняк выход ищет, вот и брожу иногда, как зомбяк неприкаянный...
- Забей. - Шалый был по-военному краток. Хлопнув его по плечу, он поднялся, и ушел к спальнику Тени. - Я спать.
- Ночи доброй, - Грач положил на колени автомат, ошарашенно прислушиваясь к реакции организма на близкое присутствие Шалого и сильный хлопок по плечу.
"Вот и проснулся, блять" - выругал он себя. - "Долбаный организм. Теперь нужно будет где-то бабу искать... если вернусь".
Вот только мысль о женщине почему-то совершенно не вдохновила.
Сталкер отсидел положенные три часа, настороженно прислушиваясь к шорохам в подъезде, дыханию спящих, и происходящему снаружи. Дежурство прошло на удивление тихо, на их убежище никто не покусился, и, когда в полпятого утра Грач бережно расталкивал Крюгера, он даже почти успокоился.
- Просыпайся, бродяга, пора уже, - Грач в последний раз пихнул бурчавшего Крюгера в бок, и пошел разливать в кружки чай из термоса.

2011-02-14 в 03:59 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Крюгер протер воспаленные от недосыпа глаза, сел на задницу и обвел мутным взглядом помещение. Ничего нового он не увидел, но спать расхотелось. Подсев к костру, Крюгер получил он Грача полную кружку горячего и душистого чая, и благодарно улыбнулся другу. Заметив, как странно на него смотрит Грач, Крюгер смутился. Но переспрашивать, о чем задумался друг, не стал – не в его привычках было лезть в чужую душу. Захочет, сам скажет.
- Иди спать, у тебя еще есть время немного отдохнуть.
Грач вздрогнул, выходя из странного оцепенения, мотнул головой, но на спальник улегся, подложив руку под голову и уставившись в потолок.
Крюгер пил чай, прислушиваясь к привычному вою слепых собак, и пытаясь вычленить из шума какие-нибудь звуки, не своейственные спокойной ночи. Но вроде ничего особенного не происходило, и это как-то напрягало. Не верилось, что по их следу не пустили погоню, а если пустили, то почему до сих пор не нагнали? В конце концов, сталкеры и ушли то не далеко, да и спрятались скорее от мутантов, чем от людей. Тем более, что науник вякал что-то про чип, вшитый прямо в тело снайпера, а значит, они до сих пор находятся под прицелом…
Крюгер допил из кружки остывший чай и наполнил кружку кипятком снова – по утро начало слегка подмораживать, и даже сидя довольно близко к костру, Крюгер спиной ощущал холод и промозглость осени, царившей в Зоне. Чай согревал, но не убивал чувство голода, одолевшее сталкера после сна. Немного помучившись, Крюгер осторожно вытащил свой рюкзак, и начал копаться в поисках завалявшейся на его дне копченой колбасы и куска батона. Пламя костра давало не так уж много света, играя тенями, и Крюгеру пришлось часть вещей выложить, чтобы докопаться до съестных припасов. Аккуратно сложив все вещи и заодно свернув спальник, раз все равно спать больше непридется, он принялся за еду, разложив колбасу на куске свернутой в несколько раз бумаги. Нарезав бутербродов и спрятав нож в ботинок, Крюгер некоторое время молча наслаждался простой едой, запивая ее горячим чаем. Отчаянно хотелось курить, но последнюю сигарету он скурил еще в лаборатории, а больше с собой у него не было. Запас сигарет лежал в его схроне, до которого еще неизвестно когда он сможет добраться. Крюгер старался не думать о сигаретах, но это плохо получалось.
Дожевав последний бутерброд, Крюгер вытер губы тыльной стороной ладони, и ухватился за сложенный лист бумаги, собираясь вытереть им руки и выбросить в костер. И тут до него дошло, что сложенная в несколько слоев бумага это не совсем… бумага, которую с легкостью можно выбросить. Он внезапно вспомнил о своем походе за артефактами у барьера, и о том, как нашел карту, которую толком не успел рассмотреть, зато теперь у него было более чем достаточно времени это сделать…
Дрожащими от возбуждения руками, Крюгер разворачивал карту, страшась лишь одного – что его надежды окажутся напрасными, и карта, испещренная мелкими пометками, окажется никому не нужной, с давно устаревшей информацией.
Но правый верхний угол показывал дату, написанную синими чернилами от руки – последние исправления и дополнения вносились в нее всего неделю назад. За эту неделю ничего в Зоне не изменилось, даже Выброса не было, что кстати, сильно настораживало.
Выдохнув от отпустившего его напряжения, Крюгер начал внимательно остаривать карту. Пометки, пометки, пометки…
Сначала он с трудом продирался сквозь кучу налепленных значков, и постоянно сверялся с легендой, аккуратно выведенной в нижнем левом углу карты, но вскоре вполне свободно начал ориентироваться в странных значках.
Кто-то тщательно скопировал на карту все постоянные блокпосты монолитовцев, занявших стратегически важные точки на подступах к городу, а также были указаны точки, где находились снайперы, обстреливавшие улицы… Схроны с медикаментами, провизией и боеприпасами… Подземные коммуникации, как действующие так и засыпанные землей после нескольких землятресений, случившихся в результате Выбросов.
Тщательно изучая карту, Крюгер заметил еще одну деталь – отдельном цветом, почти незаметным на фоне ярких пометок расположения монолитовских сил, были отмечены укрытия, которые спасли бы от снаперских пуль того, кто решился бы сунуться в их логово. Такие же пометки стояли на отдельных улочках, выпадавших из поля зрения как снайперов, так и блокпостов монолитовцев.
Складывалось впечатление, что какой-то мелкий клан внезапно решил померяться силами с «Монолитом» и устроить диверсию прямо у них под носом, или же, напротив, бесшумно проникнуть в самое сердце Зоны, к четвертому энергоблоку…
Отложив карту подальше от огня, Крюгер подошел к Шалому и осторожно потряс его за плечо.
- Проснись, чертяка! Дело есть! Грач, ты тоже поднимайся, я знаю, что ты не спишь!
Шалый моментально открыл глаза, и потянулся за оружием, но Крюгер мягко остановил его, попросив не шуметь. Грач, только-только начавший засыпать, открыл глаза, и сонно чертыхнулся, послав Крюгера далеко и надолго.
- Слышь, мужики, тут такоедело, надо чтоб вы сами взглянули.
Крюгер поманил их к костру, и развернув карту, начал подробно излагать то, что он сам успел разобрать из корявого почерка, которым делались пояснения к пометкам.
- Вот такие дела… - закончив рассказ, Крюгер почесал в затылке. – Короче, нам надо вместе изучить карту, и выбрать наиболее оптимальный вариант для отхода. Я тут приметил один проход через систему канализации, но не совсем уверен, что мы сможем пройти, если Тень будет в отключке. Я, признаться, до этого никогда не лазил по канализации, и не представляю, какого размера там проходы. Так что давайте вместе разбираться…

2011-02-15 в 09:06 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Ближе к утру Крюгер поднял весь лагерь, за исключением снайпера, однако никаких вооружённых столкновений, как ни странно, не намечалось, - сталкер обнаружил в недрах рюкзака подробную карту Припяти.
- Тень очнётся, - буркнул Шалый, разглядывая вереницу значков и пометок. - Утром.
Здоровяк считал, что лучше всего будет пройти именно под землёй. Если за ними следят любители лёгкой наживы (а это можно было утверждать со стопроцентной вероятностью), то внезапный уход под землю наверняка собъёт их со следа - не всякая группа бродяг добровольно сунется в подземелья. Один из тоннелей выходил на поверхность уже за Радаром, а значит, они имеют шансы зайти стервятникам в тыл. Правда, тащиться по подземным коммуникациям придётся долго, кто знает, что за твари помимо крыс бродят под Припятью? Но в этом плане Шалый всегда считал, что самый страшный зверь в Зоне, как и на Земле, - человек, поэтому был только "за" идею идти по тоннелям.
От вдумчивого рассматривания карты бродяг оторвал тихий стон. Здоровяк мигом переместился к спальнику приходящего в себя Тени. Снайпер сел, держась за голову, осторожно приоткрыл глаза:
- Пи-ить...
Шалый отцепил с пояса фляжку, передал товарищу. Тень вцепился в баклаху, как голодный клещ, разом выхлебав половину. Утерев рот ладонью, снайпер ворчливо поинтересовался:
- Голова болит, и шишка на макушке размером с апельсин. .Это ты меня нёс так аккуратно, что все косяки пересчитал, или по голове приложил, чтобы лучше спалось?
Здоровяк только насмешливо хмыкнул, однако промолчал. Тень покопался в рюкзаке, закинул в рот обезболивающее из аптечки, потянулся.
- Жизнь начинает налаживаться! Доброе утро, мужики! - приветливо кивнул снайпер Грачу и Крюгеру, но в глазах у него застыла настороженность - сталкер не знал, как бродяги прореагировали на шокирующую новость. Вполне возможно, что только присутствие Шалого не дало им прибить контролёра.
- Кстати, я ничего... не говорил во сне? - осторожно поинтересовался снайпер, косясь на друга.
- Ничего! - железным голосом отрезал Шалый, вытаскивающий из рюкзака остатки тушенки.
- Врёшь, - сощурился снайпер. - Маму звал? Или... Сашку?
Амбал буркнул нечто невразумительное, но явно нелестное, однако Тень понимал напарника с полувзгляда.
- Значит, Сашку,.. - грустно и задумчиво прошептал снайпер, но тут же просиял и уточнил.
- Что на завтрак? Только тушёнка? Шалый, блин, неужели колбаса кончилась?
Сталкер осторожно поднялся, сделал пару неуверенных шагов, однако до костра дошёл нормально, было видно, что Тень довольно быстро оправляется после вчерашних событий.

