18:53 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
Игроки: Метирис, kassara

Жанр: пока не известно

Минимальный размер поста: по договоренности

Возможность дополнительных игроков: нет

Комментарии, не относящие непосредственно к игре, НЕ принимаются.

Пояснение: предыстория к этой игре, рассказывающая о знакомстве и развитии взаимоотношений Грача и Крюгера.

Песочница - для тех, кто хочет пообщаться с соавторами игры, что-то спросить, внести свои предложения, покидаться в авторов тухлыми помидорами, или распить с ними бутылку водки. А так же тут можно отслеживать диалоги соавторов друг с другом и получать представления о том, как дальше будет развиваться игра. Любые пожелания и критика приветствуются, если они конструктивные.

Комментарии
2011-01-21 в 20:48 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
Август потянулся, зевнул, и рывком поднялся на ноги. Дождь, начавшийся вечером и непрерывно хлеставший всю ночь, к утру прекратился, небо посветлело, хотя и было затянуто сплошной пеленой серых облаков. Патрон спал, уютно свернувшись калачиком, и подтянув колени к самому подбородку.
- Подъем, громила! – пихнул Август друга и, с трудом увернувшись от кулака, ухмыльнулся, Патрон даже во сне любил подраться. – Да проснись же ты, соня!
Патрон что-то промычал, и попытался перевернуться на другой бок, но Август уже знал способность друга спать сутки на пролет, и потому потряс его за плечо с новой силой. Когда это не возымело ни какого эффекта, Август не долго думая, набрал в легкие побольше воздуха и со всей дури рявкнул:
- Рота, подъем!
Патрон, только недавно демобилизовавшийся из российской армии, резко подорвался на ноги, по пути чуть не снеся Августа, и только потом понял, что над ним жестоко подшутили.
- Сволочь ты, Август! Тебе никто об этом не говорил? Ну, так вот, я тебе говорю. Никто тебе правду в глаза не скажет, кроме меня.
Он широко зевнул, потер глаза и, даже не потрудившись сойти с крыльца дома, справил мелкую нужду, направив струю на покосившийся забор.
- Молодец, блин! Хорошо хоть Волк этого не видел, он бы тебе накостылял за разгильдяйство.
- Да ладно, - махнул рукой Патрон, - вон ночью лило как из ведра, так что никто ничего не заметит. Кстати, нам бы пора и о деле подумать. Может, к Сидрычу заглянем?
- Хм, почему бы и нет? Мне уже надоело торчать в этой деревне. Только давай сначала пожрать организуем, проверим чего у нас не хватает, а потом к барыге заглянем, заодно и затаримся.
Спустя час приятели вылезли из бункера, имея при себе несколько рожков к АКМам, по паре аптечек на морду, запас провианта на дорогу и задание найти сталкера, предположительно погибшего в окрестностях завода «Росток». Вернее, найти требовалось не самого сталкера, а его ПДА. Надежды на то, что ПДА не унес кто-то еще, не было ни какой, но Сидорович заплатил не плохой аванс, даже не надеясь на положительный исход дела. Видать, что-то очень и очень важное было на том ПДА для барыги, уж больно удрученно выглядела его морда. Впрочем, никто из приятелей не отрицал тот факт, что Сидорович мог и разыграть перед ними спектакль, но раз он платит, то пусть играет хоть умирающего лебедя.