2011-02-15 в 21:57 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач еще не успел как следует обдумать то, что собирался, а его уже снова трясли, поднимали, и тащили куда-то что-то там смотреть. Пинок, адресованный Крюгеру, прошел мимо цели; попытка завернуться в спальник тоже провалилась - и Грач, что-то шипя под нос, вернулся к костру, стараясь держаться поодаль от Шалого.
Карта в руках Крюгера сначала ввела его в состояние шока и легкого головокружения. В шизофреническом рисунке, состоящем из цветных переплетений линий, кружочков, стрелок, и кривых надписей, можно было разобрать карту Припяти только после упорного изучения (либо бутылки водки). Пока Шалый напряженно рассматривал исчерканный лист, Грач выяснял у Крюгера, где он добыл такое чудо. Вспомнив давнюю отлучку друга, его тогдашний рассказ и притащенные им "Светляки" и "Души", сталкер крепко задумался. Было ощущение, что Крюгер неожиданно для себя пролез в штаб некой группировки, что собиралась устроить диверсию в Припяти...только какой же это штаб - обжитый, но безлюдный, без всякой охраны? Чертовщина...
Тихий диалог Шалого и Крюгера за спиной, и его собственные мысли, прервались сдавленным стоном со стороны спальников. Тень все-таки решил прийти в себя, и сейчас с измученным видом, словно в тяжелом похмелье, ощупывал голову, периодически кидая в их сторону выжидающе-настороженные взгляды. Видно, напарничек приложил хрупкого снайпера от души.
Грач приветственно взмахнул рукой, нацедил из стоявшего рядом термоса кружку кофе, и передал Тени через напарника - с утра при больной голове чудо-напиток действует лучше, чем обезболивающее. Уверившись, что снайпер почти здоров, нормально двигается, весел и даже хочет жрать, он повернулся к Крюгеру, изучающему карту, и принялся разбираться в разноцветных пометках, периодически доставая друга вопросами.
Все оказалось намного интереснее, чем предполагал Грач - за этот кусочек бумаги продал бы душу любой торговец информацией, так что в нагрузку к бесценным документам из лаборатории они получили еще и неслабый довесок в виде путеводителя по Припяти. Потихоньку разобравшись в сплетениях линий, сталкер ткнул пальцем в серый пятачок на карте с надписью "ул. Огнева".
- Мы находимся здесь, вот наша трехэтажка. Если выйти из подъезда, немного левее будет перекресток, он простреливается вот отсюда, - палец съехал на ближний черный прямоугольник, - и вот отсюда, здесь девятиэтажка рядом, почти целая. Кстати, там вроде бы есть какой-то схрон. Ого, тут еще и развязка, и блокпост чуть дальше... как мы только на него не напоролись, когда вечером по дворам шарились, чудеса прямо. Так...систему коммуникаций вижу, не вижу только, где лучше туда пролезть...
- Вот тут, - Крюгер указал на зеленую метку рядом с кривой надписью "ул. Набережная". - Только сначала придется шлепнуть снайпера: место открытое, и простреливается всеми, кому не лень, но до другой точки придется переться квартала два, не меньше - к тому же там пост рядом.
- Значит, идем, как ты сказал, - кивнул Грач, разглядывая ломаную серую линию, обозначавшую канализацию. - Главное под медсанчастью не заблудиться - там лабиринт целый, видать. А вот тут...
- Здесь не пройти, завал, - прервал Шалый, указывая на участок пути, закрашенный черным. - И вот здесь тоже. А вот тут красные пометки - это значит, что...
Глоп. Уррлбульк. Глоп.
По полу верхнего этажа рассыпалось каменное крошево, и снова повторился вязкий булькающий звук. Вероятнее всего, кто-то разбуженный собирался спуститься вниз к раннему завтраку.

2011-02-17 в 05:35 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Сталкеры решили не уточнять, что или кто именно спускается вниз. Резво побросав манатки в рюкзаки, они на цыпочках друг за другом покинули гостеприимный дом, унося ноги как можно дальше, пока мутант неизвестной породы не пронюхал, что рядом с ним бродит свежая еда в количестве. Рассвет только-только наступил, и длинные густые тени от домов и деревьев хорошо скрывали маленький отряд в своих объятиях.
Шалый пер помимо своего рюкзака еще и рюкзак Тени, не позволив тому тащить тяжесть, пока не восстановится окончательно. Тень сначала поупрямился, но переломить Шалого оказалось не так то просто, к тому же словесные перепалки в мертвом городе были очень не кстати. Долгое время сталкеры короткими перебежками перебирались от укрытия к укрытию, но город молчал – не выли собаки, не ухали снорки, даже зомби не издавали никаких звуков. Молчали снайперские винтовки, от блокпостов не доносилось ни звука. Сталкерам могло бы показаться, что им неожиданно улыбнулась удача, но эта тишина была настолько обманчива, что ей никто не поверил. Скорее, напротив, каждую минуту, каждую секунду четверо товарищей ожидали неприятностей, и от того еще больше хитрили, стараясь пройти незамеченными.
- Не нравится мне все это, - осторожно шепнул Крюгер, когда группа вся целиком втянулась под укрытие поваленных бетонных плит. – Словно нас ждут, или вообще ведут, а мы, как идиоты, идем у них на поводу. Слышь, Тень, ты не ничего не чувствуешь, а? Я, может, глупость спрашиваю, но вдруг ты это… умеешь сканировать местность…
Грач пихнул Крюгера в бок и сделал круглые глаза, типа, не время сейчас к человеку приставать с разными идиотскими домыслами. Крюгер пожал плечами, и осторожно высунул нос из укрытия. Ни-че-го. Тишина.
- Слушайте, может, быстро переиграем план, а? Ну не спокойно что-то у меня на душе. Чувствую себя кроликом самостоятельно идущим в пасть удаву…

2011-02-18 в 00:38 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Не дожидаясь явления булькающего чуда, сталкеры скоренько выбрались из подъезда и быстро добрались до нужной точки, что, конечно же, не могло не настораживать. Однако на предложение Крюгера "сканировать местность", Тень взвился и язвительно прошипел:
- Ни сканировать, ни копировать, ни печатать я не умею! А почётный караул из чернобыльских псов не хочешь? В общем, можешь сворачивать свои наполеоновские планы в трубочку и запихивать их кровососу помежь щупалец!
Грач пихнул товарища в бок, делая страшные глаза, а Шалый просто обернулся и смерил сталкера невыразительным, но очень красноречивым взглядом.
- Здесь пойдём, - буркнул здоровяк, снимая крышку с люка. - Обратно нас не выпустят.
Небольшой отряд снова выстроился в привычный походный порядок. Затхлое чрево канализации встретило их въевшейся на века вонью старых отходов, чавканьем грязи под ногами, бульканьем "студня" и редким треском "электр", слышавшимся откуда-то из боковых ответвлений. Тень успел сфоторграфировать карту КПК-шкой и теперь вёл отряд, ориентируясь по снимку. Внешне проводник выглядел спокойно, но в душе у него бушевала буря. Он наврал Крюгеру и остальным. Что-то странное происходило с его организмом после укола яйцеголового "доктора Зло". Утихшие до такой степени, что про них можно было забыть, за три года жизни в Зоне способности пробуждались вновь - снайпер снова чувствовал присутствие людей не просто, как чувствует их любой другой. Он словно ощущал чужие разумы, вихрь чужих мыслей и чувств постоянно витал вокруг, сводя с ума от желания поиграть с ними, поймать ветер чужой личности за хвост, закружиться с ним в ментальном танце и выйти победителем, с филигранной точностью превратив мыслящее существо в своего послушного и преданного раба. Так же снайпер чувствовал и присутствие различных мутантов на расстоянии пока примерно метров десяти (пока это были лишь крысы, да семейство бюреров в нижних тоннелях), но он чуял, что этот будет увеличиваться. Стали чувствоваться границы аномалий. А ещё, Тень готов был поклястся, он чувствовал, что снова может пользоваться ещё одной способностью, за которую он и получил статус "модифицированный".
От всей этой бури чувств, мыслей, эмоций, страхов и осознания снайперу хотелось расцарапать себе голову и вынуть мозг на просушку, однако следовало идти вперёд, куда бы ни привели их тоннели, и Тень находил в этом спасение, полностью отдаваясь своей задаче довести отряд до цели.
Шалый прекрасно чувствовал настроение напарника, однако времени лечить мнительному сталкеру времени не было, следовало уносить ноги из капкана. Всё это приводило отморозка в состояние тихого бешенства, так что Шалый молча скрипел зубами, шагая замыкающим.
Тем временем Зона выкинула новый фокус. Группа вышла к пересечению тоннелей. Что это был за коллектор, на карте было не отмечено, однако ничего хорошего он не предвещал. В двух стенах друг на против друга зияли дыры тоннелей, уходящих в неизвестность. Труба, по которой шли сталкеры, обрывалась, появляясь снов на противоположной стороне. Соединялись её участки узким, на ладан дышашим мостиком из металлической сетки. Кое-где над дырами в ней были перекинуты доски. А под ненадёжной конструкцией весело пузырился "студень". Свободно от него было только одно место посреди зала, и на этом пятачке потрескивала разрядами здоровущая электра.
Тень сверился с картой.
- Придётся напрямик, мужики, - снайпер ткнул в экранчик ногтём. - Тут у нас есть хоть какие-то шансы. Один обходной тоннель завален, в два других я сунуться даже не рискну, аномальный фронт там ещё плотнее.
Мостик оказался относительно надёжным, выдержав четверых сталкеров без натужного скрипа. Шалый сходу отверг идею идти по одному и, как выяснилось, был прав. Засада поджидала именно в этом зале. Свистнув, над головой Тени пролетела пуля, а из бокового тоннеля слева показалась мощная фигура в экзоскелете. Однако "монолитовцы", зашедщие сбоку, проворонили момент - сталкеры не стали открывать ответный огонь, а мигом втянулись под защиту электры. Стрелять через неё в помещении с кучей металла и полного зелёного студня фанатики не стали - получен был приказ "захватить живыми". Из тоннеля, по которому пришли бродяги, донёсся гулкий топот - вторая группа заходила в тыл. Снайпер окинул взглядом ближайшую фигуру "монолитовца" и выругался - на этот раз бойцов снабдили шлемами, глушащими ментальное воздействие.
- У кого-нибудь есть план? - поинтересовался Тень.

2011-02-18 в 23:37 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Грач болезненно морщился, и старался держаться поближе к Крюгеру - его присутствие хоть немного, но успокаивало От Тени исходило что-то незнакомое: сталкеру казалось, что тот, если захочет, сможет заглянуть ему в душу, и, по собственной прихоти, вывернет ее наизнанку. К снайперу он относился хорошо, даже доверял ему - но все же мало приятного было чувствовать себя настолько беззащитным перед ним. Грач даже Крюгеру, к которому привязался как к родному, боялся доверить то, что лежало на душе - что уж говорить о Тени, с которым они были знакомы всего неделю...
Пейзаж вокруг был еще более нерадостным, чем на пути к давешней лаборатории. Мерзкая слизь на стенах, гадостный запах, выворачивающий кишки, почти полная темнота, и вездесущий студень - только здесь его было куда больше. Судя по треску счетчика Гейгера, здесь еще и изрядно фонило - на всякий пожарный Грач отправил в рот немного антирада, авось поможет, пока грязное пятно не минуют...
Новый сюрприз - перекресток, да с мостиком, да еще и со здоровенной зеленой лужей посередине. Через бурлящую гадость Грач переходил на цыпочках, ежесекундно опасаясь, что вот сейчас хлипкие доски подломятся под тяжелыми берцами...
И все было бы почти хорошо, если бы потом не стало так плохо. Команда резко пригнулась, уворачиваясь от очереди, прошедшей у них над головами - даже не нужно было угадывать, кто перехватил их в этом исключительно удобном капкане. Сталкеры, не сговариваясь, дружно дернули на пятачок среди светящейся зеленой жижи, где бесновалась электра - и вовремя, чтобы увидеть, как из бокового коридора вываливается группа монолитовцев. Их пытались окружить, и это почти удалось.
На вопрос Тени о плане Грач собрался было усмехнуться. Но усмешка почти тут же погасла - сталкер, внезапно побледнев, с немым ужасом смотрел то в тоннель, в который им предстояло попасть, то на остолбеневшего снайпера, то на пытающихся подобраться к ним монолитовцев.
- Тень, - голос звучал сипло. - Ничего не чувствуешь? В тоннеле светлее стало... будто...
Из трубы на противоположной стороне повеяло теплом, через пару секунд превратившимся в жар. А затем, словно в каком-то фантастическом фильме, из жерла тоннеля вырвался огромный сгусток пламени, напоминающий огненную комету.
- Бродячая жарка! - крик Тени потонул в гуле пламени и треске автоматных очередей. Отряд врастяжку бросился на землю, пропуская над собой хвост огненного чудища, что, словно живое, медленно закладывало низкий вираж над коллектором. Монолитовцы в громоздкой броне не успели вовремя сориентироваться: троих вплавило в их экзоскелеты, остальные споро повторили маневр сталкеров, растягиваясь на земле друг возле друга. Грач, почувствовав, что волна жара над ними схлынула, наконец поднял голову. На оценку обстановки ушла секунда - пока жарка разворачивалась над тушками монолитовцев, вжимавшимися в пол и стены, Грач успел достать из подсумка последнюю гранату, и что было сил метнуть ее во вражескую компанию.
Последняя граната всегда летит на редкость удачно, да и цель была удобной - взрывом убило по крайней мере одного, осколками посекло практически всех, двоих или троих отбросило взрывной волной прямо в объятия жарки. Но Грач этого уже не увидел - Крюгер резко вздернул его на ноги, и волшебным пендалем придал ему ускорение по направлению к тоннелю, из которого вылетела чудо-аномалия, и где уже находилась половина команды.Жарка уже дала полный круг по помещению, и втянулась обратно в тоннель, неторопливо отправившись обратно по проторенному пути. Сталкеры следовали за ней, постоянно ощущая, как потрескивают от жара их волосы и молясь, чтобы тоннель не закончился преградой. Тень и Крюгер вели, Грач с Шалым прикрывали хвост - преследователей осталась едва ли треть, но и они могли здорово попортить им кровь.

2011-02-23 в 09:49 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Крюгер ощущал жар от аномалии чуть ли не больше всех остальных. Изуродаванная щека воспалилась, кожу сначала сильно стянуло от жара, и вскоре она полопалась в некоторых местах, сочась кровью и вызывая нестерпимый зуд и боль.
Крюгер старался не обращать внимания на рану, но с каждым шагом это становилось все труднее и труднее. Они неслись за жаркой, стараясь как можно дальше оторваться от преследователей, но те словно приклеенные, сидели у них на хвосте.
- Бегите, я догоню! – рявкнул Крюгер, станавливаясь в узком коридоре.
На секунду Грач замешкался, желая помочь другу, но Крюгер не оценил душевного порыва приятеля, развернув его лицом к группе и второй раз за короткое время дав пинка.
- Убирайся! Иди за группой, я догоню!
Обернувшись, Грач посмотрел на Крюгера, и в глазах светилась боль и страх, что Крюгер задумал что-то неладное.
- Клянусь, со мной ничего дурного не случится. Я вернусь, обещаю.
Грач кивнул, и рванул вперед, догоняя группу. Аномалия убежала далеко вперед и на фоне ее огненных языков вырисовывались три силуэта, быстро удаляющихся по коридору.
- Ну что, девочки? Потанцуем?
Крюгер достал две гранаты и быстро соорудил растяжки.
- Я тут вам подарочек оставил…
Крюгер хмыкнул, услышав, как тяжелые шаги затопали в непосредственной близости, и нырнул в нишу коллектора, которую он сам с трудом рассмотрел в темноте коридора, и то увидел ее только потому, что ее подсветила собой жарка. Сейчас же, когда жарка удалилась на почтительное расстояние, нишу можно было обнаружить только наощупь, да и то никому и в голову не пришло бы ее искать. Выбив решетку, он свалился на этаж ниже, и тут же потолок сострясся от взрыва. Даже находясь на другом уровне, звук был такой, что Крюгера на время оглушило, и ему пришлось остановиться и пару минут трясти головой, чтобы избавиться от звона в ушах. Он надеялся, что друзья ушли достаточно далеко, чтобы их не накрыло ударной волной и они успели спастись.
За себя Крюгер почему-то не беспокоился, хотя, судя по карте, этот уровень должен был кишеть бюрерами, но, удивительное дело, ни одного признака их присутствия не ощущалось. Одним из таких безошибочных признаков была одуряющая вонь, но вот ее то как раз и не было. Воздух был затхлым, сырым и застоявшимся, но не зловонным. Это, радовало хотя бы тем, что не придется по дороге, опорожнять желудок, в котором и так уже почти было пусто.
Глаза начали привыкать к темноте, и с удивлением Крюгер понял, что различает очертания предметов, пусть не четко, но все равно это была так, словно на нем был надет прибор ночного видения. С потолка после взрыва сыпалась какая-то мелкая шелуха, запорошившая все вокруг тонким слоем, и от которой начали слезиться глаза. Потерев ладонями веки, Крюгер внезапно обнаружил одну странную особенность – если он смотрит обоими глазами одновременно, то предметы вокруг кажутся расплывчатыми, а если только одним левым глазом, то видит так, словно вокруг все освещено несильными лампами накаливания. От удивления, он почесал в затылке, и пока не ощущалось никакой опасности, решил немного поэкспериментировать. Вскоре стало понятно, что левый глаз, тот самый, который был восстановлен после операции, имеет новые, неизвестные ранее Крюгеру, свойства, а именно прекрасно видит в темноте. Видимо, раньше он просто не оказывался в абсолютной темноте – все время тьма чем-то подсвечивалась, то светом фонаря, то экранчиком ПДА, а то и пламенем костра – поэтому он до сих пор и не обнаружил любопытного свойства своего зрения.
- Ай да Доктор, ай да молодец! Век не забуду! Такой подарок мне сделал!
Крюгер расплылся в довольной улыбке.
Достав из рюкзака старый кусок ветоши, он сделал себе повязку на правый глаз наподобие пиратской, чтоб не мешал смотреть только левым и видеть все в четких очертаниях, перехватил автомат поудобнее и потопал по коридору, держа направление примерно туда, куда ушли его товарищи.

2011-02-23 в 22:34 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Появление блуждающей жарки стало спасительным. Аномалия позволила выбраться из злополучной ловушки, однако оставались все шансы, что жарка развернётся в самый неподходящий момент и испепелит сталкеров, либо загонит их обратно в лапы "Монолиту". А тут ещё и Крюгер сделал финт ушами, свалив навстречу приключениям. Судя по всему, сталкер установил растяжки на пути преследователей, ибо жахнуло знатно и топот сзади как-то резко приутих.
Тень, казалось, ни на что уже не обращал внимания, переставляя ноги чисто механически, да проверяя путь на автомате. Детектор сходил с ума от близости жарки, но снайпер и не замечал, что уверенно огибает аномалии без его помощи. Шалый, в очередной раз прислушавшись к звукам погони (судя по всему, оставшихся монолитовцев было совсем не много), мрачно буркнул:
- Выберемся - и к Доктору.
- Зачем? - остранённо спросил снайпер, пытаясь как можно точнее выдержать дистанцию до жарки - не слишком близко, но и как можно меньше отдаляясь.
- Маячок вытащит. И документы показать.
Тень встрепенулся, кивнул задумчиво.
- Надо выйти сначала, и Крюгера вытащить.
И в этот момент жарка всё-таки повернула. Коридор образовывал небольшой зал, однако аномалия вполне свободно развернулась, не коснувшись стен, и важно поплыла обратно, словно утверждая своей неторопливостью, что сталкеры никуда уже не денутся. Бродяги, однако, были совершенно другого мнения. Тень первым отступил немного назад, скользнув в неприметную нишу в стене и как можно сильнее вжимаясь в стену. Шалый цапнул замешкавшегося Грача за шкварник, буквально швырнул в похожую щель на противоположной стороне, втистулся следом сам, вдавливая черноволосого сталкера в стену. Обдав троицу невыносимым жаром, аномалия проплыла обратно, готовясь зажарить монолитовцев в собственной экзо-скорлупе.
Шалый почувствовал, как напрягся придавленный тяжёлой тушкой Грач, однако списал это на неудобную позу и близость аномалии, поэтому отлип от бродяги тут же, как миновала опасность. Тень же, выскользнувший из укрытия и увидевший взгляд черноволосого сталкера, кинутый на здоровяка, мигом просёк фишку. Нехорошо заблестевшие глазёнки снайпер поспешил опустить, дабы не спугнуть Грача раньше времени.
Отряд двинулся дальше, стремясь побыстрее убраться с траектории движения жарки и достичь выхода. В трубе страшно воняло бюрерами, однако карлики пока не встречались, видимо, откочевав подальше от блуждающей аномалии. Пару раз из глубины тоннелей слышался тоскливый вой, однако Тень не смог определить, какому мутанту он может принадлежать. Карта Крюгера осталась у него, однако снайпер ориентировался по снимку на ПДА, и, судя по нему, до выхода оставалось немного.