2011-01-24 в 20:52 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
....дождь не унимался третий день. Казалось, здесь и не бывает иной погоды: нудная серая морось удивительно гармонировала с голыми черными ветвями, свинцовым весенним небом, почерневшими от сырости развалинами домов и жухлой бурой травой. Это была еще даже не Зона - предзонье, Кордон - но весна не сумела дотянуться даже сюда. Не было в Зоне весны, лишь нескончаемая осень. Вечное умирание.
"Осень..." - он закашлялся, и едва не упал, споткнувшись о невидимую в траве корягу.
Осенью пришла Она - с тех пор не было у него большей радости. Словно слепой, что впервые приоткрыл прозревшие глаза, он понял, насколько важно для него стало то, от чего он всю жизнь бегал и чего дичился, полагая несусветной чушью. Замкнутый мир юноши Ярослава моментально развалился - окружающие лишь дивились, глядя, как тихий, затравленный юнец на глазах становится ироничным, уверенным в себе мужчиной. В Новый год они открыто объявили о помолвке, обе семьи начали готовиться к свадьбе... словом, все шло так, как обычно и идет в жизни всех любящих пар.
"Осень..." - никуда не деться от памяти, не думать, выжечь - каленым железом, до судорог в сведенном горле. А что не сжечь - пускай Зона забирает. Здесь у каждого кровь на руках...
Шедший рядом с ним рослый здоровяк подхватил его под руку, легонько встряхнул, и смахнул капли дождя с черных вихров, одновременно натягивая свалившийся капюшон.
- Не дрейфь, братиш. Долго уже идем, скоро деревня должна быть. Поднажмем, и доползем к вечеру, там и отдохнешь. А не дойдем - труба дело, снова придется забросы для ночевки искать...
...голоса. Тепло. Огонь, дождливое ночное небо сквозь дырявую крышу. Он плохо помнил, как они с братом дошли до долгожданной стоянки: он что-то говорил, с кем-то здоровался, куда-то шел, уже не вполне осознавая себя от безумной усталости и навалившегося безразличия ко всему. Голоса звучали, словно сквозь толстый слой ваты.
- На матрас его надо, в подвал. Ты глянь, как носом клюёт.
- Ага, таким носом что хошь проклюёт. И чернушший, прям как грач.
"Имя надо сменить еще и для того, чтобы сбить с толку злых духов - они идут за слабым и сомневающимся, как волк за больным оленем, имя его для них как запах их жертвы" - последняя мысль Ярослава выскочила невпопад, покрутилась в пустом черепе, и медленно угасла, уступив место глухому черному сну без сновидений. Братья спали вповалку на одном матрасе, и даже пьяные песни, доносящиеся от костра, не могли их разбудить.
Зона с усмешкой смотрела на двух свежеиспеченных сталкеров. Предстояло еще многому их научить.

2011-01-26 в 10:34 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
До Свалки парни дотопали без приключений, не считая двух подстреленных по дороге кабанов, слишком настойчиво пытавшихся пообедать сталкерами. Видать, мутантам совсем мозги радиацией расплавило, если даже пуганые-перепуганные твари начали вести себя так агрессивно. Пожалуй, таких злобных кабанов можно было встретить только в глубокой Зоне, ближе к окраинам мутанты становились опасливее. Но, возможно, эти два кабана пришли из глубокой Зоны после последнего Выброса и последовавшего за ним гона. Другого объяснения не было.
У самой Свалки им пришлось задержаться, слишком активное движение наблюдалось среди бандитов. Причем, точка, оборону которой всегда держала небольшая группа сталкеров с целью более или менее обезопасить территорию и проредить численность бандитов, подозрительно молчала.
Август с Патроном, скатившись в придорожную канаву, хмуро осматривали окрестности через бинокль.
- Муравейник, блять. Так и снуют, так и снуют во все стороны, - выругался Патрон и передал бинокль напарнику. – Глянь, мне кажется, или они чего-то куда-то таскают? Вроде коробки, но небольшие по размеру, и при этом тяжелые. Что бы это могло быть?
- А хрен его знает, - буркнул Август, пытаясь рассмотреть, что такого нес в руках бандит, что его аж до земли согнуло. – И, правда, что-то маленькое, но тяжелое. Даже представить себе не могу, чтобы это могло быть.
- Теперь дорога напрямую нам закрыта, глянь, сколько их, нам не прорваться. Пошли в обход.
- Пошли. Только там болото, и от него фонит безбожно, так что ты там повнимательнее.
- Не учи ученого, Серп.
- Еще раз меня Серпом обзовешь, в табло получишь, - беззлобно предупредил Август, припоминая их первую встречу.
Август уже две недели ошивался в Зоне, когда к ним в виде пополнения прибыл Патрон, тогда еще не имевший клички. Первое знакомство состоялось после того, как Август, представившись и протянув руку для рукопожатия, услышал насмешливое:
- А ты в курсе, что по-украински Август это Серпень. Сер – пень, - словно издеваясь, парень перекатил слово на языке, четко разделив его на две части.
Кто-то из новичков за спиной Августа захихикал, и августа буквально накрыло яростью. Пальцы руки, протянутой для рукопожатия, сами сложились в кулак, и Август коротко без замаха врезал новичку в челюсть так, что тот отлетел на пару шагов и проломил спиной старый прогнивший забор. Поднявшись на ноги, он танком попер на Августа – завязалась потасовка, в которой явное преимущество было у Августа. Не известно, чем бы драка кончилась, если бы вовремя не подоспел Волк, отвечавший за порядок в сталкерской деревне, и не разнял бойцов, обозвав напоследок обоих бойцовыми петухами. Это было обидно, но перечить Волку не посмел никто. Выяснив, кто именно начал драку, Волк в виде наказания потребовал, чтобы Август подлечил новичка, которого неслабо отметилил. У парня была разбита бровь, из раны ручьем текла кровь, заливая опухший глаз, сломанный нос в купе с разбитыми в кровь губами, завершали картину. У самого Августа красовался красивый фонарь под левым глазом.
Зыркая друг на друга из-под насупленных бровей, парни принялись приводить себя в порядок. Волк наблюдал за ними, боясь, какбы потасовка не завязалась снова, но, спустив пар в драке, парни немного успокоились, а когда Август поделился с новичком недорогим артефактом, имевшим лечебные свойства, и более или менее рассказал, как им пользоваться, новичок проникся к Августу уважением.
С тех пор они не расставались, словно та драка стала для них условным сигналом для того, чтобы присмотреться друг к другу получше, и понять, что они очень похожи.
Впрочем, Патрон иногда подначивал друга, обзывая его Серпом. Август сердился, напоминал, о том, чем именно закончилась для друга битва, но делал это беззлобно.