2011-02-25 в 01:02 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
- Бегите, я догоню!
Грач обернулся на бегу, и затормозил, с ужасом глядя на лицо Крюгера, на его израненную щеку, сочащуюся кровью и сукровицей. Первый порыв был - достать аптечку, но возиться с медикаментами, когда по пятам бежит веселая компания монолитовцев - идея та еще. Правда, крюгеровская идея была, по мнению Грача, еще более идиотской.
Вот только сталкера никто и спрашивать не стал. На умоляющий взгляд и рывок за рукав, он получил в ответ еще один неслабый пинок по направлению к группе, и напутствующий окрик "Иди за группой, я догоню!". Грач был очень близок к тому, чтобы просто плюнуть и на этот приказ, и на весь мир, и остаться прикрывать друга, которому ни с того ни с сего шлея под хвост попала... вот только остальных оставить он тоже не мог. Разрываться между Крюгером и Тенью с Шалым времени не было - дорога была каждая секунда.
- Я вернусь, обещаю, - наверное, это всё и разрешило. Кем бы там ни приходился Крюгер Грачу - сталкер признавал в нем старшего. Старший знал, что следовало делать, и требовал не портить ему игру.
- Зона тебя храни, - неслышно пробормотал под нос Грач, сглатывая внезапно сжавший горло ком, и со всей возможной скоростью летя за ушедшей на приличное расстояние группой.
И буквально через минуту до них долетел отголосок взрыва. Сталкер дернулся и резко обернулся, держа под прицелом туннель позади поредевшего отряда. Туннель был девственно пуст, и даже звуки тяжелых шагов позади затихли. Надо полагать, навсегда.
Глядя назад, Грач прозевал момент, когда жарка развернулась и поплыла обратно. Поэтому едва не выстрелил, когда сильная лапища схватила его за шкирку и кинула в углубление в стене тоннеля, куда затем втиснулся и обладатель лапищи, основательно впечатав сталкера в стену. Теперь грачовская тревога за друга дополнилась еще и ужасом от аномалии, проплывавшей едва ли в полуметре от них, болью в затылке, крепко прижатом к каменной стене, и странным тянущим напряжением, что вызывал владелец закрывающей его спины. Последнее Грача добило - он искренне верил, что испытанное раньше влечение было вызвано всего лишь долгим отсутствием женской ласки. О том, что все обстоит намного сложнее, думать и вовсе не хотелось. Нет мыслей - нет проблем. Точка.
Опасность миновала - если в туннеле позади их кто-то еще и преследовал, то наверняка уже был поджарен: экзоскелет в узкую щель всяко бы не пролез. Сталкеры наконец вышли в небольшой зал, где развернулась жарка, и направились по туннелю, резко забирающему вправо. Судя по карте, через два перекрестка группа должна была выйти на финишную прямую - главный тоннель, выводящий их за Радар. И тогда самую опасную часть задания можно было считать почти завершенной: на Складах они отдохнут и подлечатся, потом - проторенной дорогой до "100 рентген", а оттуда можно и на Болота ломануться. Погруженный в сгустившуюся темноту и собственные мысли, Грач топал, включив ПНВ и чутко прислушиваясь, не доносятся ли знакомые быстрые шаги из параллельных туннелей...и чуть не впечатался носом в идущего впереди напарника, что вдруг резко остановился.
- Уже давно должен быть второй перекресток, - голос снайпера звучал неуверенно.
Короткий перешеек между двумя перекрестками, где они сейчас находились, на карте был помечен пунктирным красным кружком с двумя стрелками. Судя по всему, сталкеры вляпались в "Жвачку" - специфическую аномалию, растягивающую пространство в несколько раз. Так что путь до нужной точки теперь удлинился как минимум на два-три часа.

2011-02-25 в 08:54 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Добытая карта теперь мало чем могла ему помочь, тот уровень, на котором оказался Крюгер, был помечен серым цветом, и судя по всему не был исследован вовсе. К тому же в паре мест карта протерлась на сгибах, и теперь было трудно понять, что именно там обозначено. Так или иначе, но выбираться от сюда надо было, и Крюгер намерен был во чтобы то не стало исполнить данное Грачу обещание.
Туннель все тянулся и тянулся в одном направлении, ни имея никаких побочных ответвлений. С одной стороны это было хорошо, можно было надеяться, что никто и ничто не ударит в спину, но с другой стороны, однообразие начало угнетать и притуплять чувство опасности. Казалось, что ничего опасного уже произойти не может, и это могло стать роковой ошибкой. Часа два Крюгер топал по тоннелю, ни встретив ни единого признака предывания в туннелях мутантов или людей. Он уже начал опасаться, что и сам отсюда никогда не выберется, померев от голоду или еще хуже, превратившись в призрака Зоны, коими пугали новичков на стоянках бывалые сталкеры. Впрочем, во всех этих страшилках была определенная доля истины, тот же Семецкий к примеру…
«В Темной Долине погиб сталкер Семецкий…» пискнул ПДА, и Крюгер выругался сквозь зубы. Вспомни черта и он тут же появится. На всякий случай, Крюгер решил вовсе отключить ПДА, чтоб внезапным виброзвонком не пугал и без того взвинченного до предела сталкера.
Похлопав себя по нагрудному карману, Крюгер вспомнил, что последнюю сигарету из пачки он докурил в лаборатории, и теперь мучительно пытался вспомнить, не положил ли он в рюкзак запасную пачку сигарет. Курить хотелось страшно, и не в силах более бороться со своим желанием, Крюгер скинул рюкзак и начал копаться на самом дне, выискивая курево. И в самом деле, через пару минут выудил на свет новую пачку, сдернул обертку и с наслаждением затянулся, разве что не мурлыкая от удовольствия. Дым собирался кольцами и медленно поднимался к потолку. Сталкер задумчиво отслеживал его движение и постепенно начинал хмуриться – никакого движения воздуха в коридоре не наблюдалось, и это было чертовски плохо. Выход, если и был, то мог оказаться под завалом, и тогда ему придется проделать обратный путь, и не факт, что проход, в который свалился, все так же функционален, как и до взрыва, что он устроил своими же силами.
Докурив сигарету до самого фильтра, он уже собирался отщелкнуть окурок, как вдруг приметил странное движение в конце коридора. На него двигалась какая-то масса, заполонившая проход от края до края, и не издававшая при этом ни звука…
Не зная, что делать и куда бежать, Крюгер приготовился сразиться, выставив оружие вперед, и если не победить, то хотя бы продать свою шкуру по дороже. Однако, этого не понадобилось – масса, поначалу совершенно не различимая во тьме коридора, вскоре достигла крюгеровских ботинок и мягко огибая препятствие хлынула дальше. Это была крысиная стая, многочисленная и совершенно обезумевшая от страха. Крысы бежали со всех сил, совершенно не обращая ни на что внимания, даже крысиный волк пронесся мимо человека так, словно того и не существовало вовсе.
Сталкер стоял, широко расставив ноги, и не смея пошевелиться, чтоб случайно не раздавить хоть одного длиннохвостого зверька. Стая слишком большая, для того чтобы можно было выйти целым и невредимым из схватки. Топот маленьких лапок по бетонному полу сливался в один гул, попискивание сотен маленьких глоток превратился в оглушающий звон, и что самое удивительное, звук настиг Крюгера гораздо позже, чем сама крысиная стая, словно крысы развили сверхзвуковую скорость. Но это было не так, крысы бежали не быстрее обычного, а звук действительно запаздывал.
- Ну и что за нахрен новая аномалия? – буркнул Крюгер, и удивился, не услышав собственного голоса. Звук прилетел через минуту-другую, изрядно напугав сталкера…
- Хрень какая-то… Я о такой и не слышал никогда…
Наконец, крысиное море схлынуло. Крюгер озадаченно смотрел вслед удаляющейся стае, раздумывая, чего именно они могли испугаться, сам он не ощущал ни какой опасности.
- А была не была, - сплюнув на пол, сталкер поправил рюкзак на плечах, передернул затвор калаша, и осторожно двинулся вперед.
Через сто метров, он уткнулся в развилку и недолго думая, отправился по коридору, из которого тянуло свежим воздухом. Чем дольше он шел, тем сильнее ощущался какой-то гул, даже, казалось, пол под ногами начинает мелко дрожать.
-Бля! Неужто выброс? И ведь и вправду давно не было. Но все равно, что-то не так.
В новом коридоре звук пришел в норму, и теперь не запаздывал, отчего Крюгер решил, что взял верное направление.
Вскоре стало ясно, что никакой это не выброс, а где-то глубоко под землей работает огромная турбина.
Любопытство оказалось сильнее благоразумия…

2011-02-28 в 01:40 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Зона подкидывала всё новые и новые пакости - отряд вляпался в "жвачку", поэтому идти пришлось почти полтора часа, хотя до выхода из тоннеля было рукой подать. Наконец, аномалия всё же отпустила своих жертв, позволив им выйти на свет Божий, если такое понятие применимо для зоны отчуждения. Впрочем, удача всё же была со сталкерами - люк наверну оказался не завален, а ржавые скобы держались хоть и на соплях, но, видимо, очень крепких, ибо они выдержали всех троих сталкеров.
Тень вылез последним, отряхнул штаны от земли и огляделся. Шалый и Грач сосредоточенно вертели головами, выцеливая опасность, однако сайпер знал - поблизости не было никого, и это знание пугало больше, чем если бы за ближайшим углом притаилась рота кровососов. Нервно потерев виски, Тень сверился с ПДА и постарался как можно непринуждённее выдать:
- Мужики, мы на Барьере. Предлагаю всё же не ходить к "Свободе", там много лишних глаз. Если на нас и документы начнётся охота, то светиться на многолюдной базе - верх идиотизма.
Грач нахмурился и обернулся к снайперу:
- Логично, конечно, но... Сколько у тебя осталось патронов? До Кордона путь неблизкий, а нам надо как-то сохранять боеспособность.
Шалый молча кивнул, подтверждая его правоту, и выдвинул своё предложение:
- Убить кого-нибудь и обшмонать труп.
- Шалый! - возмущённо вскинулся Тень. - Сколько можно!
Здоровяк пожал плечами, словно говоря, что "сколько нужно, столько и можно".
- Надо Крюгера найти, - подал голос Грач, разряжая обстановку. Черноволосый сталкер немного помялся, а потом всё же спросил у Тени. - Слушай.. без обид... ты его не чувствуешь?
Снайпер раздражённо фыркнул, заковыристо выругался себе под нос, однако ответил:
- Нет, не чувствую. Думаю, он всё ещё в тоннелях, так что стоит подождать его рядом.
Грач хотел возразить, но тут в кустах прошуршало что-то вполне крупное. Сталкеры мигом ощетинились оружием, однако глазастый Шалый успел рассмотреть незваного гостя.
- Не стрелять, - коротко бросил амбал и плавно двинулся к кустам. Оттуда раздалось радостное уханье, и на всеобщее обозрение выбрался небольшой снорк, возбуждённо мотающих обрывком шланга противогаза.
- Федя? - удивлённо уточнил снайпер.
Шалый кивнул, присаживаясь на корточки и гладя обтянутую резиной макушку. Снорк блаженно заухал и начал подскакивать, вертясь на одном месте от нетерпения.
- Воссоединение состоялось, - ехидно заметил Тень. - Ждём Крюгера здесь. Всё, не обсуждается.

2011-03-01 в 18:44 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Судя по тому, что Грач знал о "жвачке", переться им предстояло как минимум часа четыре, и это его весьма нервировало: то еще удовольствие брести в потемках до выхода, который не становится ближе. Однако же в этот насыщенный день им впервые повезло - видно, аномалия была молодая и слабая, так что, отшагав полтора часа, они наконец подошли к вожделенному люку. Но вспыхнувшую было радость по поводу выхода из подземелья, свежего воздуха и отсутствия Выброса в обозримом будущем, живо отравила мысль о Крюгере. У выхода ни его самого, ни его следов не наблюдалось.
Они вылезли недалеко от Барьера - за дальним холмом смутно виднелось ограждение, за которым начиналась территория "Свободы". Оттуда слышалось эхо выстрелов, наверняка опять собак либо кабанов гоняют. Ничего более серьезного в округе не наблюдалось, и это-то настораживало: "Монолит" штурмовал барьер с завидным упорством, обычно не проходило и двух дней без атаки. А сейчас - тишь да гладь. Затишье перед бурей.
“Да еще и торчим здесь, как прыщ на заднице – стреляй не хочу. Укрыться бы где…”
Сталкер оглядел грязный, усталый, взвинченный отряд, и тяжело задумался. На оставшихся припасах они не то что до Болот – до Янтаря дотягивали еле-еле. А если еще и учесть, что пробираться им предстоит глухими, малохоженными тропами, на которых наверняка полно самой разной дряни, то положение их выглядело и вовсе нерадостным. Да еще Крюгер запропал – кто знает, в каком состоянии вернется их взбалмошный товарищ…и вернется ли…
Грач зло стиснул зубы, и отмел последнюю мысль, борясь с подступающей тоской и ужасом. Тень едва не взорвался в ответ на его вопрос о друге, так что вряд ли стоило дальше тормошить нервного снайпера на эту тему.
Грустные мысли мигом вылетели из головы, когда в ближних кустах что-то активно завозилось. Грач резко вскинул автомат, но тут же опустил его, услышав короткое “Не стрелять”, а потом уже и сам узнал нежданного гостя. Пожалуй, во всей Зоне не было меньше снорка, чем Федор.
Грач, в отличие от Шалого, так и не проникся к мутанту родственными чувствами, но чтобы оценить его поведение, особого понимания и не требовалось.
- Кажется, он чего-то от тебя хочет, - озвучил сталкер. – Только обычно так себя ведут…
Периферийное зрение – отличная штука. Грач краем глаза уловил движение позади сидящего на корточках Шалого и склонившегося над ним Тени…и обязательно зацепил бы кого-то из них очередью, если бы не набил руку в стрельбе в течение похода. Так что сейчас рядом с амбалом валялся сбитый в прыжке крупный снорк, Федор шустро заныкался обратно в кусты, и вся моментально сгруппировавшаяся троица дружно изводила патроны, отбиваясь от стаи озверевших мутантов, что зачуяли чужого на своей территории.
Очередь. Уворот. Три выстрела-уворот-очередь. Грач, танцуя с наседающим матерым снорком и стараясь следить за напарниками, успел подумать, что не услышал обычного рыка, который мутанты издают перед нападением. Мысль мелькнула – и пропала, сменившись бешеной болью, когда сталкер не успел уйти от замаха когтистой лапы, что и распорола ему правое предплечье.

2011-03-08 в 18:49 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Вскоре Крюгер попал в темный коридор, едва-едва освещаемый одинокой лампочкой в дальнем конце. Лампочка висела прямо над тяжелой железной дверью с кодовым замком, из-за которой и доносился грохот работающей турбины. Коридор имел несколько ответвлений, и как понял Крюгер, там располагались лаборатории научников и комнаты отдыха охраны. Крюгер нырнул в ближайший проход, и обследовал его до самого конца, так ни на кого и не наткнувшись. Казалось, что все разом куда-то исчезли, и можно было спокойно бродить по лабораториям, но именно это чуть было не подвело Крюгера, он еле успел спрятаться за большой металлический шкаф, когда из-за угла внезапно появились монолитовцы и, промаршировав куда-то коридору, скрылись за одной из железных дверей. Следовало быть более осторожным, потому что он не услышал тяжелых шагов кованых ботинок по бетонному полу, словно что-то гасило звук шагов.
Короткими перебежками, прячась за бетонными выступами стен и металлическими шками, обильно захламлявшими узкие проходы, Крюгер добрался до комнаты отдыха охраны, оказавшейся пустой. Поживившись солидным куриным окорочком и кружкой крепкого черного кофе, сталкер понял насколько до этого он был голоден, и даже не замечал этого. После перекуса сил прибавилось, да и азарт какой-никакой появился.
Неспешно прибрав за собой остатки, и сунув в рюкзак нагло упертый кусок ветчины, заодно прихватив бутылку воды на всякий случай, Крюгер поспешил к выходу из лабиринта коридоров, но вскоре понял, что основательно заблудился. Только трижды пройдя мимо двери с цифровым кодом, он понял, что блуждает по кругу, и постоянно возвращается туда откуда начался его путь по подземной лаборатории. Поблуждав еще с час в обратном направлении, он окончательно растерялся – куда бы он не шел, в каком бы направлении не сворачивал, он все равно приходил к той же самой двери.
Если бы его кто-нибудь спросил, что именно заставило Крюгера потыкать наугад в кнопочки, он не смог бы найти достойного ответа, тем более, что дверь внезапно распахнулась. От удивления, Крюгер на всякий случай оглянулся, но не заметил ни одной видеокамеры, то есть специально для него никто не мог открыть дверь – ни для того, чтобы заманить в ловушку, ни для того, чтобы помочь, или еще за каким хером можно было бы это сделать.
Внутри оказалось темно, как в жопе негра, и Крюгер вновь натянул на один глаз повязку. Как оказалось, свет все-таки был, но после мелькания лампочек в лабиринте коридоров, он почти не был заметен. Хотя нет – свет был заметен только для «особенного» зрения, нормальным глазом Крюгер его не видел, что и выяснил методом простой проверки.
Присмотревшись, Крюгер понял, что находится где-то, что по виду напоминает вертикальную шахту со множеством уровней, опоясывающих ствол, и сообщающихся между собой лестницами.
Где-то хлопнула металлическая дверь, и тут же Крюгер услышал мужские голоса, о чем-то азартно спорящих. Слов сначала было не разобрать, но голоса явно приближались, и Крюгеру срочно пришлось искать укрытие. С трудом протиснувшись между громоздким металлическим ящиком и стеной, сталкер замер, скрючившись.
- Нет, ты представляешь, он сопротивляется! Еще ни один экземпляр не выдержал такого напряжения, а этот не только не погиб, но даже смог успешно удерживаться на грани сознания!
- Удивительно! Просто удивительно! Что вы собираетесь предпринять, коллега?
Где-то над головой звякнула металлическая крышка, и Крюгер постарался незаметно сползти еще ниже.
- Взгляните, коллега…
- Да, да, да! Это просто поразительно!
- Пройдемте в лабораторию, по дороге я вам расскажу еще кое-что интересное…
Голоса неспешно удалились, и вскоре вновь стукнула металлическая дверь. Все стихло. Крюгер постарался осторожно выпрямиться и оглядеться, прежде чем выползать из своего укрытия, но внезапно замер – прямо на него через узкую щель ящика смотрела пара жутких глаз.
Сердце екнуло и провалилось в желудок, желудок возмущенно сжался и выплюнул сердце на место.
- Пи-и-и-ить… - голос из металлического ящика больше напоминал ржавый скрежет, чем голос разумного существа, но поскольку существо разговаривало, то оставалось только одно – в лаборатории содержат людей. И держат их в совершенно нечелдовеческих условиях, лишив при этом всего – еды, воды, и даже места, где можно было бы вытянуться в полный рост, а металлическая холодная клетка явно чуть больше метра в высоту, и метра полтора в длину явно комфорта не создавала.
- Сейчас, - засуетился Крюгер, едва обрел возможность здраво мыслить. – Подожди минутку…
Он полез в рюкзак и выудил бутылку воды, которую недавно сам же и упер. Открутив крышку, он поднес горлышко к узкому проему, и приподнял так, чтобы вода попадала в открытый рот человека в клетке.
Сидевший внутри пил жадно, захлебываясь и фырча. Напившись, он на какое-то время затих и осел на пол, и Крюгер забеспокоился, не убил ли он человека? Вдруг обильное питье могло нанести ему какой-то непоправимый вред?
Осторожно постучав пальцами по клетке, он тихо спросил:
- Эй, приятель? Ты жив? Отзовись, чертяка!
- Жив еще… - голос стал намного увереннее и не такой скрипучий. – Слушай, помоги! Выпусти меня! Сил никаких нету, эти сволочи даже подохнуть по-человечески не дадут! Умоляю, выпусти меня, По гроб тебе обязан буду!
- Да не скули ты! – рявкнул Крюгер. – Сейчас своим воем всю охрану на ноги поднимешь… Как клетка открывается то?
- Вон у двери рычаг, просто подними его вверх и дверь откроется.
Крюгер метнулся к двери и дернул рычаг, дверь клетки с тихим шипением поднялась вверх, и из нее буквально вывалился наружу мужчина, по самые глаза заросший бородой. Тощий и грязный, он еле держался на ногах от недомогания.
Крюгер мысленно чертыхнулся – ну и куда он с таким дохляком пойдет? Их же пристрелят при первом удобном случае…
- Следуй за мной, сталкер… Я тут все знаю, я тебя выведу…