2011-01-28 в 21:50 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Прошло время, и братья понемногу освоились в новом для них мире. Ярослав на собственном опыте увидел, как быстро слухи разлетаются среди сталкерской братии: теперь его иначе, как Грачом, и не звали. Он порывался было возражать, по-прежнему называя себя Славкой, но его быстро окоротили: закордонные имена в Зоне были не в ходу. В конце концов молодой сталкер смирился, а затем и привык - привык настолько, что вряд ли бы уже отозвался на свое полузабытое настоящее имя.
- Привет, Санёк, - он кивнул, хлопнув брата по плечу, и покосился в сторону его компании, жарящей колбасу на костре. Его огромный, немного грузный брат еще не успел получить погоняло, и так и остался Саньком - юморным хамоватым Саньком, которого либо любили, либо ненавидели. Впрочем, первых было явно больше.
Сашка уже успел перезнакомиться со всеми, кто оказался в это время на Кордоне - Славка... то есть, Грач, всегда завидовал его умению сходиться с людьми и располагать их к себе в первые же минуты общения. Сам он, будучи по жизни тихим и недоверчивым, оказавшись в Зоне и вовсе одичал: умудрился поцапаться даже с терпеливейшим Волком, бывалым сталкером, пасущим молодняк в этом лагере. Впрочем, конфликт оказался мелким и недолгим: между молодым и матерым в конце концов установилось нечто вроде настороженной симпатии, которую Грач тем более ценил, что остальные бродяги оставались для него едва ли не врагами.
Набравшись полезной информации от новых друзей, Санёк щедро делился ей с братом, вытаскивая его на недалекие совместные ходки по окрестностям лагеря. Именно в таких путешествиях Грач впервые увидел аномалии, впервые узнал, насколько опасными бывают стаи безобидных на первый взгляд собак... и достал свое первое оружие.
Несколько лет спустя, сталкер Грач будет с усмешкой рассказывать напарникам, как впервые взял в руки пистолет. Старый "Макаров" валялся рядом с полуобъеденным трупом какого-то бедолаги - видать, такого же зеленого, как он сам. С трудом сдерживая рвоту и стараясь не смотреть на кровавые лохмотья и вывороченные внутренности, Грач едва ли не на четвереньках подобрался к оружию, схватил "Макаров", словно зверь - добычу, и тут же отбежал подальше, чувствуя, как разрывается нутро от густого трупного запаха.
Новичок, что и говорить. То, на что бывалый сталкер даже не обратит внимания, вызвало у Грача едва ли не нервный припадок. Это уже потом он будет с равнодушием стрелять в нападающих и спокойно обыскивать трупы покойных врагов - а сейчас не было ничего, кроме пустоты, жалости и дикого, животного ужаса. Как тогда, когда ему в первый и последний раз пришлось поднять нож на человека.
***
- Санёк, хорош уже там прыгать! Ё ж-мое, как блоха по клитору! У нас антирада с гулькин хрен осталось!..
Это был его третий день в Зоне и первый поход на Свалку. Группа знакомых сталкеров решила взять с собой Санька: и Зону желторотому показать, и помощь от него, в случае чего, лишней не станет. Санёк восторженно обозревал возвышающиеся вокруг фонящие холмы разнообразного хлама, воинственно вскидывал пистолет, едва заслышав лай слепых собак, и чувствовал себя уже бывалым бродягой, что и снорка и кровососа об колено переломит. А чтобы стать и вовсе ветераном, стоило найти какой-никакой артефакт, дабы похвалиться перед Грачом и сдать торговцу - денег у братьев оставалось не так уж и много.
... Сашка с сияющим лицом вылез из огромной трубы, что венчала одну из мусорных куч, и начал спускаться к ждущей его группе. В руках его бился желтоватый огонек - он пока не знал, что за счастье ему выпало, но, судя по всему, это действительно был артефакт.
- Ууу, дело труба, - обреченно выдохнул ведущий группы, слушая истерику счетчика Гейгера и распечатывая последнюю пачку антирада.
- Труба, - согласился один из сталкеров. - Давай, Труба, пакуй свою "Медузу", жри таблетки, и идем уже дальше. Время поджимает.
Этим же вечером в поселке состоялась грандиозная пьянка - отмечали первый Сашкин артефакт и получение погоняла. Пили за Зону, как водится, за удачу, и за знакомство - у костра оказались несколько новых бродяг, вернувшихся на Кордон из дальних ходок.