2011-03-12 в 00:46 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
А дело, меж тем, принимало скверный оборот. За Федей притащилась весьма немаленькая стая снорков, много меньше, конечно, чем та, что сталкеры встретили на пути к Бару, но больше, чем до этого доводилось видеть Тени. К сожалению, с патронами ситуация была как раз-таки обратная, их-то было до преступного мало, посему снайпер старался как можно сильнее экономить, тщательно выцеливая прыгающих тварей. Где-то на периферии зрения мелькал Шалый, отстреливавшийся короткими очередями. Снайперу пришла мысль, что он не видит Грача, он постарался выцепить товарища взглядом, но опаздал - раздался короткий вскрик, сталкер, не успевший увернуться, получил когтями по предплечью. Впрочем, развить успех снорку не дал Шалый, хладнокровно разнеся короткой очередью монстру голову. Видимо, это переломило исход сражения в сторону сталкеров, и, вскоре, недобитые твари поспешили ретироваться.
Шалый осмотрел рану Грача, буркнул "Жить будешь", после чего залил её перекисью, перебинтовал на ткань комбинезона и обколол обезболивающим и противостолбнячным. Из кустов, озираясь, выкатился Фёдор, подпрыгал боком к амбалу и боднул его головой в бедро. Сталкер не обратил на снорка никакого внимания, и тогда он толкнул сильнее. Шалый хотел было оттколкнуть разошедшуюся животину рукой, но его окликнул Тень:
- Постой. Сходи с ним, там что-то есть неподалёку, не опасное. Я посижу с Грачом.
Амбал пожал плечами, хлопнул Грача по спине и двинулся за Фёдором, перехватив поудобнее автомат. Снорк, похрюкивая и тряся обрывком шланга, довольно быстро привёл его к небольшому оврагу. Трава на одном из его склонов пожухла, образуя ровный прямоугольник. Шалый предполагал, что это такое, но в условиях Зоны подобного рода преположения могли стать летальной ошибкой. Впрочем, сомнения рассеял Федя, нетерпеливо протоптавшейся по рыжей траве. Не медля больше, Шалый внимательно огляделся, передвинул автомат на спину и, вытащив нож, принялся быстро обкапывать дёрн. Вскоре его взгляду предстала дверца закопанного холодильника, из которого кто-то сделал схрон. Причём это кто-то явно не хотел делиться своим добром, установив растяжку на дверце, которую, однако, Шалый обезвредил в два счёта. Находки радовали глаз. Артефктов не было, однако на полках обнаружился пяток ручных гранат и десяток коробочек с патронами, не только к Калашу, но и к Грачовскому "Хеклеру". Кто-то явно позаботлся о боеприпасах на пути к Припяти. Шалый сгрёб все, оставив только аптечки, обнаружившиеся за гранатами. Группа в них пока не нуждалась, а кто знает, какому бедолаге они спасут жизнь. Установив растяжку обратно и заложив холодильник дёрном вновь, Шалый двинулся обратно.
Грач и Тень молча ждали товарища, сидя спина к спине на большом камне. Почувствова приближение напарника, Тень поднялся и произнёс:
- Сваливаем!
- Я без Крюгера не пойду, - мрачно процедил Грач, не поднимая головы.
Шалый покачал головой, сплюнул и отвернулся. Тень внимательно поглядел на сталкера, словно прикидывая, сможет ли он без особого вреда довести его на ментально поводке до Доктора. Грач вскинулся, почувствовав неладное, однако снайпер внезапно потерял к нему интерес, прислушиваясь к происходящему.
- Спокойно, Маша, я Дубровский! Я чую Крюгера... но он не один, - напряжённо сообщил Тень, поднимая "ВАЛ" и направляя его в сторону ближайших кустов.

2011-03-13 в 13:47 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Он честно пытался не заорать от боли, но вскрик все равно сдержать не удалось - это Грача и спасло. Последние патроны из пустого магазина ушли мимо цели - раненая рука отказывалась повиноваться, и в этот же момент приготовившегося к финальному прыжку снорка снесла в сторону очередь из АК напарника.
"Один-один" - ни к селу ни к городу подумал Грач, прежде чем скорчиться от нового приступа боли.
Похоже, Шалый в команде взял на себя тяжкий крест походного лекаря. Грач, шипя и щурясь от боли, баюкал руку, помогая напарнику перетягивать ее бинтом, и чувствуя, как сквозь постепенно уходящую боль вновь пробивается уже привычное тягучее чувство, на этот раз смешанное со смущением и благодарностью.
Наверное, тяжело возиться с перевязкой, когда сзади тебя бодает снорк, пусть и небольшой. После очередного пинка Шалый с рычанием обернулся, готовясь к решительным действиям, но был остановлен Тенью, который посоветовал прислушаться к животине, и сходить туда, куда она так упорно тянет. Грач счел за лучшее оставить мысли насчет доверия к мутантам при себе, и даже ехидный комментарий по поводу «я посижу с Грачом» остался невысказанным. Не следовало задирать раздухарившегося после боя снайпера. Вот когда остановятся в безопасном месте – тогда и отведет душу.
А вот что серьезно испортило ему настроение – так это разодранный рукав комбеза. Сидя на камне в ожидании напарника и напряженно сканируя окрестности, Грач предавался мрачным мыслям о бренности сущего, потрепанной снаряге, еще больше подтаявшем боезапасе, запропавшем Крюгере, непонятном притяжении к амбалу, и какой-то близящейся пакости, которая, несомненно, должна была случиться. Словом, благодатное воздействие бродячей ночи иссякло, и Грач вернулся в привычное состояние «что у нас плохого?».
Через десяток минут в поле видимости снова появился Шалый, ведомый снорком. Сталкер явно тащил что-то объемистое, но Грач не успел разглядеть, что именно – Тень сорвался с места, отдав команду поскорее сваливать.
Похоже, не один Грач ощущал приближение зверя-песца. Вот только без Крюгера он никуда идти не собирался, о чем и известил соратников. Кажется, их это не порадовало, особенно Тень, который уже было изготовился залезть к товарищу в голову и как следует вправить ему мозг…
…но Грачу не довелось побороться с упрямым контролером. Тень вдруг вскинул ВАЛ, и уставился в сторону ближайших кустов, за которыми располагался выход из катакомб, откуда они недавно выползли. Сообщение о близящемся Крюгере заставило Грача подхватиться с камня, а весть о довеске, что друг тащил на хвосте - сцапать автомат с двумя последними обоймами, и встать рядом с напряженно выжидающими напарниками.
- Рядом, - негромко произнес снайпер. – Двое.
Крюгер, целый и невредимый, практически бесшумно появился из кустов, приветственно махнув рукой – свои! Чуть поодаль от него раздавался треск - кто-то, видимо его довесок, завязшего в растительности, и усиленно пытался выпутаться, сдабривая попытки заковыристым матерком и истошным хрустом ветвей. Грач, что уже было собрался обнять успешно выбравшегося из передряги друга, ошалело уставился на незнакомого заросшего, грязного, худющего мужика. С тем же немым вопросом на него вылупилась и команда.

2011-03-13 в 20:24 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Они плутали по коридору уже с полчаса, и с каждой минутой Крюгер становился все мрачнее и мрачнее. Во-первых, мужчина был сильно истощен голодовкой, во-вторых, он припадал на левую ногу, и от этого не мог идти быстро, хотя и старался изо всех сил – казалось, его поддерживает какое-то внутреннее чувство освобождения, иначе он давно бы уже загнулся. В-третьих, он был одет в нечто полосатое, отдаленно напоминающее больничный халат грязно серого цвета с длинными рукавами, но без пуговиц и с широкой горловиной, чтоб можно было натянуть через голову. Но даже не это было самым худшим – на мужике не было нижнего белья, не то что обуви. Он звучно шлепал босыми ногами по полу, уводя в лабиринт коридоров, и только изредка останавливался, чтобы осторожно заглянуть за угол, прежде чем продолжить путь. Через полчаса они вынырнули в одном из коридоров, показавшимся Крюгеру знакомым, похоже он здесь бродил, пока не вышел к шахте…
- Мы пока из Лабиринта выбрались, - торопливо зашептал незнакомец. – Там множество ловушек и аномалий, но смогли обойти их все… Но теперь тебе придется идти впереди… Я только буду тебя направлять… Здесь охраны не много, но она неплохо вооружена, правда, эти идиоты как правило дурака валяют – не ожидают, что на них кто-то напасть может…
Незнакомец оскалился в кровожадной улыбке, и Крюгер вздрогнул. Это ж как надо было человека довести, чтоб он походил на хищника?
- Я постараюсь отвлекать их внимание, но не сильно… боюсь тебя ментальным контролем задеть… ты уж прости меня… помощи от меня много не будет…
Он говорил отрывисто, часто потирая рукой горло и сглатывая, словно оно у него сильно першило.
- Ничего, - буркнул Крюгер, - обойдемся как-нибудь…
- Первый пост будет через два коридора… я скажу когда точно…
Крюгер недовольно мотнул головой, и они продолжили путь.
- Здесь… за углом… один… - незнакомец ухватил Крюгера за рукав, заставив остановиться. Его глаза были широко распахнуты и горели каким-то неестественно ярким огнем – даже от дури, иногда попадавшей в Зону такого блеска в глазах не наблюдалось. Крюгер вздохнул и отвернулся.
За поворотом действительно было устроено что-то наподобие контрольного пункта, но не очень крепкого – видимо, предполагалось, что до этой точки противник не сможет пройти или придет сильно потрепанным. И никто не подумал о том, что противник может придти с тыла…
Монолитовец на посту расслабленно курил папироску, прикрыв глаза и присев за валом из бочек и металлических ящиков. Он даже не понял, кто именно его убил, когда Крюгер затянул ему удавку на шее.
- Быстрее! – рявкнул сталкер на бывшего заключенного. – У нас нет вагона времени! Переодевайся!
Мужчина, до этого стоявший колом и с каким-то наслаждением всматривавшийся в мертвое лицо мололитовца, наконец, отмер и стянул с себя рубаху, оставшись совсем голым, пока Крюгер выковыривал из одежды труп часового. Одежда оказалась слишком большой по размеру, вернее, случайный попутчик Крюгера был настолько изможден, что на нем любая одежда висела мешком. Рукава пришлось закатать повыше, а брюки затянуть потуже, чтоб не спадали при ходьбе. Конечно, в Зоне в одном камуфляже шибко не походишь, но все равно это было лучше, чем больничная грязная и драная пижама.
Зато обувь пришлась по размеру, хотя, как оказалось, бывший зек от нее сильно отвык и довольно быстро натер мозоли. Но жажда вырваться на волю возрастала в нем с каждым шагом и вскоре он, казалось, забыл про натертые ноги.
- Осталось немного. Через проход будет еще один пост, как правило, там несколько бойцов, и нам с ними не справиться… Я постараюсь их отвлечь, а ты сразу в правый коридор ныряй, как только они отвлекутся, и жди меня.
Сатлкеру идея с отвлечением не понравилась, по похоже, другого выхода не было – незнакомец вел его по коридорам уверенно, ни разу не сбившись с дороги, не то что Крюгер…
На посту действительно была усиленная охрана, стояло несколько пулеметов, да и бойцы были собраны и отлично экипированы.
Крюгер почувствовал, как его сознания коснулась что-то мягкое, заставив напрячься и обратить все внимание в глубину коридора, кода смотрели стволы пулеметов охраны. Бойцы на посту заметно напряглись и уставились в коридор, явно ожидая нападения. Только пинок сзади привел Крюгера в чувство и он понял, что именно сейчас и надо перебираться в ответвление коридора, пока охрана занята высматриванием невидимого врага.
Ждать Графа Монте-Кристо, как Крюгер мысленно окрестил бывшего заключено пришлось долго. За это время он почувствовал несколько резких всплесков ментальных волн, таких сильных, что пришлось отбежать подальше в глубь коридора, чтоб выдержать такой мощный натиск…
Появившийся Граф выглядел слишком довольным, и Крюгер понял, что тот развлекался, убивая монолитовцев силой мысли. Ему стало не по себе, и он уже готов был вновь пожалеть о том, что выпустил монстра на свободу.
- Не бойся, я тебя не трону. Я вообще больше никого не трону, если конечно, меня не заставят… - Граф болезненно поморщился и вновь потер горло ладонью. – Там, наверху, будет полегче…
- Может расскажешь, что с тобой случилось?
- Чуть позже, сейчас дойдем до конца тоннеля, там будет небольшой зал, нам придется немного переждать, пока активируются некоторые аномалии, но они всегда действуют в определенных временных рамках, так что нам бояться нечего.
- Хм, странно, что тут нет поста, если аномалии действительно работают как часы, - удивился Крюгер, когда они добрались до места и аномалии сработали точно в указанный промежуток времени – одновременно вспыхнуло несколько жарок, полыхнули голубоватым огнем электры, а по центру зала выделялось круглое пятно гравиконцертрата, обрисовывая в пыли четкий круг.
Тоненкьий смешок за спиной заставил нахмуриться сталкера.
- Эти идиоты, - Граф кивнул куда-то в сторону, - думают, что аномалии срабатывают в хаотичном порядке, но я знаю, что это не так. Я знаю, да… Я их чувствую… они само совершенство…
Что именно видел в хаосе растревоженных аномалий Граф, Крюгер даже боялся представить, но на лице исхудавшего до неприличия мужчины светилось восхищение…
- Слышь, ты обещал рассказать…
- Да, да, да… - быстро заговорил Граф. – В моей истории, на самом деле, нет ничего интересного… Я живу… жил в деревне, недалеко от Кордона… как-то раз возвращался домой затемно из соседней деревни, был пьян… в общем, на меня кто-то напал. Стукнул по башке, а утром я уже сидел в ящике. Какое сегодня число?! – неожиданно напрягся Граф, уставившись своими невозможно яркими глазами на Крюгера. Сталкер глянул в ПДА, назвал дату, и Граф разом как-то сник. – Надо же… Как много времени прошло. Наверное, меня уже давно похоронили…
Он на замолчал на пару минут, разглядывая всполохи голубых молний на полу, а потом продолжил:
- Оказалось, я сюда попал не случайно, за мной долго время наблюдали, и когда пришли к выводу, что я им подхожу по установленным параметрам, приволокли сюда. И действительно, из нашей группы подопытных я единственный кто смог все перенести и выжить…
- А что с вами делали?
- Поверь, тебе лучше не знать. Но если сможешь, сделай что-нибудь, чтобы эта лаборатория исчезла с лица земли – так будет лучше для всех.
Вскоре разгул стихии в коридоре закончился, и они спокойно пересекли коридор по странной траектории – Граф заставил идти Крюгера след в след, хотя и уверял, что аномалии не должны их побеспокоить. Но Зона на то и Зона, чтобы не верить ей до конца. Перестраховщики живут дольше – это уже многократно доказано.
Через узкую дверь они выбрались наружу и, отойдя на несколько метров, Крюгер оглянулся – если бы он не знал, что там есть вход, он никогда в жизни бы об этом не догадался – сухая трава, свисавшая со склона, полностью маскировала дверь от постороннего взгляда.
Они прошли еще пару километров вместе, когда Граф внезапно остановился.
- Здесь мы с тобой расстанемся, - он протянул руку Крюгеру и с силой, неожиданной для изможденного человека, пожал ее. – Я сейчас не самый лучший попутчик, но без меня у тебя есть шанс выжить, а со мной нет.
- Но…
- Не возражай. За нами идет погоня, я ее чувствую. Я один справлюсь, а тебя могу погубить.
Крюгер вынул один из пистолетов, приложил к нему пару запасных обойм и отдал Графу.
- Держи, на всякий случай. Это лучше чем совсем ничего.
- Вряд ли мне понадобиться оружие, но спасибо.
В этот момент тишину прорезала автоматная очередь, и щепки от ближайшего дерева щедро осыпали мужчин.
- Все, не поминай лихом. Тебя уже ждут, и помни, когда приземлишься, там будет контролер с ведомым.
О каком приземлении говорил Граф, Крюгер понял только тогда, когда Граф сделал мягкую подсечку, подтолкнув сталкера в грудь.
- Бляяяяяяяяяяяяяяяя! – только и смог проорать Крюгер, рухнув в Трамплин, выплюнувший его, словно пробку из бутылки шампанского.
Приземление оказалось гораздо мягче, чем он ожидал, но все равно не очень приятным – пока летел вниз, Крюгер успел пересчитать ребрами все ветви, но земли так и не достиг, зацепившись рюкзаком за дерево и повиснув на лямках, словно долбанный парашютист.
- Здрасьте, девочки!
И без того ошалевшие морды товарищей еще больше вытянулись, когда Крюгер свалился с неба, и теперь явно не понимали в чем дело. Зато Крюгер понял, о чем сказал Граф. На поляне, помимо группы, находился сам Крюгер, вернее его двойник, и кто-то еще, отдаленно напоминавший Графа. Автоматная очередь не заставила себя ждать – контролер, запудривший мозги сталкерам свалился замертво, а зомби поковылял в лес, но был добит метким выстрелом Тени.
- Ну что уставились? Не ждали? Снимите меня с дерева, мать вашу!