2011-02-06 в 17:51 

kassara
Пришел как-то Змей Горыныч домой после попойки, а жена ему: «А ну, дыхни!». В общем, глупая, нелепая смерть!
Друзья отползли под прикрытие густого кустарника, поднялись на ноги, и согнувшись в три погибели, короткими перебежками, помчались в сторону болота, пока бандиты были заняты переносом ящиков. Караулы, выставленные бандитами, пинали балду, расслабленно смоля сигаретками, и лениво поглядывая по сторонам. Они явно не ожидали нападения в ближайшее время, и, видимо, у них на это были весьма серьезные основания.
Болото пришлось обходить по широкой дуге, из-за этого друзья потеряли два с лишним часа, и уже не надеялись, что, добравшись до завода «Росток», смогут засветло осмотреть хотя бы часть территории.
Дорога до завода кишела кровососами, с какого-то перепугу повылазившими на поверхность из всех щелей. Такое количество мутантов, предпочитавших темноту дневному свету, удивляло – чтобы заставить этих монстров вылезти из своих укрытий должно было случиться что-то невероятное. Впрочем, иногда находились отдельные особи, свободно разгуливавшие по Зоне днем, но основная масса тварей всегда сидела либо в заброшенных зданиях, либо в канализационных сетях.
Август с Патроном пробирались к бару почти ползком, стараясь не привлекать к себе внимания. Никакого количества патронов не хватило, чтобы отбиться от такого количества мутантов. Что еще больше всего удивляло, в округе не наблюдалось ни одного снорка – то ли кровососы их отогнали, то ли в правду что-то серьезное приключилось. Август даже мельком глянул на ПДА, проверить не приходило ли какое-нибудь сообщение, которое он не заметил, выключив звук. Разумеется, никаких сообщений не было, и Август почесав затылок, решил, что просто никто еще о странной активности кровососов не знает.
Добрались они до завода уже в полной темноте, перемазанные грязью по самые макушки так, что долговцы, стоявшие в карауле, поначалу приняли их за зомби, и чуть было не изрешетили пулями.

     

Ролевая игра в формате соавторства

главная