2011-03-20 в 22:50 

Тётя_лошадь
Все мы немножечко лошади.
Явление Крюгера народу произошло феерично. Сначала он в сопровождении небритого хмыря выпутался из кустов, а потом ещё и заправским истребителем спикировал сверху, матерно выражая "радость" от полёта. "Карлосон улетел, но обещал вернуться", - успело промелькнуть в мозгу ошарашенного Тени. Определить, кто из сталкеров оказался настоящим, стало делом доли секунды, да и вообще, снайперу стало ужасно стыдно, что он сразу не распознал в выбравшихся из кустов зомби и контролёра. Сказать по правде, мутант-телепат в первый раз напал на Тень. Он довольно-таки часто встречал их во время года самостоятельных скитаний по окрестностям Припяти, однако контролёры по натуре были одиночками и близко не подходили. Кроме одного раза, запомнившегося Тени навсегда.
Это произошло месяца за два до исторической встречи будующих напарников. Тень, почти обезумевший от одиночества и уже почти не управляющий своими способностями, рыскал по небольшому посёлку в получасе ходьбы от Припяти в поисках хоть какой-нибудь еды. "Уговорить" сталкеров расстаться с консервами с помощью внушения больше не удавалось, подсмотреть за кем-то, устраивающим нычку - тоже. Последний труп, с которого парню удалось снять рюкзак с буханкой хлеба и четвертинкой палки подтухшей колбасы, встретился ему четыре дня назад. От голода Тень потерял всяческую осторожность и, обшарив посёлок сверх донизу, плюхнулся в пыль прямо на дороге, прислонившись спиной к забору. Кажется, он на некоторое время выпал из реальности, ибо он закрыл глаза и очнулся от шума. Посреди дороги стая псевдопсов трепала свежий труп сталкера. Видимо, пока Тень бредил, мутанты загнали бедолагу прямо перед ним. Успех тварей стал понятен окончательно, когда из-за угла одного из домов вышел контролёр. Он пристально посмотрел на сидящего парня, потом склонил уродливую голову и прикоснулся тыльной стороной ладони ко лбу. Будующий снайпер бессмысленно повторил его жест, и тогда одна из псевдособак подхватила зубами валявшийся в стороне рюкзак погибшего и отволокла к Тени. Дрожащими руками парень развязал горловину и обнаружил там целых три банки тушенки и армейский сухпаёк. Когда он смог оторвать взгляд от свалившегося в руки богатства, контролёра уже не было, а собаки утаскивали труп во двор одной из развалюх.
Снайпер тряхнул головой и вернулся к реальности. Шалый, повидавший контролёров ещё до знакомства с Тенью, флегматично снимал Крюгера с дерева, что, благодаря росту и силе амбала, было не такой уж и сложной задачей. Спустив "Карлосона" с небес на землю, здоровяк хлопнул его ладонью по плечу и отошёл, пропуская Грача к напарнику.
Восторги по поводу возвращения Крюгера прервал всё тот же Шалый, "тактично" напомнивший о том, что Болота сами не придут.
Тень, радостно лыбившийся блудному сталкеру, мигом посерьезнел.
- Ты прав. Надо возвращаться на маршрут. Мы и так сегодня не дойдём до Доктора, надо хоть до стоянки добраться. Патроны, спасибо Феде, у нас теперь есть, доберёмся, не заходя к "Свободе".
Отряд привычно выстроился в походную колонну, однако любопытный снайпер всё же уточнил:
- Кстати, Крюгер... Что это за мужик с тобой был?

2011-03-26 в 01:09 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Они устроились в небольшом распадке в стороне от дороги, ведущей к Барьеру - несколько огромных валунов образовываали нечто вроде пещеры, где отряд и укрылся от хлеставшего с неба дождя. Лежбище устроили подальше от входа, в самом теплом и темном месте между костром и дальней стенкой импровизированного убежища. Вымотанные сталкеры молча слопали по банке тушенки (хорошо хоть в ней недостатка не было), и заползли в спальники, моментально отрубившись. Дежурить первым вызвался Грач, которого, несмотря на усталость, в очередной раз одолела бессонница.
Однако в одиночестве сталкер просидел недолго. Из темного угла послышалось шуршание спальника, и в круге света от костра, щурясь, появился Крюгер - видно, тоже не мог заснуть после всего пережитого. Грач слегка кивнул неспящему, залил очередной чайный пакетик кипятком из термоса, и приготовился выслушать подробную историю похождений друга.
История его заинтересовала и встревожила. Грач несколько раз переспрашивал Крюгера о направлении пути, которым он шел, о странной звуковой аномалии, и о подозрительных личностях, встреченных им. Он все больше уверялся, что страшилки о некой лаборатории, устроенной в нижних помещениях бывшей медсанчасти, не были сказкой. Правда, если верить тем же слухам, из этой лаборатории Крюгер – с проводником ли, или без него - точно живым бы не выбрался... по крайней мере, живым в общепринятом смысле.
Пока Грач пересказывал другу слышанные когда-то байки, попутно отгоняя безумные мысли об аккуратной зачистке научного гнезда, где ставят опыты на людях, разговор сам собой сместился сначала к предстоящему переходу нехожеными тропами до Янтаря, а потом, ближе к полуночи, когда Крюгер все же начал потихоньку клевать носом, и вовсе убрел в далекие воспоминания.
- ...нагибаюсь бирюльку подобрать, а тут из кустов рядом "хрю-хрю", и башка оттуда высовывается - что твоя тумбочка. И вот стоим мы с этим красавцем минуты две пятачок к пятачку, и думаем - кто первый чухнется? А кабаняка здоровый был... как Патрон, - Грач запнулся, и прервал рассказ, заметно погрустнев.
Крюгер изумленно воззрился на напарника. Патрон и Грач всегда, мягко говоря, не ладили. Однажды их разнимали всем лагерем, когда они надумали стреляться по какой-то ерунде – после этого Волк еще три дня ходил взбешенный, а Крюгер устроил обоим товарищам незабываемую взбучку (Грач огрёб еще и от Трубы, с которым Патрон был дружен). Потому удивление сталкера было вполне понятным.
- Чего заскучал-то? Вы же с ним всегда на ножах были – неужто до сих пор вспоминаешь?
- Вспоминаю. Как вот этот появился, - Грач кивнул в темноту за костром, откуда доносилось сопение Шалого и Тени, - так и начал вспоминать. Тупил тогда – дай боже, да видать, ничему так и не научился. Сначала Волк… ну да, он местный божок, на него все новички молятся… потом Патрон. А теперь вот этот…
Сталкер задумчиво отхлебнул чай, стараясь не глядеть на напарника.
- Да, мы с ним всю жизнь срались. Но ты бы тоже взбесился, если бы твой напарник, вместо очередной ходки за артефактами, обучал зеленого новичка, да еще такое хамло. Да и не только в ходках причина, честно говоря…
На этом Грач заткнулся, посчитав, что сказал и так слишком много. Крюгер, потеряв надежду вытянуть из друга что-либо еще, молча пил чай, переваривая информацию и горько посмеиваясь про себя, пока не почувствовал, что еще немного – и он упадет носом в костер. Грач видел, в каком состоянии находится товарищ, а потому настойчиво выпнул его от костра в сторону спальников, пожелав вдогонку спокойной ночи, и наконец-то оставшись наедине с невеселыми воспоминаниями.
***
С такой находкой стало очень трудно внимательно следить за окрестностями. Грач с любопытством пялился в собственный КПК, в котором торчала взятая на Кордоне и благополучно забытая в кармане комбеза синяя флэшка. Там обнаружились всего две папки – на первой стоял пароль, а вторая была до краев заполнена жесткой порнухой на любой вкус и цвет. Отметив про себя, что флэшку для взлома пароля нужно будет показать Вьюру, Грач погрузился в изучение содержимого второй папки, изо всех сил стараясь не терять из внимания окружающую обстановку. Время шло незаметно.
К трем часам ночи, когда сонный и помятый Тень выбрался сменить Грача, необычайно довольный сталкер торжественно вручил ему чудо-флэшку, и расслабленно растянулся в своем спальнике, между Шалым и Крюгером, почти моментально заснув.
Бессонницы не стало.

2011-04-03 в 03:05 

kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Крюгер был невероятно рад видеть товарищей живыми и здоровыми. Он с силой сжал в объятиях Грача, как только оказался ногами на твордой почве, не так сильно, но очень душевно обнял Тень, и так же радостно оскалился в ответ на его улыбку, а с Шалым они так крепко пожали руки, что Крюгер уже не надеялся остаться с целыми костями правой конечности. Мелькнувшая и тут же пропавшая легкая улыбка на губах здоровяка была лучшей наградой за всю дорогу – ведь он ее увидел впервые.
- Кстати, Крюгер... Что это за мужик с тобой был?
Сталкер нахмурился, и почесал в затылке.
- Я имени его не спросил, ты ведь понимаешь, что он, скорее всего мне бы не ответил, в Зоне это не принято… Но зомбяка очень похоже его имитировал, пока контролер им управлял. Бедняга совсем исхудал, похоже, там не только опыты над ним ставили, но голодом специально морили, твари бездушные. Он, кстати, просил меня как-нибудь разнести это контору при удобном случае. Вот закончим с этим делом, и займусь, наверное, сбором возможной информации, а там, глядишь, и выгорит дело…
Крюгер болтал без умолку пока они добирались к месту ночлега, в подробностях пересказав свои приключения, и слегка приукрасив свои подвиги. Особым хвастуном Крюгер никогда не был, но справедливо считал, что если сам себя не похвалит, то этого никто не сделает. Зато в описаниях всего, что он видел внутри лаборатории, старался придерживаться точных фактов – и в душе надеялся, что Тень заинтересуется этим делом, и возможно, они снова станут напарниками на время разноса лаборатории на клочки. У Грача блестели глаза, и, похоже, он с трудом сдерживался, чтобы не отправиться громить лабораторию прямо сейчас. Шалый свел брови к переносице и что-то усиленно обдумывал, и почему-то Крюгер был уверен, что думает он о лаборатории, вот только не мог понять, хочет ли он ее уничтожить так же сильно как Крюгер или же обдумывает, как отговорить Тень не лезть на рожон. Если бы Шалый решил все-таки всеми силами оградить Тень от этого дела, Крюгер не обиделся бы – он понимал, что для Тени это может стать не только огромной победой в случае удачного исхода, но и полным поражением в случае провала…
Наконец, все утряслись на ночлег. Первым на дежурство вызвался Грач, и Крюгер забравшись в спальник, долго прислушивался к ночным звукам, но сон откровенно не шел. Выбравшись из спальника, он побрел к костру, в котором Грач задумчиво шурудил веткой угольки.
Воспомнинания, в которые внезапно ударился Грач, неожиданно вызвали боль в душе. Крюгер надеялся, что все давно уже отболело и отвалилось, но, увы, это было не так.
***
На утро Тень выглядел подозрительно бодро, понукая товарищей быстрее заканчивать завтрак и выходить в путь. Когда же наконец они тронулись гуськом, выстроившись друг за другом в привычном порядке, то тень взял такой темп, что за даже у Шалого полезли брови на лоб от удивления. Крюгер тихонько ухмылялся, надеясь, что Тени пришлась по душе мысль о разносе лаборатории, и он даже не особо следил за тем, куда именно ведет группу снайпер, погрузившись в свои мысли.

   

Ролевая игра в формате соавторства

главная